Деятельность Верховного Суда США

по толкованию федеральной Конституции

Статья III Конституции США 1787 г. положила начало формированию общефедеральной судебной системы, поставив во главе её Верховный Суд. Согласно Закону «О судоустройстве» 1789 г. выделялось три категории федеральных судов – дистриктные (районные), окружные суды и собственно Верховный Суд. Последний рассматривал дела исключи­тельной компетенции, где одной из сторон выступал штат, либо речь шла о междуштатном споре, либо иск вчинялся против иностранного представителя. К слову, статья 25 этого федерального Закона гласила, что Верховный Суд обладает правом отмены (нуллификации) любого закона, кто бы его не принял, если судьи посчитают, что такой закон уклоняется от предписаний или же принципов федеральной Конституции.

Институт судебного конституционного контроля состоит не только в проверке Верховным Судом соответствия Конституции США оспариваемых законов Конгресса. Он включает в себя власть Суда объявлять неконституционными также законы штатов и любые другие нормативные акта, или любые действия госу­дарственник органов и их должностных лиц, основанные на законе, либо вообще любые действия, если они признаются им неконституционными.

Толкование Конституции США и проверка конституционности законодательных актов осуществляется Верховный Судом только в ходе рассмотрения конкретного судебного дела, дошедшего до него из нижестоящих инстанций, т.е. согласно прошениям судов низших звеньев о т.н. сертиорарии, т.е. оставлении дела у себя для рассмотрения, а не по инициативе самого Верховного Суда. Толкование конституционных норм и законодательных актов в практике Верховного Суда осуществляется в т.н. доктринально-казуистической манере, т.е. в серии отдельных конкретных дел, нередко поступающих в суд спустя много лет после принятия самого интерпретируемого и применяемого закона.

С тех пор, как в 1790 г. Верховный Суд провел свою первую сессию, ему довелось принять тысячи мотивированных судебных решений по самым разным вопросам от полномочий власти до гражданских прав и свободы прессы.

Но само право Верховного Суда осуществлять конституционный надзор не могло быть выведено из положений самой Конституции США. Поэтому оно было по сути «изобретено» в период председательства четвёртого по счету главы Верховного Суда – Джона Маршалла (англ. John Marshall; 1755 – 1835 гг.). При нём Суд впервые признал неконституционным законодательный акт Конгресса в 1803 году, когда было вынесено хрестоматийное решение по делу Мэрбюри против Мэдисона. Это решение, часто называемое самым важным в истории Суда, ввело в практику принцип судебного надзора и полномочия этого суда определять конституционность законодательных и исполнительных актов.

Это дело возникло в результате политического спора, разгоревшегося после президентских выборов 1800 года, на которых демократ-республиканец Томас Джефферсон победил занимавшего тогда пост президента федералиста Джона Адамса.

Вся логика Дж. Маршалла, написавшего решение по этому делу, была направлена на то, чтобы найти выход из щекотливого положения, создавшегося в связи с требованием Уильяма Мэрбюри (англ. William Marbury), богатого землевладельца из Мериленда и убеждённого федералиста, предоставить ему возможность занять должность мирового судьи в федеральном округе Колумбия. На неё он был ранее назначен предшествующим президентом Адамсом, но не смог во время занять по вине самого Маршалла, бывшего в тот период государственным секретарем (13 июня 1800 – 13 марта 1801 гг.), обязанным отправлять патенты на занятие судейских должностей. По его невнимательности не все из них были отправлены адресатам-кандидатам в судьи до прихода нового президента Т. Джефферсона, а тот, обнаружив их, распорядился аннулировать эти назначения своего предшественника и политического оппонента. Новый государственный секретарь Джеймс Мэдисон отказался вручить эти документы о назначении на должность, поскольку новая администрация была возмущена тем, что федералисты попытались внедрить членов своей партии в судебную ветвь власти.

Существуют три пути по которым дело может попасть на рассмотрение в Верховный суд. Два из них связаны с апелляционной юрисдикцией Верховного суда. По ограниченному кругу вопросов Верховный суд является судом первой инстанции. Марбери, основываясь на том, что Закон о судоустройстве 1789 года сделал Верховный Суд первой инстанцией для удовлетворения ходатайств о судебном приказе (writ of mandamus), обратился с ходатайством непосредственно в Верховный суд. Чтобы рассмотреть дело, Верховный суд должен быть судом первой инстанции. Поэтому, прежде чем принять дело к рассмотрению, суд должен был решить несколько вопросов:

1) Является ли статья III Конституции исключительным перечнем вопросов, по которым Верховный суд вправе выступать в качестве суда первой инстанции.

2) Если статья III Конституции является исключительным списком, но США несмотря на то, дополняет его, обладает ли юридической силой соответствующий закон Конгресса.

3) Кто вправе решать предыдущий вопрос.

Дав ответ на последний - третий вопрос, Верховный суд определил суть и границы судебного контроля!

Собственноручно написав решение по делу 1803 г., Маршалл указал в нём среди прочего, что Мэрбюри имеет право на «мандамус», т.е. распоряжение суда, обязывающее государственного секретаря Дж. Мэдисона принять меры к тому, чтобы патент о назначении на должность был доставлен ему. Но при этом на другой важный вопрос, должен ли именно Верховный Суд издавать такой судебный приказ, Дж Мар­шалл ответил отрицательно. Он пояснил, что Суд действительно имеет такое право использовать процедуру мандамус, согласно статье 13 Закона «О судоустройстве» 1789 г. Но она прямо противоречит ст. III Конституции США, в нарушение которой расширяет компетенцию Верховного Суда как первой инстанции, давая ему право действовать в этой роли по делам, которые он мог принимать согласно букве Конституции только в порядке апелляции.

В связи с этим Верховный Суд отказался дать распоряжение министру Мэдисону доставить Мэрбюри его патент, ибо право сделать это было у Верховного Суда на основании закона, противоречащего Конституции США, и следовательно не имеющему юридической силы. В итоге, этим своим прецедентным решением Дж. Маршалл впервые аннулировал часть федерального закона парламента, а именно отменил как неконституционную статью 13 Законы 1789 г.

Это хрестоматийное решение положило начало институту конституционного надзора в США. Разделавшись со статьёй 13, Дж. Маршалл очень вольно истолковал статью 25 того же Закона 1789 г., которая якобы прямо разрешает Верховному Суду аннулирование или подтверждение любого конгрессовского закона или закона легислатуры какого-либо штата либо акта должностного лица.

Именно Дж. Маршалл «нарастил мясо на конституционный скелет», созданный отцами-основателями. Его «понтификат» приходится на почти треть века – период с 1801 по 1835 гг. За это время Маршалл укрепил позиции американской судебной системы как самостоятельной и влиятельной ветви власти. Кроме того, суд Маршалла вынес несколько важных решений, связанных с федерализмом, разъясняющих соотношение компетенций федерального правительства и штатов в первые годы республики. В частности, он неоднократно подтверждал верховенство федеральных законов над законодательством штатов. Так, дело «Гиббонс против Огдена», 1824 г. утвердило верховенство Конгресса в регулировании торговли между штатами.

 

Деятельность Верховного Суда по толкованию Конституции США

 в части ра­совой сегрегации и дискриминации

I этап: Суд Тэни – дело негра Дреда Скотта, 1857 г.

В 1835 г. на место Главного судьи президентом Эндрю Джексоном был назначен Роджер Брук Тэни (Roger Brooke Taney; 17 марта 1777 – 12 октября 1864 гг.). В отличие от своего предшественника Маршалла, стоявшего за сильную центральную власть, Тэни был сторонником широких властных полномочий штатов. Один вопрос, который Тэни не хотел отдавать штатам – вопрос о рабстве. Выходец из рабовладельческой семьи, он всячески защищал права рабовладельцев, хотя сам освободил своих рабов, когда перешел на государственную службу. В 1852 году он вынес решение, признававшее незаконными любые акты, ограничивающие права рабовладельцев.

В 1857 году в свои 80 лет он оказался перед необходимостью разрешить дело темнокожего Дреда Скотта, ставшее роковым для США! Это решение подверглось широкой критике и во многом способствовало избранию президентом Авраама Линкольна, который на своем посту выступил против рабства в 1860 г. и приблизил начало Гражданской войны в 1861 г.

6 марта 1857 г. Тэни озвучил решение, чуть не взорвавшее страну. Оно признавало предоставление гражданства афроамериканцам незаконным, лишало рабов как неграждан в том числе и судебной защиты, и запрещало Конгрессу издавать закон, запрещающий рабство на территории штатов. Решение установило, что рабы не могут быть отняты у владельца без надлежащей правовой процедуры.

В кратком изложении суть (фабула) дела в следующем. Раб плантатора Питера Блоу по имени Дред Скотт родился в 1795 году в округе Саутгемптон, штат Виргиния. В 1819 г. его первый владелец переехал в Хантсвилл (штат Алабама), затем – в Сент-Луис, рабовладельческий штат Миссури. В 1832 г. он умер, и Скотт был продан за 500 долларов армейскому хирургу Джону Эмерсону, который взял Скотта с собой в свободный штат Иллинойс, где рабство было отменено ещё в 1819 г. Эмерсон позволил Дреду жениться, несмотря на то, что рабы не имели на это права. Через два года они переехали на территорию Висконсин, а потом вернулись в Миссури. Когда Эмерсон в 1843 г. умер, Дред и его жена Гарриет обратились в окружной суд Миссури с иском о предоставлении им свободы и для легализации своего ста­туса гражданина США, на том основании, что они некоторое время проживали на свободной территории. Первая попытка 1846 г. оказалась безуспешной. Но Скотт не остановился, пытался убежать из рабства, но неудачно, а позже предлагал хозяйке – вдове Эмерсона выкупить себя. В 1850 г. он выиграл дело в одном из судов штата Миссури, но в 1852 г. Верховный суд штата отменил решения суда низшей инстанции.

Тем временем г-жа Эмерсон повторно вышла замуж, и Скотт стал законной собственностью Джона Сэнфорда, брата жены доктора и его душеприказчика. В 1854 г. Скотт вновь обратился в суд – Федеральный суд Сент-Луиса и выиграл дело! Но Сэнфорд обжаловал положительное решение этого суда в Вер­ховный Суд США, который признал Д. Скотта вместе с семьёй (женой и двумя детьми, родившимися на свободной территории) его собственностью.

В своём обосновании судья Тэни ссылался на поправ­ку V Конституции США, утверждая, что собственность на раба ничем не отли­чается от всякой другой собственности и, в частности, не должна терять в своем юридическом статусе при пересечении любой из территориальных границ, в том числе границ между штатами. По его словам, «акты Конгресса, воспрещающие гражданам иметь собст­венность на негров на территориях севернее линии, проведенной Миссурийским компромиссом, не соответствуют Конституции и должны считаться аннулированными». Никакие иски о праве гражданства, если они исходят от негра, не должны приниматься федеральными судами, ибо эти суды не могут сделать негра граж­данином какого-либо штата.

Это и без того весьма спорное решение усугубил язык, которым оно было написано. Судья Тэни назвал негров «существами низшего порядка, непригодными для сотрудничества с белыми людьми в политических или социальных вопросах, и не имеющих никаких прав, которые должен уважать белый человек». «…Будучи ниже по рождению и полностью неспособными образовать союз с представителями белой расы на момент написания Конституции, не могут считаться гражданами». «Теперь каждый джентльмен с Юга мог в любое место Союза привезти с собой как частную собственность своих рабов».

Ненависть к судье Тэни не исчезла и после его смерти. В 1865 году Конгресс отказался устанавливать бюст пятого Верховного судьи рядом с четырьмя предшественниками.

По иронии судьбы, ко времени вынесения этого скандального решения, вдова Эмерсона – Ирен – вышла замуж за северного конгрессмена Чеффи, яростного борца с рабством. Новый владелец Скотта вернул его семью во владение Питеру Блоу, который 26 мая 1857 г. их освободил! Дред Скотт поселился в Сент-Луисе, где и проживал до самой смерти в 1858 г.

Решение по делу Скотта было объявлено неконституционным на основании поправки XIII к Конституции США, которая отменила рабство в 1865 г., а также поправки XIV, которая в 1868 г. предоставила гражданство бывшим рабам.

 

II этап: суд М. Фуллера – дело негра Гомера Плесси, 1896 г.

По окончании восстановительного периода белые снова захватили власть в южных штатах и приняли законы, которые сделали из чёрных жителей США граждан второго сорта.

По делу Плесси против Фергюсона (1896) Верховный суд США принял решение, в котором говорилось о доктрине разделения, но равенства граждан и которое на полстолетия задержало процесс получения афроамериканцами равных с белыми гражданских прав. Это решение дало законодательную базу для расовойсегрегации в США, вынудив черных американцев учиться в школах только для черных, пользоваться специальными, отведенными для них общественными местами.

Этому делу предшествовала отмена как «противоречащего Конституции» закона 1875 г. о гражданских правах, которым негры приравнивались в своих пра­вах к белым в том, что касалось пользования гостиницами, школами и т.п. Кроме того, за два года до этого в 1881 г. в штате Теннеси но предложению некоего Джима Кpoy был принят закон о сегрегации негров при пользовании городским железнодорожным транспортом. Вслед за этим все южные штаты приняли подоб­ные расистские законы, вводившие практику «джимкроуизма». Началось и устранение негров от избирательных урн, в частности, в 1890 г.во многих штатах появились требования «двухдолларового налога» с избирателя, умения читать, писать, толковать Конституцию в целом или в какой-либо ее части.

В Луизиане был принят закон 1890 г., который требовал от железнодорожных компаний, чтобы в составе поезда были разные вагоны для белых и черных пассажиров. Негритянские лидеры считали, что этот закон ущемляет их права, гарантированные XIV поправкой. Они решили оспорить в суде конституционность этого закона и выбрали для этого Гомера Плесси. Он купил железнодорожный билет в вагон «только для белых». Его арестовали и осудили. Плесси подал апелляцию в Верховный суд США, настаивая на гарантиях, заключенных в поправках ХIII и XIV к Конституции. Верховный Суд не признал этот за­кон Луизианы неконституционным, т.к. он санкционировал расовые различия, но не расовое неравенство. С этим решением суда формула «равные, но раздельные возможности для белой и цветных рас» вошла в состав общефедерального пра­ва.

В 1908 г. Верховный Суд констатировал право штатов запрещать совмест­ное обучение цветных и белых детей в частных школах. Ряд законов и постановлений властей штатов узаконил сегрегацию практически во всех сторонах жизни общества: в школах, отелях, ресторанах, больницах, общественном транспорте, туалетах. Даже в судах имелись две Библии для принесения присяги белыми и черными.

 

III этап: дело «Браун против Отдела народного образования», 1954 г.

 

До этого исторического дела во многих штатах и Федеральном округе Колумбия практиковалась сегрегация школьной системы, утвержденная решением Верховного суда от 1896 г. по делу Плесси, которое разрешало сегрегацию, если в школах имелись одинаковые условия для учебы. В 1951 г. житель г. Топика, штат Канзас, бросил вызов этому принципу «раздельного обучения в равных условиях», когда подал в суд на городской школьный совет от имени своей восьмилетней дочери. Браун хотел, чтобы его дочь посещала школу для белых, расположенную в пяти кварталах от дома, в котором проживали Браун и его дочь. Брауна это устраивало больше, чем обучение его дочери в школе для афроамериканцев, находившейся за 21 квартал от его дома. Один из федеральных судов установив, что условия обучения в обеих школах одинаковы, принял отрицательное решение по иску Брауна.

Тем временем родители других темнокожих детей в штатах Южная Каролина, Вирджиния и Делавэр подали аналогичные иски. Суд в Делавэре определил, что школы для афроамериканских детей хуже, чем школы для белых, и постановил перевести темнокожих детей в последние. Однако должностные лица школ для белых обжаловали это решение в Верховном суде.

Верховный суд одновременно рассматривал доводы, приводившиеся в ходе рассмотрения всех этих дел. Краткие письменные изложения дел, представленные тяжущимися сторонами афроамериканцев содержали данные и свидетельства психологов и социологов, которые объясняли, почему сегрегация наносит вред темнокожим детям. В 1954 г. Верховный суд единогласно постановил, что «...в области образования принцип "раздельное, но равное" обучение не может иметь места», а также вынес решение о том, что сегрегация в бесплатных государственных школах лишает темнокожих детей «равной защиты, предоставляемой законами, гарантия соблюдения которых содержится в четырнадцатой поправке».

 

 

Деятельность Верховного Суда по толкованию Конституции США

в части экономического и социального этатизма

(государственного вмешательства)

Начинался период «джексоновской демократии», для которой характерна борьба за обеспечение свободы капи­талистического предпринимательства, за последовательное осуществление принципа « laisser faire » (фр. свобода торговли и предпринимательства), против любых форм контроля и регламентации в сфере экономики.

I этап: Суд Р. Тонидело по Бостонскому мосту, 1837 г.

Это решение пошло на руку промышленному развитию, немало страдавшему от исключительных привилегий. Некая компания еще в 1735 г. получила от Массачусетских властей хартию, устанавливавшую монополию на извлечение прибыли от бостонского моста. Судья Тони пришел к выводу, что старая хартия не должна мешать строительству и эксплуатации нового параллельного моста через то же водное пространство.

Дата: 2018-12-28, просмотров: 50.