Вашингтон, который построил Рузвельт

Повсеместное разочарование в большом правительстве и растущая привлекательность либертарианской критики заставили защитников политического общества пойти в контратаку. Самая интересная особенность наиболее распространенных доводов в защиту правительства, выдвигающихся в последнее время, — их умеренность. Остались в прошлом огульные призывы к социальным переменам 30-х и идеалистические крестовые походы 60-х. Хотя приверженцев этих старомодных взглядов все еще можно встретить среди университетской профессуры, политики и авторы, желающие обратиться к широкой аудитории, ограничиваются сейчас скромными заявлениями в отношении возможностей государства.

Возьмем, к примеру, опубликованную в 1992 году книгу Дэвида Осборна и Теда Геблера “Изобретая правительство заново: Как предпринимательский дух трансформирует государственный сектор”, с энтузиазмом встреченную такими “новыми демократами”, как Билл Клинтон и Эл Гор. Осборн и Геблер признают, что “появившиеся в индустриальную эру типы государств с их медлительной централизованной бюрократией, превыше всего ставящие правила и инструкции и устроенные на основе иерархической субординации, больше не работают”. Они пишут, каким государство должно стать: каталитическим, подконтрольным обществу, конкурентным, движимым миссией, нацеленным на результат, чутким к потребителям, инициативным, действующим на опережение, децентрализованным и рыночно ориентированным. Этот список поражает тем, что он очень напоминает описание не государства, а рыночного процесса. Ведущие современные теоретики государственного активизма обещают, что мы можем заставить государство действовать подобно рынку.

Или рассмотрим книгу Джейкоба Вайсберга “В защиту государства”, увидевшую свет в 1996 году, в которой излагаются пять принципов “возрождения государства”: (1) признать, что жизнь рискованна, и не пытаться устранить риск путем принятия законов; (2) прекратить обещать больше, чем может сделать государство; (3) быть готовыми отменять неудачные, устаревшие или неприоритетные программы; (4) перестать делегировать законодательные полномочия Конгресса бюрократии; (5) пообещать, что размеры государства, измеряемые как доля государства в ВНП, не будут превышать нынешнего уровня. Хотя Вайсберг сохраняет трогательную веру в “мудрое, эффективное и великодушное федеральное правительство”, по сравнению с программами более ранних поколений энтузиастов государственного активизма рамки его программы весьма ограниченны.

Однако, несмотря на сдержанность этих сторонников государственного вмешательства и заявление президента Клинтона, что “эпоха большого правительства закончилась”, в действительности правительство остается самым большим за всю историю. Федеральное правительство принудительно забирает 1,6 трлн долларов в год у тех, кто их зарабатывает, а правительства штатов и местные правительства забирают еще 1 трлн. Каждый год Конгресс увеличивает объем статутного права на 6000 страниц, а регулирующие органы добавляют 60 000 страниц новых правил в Federal Register. Юристы соглашаются, что, вероятнее всего, ни одно предприятие не сможет полностью выполнять все нормы федерального регулирования.

Большинство наших политических лидеров все еще живут в Вашингтоне, который построил Рузвельт, — городе, в котором, если вам в голову приходит хорошая идея, вы создаете государственную программу.

Рассмотрим несколько примеров.

• Сенатор Боб Доул зачитывает Десятую поправку (“Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам настоящей Конституцией и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатами либо за народом”) в своих выступлениях во время предвыборной кампании и тем не менее вносит законопроекты о федерализации уголовного права, политики социального обеспечения и определении брака.

• Вице-президент Гор оглашает план отмены государственных проектов жилищного строительства, говоря: “Эти кишащие преступниками памятники неудачной политике убивают окружающие их районы”. Он напоминает своим слушателям: “В прошлом Вашингтон указывал людям по всей стране, что делать, диктуя мудрость свыше. И давайте будем честны: часть этой мудрости оказалась недостаточно мудрой”. Затем он провозглашает план по… созданию новых проектов государственного жилищного строительства.

• Сенатор Дэн Коутс (республиканец из Индианы) говорит, что республиканцы “должны предложить видение восстановления разрушенных сообществ — не силами государства, а силами питающих жизнь частных институтов и идеалов”, и утверждает, что, “даже если правительство и подорвало гражданское общество, оно не может восстановить его непосредственно”. Затем он предлагает 19 федеральных законов по созданию эталонной школы для молодежи из групп риска, введению периода ожидания для разводящихся супругов, финансированию церковных приютов для матерей, открытию сберегательных счетов для бедных и т. д.

• Министр жилищного и городского развития Генри Циснерос обещает “масштабную децентрализацию”, поскольку церкви, объединения по месту жительства и малые предприятия “знают по крайней мере не меньше и по сравнению с организационно неповоротливым правительством в Вашингтоне больше приспособлены” для улучшения жизни в своих собственных районах. Однако затем он предлагает создать учебные аудитории в микрорайонах государственного жилого фонда и заставить всех жителей ежедневно посещать занятия по предродовому обучению, пункты присмотра за детьми с образовательным уклоном, занятия по программе средней школе или семинары для пожилых людей.

• Исполнительный директор Христианской коалиции Ральф Рид пишет, что Америка объединена “видением того, что общество основывается на двух фундаментальных убеждениях. Первое: все люди, будучи созданными равными перед Богом и обладая определенными неотчуждаемыми правами, свободны следовать велению своих сердец. Второе: единственная задача государства — защищать эти права”. Однако его политическая программа включает запрет абортов и гомосексуальных браков и цензуру Интернета.

И так далее и тому подобное, в любой ежедневной газете: у президента есть план по снижению цен на бензин и повышению цен на говядину; администрация хочет, чтобы Япония и Китай установили целевые показатели в отношении американского импорта; группа экспертов настаивает на сокращении числа врачей; плановые органы округа требуют, чтобы застройщики строили “доступное” жилье, а спустя несколько лет разрабатывают план по стимулированию строительства “высококачественного” жилья. Эра большого правительства кончилась, но правительство, видимо, об этом еще не знает.

Тем временем активисты организуют марши и митинги с самыми широковещательными требованиями: рабочих мест, заботы о детях, жилья, дешевого здравоохранения и защиты окружающей среды. Трудно организовать митинг в поддержку гражданского общества и рыночного процесса — источников идей и богатства, дающих нам и рабочие места, и качественное здравоохранение, и дома, и детские дошкольные учреждения и обеспечивающих эффективное использование редких ресурсов.

Дата: 2018-12-28, просмотров: 40.