Учусь, следовательно, существую
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Я никогда не позволял школе вмешиваться в мое образование.

Марк Твен

Человека нельзя ничему научить, можно только помочь ему найти решение внутри себя.

Галилео Галилей

В течение десятилетий исследователи были уверены, что мы рождаемся чистым листом, ничем, жестким диском без данных. Они считали, что все, чему учится малыш, порождается его взаимодействием с окружающей средой, в основном со взрослыми. Сегодня известно, что это не так. Мы приходим в мир с жестким диском – мозгом, на котором предустановлено «программное обеспечение» для обработки информации.

В легендарном эксперименте 1979 года профессор Эндрю Мелтцофф изменил мир детской психологии, показывая язык младенцу и терпеливо дожидаясь от него того же самого. Удивительно, но ребенок повторил поведение профессора, высунув язык, когда ему было всего 42 минуты. Более чем ясно, что младенец никогда раньше не видел языка – ни чужого, ни своего, однако знал, что у него есть язык, знал, что и у Мелтцоффа он тоже есть, и каким-то образом догадался имитировать действия исследователя. Если копнуть еще глубже, мы можем заключить, что ребенок знал, как стимуляция ряда нервов в определенной последовательности позволит ему также высунуть язык, то есть совсем не был чистым листом. Из-за этого и много чего еще младенцы и дети, как я уже говорил, – лучший пример для понимания того, как мы, люди, приобретаем информацию.

Если изучить мозг ребенка, мы увидим, что все рождаются с желанием понять окружающий мир и неутомимым любопытством, которое влечет нас исследовать все, что встречается на пути. Эта любознательность так сильна, что некоторые ученые сравнивают ее с чувством голода, жажды или сексуальным желанием. В другой знаменитой серии экспериментов детям в возрасте до года дали грабельки, а рядом положили игрушку. Дети быстро научились их использовать, чтобы пододвинуть ее к себе. Многие родители часто сами наблюдали такое поведение у себя дома. Но после нескольких удачных попыток достать игрушку младенцы теряли к ней интерес, но не к самой игре. Они двигали игрушку в разные стороны, а затем вновь подталкивали ее к себе грабельками. Иногда малыши даже нарочно клали игрушку подальше, чтобы проверить, докуда же те могут дотянуться. Сама игрушка не имела для них значения и была лишь тем, что можно подвинуть грабельками ближе. Они исследовали взаимодействие предметов, а точнее то, как один предмет может повлиять на другой. То есть малышей, казалось, заботили физические свойства предметов. Дети младше одного года анализируют любые предметы при помощи всех чувств: трогают их, ломают, лижут, кладут в рот других, бьют ими себя и т. д. Они ищут информацию о свойствах предметов, тогда как взрослые зачастую видят лишь сломанные вещи.

Другая интересная и хорошо изученная на примере поведения детей концепция известна под названием «постоянство объектов». Эту идею можно применить и к эволюции и выживанию человеческого вида. До 18 месяцев предмет, спрятанный под платком, для ребенка как будто пропадает. Затем младенец начинает экспериментировать, закрывая предметы платком и снова открывая, пока не поймет – с большой радостью и энтузиазмом: если предмета не видно, это не значит, что он исчез. Постоянство объектов было важно в те времена, когда наши далекие предки жили в африканской саванне. Если леопард спрятался в траве, это не значит, что его нет. Те, кто не приобрел такое знание, наверняка стали частью меню этих самых леопардов.

В том же возрасте мы научаемся тому, что у людей могут быть желания и предпочтения, отличные от наших. До двух лет дети делают многое, что не нравится родителям. Но затем малыши начинают делать это будто бы им назло. Они словно превращаются в маленьких тиранов, и многие родители чувствуют, что их провоцируют. В действительности речь идет о естественном выражении сложной программы исследования окружающего мира. Ты раздвигаешь границы предпочтений человека и смотришь, как он реагирует. Затем воспроизводишь этот эксперимент несколько раз, чтобы выяснить, насколько верны твои открытия. И постепенно учишься воспринимать желания других людей и их отличия от твоих собственных. Наконец, просто чтобы проверить, что все осталось, как было, ты снова повторяешь свой эксперимент. Возможно, дети не слишком много знают о мире, но они точно знают, как получить о нем информацию.

Лучший эксперт в области обучения – это доктор Эрик Кандель, чью теорию об умной памяти при производстве идей мы уже рассматривали. Кандель также показал, как новая частица информации изменяет структуру нейронов, которые участвуют в познавательном процессе. По мере обучения мозг постоянно изменяется и реорганизует свою структуру. И так как мы всегда чему-то учимся, можно сказать, что в мозге постоянно меняются связи. Другими словами, он работает как мышца, которая становится тем больше и сложнее, чем больше упражняется. Жизнь в буквальном смысле преобразует мозг. Даже у близнецов он разный. Мозг новорожденного – незавершенный проект. Его построение в основном заканчивается примерно к 20 годам, а отладка продолжается лет до 45. У младенца столько же нейронных связей, сколько и у взрослого, однако в три года их количество в отдельных областях мозга увеличивается в два-три раза, а затем в восемь лет возвращается к исходному числу. Этот процесс повторяется во время половой зрелости, однако тогда развиваются другие зоны. Тем не менее некоторые исследования показывают, что эти области у разных детей растут разными темпами. Глядя на студентов института, вы отмечаете различия в развитии их тела, но то же самое происходит и с мозгом.

Другой специалист по обучению и памяти – Ричард Майер – в течение десятилетий изучал влияние мультимедийных презентаций на учебный процесс. Вот пять его главных выводов (некоторые совпадают с тем, что мы узнали в четвертой главе о зрении), полученных на основе эмпирических данных.

1. Мы обучаемся лучше при помощи слов и изображений, чем просто при помощи слов.

2. Обучение эффективнее, когда слова и изображения появляются одновременно, а не последовательно.

3. Мы усваиваем информацию лучше, когда слова и изображения находятся близко друг к другу.

4. Мы обучаемся лучше, когда все, что не относится к делу, исключено из презентации.

5. Мы запоминаем больше при помощи анимации и рассказа, чем при помощи анимации и текста на экране.

Свет мой, зеркальце, скажи…

В 1991 году три исследователя из Пармского университета, основанного в XI веке, под руководством доктора Джакомо Риззолатти изучали, как активируется мозг мартышки, дотянувшейся до различных предметов. Однажды один из исследователей взял с тарелки изюм и заметил, как активизировалась мозговая деятельность его друга-примата, все еще подключенного к электродам. Мозговая модель животного указывала на то, что оно само берет изюм, тогда как на самом деле этого не было: мартышка всего лишь наблюдала за действиями итальянца. Повторив эксперименты и получив новые данные, ученые пришли к выводу о существовании так называемых зеркальных нейронов. Это нейроны, активность которых отражает происходящее вокруг. Их очень быстро обнаружили и у людей, и сегодня это, пожалуй, одна из самых модных тем в нейронауке. Благодаря зеркальным нейронам младенцы могут высунуть язык, имитируя мимику взрослого всего через несколько минут после рождения, как обнаружил Эндрю Мелтцофф в 1979 году. Если вы видите, как кто-то что-то делает, эти нейроны автоматически симулируют это действие в вашем мозге, будь то удар по мячу, прыжки через скакалку, мытье посуды, приготовление бифштекса и т. д. По мнению доктора Вилейанура Рамачандрана, подобные нейроны эволюционировали, чтобы помочь нам мгновенно выявлять ценную информацию.

Представим себе, как сто тысяч лет назад человек начинал развивать свою культуру: орудия, огонь, убежище, язык и т. д. Вместо того чтобы учиться снова и снова, «как зажечь огонь», мы смотрели, как это делает другой человек, и нейроны позволяли нам «почувствовать» его действия, чтобы затем сымитировать их.

Это так называемая способность «проживать» опыт другого человека, и она чрезвычайно важна для видов, которые быстро перенимают разные способности членов той же группы. Таким образом, к вертикальному обучению родителей и горизонтальному – членов сообщества добавляется показательное обучение при помощи зеркальных нейронов. Прекрасный пример – кулинарные шоу. Мы учимся быстрее и эффективнее, когда видим по телевизору, как повар готовит, чем читая один из его рецептов. Когда известный производитель машин для привлечения покупателей в свой магазин показывал на огромных экранах модный спортивный автомобиль, рассекающий пейзажи, выяснилось, что в среднем любопытные прохожие останавливаются на 87 секунд. Но когда немного изменили видео и показали, как водитель за рулем откидывает верх, включает радио и т. д., люди останавливались в среднем на 143 секунды. Это улучшило продажи среди представителей самого разного возраста и пола. Зеркальные нейроны людей «проживали» опыт вождения этой спортивной машины среди экзотических пейзажей, и им это нравилось.

БРОСАЙТЕ СЕБЕ ВЫЗОВ

Каждый день вам необходимо создавать или производить определенное минимальное число идей – пять или десять. Первые попытки дадутся нелегко. Однако эти идеи вызовут другие, начнут соединяться между собой – и с каждым разом будет все проще.

Определение для себя минимального количества идей заставит вас активно производить эти самые идеи и их альтернативы, вместо того чтобы ждать, когда они придут сами.

Например, Томас Эдисон ставил своей задачей изобретать что-то небольшое каждые десять дней и совершать великое открытие каждые полгода.

На сегодняшний день есть множество исследований зеркальных нейронов, которые связаны с осязанием, движением, намерениями и эмоциями. Например, при прочтении слова «жечь» в соответствующем контексте вы чувствуете жжение, при прочтении «ударяю по мячу» у вас активируются моторные области, а при слове «прыгать» возбуждаются двигательные зоны мозга.

Многие спортсмены используют технику визуализации перед важным матчем. Они представляют себе, как выполняют какое-то действие или задание, прежде чем к нему приступить, и утверждают, что это улучшает их деятельность. Наблюдая за действиями другого человека, мы совершенствуем собственные – и все это благодаря зеркальным нейронам. Музыканты часто смотрят, как играют их учителя, чтобы самим быстрее научиться. Но – внимание: это происходит только с теми, кто занимается похожей деятельностью. Если я начну целыми днями смотреть на Надаля, мои зеркальные нейроны тоже будут играть в теннис, но хорошим теннисистом я от этого не стану.

Зеркальные нейроны в повседневной жизни: когда родители смотрят, как их детям делают прививки, они тоже чувствуют боль. Вы видите, как друг с кем-то спорит, и у вас поднимается давление. Смотрите на велосипедиста, спускающегося на полной скорости по крутой дороге, и у вас учащается сердцебиение, выделяются эндорфины, вы напряжены. Коллега успешно заканчивает переговоры, и вы чувствуете удовлетворение. На радио, там, где вы ничего не можете видеть, а только слышите, включение звуков, которые «приближают» слушателей к описываемому действию, активирует эти нейроны. Интерес к передаче возрастает, и даже появляется желание дослушать ее до конца.

Подытожим: наше выживание сильно зависело и зависит от понимания действий, намерений и эмоций других людей. Сегодня мы знаем, что можем симулировать их автоматически, не задумываясь, не прибегая к логике и анализу, благодаря многообразию зеркальных нейронов.

Во взрослом мозге есть области, настолько же пластичные, как и у детей. Мы способны производить новые связи, усиливать существующие и даже создавать новые нейроны. Благодаря этому можно учиться в любом возрасте. Это открытие было сделано совсем недавно – еще 12 лет назад мы думали, что рождаемся с полным набором нейронов на всю жизнь. Но не все новости хорошие: мы также теряем некоторые синаптические связи по мере взросления. По некоторым подсчетам, у нас умирает около тридцати тысяч нейронов в день. К счастью, мозг сохраняет способность изменять свою структуру и деятельность в ответ на то, что с нами происходит в жизни.

Создавать – значит исследовать возможности!

В том, что касается обучения и творчества, нужно брать пример с детей: они прекрасно понимают, что открытие сопровождается удовольствием, радостью и счастьем. Любопытство как наркотик: оно влечет к новым исследованиям, позволяющим получить больше радости. Эта четкая система поощрения продолжит действовать в школьные годы, если до того позволить ей расцвести.

По мере взросления оказывается, что обучение не только доставляет удовольствие, но и превращает нас в профессионалов. Настоящий знаток своего дела достаточно уверен в себе, чтобы обдуманно рисковать. Если наши дети не падут жертвами своего любопытства, они могут стать лауреатами Нобелевской премии. К сожалению, как мы говорили в первой главе, мы, взрослые, выхолащиваем этот естественный цикл обучения-радости. В начальной школе дети узнают, что учеба сводится к сдаче экзаменов. Что смысл приобретения новых знаний не в том, чтобы познакомиться с чем-то интересным, а в том, чтобы отчитаться по пройденному материалу. Увлеченность отходит на второй план, в то время как самым частым вопросом становится: что мне нужно сделать, чтобы сдать все экзамены?

Несмотря на это, история показывает, что у многих людей общественные стереотипы не подавляют природного любопытства и благодаря ему они добиваются успеха. Вот вам самый актуальный пример: компания Google выделяет своим сотрудникам 20 % свободного времени, давая им возможность исследовать, предаваясь неограниченному полету мысли. Результаты налицо: 50 % их продуктов (в том числе Gmail и Google News) – плод таких неформальных занятий. Хороший повод спросить себя, как сделать то же самое в наших классах и офисах? Это свободное время, которое в Google называется Innovation Time Off (свободное время для инноваций), впервые было введено намного раньше компанией 3M (The Minnesota Mining and Manufacturing Company), которая создает разные изобретения вот уже более 75 лет и которая недавно заняла третью строчку (вслед за Apple и Google) в списке самых инновационных компаний. Среди ее наиболее известных продуктов – клейкие листочки Post-it Notes и прозрачная клейкая лента. Успеху этой компании в значительной мере способствовала политика «гибкого внимания». Вместо того чтобы требовать от своих сотрудников постоянной концентрации внимания в течение восьми рабочих часов, их побуждают заниматься тем, что на первый взгляд кажется непродуктивным, например прогуляться, раскинуться в удобном кресле и посмотреть в окно, помечтать. Мы уже знаем, что именно в эти минуты расслабления и наслаждения чаще всего случаются озарения. Если вы застряли при решении проблемы, сходите погулять. Единственное условие, которое ставит своим сотрудникам компания 3M, – делиться с коллегами тем, что с ними происходит: советы других людей, с иной точкой зрения и отличным опытом, повышают качество идей и зачастую ведут к их осуществлению.

Как мы уже видели, мозг эволюционировал особым образом, чтобы реагировать на угрозы, атаки, агрессию, различать правду и неправду, избегать разочарований. Значительную часть времени мозг проводит в «аварийном режиме» из-за стиля современной жизни и огромного количества стимулов.

Почему же, будучи умными, мы эволюционировали таким образом, что создали самим себе столь враждебную и стрессовую обстановку? Возможно, потому что мы одновременно и амбициозны, и креативны. Мы никогда не удовлетворяемся достигнутым и беспрестанно ищем лучшие решения. Изобретения дорого нам обходятся, но и вознаграждаются тоже хорошо: многие болезни были побеждены, мы создали множество произведений искусства, расшифровали геном и можем общаться с любым человеком в любой точке мира. Все это благодаря тому, что мы используем базу данных мозга и можем на ее основе импровизировать – совмещаем логику и творчество. Но, в то время как логика преподается и изучается в школе, дома, на работе и в обществе, с творчеством дела обстоят иначе. Теперь, когда до конца книги осталось немного, пора дальше развивать наши творческие способности.

ТЕХНИКА: ПРОВОКАЦИЯ

Очень полезна для разрушения устоявшихся шаблонов и нахождения нестандартных идей.

Запишите какое-нибудь провокационное утверждение (иногда оно может показаться глупым и смешным): «В бассейне не нужна вода».

Исследуйте все «за» и «против» того, что вы написали, и тех идей, которые предполагает это утверждение: наполнить бассейны матрасами, поролоновыми шариками, организовать выставку произведений искусства в пустых бассейнах и т. д.

ТЕХНИКА: ЖУРНАЛЫ

Купите в киоске четыре-пять журналов, которые вы никогда не читали (о путешествиях, цветах, интерьере и т. д.).

Случайным образом выберите номер страницы (например, 44-ю).

Откройте эту страницу в каждом из журналов и посмотрите, что там (фотография, рисунок, заметка, реклама и т. д.).

Сосредоточьте свое внимание на том, что вы увидели, и попробуйте применить это к своей творческой задаче.

ТЕХНИКА: ТАНЦОР

Посмотрите выступление танцора (танцовщицы) на канале искусств или на YouTube (классический, джаз, современный, ламбада и т. д.).

Обратите особое внимание на его (ее) танец. Смотрите очень внимательно в течение одной или двух минут подряд.

Напишите существительное, глагол, прилагательное и наречие, которые пришли на ум, когда вы смотрели видео, о чем оно вам напомнило.

Примените эти четыре слова к своей творческой задаче.

Я забыл, что забыл тебя

В первые моменты, когда мы что-то узнаём, мы способны это запомнить. У мозга есть разные типы памяти, и многие из них работают на полуавтомате. Наука еще очень мало знает о том, как они согласуются. Можно с уверенностью утверждать только то, что память не является чем-то уникальным. Она как чужак, захватчик, который позволяет прошлому опыту постоянно вмешиваться в настоящую жизнь.

По мере взросления наш опыт придает мозгу форму при помощи памяти. Для такого хрупкого существа, как человек посреди африканской саванны, отсутствие памяти и возможности запоминать вещи – чтобы не повторять те же ошибки или не попадать в те же ловушки, – несомненно, означало бы исчезновение вида. Любой человеческий навык, связанный с познанием, например способность писать или говорить, существует благодаря возможности запоминать. Таким образом, память не только позволила нам существовать и выживать, но и сделала нас людьми.

Удивительно, но в целом по прошествии 30 дней мы забываем 90 % того, что узнали на лекции или занятии, причем значительная часть улетучивается из головы сразу, в первые часы. Сегодня достоверно известно, что можно дольше удерживать в памяти какие-либо сведения, просто повторив усвоенное несколько раз через определенные промежутки времени. Время между повторениями – самый важный компонент превращения временных воспоминаний в более длительные. Запомнить номер своего телефона достаточно просто, однако его поиск в памяти включает, например, визуализацию ситуации, когда мы последний раз его видели или записывали. Но вспомнить, как кататься на велосипеде, – это совершенно другое: у вас нет ни списка, ни детальной инструкции, которая подскажет, куда поставить ногу или руку, как держать спину и т. д. Несмотря на это, мы запоминаем, как кататься на велосипеде, так же хорошо, как и номер телефона. Таким образом, существует декларативная память, для которой требуется осознанное внимание (номер телефона), и другая, для которой этого не нужно, – скрытая память (моторные навыки езды на велосипеде).

Декларативная включает четыре этапа: регистрацию, сохранение, поиск и забвение. Во время регистрации описывается то, что происходит в момент обучения, когда мозг встречает новую единицу декларативной информации. Этот момент обучения или регистрации столь же таинствен, сколь и сложен. Мы сегодня мало знаем об этом процессе: пожалуй, лишь то, что этот небольшой кусочек информации, поступая в мозг, делится на мелкие частицы, которые отправляются в разные области мозга.

Группе людей показали десять написанных слов. Затем их разделили на две подгруппы. Участников первой подгруппы попросили выделить слова с буквами, в написании которых присутствуют диагональные линии; второй группе дали задание подумать над значением каждого слова и отметить по шкале от одного до десяти, насколько оно им нравится. Через несколько минут обе группы попросили записать слова, которые они запомнили из этих десяти. Те, кто изучал значение и привлекательность слов, показали в два-три раза лучший результат, чем те, кто смотрел лишь на написание букв. Значит, чем сложнее процесс регистрации информации, тем длительнее память.

Чарльз Дьюэлл, директор Патентного бюро США, в 1899 году сказал: «Все, что могло быть изобретено, уже было изобретено». Гровер Кливленд в 1905 году выразил такое мнение: «Ответственные и чуткие женщины не захотят голосовать». Роберт Милликен, лауреат Нобелевской премии по физике 1923 года, заявил: «Человек никогда не сможет приручить силу атома». Лорд Кельвин, президент Королевского общества, в 1825 году заметил: «Машины тяжелее воздуха летать не могут». Прусский император Вильгельм I предрекал провал железных дорог: «Никто не будет платить за то, чтобы доехать из Берлина в Потсдам за час, если на своей лошади можно добраться бесплатно за день».

Другое свойство памяти: поиск уже зарегистрированной и сохраненной информации оказывается более эффективным в условиях, аналогичных атмосфере регистрации. Это называется контекстно ориентированным обучением. Если вы что-то узнали в минуты печали, это вспомнится скорее всего, когда вам снова будет грустно. Кроме того, чем больше человек сосредоточен, усваивая новую информацию, тем лучше он регистрирует ее в памяти. То есть, если вы что-то учите и не понимаете, даже не пытайтесь ничего запомнить: это не будет иметь никакого смысла.

Знаменитая «зубрежка», которая, в общем-то, не предполагает вникание в то, что вы учите, может выйти боком, если на экзамене вас попросят не вспомнить, а пояснить или соотнести эту информацию с чем-то другим. Также доказано, что для лучшего запоминания очень эффективно использование реальных примеров или знакомых ситуаций. Более личные сведения лучше регистрируются и легче вспоминаются. Если вы пытаетесь эффективно передать информацию другому человеку, обучая его или общаясь с ним, хорошее введение в тему – возможно, один из важнейших факторов успеха. Чем больше нейронных структур задействовано в момент обучения, тем легче затем получить доступ к информации и вспомнить ее.

По некоторым подсчетам, каждый хотя бы раз в неделю переживает момент, когда хочется сказать: «На кончике языка вертится». Интересно, что подобный сбой памяти, когда что-то не вспоминается, сопровождается глубоким убеждением, что вы это знаете. Поэтому мы тратим много усилий и умственной энергии, чтобы попытаться восстановить в памяти это потерянное слово, имя или понятие. Разум обладает естественной способностью выявлять проблему и оценивать, каким образом прийти к искомому результату. Это называется «ощущением знания». Когда это происходит, вы уверены, что проблема будет решена, если продолжать над ней думать. Существуют исследования, показывающие, что, когда вы сталкиваетесь с задачей, для решения которой не требуется озарения, разум очень точно определяет, как именно к ней нужно подойти. Просто поняв проблему, вы знаете, что, принявшись за работу, добьетесь оптимального результата, и это мотивирует вас сосредоточиться на ней. В противном случае, если кажется, что вы не продвинулись, уперлись в стену, скорее всего, понадобится озарение. В таком случае продолжать концентрироваться и расточать энергию – пустая трата времени. Необходимо расслабиться, чтобы увеличить количество альфа-волн. Самое продуктивное, что вы можете сделать, – это забыть о поставленной задаче.

Старые новые воспоминания

Процесс превращения кратковременной памяти в долговременную называется консолидацией. Сегодня известно, что существует прямая связь между повторением и памятью. Самый эффективный способ запомнить что-то на более длительный срок (консолидировать) состоит в том, чтобы несколько раз целенаправленно подвергнуть себя воздействию этой информации.

Вначале память очень гибка, хрупка, и существует большой риск ее угасания. Большинство стимулов и обрывков информации, которые мы встречаем в повседневной жизни, относятся к этой категории. Как кратковременная память может быть декларативной и скрытой, долговременная также делится на несколько видов. Ученые до сих пор спорят о том, какие это разновидности. Но все выделяют систему семантической памяти, которая запоминает, например, любимый торт мамы или сколько вы весили в школе. Также описывают эпизодическую память, отвечающую за сохранение всех эпизодов прошлого с их главными характеристиками: что произошло, кто участвовал, где вы находились и т. д. Кроме того, известно, что обучение проходит лучше, когда новая информация поступает в память постепенно, а не разом.

А забывание? Забывание играет очень важную роль в жизни, так как позволяет отдавать приоритет определенным происшествиям. Не относящиеся к выживанию события занимают в мозге слишком много места, и мы их просто забываем. Есть разные типы забывания, но все они делают одно: оставляют в стороне один кусок информации, чтобы освободить место или отдать приоритет другому. Как мы уже видели, память не только делает нас людьми, но и оказывается чрезвычайно важной для выживания. Способность регистрировать и сохранять все, что мы переживаем в жизни, – основа формирования всех идей. Не забывайте: творчество и все необычные идеи, которые приходят в голову, – это всего лишь смесь понятий, опыта, информации, данных, внешне не связанных знаний, которые сохранены в каком-нибудь уголке памяти. Все эти моменты были прожиты нами однажды и бережно упакованы памятью в нейронные «ящики», в особенности в подсознании. Вспомните теорию умной памяти Эрика Канделя из третьей главы.

Подсознание учится первым

Представим себе четыре колоды карт – две красные и две синие. Карты лежат лицом вниз, и колоды разложены в ряд. Если перевернуть карту, увидим фразу о том, что мы выиграли или проиграли какую-то сумму денег. Игра состоит в том, чтобы постараться выиграть максимальное количество денег, переворачивая карты. Но участники не знают, что карты красной колоды предлагают большие премии, но и столь же значительные проигрыши. Более того, заработать можно, только вытягивая синие карты, которые дают скромные выигрыши, но и не влекут больших потерь.

Вопрос вот в чем: сколько в среднем карт должны перевернуть люди, чтобы понять, что только синие колоды позволят заработать деньги? Это так называемый айовский карточный эксперимент, который был повторен также в других странах. Анализ этого эксперимента показывает, что участники понемногу осознают, что «что-то происходит», примерно с пятидесятой карты. В этот момент чувствуется конфликт, и они начинают выбирать синие колоды, однако без какой-либо определенной причины. Только перевернув восьмидесятую карту, испытуемые могут объяснить, что происходит и почему. Таким образом работает и наша логика. Мы получаем опыт, осмысляем его, формулируем теорию и в конце концов делаем выводы. Так же протекает обучение.


Вы можете быстро определить, как распределятся остальные буквы алфавита, какие окажутся внутри окружности, а какие – за ее пределами? Если вы думаете, что это сложная умственная задача, которая строится на запутанной системе, то ошибаетесь. Решение лежит всего лишь в написании или форме букв. Буквы с округлостями, такие как «Б» или «В», окажутся вне окружности, а буквы, состоящие из прямых линий, то есть «А», «Г», «Д» или «Е», окажутся внутри. Если у вас хорошо развита интуиция, едва увидев буквы на странице, вы сразу дадите правильный ответ.

 

Когда тот же самый эксперимент повторяют, присоединив ладони участников к аппарату, измеряющему потливость – показатель стресса или нервозности, где-то в районе десятой карты появляется стрессовая реакция на вытягивание карты из красной колоды. За сорок карт до осознания того, что «что-то происходит»! В тот же момент, все еще не отдавая себя отчета, люди начинают чаще выбирать синие карты. Другими словами, мы обнаруживаем в игре подвох еще до того, как это осознаём. Мы начинаем вносить необходимые изменения, переворачивая больше синих карт, чем красных, даже не задумываясь об этом.

Можно заключить, что мозг использует две разные стратегии для понимания ситуации. Первая – осознанная, более привычная, при которой мы обдумываем то, чему научились, и приходим к логичному и убедительному ответу, что, однако, происходит медленно и требует большого количества информации (карта 80). Вторая, быстрая, стратегия позволяет практически сразу уловить ловушку красных карт, но трудность состоит в том, что она действует – по крайней мере поначалу – за пределами сознания, хотя и отправляет нам сообщения по непрямым каналам, в данном случае – через потные руки. Мозг делает выводы, не оповещая нас об этом. Эта вторая стратегия, которую психолог Герд Гигеренцер называет «быстрой и простой», известна в нейронауке как «адаптивное подсознание» (отличное от темного и мрачного фрейдовского подсознания, занятого настолько возмутительными желаниями, воспоминаниями и фантазиями, что мы не можем думать о них осознанно).

Адаптивное подсознание похоже на суперкомпьютер, который быстро и незаметно обрабатывает большую часть данных, которые нам жизненно необходимы. Например, если мы переходим дорогу, по которой на полной скорости мчится грузовик, у нас нет времени анализировать все варианты спасения своей жизни. В такой ситуации адаптивное подсознание примет быстрое решение, основываясь на весьма скудной информации. Это датчик, который дает представление о состоянии окружающей среды, предупреждает об опасности, позволяет установить цели и начать действовать искусно и эффективно. Кроме того, мы, люди, можем быстро переключаться между сознательным и бессознательным режимом обдумывания ситуации. Рассмотрим пример: если я приглашаю вас к себе домой на ужин, я принимаю осознанное решение, основанное на желании поговорить с вами и предчувствии того, что мы хорошо проведем время. Но за ужином мы можем спонтанно и неосознанно начать говорить о политике. Этим занимается другая область мозга. В целом мы часто используем адаптивное подсознание, когда встречаемся с кем-то впервые, проводим собеседование при приеме на работу, реагируем на новую диету или вынуждены мгновенно принять решение в состоянии стресса.

Доктор Налини Амбади провела классический эксперимент, демонстрирующий важную роль адаптивного подсознания в принятии решений. Она показала группе студентов три десятиминутные видеозаписи лекций разных преподавателей, но без звука, а затем попросила оценить этих преподавателей. Интересно, что оценка, которую получили преподаватели в конце семестра, незначительно отличалась от этой первичной оценки студентов. Еще интереснее то, что, даже если показывалось всего пятисекундное видео, оценки оставались без изменений. Убедительное доказательство силы адаптивного подсознания.

 

Профессор Калифорнийского университета Джордж Турин утверждает, что для решения проблем с помощью интуиции мы используем следующие элементы:

1. Способность понять, как подойти к проблеме, без осознания, откуда мы все знаем.

2. Возможность разрешить проблему из одной области, имея опыт решения схожих проблем в совершенно других областях. Умение видеть связи и отношения между идеями и предметами.

3. Способность определить корень проблемы.

4. Умение распознать решение только потому, что «я чувствую»: оно правильное.

Если, принимаясь за какую-либо задачу, вы чувствуете в себе эти способности, это значит, что у вас очень сильно развита интуиция. А если она не столь действенна, можно натренировать ее при помощи упражнений, представленных в этой книге.

 

Как мы видели на примере айовского эксперимента с красными и синими колодами, одна часть мозга, адаптивное подсознание, работает за пределами сознания. Мы даже не отдаем себе отчета, когда оно принимает важные решения, касающиеся нашего окружения и нас самих. Но эта область мозга отправляет нам сообщения (например, вызывая потение рук), она «говорит» с нами, что-то шепчет. Зачастую умение прислушиваться к тому, что пытается сообщить подсознание, позволяет нам лучше понять и полнее осознать себя. Не будем забывать, что в истории человечества все великие творческие личности обладали способностью к глубокому самопознанию, называемому ныне «интерперсональным эмоциональным интеллектом». К сожалению, адаптивное подсознание не разговаривает с нами на рациональном языке мышления. Оно общается другими способами – при помощи психических состояний. Понимание того, в каком состоянии или состояниях мы находимся в различных ситуациях в те или иные моменты или вообще в жизни, позволяет нам лучше познать себя, что, в свою очередь, помогает определить, например, эффективность какого-либо действия. Разделим эти состояния на четыре категории.


Дата: 2018-09-13, просмотров: 616.