В конце IX века в Крыму появляются новые завоеватели — тюркоязычные кочевые племена печенегов
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Они захватили значительную часть полуострова, включая Боспор и Херсонес. Значительная часть завоевателей остается в Крыму. В этот период печенеги имели большое влияние в регионе. Но к середине XI века они потерпели ряд сокрушительных поражений от половцев. Большая часть печенегов покидает Таврику, но часть из них остается на уже обжитых землях. В конце X — начале XI века в Таврику вторгаются половцы (по названию одного из главных половецких племен их еще называют кыпчаками). К этому времени они уже овладели значительной территорией от Тянь-Шаня до Дуная. Это также тюркоязычные кочевые племена. У них еще не существовало единого государства, но были созданы крупные племенные объединения, во главе которых стояли ханы. Половцы отличались от своих "предшественников" — темноволосых печенегов — тем, что в своем большинстве были светловолосыми и голубоглазыми.

Половцы захватывают значительную территорию Таврики. Арабский историк Элайни считал Сугдею "наибольшим из городов Кыпчакских". В XI веке основная часть половцев принимает единую религию — ислам.

С вторжения в XIII веке монголо-татар значительная часть половцев покидает Крым.

Появление в Таврике все новых и новых племен и народов было связано не только с военными вторжениями, но и с переселением. Так, на полуострове появляются переселенцы с Кавказа — прежде всего армяне.

С древнейших времен (по утверждению ряда историков — во II—I вв. до н. э.) в Таврике появляются евреи. Их численность значительно увеличивается в VII веке, когда они подвергаются гонениям в Византийской империи. Особенно много евреев осело в городах, где они начинают играть определенную роль. Правители Хазарского каганата даже заимствовали у них религию — иудаизм. Евреи в основном занимались различными ремеслами, а в основном торговлей.

Вторжение в Таврику различных племен и народов не прошло бесследно. Оно оказало значительное влияние на все сферы жизни. Эти народы находились на различных уровнях развития, имели особенности в культуре, хозяйстве, быте. Та часть из них, которая осталась на полуострове, не исчезла бесследно, она значительно повлияла прежде всего на формирование этнического состава населения Таврики.

КРЫМЧАКИ

В средние века в Таврике образуется небольшая тюрко-язычная народность — крымчаки. Она имела и свои отличительные особенности и, вместе с тем, многое перенимала от окружающих ее народов. Крымчаки в основном проживали компактно (общиной) в различных районах нашего края (Бахчисарай, Белогорск, Феодосия, Старый Крым, Евпатория).

Основными их занятиями на протяжении многих веков были ремесла, мелкая торговля, садоводство, земледелие. Крымчаки славились как прекрасные кожевники, шорники, шапочники, сапожники, садоводы, седельники, обойщики и т. д.

Вот как описывал крымчаков Пьер Лякуб: "Крымчаки почти все высокого роста, смуглого цвета, статны и стройны. Во взгляде и осанке их выражается прямота. Они вежливы и ласковы. Образ жизни их до крайности прост и воздержан".

Свои дома крымчаки строили из местного камня. Окна домов выходили во двор, а к улице такой дом обращался сплошной стеной. Каменную кладку и снаружи и внутри обмазывали глиной, а затем белили. Таким образом, домики крымчаков имели простой, но вместе с тем и аккуратный вид. Такой дом чаще всего имел две-три комнаты (женскую и детскую, кухню и гостиную, которая служила и спальней главы семьи). Убранство комнат, даже у богатых крымчаков, было простым. Крымчаки отличались большим трудолюбием: "...даже самые богатые не имеют при себе прислуги, находя ее для себя лишнею. Крымчачка сама доит, стряпает, моет посуду и даже сама стирает белье. В редких случаях нанимает поденщицу, именно только разве тогда, когда требуется выбелить стены и потолки, так как эта работа уже ей не под силу, и трудно обойтись без посторонней помощи".

Крымчаки жили очень дружно с народами, окружавшими их. При этом они пользовались у последних большим уважением. Этому способствовали характерные черты этого народа. Они были очень доверчивый дружелюбны. Заключаемые с кем-либо различные сделки основывались на честности человека. Сами крымчаки при любых обстоятельствах выполняли свои обещания и обязательства: "Крымчак откажет себе в самом необходимом, но неуклонно исполнит свое слово, стараясь всеми силами не остаться в долгу к установленному сроку. О ростовщичестве... они и понятия не имеют".

Любых ссор крымчаки стремились избегать. Если же они все-таки происходили, то их разбирали главы семейств, а в особо важных случаях — раввины.

Крымчаки были скромны и воздержаны в жизни: "Пьяница меж ними — большая редкость. Такой субъект считается у них никуда не годным человеком, лишается всякого доверия и, если он неимущий, теряет право на поддержку из общественного фонда".

Характерной чертой крымчаков была всемерная поддержка своих соплеменников. С этой целью они создают общественный фонд, который постоянно пополняется вкладами и пожертвованиями. Крымчаки считали для себя позором, если в их среде появлялся нищий и попрошайка.

Чистота нравов во всех сферах жизни для крымчаков имела первостепенное значение. Брачные союзы, в абсолютном большинстве, заключались только в кругу своих соплеменников. Свадебный обряд крымчаков проходил так: "Приступая к венчанию, крымчакский раввин совершает прежде всего обряд очищения грехов... Обряд очищения состоит именно в том, что... раввин берет приготовленных петуха или курицу и кружит ими несколько раз над головами жениха и невесты. После совершения обряда очищения молодые осыпаются мелкими монетами: у богатых — серебряными, у бедных — медными. В это время считается необходимым совершить какое-нибудь доброе дело... Свадебный вечер оканчивается танцами... Становятся танцующие попарно — одна пара против другой. Девушки и женщины танцуют друг против друга отдельно от мужчин. До начала танцев раввин благословляет новобрачных вином и затем прочитывает установленные на этот случай молитвы. Новобрачная произносит ...торжественный обет быть в полном послушании мужу... От невесты у крымчаков приданое не требуется. Говорить об этом при сватовстве у них не принято. Только после помолвки жених и невеста делают друг другу подарки, по состоянию".

Всемьях крымчаков строго соблюдаются патриархальные порядки, при которых жена и дети повинуются мужу и отцу беспрекословно. Вообще, уважение к старшим для крымчаков свято.

На все стороны жизни крымчаков огромное влияние оказывает их религия — иудаизм.

Религиозные обряды крымчаки выполняли достаточно строго, совершая два раза в день, утром и вечером, в синагогах молитвы. Свои молитвы они выполняют с благоговением и, в отличие от евреев, читают их тихо и спокойно.

В синагогах крымчаков много всевозможного убранства и религиозных предметов.Большим авторитетом у крымчаков пользуется раввин, который исполняет у них обязанности духовного пастыря, и резника, и наставника, и даже врача. Относясь к раввину с почтением, крымчаки добавляют к его имени титул "рабби".

КАРАИМЫ

В период средневековья в Таврике появляется немногочисленная тюркская народность — караимы. Самоназвание: карай (один караим) и карайлар (караимы). Таким образом, вместо этнонима "караим" более правильно говорить "карай". Большой интерес вызывают их материальная и духовная культура, язык, быт и обычаи.

О происхождении караимов у исследователей нет единой точки зрения. Но анализируя имеющиеся антропологические, лингвистические и другие данные, значительная часть ученых видит караимов как потомков хазар. Вместе с тем целый ряд материалов указывает и на генетическую связь караимов с дохазарским населением Таврики.

Даже название народа "караим" исследователи переводят по-разному. Наиболее широко распространено толкование его как религиозного термина, означающего "читающие священное писание".

Своеобразен язык этого народа, он относится к кыпчакской группе тюркских языков.

Караимы, в своем большинстве, люди среднего роста, коренастые, широколицые смуглые брюнеты.

Определить численность крымских караимов в средние века очень сложно. Можно лишь отметить, что в момент присоединения Крыма к России их насчитывалось около 4Q00 человек.

Этот народ расселился, в основном, в предгорной и горной Таврике. Своеобразным центром являлось поселение Чуфут-Кале.

Караимы были очень трудолюбивым народом: занимались садоводством, земледелием и торговлей. Тщательно возделывая и орошая свои участки, они получали хорошие урожаи. Фрукты из садов караимов отличались прекрасными вкусовыми качествами. "Первейшими садоводами" называл караимов известный агроном Л. П. Симиренко.

Культура, быт и мировоззрение караимов были типично восточными. Большую роль играла семья. Браки караимы заключали в большинстве случаев между соплеменниками. С большой любовью караимы относятся к своим детям, уделяя много времени их воспитанию. Вот как описывает отношение взрослых караимов к своим детям один из исследователей: "Караимы очень любят своих детей, так, что даже в синагогах [кенассах — храмах] они беспрестанно разговаривают, шутят с детьми. Малютки беззаботно играют на мягких коврах, ...или, положа голову на колени отца, ласкаются к нему. Часто можно видеть, как отец, отложив в сторону библию, нежно целует своего сына-шалуна и уговаривает его не слишком резвиться и не нарушать общую молитву".

Караимы почитали старших. Было развито чувство уважительного отношения друг к другу и к народам, их окружавшим.

В питании караимов преобладала мясная (баранина) и мучная еда. И сегодня славятся знаменитые караимские пирожки с мясом или вишнями (эт-аяклачик и фишне-аяклачик), голубцы в виноградных листьях (сарма) и другие национальные блюда.

У караимов существовал свой фольклор — сказки, легенды. В своей религии они опираются на древнее вероучение без каких бы то ни было позднейших дополнений. Взяв за основу подлинный вариант Священного писания, караимы основали собственную религию, отвергнув Талмуд и иудейские ритуалы. Религия караимов — караимизм — своеобразна по обрядам, догмам, календарям. Караимы отличаются веротерпимостью по отношению к другим религиям.

Долго живя рядом, народы Крыма, как уже отмечалось, многое заимствовали друг у друга. Особенно ярко это проявилось в одежде. Непосвященному человеку очень сложно найти различия в костюмах крымчаков и караимов, караимов и крымских татар. Стиль одежды караимов, как и у большинства крымских жителей, был восточный.

Современники отмечали, что караимы одевались очень опрятно. О том, что караимы уделяли одежде большое внимание, говорит их лаконичная пословица: "Дерево украшают листья, человека — одежда". Что же собой представляла одежда караимов?

Мужчины поверх нижнего белья надевали рубахи и штаны. Поверх них надевался длинный, чаще полосатый, кафтан с небольшим прямым воротничком, с застежкой на крючках на груди, от шеи до талии. Подпоясывались кушаком или плетеным либо витым кожаным поясом. На кафтан надевали короткую (по пояс), не застегивающуюся кофту с рукавами чуть ниже локтя. Одежду завершал длинный, до пят, либо короткий верхний кафтан. Зимой его покрывала шуба.

На ногах носили ботинки или туфли с кожаными галошами либо сапоги. Праздничной обувью служили мягкие сафьяновые сапоги.

Национальный головной убор — невысокая черная круглая барашковая шапка — караимка, как ее называли в Крыму. Носили и так называемые турецкие конусообразные фески с плоским донышком, обычно малинового цвета.

В отличие от будничной праздничную мужскую одежду шили из дорогого, нередко более светлого, материала. Спереди ее расшивали золотом или серебром, украшали национальным орнаментом.

Женский костюм состоял из нижней рубашки, верхнего платья, кофточки и верхнего кафтана. Дома часто носили шаровары. Качество материи определялось уровнем достатка. Платье было длинным до пят, нижняя кромка с окантовкой. Подпоясывались широким поясом, часто с круглыми двойными серебряными пряжками.

Кофта — короткая (до талии), с широким рукавом, опущенным чуть ниже локтя, распахнутая на груди и украшенная разноцветным орнаментом. Грудь под кофтой прикрывали ажурной белой сеткой, расшитой жемчугом или бисером. Нижний край сетки украшали монетами.

На ноги надевали чулки с красиво расшитыми подвязками и туфли или легкие, украшенные шитьем, сафьяновые сапожки. В ненастную погоду носили высокие деревянные колодки или обувь типа сандалий на толстой деревянной подошве. В праздничном варианте эту обувь украшали резьбой, инкрустировали деревом темного цвета и перламутром.

Поверх платья иногда надевали переднике вышивкой. Любимые цвета платьев — темно-синий, темно-зеленый, кофейный. Праздничные платья были более светлых тонов, иногда — красные.

Голову покрывала невысокая круглая шапочка — фес (феска), чаще всего красного цвета; сверху ее украшала кружевная накидка, расшитая жемчугом, бисером, золотом и серебром, с бахромой. С боков шапочку украшали монетки. При выходе из дома феску наполовину покрывали платком, ниспадавшим до плеч, или шалью.

Праздничную одежду украшало ожерелье из монет. Волосы заплетали в многочисленные мелкие косички. Особенностью прически замужней женщины были выпускавшиеся на виски локоны — зилиф, отличавшие тюркскую женщину от девушки. Пожилые замужние женщины носили особым образом повязанный платок — джаибер.

Повседневная одежда караимской женщины была простой и скромной, а праздничная и выходная — очень нарядной. Ее шили из парчи, шелка, бархата, замши, расшивали жемчугом, золотом и серебром. По случаю праздников и торжеств надевали нарядные пояса, ожерелья, браслеты и другие украшения. Богатые праздничные платья и украшения переходили по наследству из поколения в поколение.

Неподалеку от Чуфут-Кале имеется небольшая Иосафатова долина — так называли ее караимы в честь долины погребений близ Иерусалима. Здесь находится древнейшее караимское кладбище. Иосафатова долина была для караимов самым древним и почитаемым местом погребений, куда привозили покойников даже из других районов. Здесь росли вековые священные дубы, рубить которые строго запрещалось: неслучайно татары называли кладбище Балта-Тиймез, что означает "топор не касается". На могилах были установлены различные надгробья с надписями и орнаментами. К сожалению, в результате варварского отношения последующих поколений эти памятники почти полностью разрушены. И сейчас в густых зарослях можно увидеть совсем немного следов "города мертвых".

Помни! Иосафатова долина — это священное место прекрасного крымского народа — караимов.

Вопросы и задания

1. Какие племена и народы в средневековье появились в Таврике?

2. Что ты о них знаешь ?

3. Какое влияние они оказали на жизнь нашего края?

4. Расскажи о занятиях, обычаях, культуре и быте крымчаков. Чем тебе интересен этот народ?

5. Расскажи о занятиях, обычаях, культуре и быте караимов. Чем тебе интересен этот народ?

РАЗВИТИЕ ХОЗЯЙСТВА

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Важнейшее значение в сельском хозяйстве жителей Таврики имело выращивание зерновых. Это подтверждается многочисленными находками обуглившихся зерен пшеницы, проса, ячменя и других злаков. Найдена также солома этих зерновых культур.

Основным орудием труда был плуг. Для пахоты в плуг впрягали в основном волов. Для получения более высоких урожаев поля унавоживали и чередовали засев полей различными злаками: если в первый год на участке сеяли пшеницу, то на второй год — ячмень, на третий — просо и даже некоторое время этот участок не засевали — давая земле "набраться сил".

Сбор урожая производили серпами. Собранный таким образом урожай затем обмолачивали, используя лошадей. С этой целью готовилась круглая площадка, которую хорошо утрамбовывали. Затем в центре площадки вбивая кол, к которому прикрепляли веревку, а к ней привязывали лошадь. По всей площадке раскладывали снопы, по которым гоняли лошадь. Лошадь, идя по кругу, вымолачивала снопы по всей площади, так как с каждым кругом веревка наматывалась на кол. Затем лошадь гнали в обратном направлении, и так до тех пор, пока зерно не вымолачивалось из снопов полностью.

Затем собранное зерно хорошо просушивали, постоянно перемешивая деревянными лопатами. После этого зерно просеивали через кожаные решета и засыпали на хранение в пифосы, а чаще всего в специальные зерновые ямы, которые очень тщательно готовили. Такие ямы вырывали в грунте, затем их обмазывали глиной, которую обжигали. Если необходимо было получить муку, зерно перемалывалось на ручных мельницах, сооруженных из двух каменных жерновов. Крупу же и пшено приготовляли, используя каменные или деревянные ступы.

Широко использовали и солому. Она шла не только на корм скоту, но и для строительства.

ЖИВОТНОВОДСТВО

Важной отраслью хозяйства было животноводство, особенно в горных районах Таврики. Местное население выращивало волов, коров, лошадей, коз, баранов, свиней и других домашних животных.

Незаменимым помощником в хозяйстве были волы, которых использовали на пахоте в качестве тягловой силы, при перевозке различных грузов. Многовековой опыт местного населения позволил создать неказистые на вид, но очень удобные при перевозе грузов в гористой местности двухколесные повозки — арбы и четырехколесные мажары.

Наиболее распространенными животными были овцы и козы. Они давали местным жителям продукты питания — мясо, молоко. Из молока изготовляли разнообразные продукты, но прежде всего сыры. Кроме этого эти животные и "одевали" своих хозяев. Широкое распространение имели домотканые шерстяные ткани и вязанье.

Одним из доказательств многочисленности различных народов и племен, проживавших в то время на полуострове, сохранившихся особенностей в культуре и быту служат самые различные типы шерстяных тканей, их окраска, разнообразные узоры. Их многообразие подчеркивает многонациональный состав населения средневековой Таврики.

На полуострове была выведена своеобразная порода коров, отличавшихся небольшим ростом, но дающих высокую жирность молока.

Домашних животных выпасали на горных пастбищах.

Вопросы и задания

1. Какие зерновые культуры выращивали в Таврике?

2. Расскажи об орудиях труда земледельцев.

3. Как собирали и хранили урожай зерновых?

4. Расскажи о домашних животных жителей Таврики.

САДОВОДСТВО

С давних времен жители Таврики, используя благоприятные природно-климатические условия, занимались садоводством. Эта отрасль развивалась прежде всего в предгорных paйонах, в речных долинах, где была возможность систематически осуществлять полив садов.

Из поколения в поколение передавалась одна из важнейших традиций — бережное отношение к воде. Везде, где это было возможно, использовались родники, рылись колодцы, сооружались водоемы. Люди прилагали огромные усилия, чтобы сохранить даже самый маленький источник воды. Его буквально лелеяли — очищали от загрязнений, сооружали ограждения, высаживали деревья и кустарники.

В те селения, где не было источников, воду подавали по водопроводам из керамических труб или каменных плит. Для полива садов использовали систему небольших каналов.

Другой важной традицией было бережное и разумное использование благодатной земли Таврики. Сады высаживались не только в узких долинах, но и на склонах гор и даже на лесных полянах.

Огромных трудовых затрат от человека требовало горное садоводство. Люди на склонах гор создавали специальные террасы — привозили землю, сооружали подпорные стены.

До настоящего времени в лесах Крыма можно встретить фруктовые деревья. Это следы деятельности наших предков, которые или высаживали на лесных полянах фруктовые деревья, или производили прививки на дикорастущих подвоях. Такие сады получили название чаировых.

Земля Таврики щедро вознаграждала людей за труд хорошим урожаем прекрасных фруктов: груш, яблок, слив, персиков, абрикосов, миндаля, черешен, айвы, грецких орехов, кизила, шелковицы, мушмулы. При этом разводилось большое количество сортов различных плодов.

Пожалуй, одной из самых распространенных и любимых отраслей с древних времен были виноградарство и виноделие. За многие века население Таврики приобрело огромный опыт по выращиванию этой солнечной ягоды.

Закладку виноградника производили следующим образом. Используя плуг, вспахивали глубокие борозды. Затем кольями делали углубления, в которые сажали чубуки с пятью-шестью "глазками", оставляя над землей только два "глазка", засыпали хорошей землей и щедро заливали водой. Черенки постоянно поливали водой до тех пор, пока они не приживались. Весной землю на плантации перекапывали и для полива проводили канавки. Выращивали виноград и с помощью отводков.

Постепенно в Таврике было выведено значительное количество прекрасных сортов винограда. С этой целью использовали прежде всего прививку, которая позволяла улучшать сорта и быстро их размножать.

На протяжении веков совершенствовалась и переработка урожая винограда, от которой в значительной мере зависело качество получаемой продукции.

После бережного сбора большая часть винограда поступала в давильни — тарапаны. Часть тарапанов сохранилась до настоящего времени — на Эски-Кермене, Мангупе и в других местах. Их вырубали в большой каменной плите или прямо в скале. Виноградный сок выжимали сначала ногами (этот сок был самого лучшего качества, так как в него не попадала горечь от косточек), а затем использовали специальный пресс.

Из части винограда варили сиропы. Виноград также вялили на солнце и сушили в печах. Для хранения вина использовали специальные тщательно подготовленные ямы и пифосы.

Жители Таврики занимались и полеводством, с успехом выращивая лук, чеснок, огурцы, большое количество различной зелени.

Продолжало развиваться на полуострове и пчеловодство. Мед и воск были высокого качества.

Щедрая природа края давала большие урожаи различных дикорастущих плодов, которые обладали не только высокими вкусовыми качествами, но и целебными свойствами. Жители собирали плоды ежевики, кизила, барбариса, терна, дикой груши, яблони-кислицы, шиповника, рябины, ореха.

Существовали самые разнообразные способы заготовки как дикорастущих, так и культурных плодов, Такие плоды шли на приготовление густых фруктовых сиропов и различных напитков. Плоды также вялили, используя навесы, а также на скалах и кровлях жилищ. Груши и сливы коптили.

Вопросы и задания

1. Какие традиции народов Таврики тебе запомнились? Почему?

2. Расскажи, как развивалось садоводство и виноградарство.

3. Какая, по твоему мнению, отрасль хозяйства была основной у народов Таврики в этот период? Обоснуй свою точку зрения.

РЕМЕСЛА И ПРОМЫСЛЫ

Значительное количество ремесленных изделий в различные районы Таврики поставлял крупный ремесленный центр края — Херсонес, привозили их и из Византии. Вместе с тем большое количество самых необходимых изделий производилось на местах.

Развивалось кузнечное дело, плотничество, кожевенное ремесло. В своем большинстве эти ремесла носили примитивный, домашний характер. Так, в селах производилась грубая обработка кож, а более тщательная, позволяющая получить продукцию высокого качества, скорее всего в таких ремесленных центрах, как Мангуп.

Примитивными были и керамические изделия, изготовленные вручную и плохо обожженные. И только в отдельных поселениях эта продукция была более высокого качества. Очевидно, здесь имелись настоящие горновые печи, обжигавшие не только гончарную посуду, но и черепицу, плоский кирпич — плинфу. Такие ремесленные центры снабжали своей продукцией целую округу.

Археологические находки позволяют утверждать, что в Таврике было широко развито прядение, вязание и ткачество. Найдено множество глиняных пряслиц, примитивных веретен в виде волчка, чесалки и гребни для обработки шерсти, простейшие домашние ткацкие станки.

Вопросы и задания

1. Какие ремесла развивались в Таврике?

2. Расскажи о наиболее распространенных промыслах.

3. Какую роль в жизни народов Таврики играли ремесла и промыслы?

ЖИЛИЩА И ПОСЕЛЕНИЯ

На тип жилищных построек Таврики оказывал влияние целый ряд факторов. Это и природно-климатические условия, и наличие материала для строительства, и традиции народов, живших на полуострове.

Чаще всего для построек использовали дикарный камень, глину и различные породы дерева: дуб, сосна, бук, граб, орешник.

Сельские усадьбы того времени — это, в основном, одноэтажные строения из одного или двух помещений с односкатной, часто очень плоской кровлей на наклонных стропилах. В большинстве случаев такие дома были покрыты соломой и глиной или хворостом.

Но встречались и одно- и двухэтажные дома с четырехскатной черепичной кровлей по дощатой опалубке с широким выносом концов стропил, закрытых снизу дощатой подшивкой. Такие крыши в жаркое время года давали тень.

Нижний этаж чаще всего использовали для хозяйственных нужд, верхний предназначался для жилья.

В этот период существовало два основных вида планировки поселений. Одни поселения находились в непосредственной близости к полям, садам и виноградникам, другие — на некотором удалении от возделываемых земель. Такие поселения встречаются в предгорном и горном Крыму.

Первые поселения напоминают хутора и отличаются нерегулярностью, разбросанностью планировки. Усадьбы второго типа образуют скученные поселения. Одни из них имеют правильную, радиальную или прямоугольную, планировку узких улиц и кварталов, а другие, более поздние, запутанную.

Вопросы и задания

1. Расскажи о жилищных постройках жителей Таврики.

2. Какие типы поселений встречаются в Крыму?

3. Как природно-климатические условия влияют на тип жилищных построек?

СЛАВЯНЕ В КРЫМУ

Славяне появились в Крыму еще в первые столетия нашей эры. Отдельные историки связывают их появление на полуострове c Великим переселением народов в III-VIII веках нашей эры.

Наиболее выразительные следы славянской культуры, выявленные археологами, относятся ко временам Киевской Руси. Например, при раскопках на холме Тепсень (возле нынешнего поселка городского типа Коктебель (Планерское)) обнаружено, что там долгое время существовали славянские поселения, возникшие в XII-XIII веках. Открытый на холме храм по своему плану близок к храмам Киевской Руси, а раскопанная в одном из жилищ печь напоминает древнерусскую. То же можно сказать и о найденной при раскопках керамике.

Остатки древнерусских церквей выявлены в различных регионах полуострова, большая часть из них находится в восточном Крыму. Фресковые росписи и штукатурка, судя по фрагментам, найденным в этих руинах, близки к подобному материалу киевских соборов XI—XII веков.

Письменные источники свидетельствуют, что Крым еще в начале IX века попадает в сферу влияния древнерусских князей. Например, "Житие Стефана Сурожского" рассказывает, что в первой четверти IX века русский внязь Бравлин напал на Крым, овладел Херсоном, Керчью и Судаком (часть историков считает этот эпизод полулегендарным).

ПОХОД БРАВЛИНА

(Легенда)

Вскоре после кончины святого Стефана Cypожского, стало быть в конце VIII или начале IX века, на Сурож, теперешний Судак, напал русский князь Бравлин. Он пришёл из Новгорода и, прежде чем осадить Сурож, опустошил все побережье от Корсуня до Керчи. Десять дней продолжалась осада Сурожа, но на одиннадцатый, когда удалось взломать железные ворота, город пал и был предан грабежу. С мечом в руке сам Бравлин бросился к храму свягой Софии, где покоились в драгоценной раке мощи святого Стефана, рассек двери храма и захватил его сокровища. Но тут случилось чудо. У раки святого постиг князя паралич. Поняв кару свыше, Бравлин вернул храму награбленное, и, когда это не по могло, приказал своим воинам очистить город, отдал святому Стефану всю награбленную в Крыму церковную утварь и, наконец, решил креститься.

Преемник святого Стефана, архиепископ Филарет, в сослужении местного духовенства, тут же совершил крещение князя, а затем и его бояр. После этого Бравлин почувствовал облегчение, но полное исцеление получил лишь тогда, когда, по совету духовенства, дал обет освободить всех пленных, захваченных на крымском побережье. Внеся богатый вклад святому Стефану и почтив своим приветом местное население, князь Бравлин удалился из Сурожских пределов.

В середине IX века древние русы начинают оседать в Приазовье, овладевают греческим городом Таматархой, позднее — Тмутараканью — столицей будущего древнерусского княжества. Источники дают основание полагать, что к середине X века власть киевских князей распространялась и на часть земель в Крыму и прежде всего на Керченский полуостров.

В 944 году киевский князь Игорь посадил своего наместника в Крыму, вблизи Керченского пролива, вытеснив оттуда хазар. Точно установить границы русских земель в Крыму в этот период сложно. Но о возросшем влиянии русов в Крыму свидетельствует текст договора, заключенного Игорем с Византией после неудачного похода на Константинополь в 945 году: " А о Корсуньской стране: елико же есть городов на той части, да не имуть власти князя Рускии... и та страна не покоряется вам", т.е. киевскому князю. Этим договором Византия стремилась ограничить влияние русских князей в Крыму, используя поражение русов в 945 году. Этим же договором киевский князь обязался защищать Корсуньскую землю от черных болгар, что было возможно лишь при условии сохранения за Игорем определенной территории в восточной части Крыма или на Тамани, где в то время складывалось будущее Тмутараканское княжество.

Сын Игоря Святослав сумел укрепить влияние киевских князей в Крыму, особенно в период 962-971 годов. Лишь неудачный поход Святослава в Болгарию вынудил его пообещать византийскому императору не претендовать «ни на власть Корсуньскую, и елико есть городов их, ни на страну Болгарську».

Но это было временное отступление Руси в Крыму. Сын Святослава Владимир осуществил в 988 году поход на Корсунь (Херсон) и овладел городом.

КАК К НАМ ПРИШЛА ХРИСТИАНСКАЯ ВЕРА

(Легенда)

Старые боги хорошо служили князю. Он не знал поражений, и соседи исправно платили ему дань. Удача сопутствовала Владимиру не только в сражениях: житницы Киева были полны отборного зерна, купцы охотно привозили в город товары, зная, что князь не даст их в обиду. От бабки своей Ольги Владимир унаследовал мудрость и твердость характера. Княгиня Ольга часто рассказывала ему о пращуре — Вещем Олеге, о походах его и досадной смерти от укуса змеи. Рассказывала она также о чудесах и красоте дальних земель, о том, каким богам поклоняются люди в других землях.

Войдя в лета, князь Владимир об этих рассказах о вере не забыл. А были три веры, во всяком случае так говорили купцы: иудейская, христианская, мусульманская. Не на лесной поляне, не под лапами темных елок молились своим богам иудеи, христиане, мусульмане.

Купцы разводили руками, поднятыми в восторге, и сладко закрывали глаза, описывая великолепие царьградских церквей, стройность и звонкость минаретов Мекки и суровое величие домов, где молились иудеи, в своем Иерусалиме.

Князю в такие минуты собственные боги казались беспомощными и жалкими.

Из всех церквей, из всех вер, поразмыслив, Владимир выбрал самую светлую — христианскую. И все приближенные вслед князю важно кивали: надо поспешить в Царьград за верой, «Славна вера христианская, она же нарядна... В тысячу свечей, слыхал, славят Господа, так же станут и князя».

Но как сделать, чтобы и веру новую принять, а до просьб, до поклонов перед царьградскими императорами не унизиться? И задумал Владимир идти походом на город Корсунь....

Корсунь — тот же Херсонес, стоявший на территории нынешнего Севастополя. Владимир пришел с дружиною под стены Корсуня и взял его в осаду.

Не ждали, не ведали херсонесские греки такой напасти. Ничем Владимира они не обидели, торговали мирно с Киевом, с другими городами, и вот такое горе: стоит под стенами вражья дружина. Надолго ли хватит городу мужества и продовольствия? Одна надежда на Бога...

Однако город не торопился сдаваться. Пошли на приступ, как не раз уже ходили. Но приступ не удался, хотя крови пролили немало. Князь посуровел, и молодой русич, по его приказу, крикнул осажденным, что стоять, осаждая город, они будут до победного конца. И месяц, и год, и три года! Похоронили убитых, а к вечеру разожгли поминальные костры, жарили целиком молодых бычков, баранов, отбитых тут же в селениях, окружавших Херсонес. Пахло салом, капающим на угли. Поминали бражкой, медовухой, громко кричали. Князь нарочно не отошел ни на сажень от стен: пусть осажденные слышат могучие крики, а пуще того — сытный запах мяса. Пусть подумают о своей судьбе!

Потом стали сыпать землю к стене, чтоб в сражении иметь преимущество — как бы ступеньку для разбега. Но дело шло худо: наутро глядь-поглядь, а земля осела, как будто и не насыпали ее десять ночей подряд. Ломают голову: в чем дело?

А дело в том, что недаром греки слывут самым хитроумным народом. Подкопали с той, городской стены, и все, что дружинники Владимира насыпали, уносили они внутрь крепости...

Греки хитры да голодны, русичи же упорны. А осада уже идет ни мало, ни много — девятый месяц. Уже и дружина притомилась, как-никак и осень пережила под открытым небом, и зиму. А каково в городе?

И вот настал момент, когда среди осажденных нашелся человек, который не выдержал трудностей осады. Грек Настас пустил в лагерь Владимира стрелу с письмом, в котором открыл главную тайну осажденных: указал, где источники питьевой воды. Русичи, найдя эти источники, перекрыли их. Оставшись без воды, осажденные вынуждены были сдаться, тем более что Владимир обещал сохранить жизнь всем жителям города.

Взяв город, Владимир отправил византийским императорам послание: «Слышал, у вас сестра в девицах, если не отдадите ее за меня, то и с вашим городом будет то же, что с Корсунем».

Императоры после долгих разговоров и сомнений решили: «Крестись, и пошлем к тебе сестру».

А этого только Владимиру и надо. Не уронил он себя: обратился к императорам как победитель — с требованием. Вдобавок к пышной, желанной вере получить еще их дружбу и родственные связи с самым, может быть, во всей земле влиятельным родом Палеологов.

...Долго ли коротко ли происходили разговоры, повезли Анну в Корсунь. Крылатый корабль быстренько бежал по синему морю. Анна же сама не знала: хочется ли ей скорее закончить путешествие, раз уж такой выпал жребий? Или, напротив, хочет ли она продлить его? Ведь как-никак корабль — это продолжение родной земли... Здесь еще свои обычаи, а что там будет, да не в Херсонесе христианском и понятном, а в лесах Киевского княжества?

И вот наконец открылись белые, низкие, изрезанные бухтами берега. Красными коврами был убран причал и дорога к площади. Высокие люди в блестящих на солнце шлемах и кольчугах стояли по обе стороны ковров. А впереди всех стоял тот, кто, очевидно, предназначался ей в мужья.

Русые волосы его, ровно разделенные пробором, стояли высокой шапкой. Ветер слегка шевелил кольца короткой бороды. Глаза человека смотрели настороженно. Но вот мгновение, и они раскрылись широко, в восхищении. Вобрали в себя и силуэт корабля, и блеск парчи на одеждах священнослужителей, и богатство ее свадебного наряда. А потом глаза эти под ровными, темными бровями встретились с ее взглядом — и потеплели.

И вдруг Анна поняла: главное в том, что князю понравилась ее красота. Что, кроме всего прочего, она — просто женщина, а он — просто мужчина, и быть им теперь единым целым, родить детей, править домом, делить тяготы и торжествовать вместе. И вера ее станет его верой, а она будет укреплять его в этой вере.

Вот так, по легендам и летописям, пришло к нам христианство. Крестили сначала самого Владимира, а потом уже всех остальных русичей.

Стоит с крестом в руках над Киевом на горе Владимир Красное Солнышко, а в Херсонесе на месте, где князь принимал христианство, стоит собор Святого Владимира.

Византии пришлось подписать с Киевским князем договор, которым признавались его владения в Крыму и Приазовье. Благодаря этому договору Киевская Русь получила выход к Черному морю и укрепила зависимое от нее Тмутараканское княжество. После корсуньского похода к этому княжеству был присоединен город Боспор с округом, получивший русское название Корчев (от слова «корча» — кузница, нынешняя Керчь).

В течение всего XI века Тмутараканское княжество, в том числе его земли на Крымском полуострове, принадлежало Древней Руси. В конце XI века упоминания о Тмутаракани из летописи исчезают, но, очевидно, еще до середины XII века Керченский полуостров и Тамань были русскими.

Во второй половине XII века Тмутараканское княжество пало под ударами половцев, кочевавших в Северном Причерноморье.

О том, что земли на Керченском полуострове принадлежали киевским князьям, говорит целый ряд письменных источников. Арабский географ ал-Идриси называл Керченский пролив «устьем Русской реки» и знал в этом регионе даже город с названием «Россия» (можно предположить, что это русский Корчев, который, по сообщению византийского источника 1169 года, какое-то время назывался «Россия»). На средневековых европейских и азиатских картах Крыма сохранилось немало названий городов, свидетельствующих о давнем и длительном пребывании на полуострове русов: «Косаль ди Россиа», «Россиа», «Россофар», «Россо», «Росика» (вблизи Евпатории) и др.

Половецкое, а затем монголо-татарское нашествие надолго отрезало Крым от Киевской Руси.

Вопросы и задания

1. Из каких источников мы узнаем о появлении славян в Таврике?

2. С какой целью князь Владимир осаждает Херсонес?

3. Определи границы Тмутараканского княжества и назови время его существования.

«ПЕЩЕРНЫЕ ГОРОДА»

В средневековой Таврике на высоких плато столовых гор возникает целая сеть городов, окруженных неприступными скалами и грозными оборонительными стенами с боевыми башнями. Чаще всего в исторической литературе эти города упоминаются как «пещерные города». Возникнув в раннем средневековье, эти города вызывают большой научный интерес. Подавляющее их большинство сосредоточено в юго-западном районе Внутренней, или Второй, гряды Крымских гор, отделяющей горную часть полуострова от предгорья и степи. Эта гряда имеет пологие северо-западные склоны, спадающие в продольную долину, а на юго-восток она обращена отвесными скальными обрывами.

Известия о некоторых «пещерных городах» появились в исторических источниках более тысячелетия тому назад. Сохранились их описания, составленные как известными учеными, так и разного рода путешественниками, любителями древностей. Термин «пещерные города» появляется в XIX веке, но уже в это время он был поставлен научными исследователями под сомнение. Изучение этих городов показало, что лещеры были лишь вспомогательными постройками, служившими в основном для хозяйственных и оборонительных целей. Были среди них и церкви.

О времени и обстоятельствах происхождения «пещерных городов» существует целый ряд гипотез и точек зрения. Среди них выделяются две основные.

Одни исследователи видят в этих памятниках результат активной внешней политики Византийской империи, которая стремилась укрепить границы своей территории крепостями и укрепленными линиями. Такого рода мероприятия Византия действительно осуществляла в целом ряде подвластных территорий. Сторонники этого взгляда ссылаются на данные литературных и эпиграфических (надписи на камнях) источников, а также на облик материальной культуры раннесредневекового Херсонеса, являвшегося форпостом византийского влияния в Таврике. Его защита была организована путем создания в горном юго-западном Крыму линии укреплений в виде «пещерных городов». Время этого строительства определяется концом V или первой половиной VI века.

К сожалению, сторонникам этого взгляда приходится использовать для доказательства лишь немногочисленные дошедшие до нас отрывки из произведений византийских авторов. При дворе императора Юстиниана I (527—665) историком и военным деятелем Прокопием Кесарийским был написан трактат «О постройках». Говоря о мероприятиях, осуществленных в Таврике, Прокопий сообщает о существовании там некой страны Дори, населенной готами-земледельцами, бывшими военными союзниками Византии. Для их защиты от нападений врагов император повелел построить «длинные стены».

К сожалению, по тексту отрывка невозможно точно установить район, в котором была расположена страна Дори. По этому вопросу уже длительное время ведется полемика. Исследователи, связывающие «пещерные города» с деятельностью византийцев, видят ее в юго-западной части Крымских гор на пространстве между Внешней и Главной грядами. Действительно, если смотреть на карту, то в какой-то степени они напоминают цепь укреплений, закрывавших горные проходы. Но эта гипотеза имеет целый ряд уязвимых мест. Не все «пещерные города» являлись крепостями. Настоящими крепостями со значительными гарнизонами, способными защищать горные долины, оказались лишь Мангуп, Эски-Кермен и Чуфут-Кале. Остальные или вообще не имели укреплений, или же по своим размерам могли быть лишь убежищами и замками, дававшими укрытие обитателям округи.

Исследователи, выдвигающие другую точку зрения, утверждают, что «пещерные города» — это города, села, замки и монастыри, возникшие в результате развития феодальных отношений в среде горнокрымского населения. Процесс этот происходил в течение столетий и завершился к Х-ХII вв. На протяжении почти полутысячелетия формировались центры ремесел и торговли, резиденции феодальной администрации, монашеские обители, поселения мирных земледельцев.

Часть исследователей размещает страну Дори на Южном берегу Крыма начиная от Судака до Фороса. Еще в 30-е годы XIX века академик П. Кеппен видел на перевалах Главной гряды развалины сооружений, которые он отождествлял с «длинными стенами» византийцев. Эту же точку зрения в своих статьях отстаивают О. И. Домбровский, Э. И. Соломоник и ряд других исследователей.

«Пещерные города» сейчас исследуются, и будем надеяться, что большинство загадок их истории ученые сумеют решить.

ЧУФУТ-КАЛЕ

Одним из самых известных «пещерных городов» является Чуфут-Кале, находящийся в трех километрах от Бахчисарая. Он расположен на плато горного отрога, господствующего над тремя долинами. Человек использовал подготовленную самой природой вершину скалы, усилив ее экономными и продуманными оборонительными сооружениями. О времени основания города, еще недостаточно исследованного, мнения расходятся: одни исследователи относят его к VI веку, другие — к XI веку, соглашаясь при этом в том, что основанию оборонительной системы предшествовало поселение и, видимо, укрепленное убежище. Об этом говорят найденные во время раскопок обломки амфор, лепной посуды позднеантичного и раннесредневекового времени. Окрестности Чуфут-Кале издавна населяли сармато-аланы. В могилах были найдены характерные для них деформированные черепа и различные украшения — серьги, кольца, фибулы, железные ножи. О том, что округа была заселена аланами, единогласно сообщают греческие, арабские, турецкие источники. Любопытно одно из них: «Близ Херсона живут аланы, столько же по своей воле, сколько и по желанию херсонцев, словно некое ограждение и охрана».

В старину город называли Кырк-Ор; одно из самых ранних его описаний принадлежит арабскому географу Абуль-феде, побывавшему здесь в 1321 году: «Кырк-Ор находится в стране асов [аланов], его имя значит по-турецки сорок крепостей; это сильно укрепленный замок, основанный на неприступной горе. На верху горы есть площадь, где жители страны в минуты опасности находят убежище». В конце XIII века крепость была захвачена татарскими войсками под командованием Ногая. В конце XIV века, перенеся сюда свою ставку (столицу), крымские ханы превращают город в цитадель. Ее тюркское название Кырк-Ор (Кырк-Ер)— «сорок крепостей» звучит странно в применении к одной крепости: по-видимому, дело в том, что это выражение употреблялось для характеристики всего горного края и было перенесено на город. Как называлась крепость первоначально, мы не знаем. Ряд исследователей, начиная с А. Л. Бертье-Делагарда, склонны видеть в нем раннесредневековые Фуллы — название, упоминаемое в целом ряде источников, давшее имя епархии и, однако, оставшееся неприуроченным ни к одному городищу. Но эта версия пока не подкреплена достаточно вескими доказательствами.

Татары разместили в крепости свой гарнизон. В период борьбы крымских ханов с Золотой ордой за самостоятельность она служила Гиреям укрепленной резиденцией во время междоусобиц. После распада Золотой орды Чуфут-Кале утрачиваегсвое значение и Менгли-Гирей переселился в недавно отстроенную столицу — Бахчисарай. Покинутую же крепость заселяют караимы, и постепенно за городом закрепляется название Чуфут-Кале — «иудейская крепость».

По свидетельству путешественников, в Чуфут-Кале в середине XIX века было 300 домов и 1600 жителей; однако уже во второй половине столетия большинство их покидает город на скале.

Давайте совершим с вами увлекательное путешествие и более подробно познакомимся с «мертвым городом». Дорога к нему ведет от окраины Бахчисарая, постепенно углубляясь в ущелье вдоль отвесных скал.

Обычно в крепость поднимаются по древней, вымощенной камнем (частично уцелевших на двух последних маршах) дороге, которая ведет в город через Малые, или Южные, ворота: их называют еще «потайными», так как они не видны, пока не подойдешь к ним вплотную. Ворота построены, вероятно, в XIV веке, на месте более древних: массивные дубовые створки обиты железом, а верхняя часть стены перестроена и снабжена бойницами для стрельбы из ружей. Ворота эти были настоящей ловушкой: снаружи подступ к ним прикрывала оборонительная стена, вдоль которой идет последний марш дороги. Противник приближался к воротам, будучи обращен к стене правым, незащищённым боком, поскольку щит держали в левой руке. Прорвавшись внутрь крепости, он оказывался в узком, вырубленном в скале коридоре, когда-то имевшем перекрытие, на котором размещались защитники города. В целях обороны они могли использовать и пещеры в конце коридора, расположенные в четыре яруса.

Каменистая тропинка поднимается налево, где за развалинами нескольких жилых домов находится стена, отделявшая от города незастроенную часть плоской вершины скалы — пустырь Бурунчак. Туда ведет улица Бурунчакская, проходящая по северному плато; видимо, по ней двигались арбы и телеги, въезжавшие в город через Восточные ворота, на рынок, располагавшийся на пустыре. В случае военной опасности здесь могли укрывать свой скот и имущество жители окрестностей.

Посредине города проходит Средняя улица, непроезжая, доступная лишь пешеходам и вьючным животным. По южному краю плато проходит Кенасская улица, на которой находятся караимские молитвенные дома — кенассы. Расположенные в небольшом дворике за высокой оградой два прямоугольных здания с двухскатными крышами окружены аркадами.

Большая соборная кенасса возведена в XIV веке: десять колонн ее аркады опираются на парапет из массивных плит, украшенных высеченными в камне розетками. В ней устраивались торжественные праздничные службы.

Вторая, Малая кенасса (ее называли «дом собрания») — предположительно ровесница первой, но капитально ремонтировалась в конце XVIII века. Она предназначалась для обычных служб и для собраний, где решались различные дела караимской общины. Внутреннее убранство кенасс было одинаково: они убирались коврами, с потолочных дубовых балок свисали хрустальные и медные люстры, в украшенных резьбой шкафах хранилась религиозная утварь, свитки Торы. В небольшом помещении, ближе к выходу, отделенном перегородкой от остального зала, на скамьях, обитых кожей, могли сидеть во время богослужения старики. Над этой частью храма нависает балкон с остатками густой деревянной решетки — здесь размещались женщины. Неподалеку от кенасс находилась первая караимская типография, основанная в 1731 году.

Все три улицы сходятся на небольшой площади, где видны остатки мечети, построенной в 1346 году. Сразу же за площадью стоит почти полностью сохранившийся мавзолей XV века — прекрасный образец малоазийской, «сельджукской» архитектуры. Это монументальное восьмигранное сооружение, украшенное по ребрам граней резными колоннами, с высоким, покрытым резьбой порталом.

В глубине мавзолея на ступенчатом возвышении — надгробие с арабской надписью: «Это гробница знаменитой государыни Ненеке-джан-ханым, дочери Тохтамыш-хана, скончавшейся месяца рамазана 841 года» (1437 г.).

С именем Джаныке связано несколько красивых легенд. Вот одна из них.

СКАЗАНИЕ О ДЖАНЫКЕ ИЗ КЫРК-ОРА

(Легенда)

Вот смотри, крепкие стены Кырк-Ора, ух, какие крепкие! Если ты вот так даже руки разведешь, стену все равно не обнимешь. Толстые стены, крепкая крепость. Й ворота железные, и замки, наверное, каждый с пуд. А за стенами кто жил, знаешь?

Тохтамыш-хан. Что сказать о нем? Тохтамыш-хан — это мало сказать! Какой был хан? Не хотят глаза смотреть, такой страшный был. У него — люди говорили — тело шерстью поросло, он был рыжий, голова у него была, как у барана, зрачки у него поперек глаз стояли, таких глаз у человека не бывает.

Он никогда не кричал, Тохтамыш-хан, но люди даже шепота его боялись. Богат был Тохтамыш. А где ты видел бедного хана? Всего было у него. В его каменных пещерах стояли сундуки богатые, сундуки с большими замками. Но, женщина, лучше не открывай ты крышки этих сундуков. Если откроешь, глупая, ты подумаешь, что солнце украли и спрятали в сундук, посмотришь и ослепнешь. Это не солнце, это богатые одежды с камнями драгоценными, золото нашито на одежды. Только ты их руками не трогай, не надо, пусть лежат. Липкие они, потому что богатство Тохтамыш-хана по рекам крови пришло, пришло и легло в сундуки. Стерегут эти сундуки каменные пещеры, каменные стены и каменное сердце Тохтамыш-хана.

Никого не любил Тохтамыш-хан, а какой хан кого любит?

Была у него в гареме девушка, звали ее Джаныке. И вправду она была джаныке — душевная. Добрая была, ласковая, как ребенок, как мать всем ласковая.

Красивая была Джаныке. Только в груди у Джаныке какая-то птица всегда ютилась. Так думала Джаныке. Не знала, глупенькая, что в груди у нее большой недуг, болезнь страшная. Отца, матери у нее не было, а Тохтамыш купил ее в Бахчисарае, внизу, купил девочку и спрятал, как голубя в клетку, и растил для себя в своем гареме, а чтобы люди не говорили плохого, дочерью назвал.

Все боялись Тохтамыша, и маленькая Джаныке боялась. Придет в гарем Тохтамыш, спросит, как живешь? Живу, говорит Джаныке. Большую рыжую руку положит хан на ее голову, и казалось Джаныке, что голова отвалится.

Всего много у Тохтамыша, но самое главное сокровище — Джаныке.

Однажды пришла беда на Тохтамыша. Крепость Кырк-Ор окружили враги, с двух сторон шли. Большое войско. Они били вдаул, они кричали, они уже радовались. Знали враги: в крепости воды нет, а без воды как жить будешь? Знали враги, что им не нужно головами в камни стучать. Подождем, говорили, у нас времени много! Вода у нас, хлеб у нас, а Тохтамыш-хан, когда заставим, он сам свои железные ворота откроет, он сам на шелковой подушке ключи вынесет и попросит: примите, все ваше. Так говорили враги. А за стеной Тохтамыш-хан ходил, как дикий зверь, как барс злой, страшный.

Нет воды, а дни идут, а птица Клафт ни разу свои крылья не раскрыла над Кырк-ором, и люди скоро стали падать, как падают осенние листья. Каменное сердце было у Тохтамыша. Он боялся за свои сокровища, а людей не жалел. Он заставил их бросать камни вниз, на. врагов, и злобно говорил своим людям:

— Думаете, я своими руками открою ворота? Если у меня камней не хватит, я ворота вашими головами забросаю.

Люди сначала боялись, а потом уже ничего не чувствовали, им было все равно. Без воды разве будешь жить?

И стало тихо в крепости Кырк-Ор, никто не пел песен. У матерей из груди не только молока — крови не выдавишь, и падали быстрей всех маленькие дети. Как было их жалко! А воды все нет. Джаныке в гареме дивилась: почему так тихо в Кырк-Оре, почему никто ничего не говорит, почему даже собаки не лают? А няньки в ответ только плечами пожимали; няньки знали, а сказать нельзя. Потом к Джаныке в гаречм пришел мальчик — пастушок Али. Он пришел, смиренно опустил голову и сказал так:

— Слушай, Джаныке. Вот видишь, я мужчина, а не смотрю на тебя, пусть мои глаза не оскорбят тебя, девушку. Не бойся, выслушай меня, я ведь пришел от народа. Слушай, Джаныке, люди о тебе говорят, что никогда ты не сказала неправды, что твои розовые губы никого не обидели. Слушай, Джаныке, люди еще говорят, — дрожа от испуга, говорил Али, — что ты не дочь Тохтамыша, что ты наша, оттуда, из Эски-Юрта, что тебя купил Тохтамыш. Если так, Джаныке, то как же твое сердце терпит, как же ты народу не поможешь? Слушай, что я тебе скажу: там далеко, но ты не бойся, там вода поет, пойдем...

— А зачем нужна вода? — спросила Джаныке.

— Ты не знаешь? Во всем Кырк-оре нет ни капли воды, маленькие дети падают, умирают, и никто не может спасти их. Я хотел проползти туда, где вода, но у меня широкие плечи, а ты — люди говорят про тебя, ты тонка, как веточка, ты всюду проникнешь, — ты будешь проползать в расщелину и доставать оттуда воду, она там поет, а я понесу ее в водоем. Пойдем, ты же наша.

— Что ты, мальчик, — ответила Джаныке, — разве я смею, я же девушка, мне нельзя быть с тобой, мальчиком. Меня проклянет небо, все меня проклянут, все от меня отвернутся, даже ты, когда вырастешь и станешь большим мужчиной, ты будешь на меня пальцем показывать, и мне нужно будет тогда умереть.

— Не бойся, Джаныке, — просил мальчик, — пойдем, Джаныке, пойдем, мы так сделаем, что никто нас не увидит, а грех я на себя весь приму.

Всю ночь девушка и мальчик маленькими бурдюками таскали воду в городской водоем, и уже стало в водоеме воды столько, сколько в маленьком море, и еще носили, и еще носили, а потом, когда уже брызнуло солнце, когда стало хорошо на небе, вдруг из труди девушки улетела птица, даже видела маленькая Джаныке, как она высоко-высоко в небо понеслась. Потом ей стало очень больно, и она упала.

И упала она лицом на землю. Лицом вниз упала Джаныке, она матери всех матерей стала жаловаться — земле.

Когда стало светло, пришли люди. Первыми появились маленькие люди — дети. Они увидели воду и сказали просто, как мудрецы: «Смотрите, вода!», и стали пить. А потом бегали всюду и кричали: «Вода! Вода!» А большие люди не поверили, но маленькие люди все говорили: «Смотрите, вода! Вода!»

И весело все повторяли это слово и стали пить воду. А потом увидели, что Али-пастух плачет около какого-то тела, которое лежит на земле, такого маленького, тонкого.

Когда повернули его лицом кверху, увидели и испугались:

— Джаныке!

И тогда все понял народ, и сказал тогда народ:

— Здесь лежит прекраснейшая из прекрасных, роза райских садов. О люди, уготовьте ей лучшее место в сердцах своих!

Недалеко от мавзолея расположена Средняя, самая ранняя оборонительная стена с воротами, пересекавшая плато от одного края обрыва до другого. После возведения Восточной оборонительной стены Средняя стена утратила свой боевой характер и подверглась многочисленным переделкам. С помощью проведенных археологических работ удалось выявить первоначальную конструкцию этого участка обороны. Сама стена имела толщину до 5, а высоту до 8 метров. В 10-15 метрах от нее проходил большой крепостной ров длиной 65 м, шириной 4 м, глубиной 2 м, который наполнялся дождевой водой, стекавшей по желобкам, вырубленным в скале. Большой ров не доходил до края северного обрыва — здесь в стене имелась вылазная калитка. У северного и южного края стену замыкали башни.

У Средней стены находился монетный двор — видны закопченные камни, вырубки для балок, поддерживавших крышу. Монета здешней чеканки, серебряная с большой примесью меди, с надписью «Кырк-ор», ценилась невысоко.

За воротами Средней стены начинается Главная улица. По этой улице двигались арбы, влекомые медлительными, но надежными на горных дорогах быками. Огромные скрипящие колеса протерли в скале глубокие колеи, которые еще больше углублялись под действием снеговых и дождевых вод. Историками эта дорога метко именуется «дорогой тысячелетий». Для пешеходов служили узкие тротуары из каменных плит, неплохо сохранившиеся. Справа за невысокой стеной — два жилых дома XVIII века. В одном из них до конца своих дней жил известный караимский ученый Авраам Самуилович Фиркович (1786—1874).

Город замыкает Восточная оборонительная стена, построенная в XIV-XV веках. Длина ее 128 м, у южного и северного обрыва она имеет угловые башни; с внешней стороны над воротами вделана мраморная плита с изображением рогатины и щита. Снаружи перед крепостной стеной высечен большой бассейн для сбора талой и дождевой воды. На площади перед воротами располагался рынок.

Обжитый с древних времен, рынок сохраняет следы народов, населявших его, и при внимательном взгляде вы, как когда-то поэт М. А. Волошин, увидите:


...в кладке стен кордонного поста
Среди булыжников оцепенели
Узорная турецкая плита
И угол византийской капители.

 

Вопросы и задания

1. Что означает понятие «пещерные города »?

2. Как возникали «пещерные города »?

3. Где находилась страна Дори?

4. Расскажи о Чуфут-Кале.






ПЕЩЕРНЫЕ МОНАСТЫРИ

Возникновение пещерных монастырей в Крыму связано с иконоборчеством в Византии. В VIII—IX веках византийское духовенство настолько усилилось, что в руках у монастырей и церквей сосредоточилась значительная часть земель. Императоры Лев III и Константин V начали преследование духовенства и монахов под предлогом борьбы с иконопочитанием. Церковным собором 754 года иконопочитание было осуждено. По приказу властей разрушались церкви с росписями, уничтожались иконы, у монастырей конфисковывались земли. На протяжении VIII—XI веков монастыри были закрыты, а монахи, да и светские почитатели икон бежали из Византии, в частности на север, в Крым. Здесь в долинах рек в неприступных скалах возникают многочисленные монастыри — Успенский, Качи-Кальон, Шулдан, Чилтер-коба, Чилтер-мармара и др.

Успенский монастырь.

Успенский монастырь (близ Бахчисарая) возник предположительно в конце VIII — начале IX века и просуществовал с перерывами около тысячи лет. Монастырь расположен в живописной долине на отвесной скале, внизу которой сохранились пещеры. Сохранились него наземные постройки: дом игумена у дороги, руины небольшой часовни, остатки фонтана, два здания монастырской гостиницы. Широкая лестница, постепенно врезающаяся в скальный массив, ведет на площадку второго яруса, отсюда более узкая лестница приводит в главную, Успенскую церковь, вырубленную в отвесной скале. Обширный светлый зал со стенами, побеленными известью, украшен четырьмя колоннами, за которыми видны следы поздней росписи; напротив в стене — оконные проемы, из которых открывается вид на ущелье и остатки греческого поселения Мари-амполь. Снаружи над церковью в специальной нише, украшенной витыми колоннами, и по бокам от нее — роспись середины XIX века, выполненная прямо на скале.

После вторжения в Крым монголо-татар многие монастыри пришли в упадок, Успенский же монастырь сумел остаться центром христианской церкви в Крыму. Эта роль перешла к нему после захвата Мангупа турками (1475 г.). Русское государство оказывало покровительство монастырю, посылало ему материальную помощь.

После переселения крымских христиан в Приазовье в 1778 году, когда Крым покинули и жители селения Мариамполь, располагавшегося напротив монастыря, места эти пришли в запустение.

Шулдан. В Шульской долине, ведущей к селу Терновка, над верхним краем скалистого склона, в скальном обрыве издалека видны высеченные в нем пещеры: это монастырь Шулдан («Отдающий эхо»), возникший, вероятно, в VIII веке. По склону, заросшему лесом, зигзагообразно поднимается дорога до плато; отсюда направо, вдоль скального обрыва, ведет к монастырю сильно заросшая травой тропа. В ближайшем естественном гроте, видимо, был источник: об этом говорит отверстие в скале, выточенные водой желобок и выемка в виде чаши. Сегодня вода выбрала себе другой путь — источник пробивается из земли несколько дальше и ниже. В следующем гроте произошел крупный обвал вместе с имевшимися в нем пещерами, в правом углу повисли остатки каменной лестницы, некогда ведшей в храм. Следуя дальше вдоль скалы, попадаем в лабиринт пещер естественного и искусственного происхождения и затем по ступенькам неожиданно выходим в верхний ярус — своего рода балкон, круто обрывающийся вниз, откуда открывается великолепный вид на Шульскую долину. Слева находится высеченная в скале базилика правильной формы с нартексом, отделенным двумя колоннами, от которых видны каменные основания с коробовым сводом и центральной апсидой, вдоль полукружия которой идет двухъярусная скамья с епископским креслом в алтаре. На стенах еще различимы следы росписи, которую датируют XII-XIII веками. С южной стороны к храму примыкает придел с купелью в апсиде.

Вопросы и задания

1. С чем связано возникновение пещерных монастырей в Таврике?

2. Какие пещерные монастыри Крыма ты знаешь ?

3. Расскажи об Успенском монастыре.

Дата: 2018-12-21, просмотров: 182.