Глава 7. Часть 12. Поворот событий

 

- Вызывай, - грубо приказал лидер: "Их уже полегло практически половина. Если мы поднимем этих бессмертных трупов, то людишки помрут до конца сами от одного лишь страха".

- Слушаюсь, господин, - Уныние откинул металлическую обложку книги, когда-то прорезанную Измаилом, и принялся искать нужную страницу.

Бойня внизу продолжалась, Королевская армия резко подняла свой боевой дух, когда пал Ракшас, а Гордыня - успокоился. Вдруг за спиной лидера раздался вздох и лязг упавшего металла о каменный пол гарнизона.

- Что случилось? - спросил, обернувшись, Гордыня, обращаясь к упавшему вниз старику, возле которого небрежно лежала раскрытая книга. Некромант издал охающие звуки, пытаясь встать, что было слегка затруднительно, учитывая ремни, на которые он наступал.

- Господин... Связь Семи Грехов... Я видел... Смерть. Смерть Ярости, - держась за разболевшуюся голову, глубоко вдыхая, отвечал Уныние. Лидер Культа злобно зашипел:

- Живо открывай портал и отправляй меня с этими скотами на Север!

- Я не могу, господин... У меня сейчас нет столько сил на такой же огромный портал и на столь же далекий. Вы же знаете... Невозможно, - извиняющимся тоном проговорил грешник.

- Тогда зачем ты вообще здесь нужен?! - вспылил Лидер, но, быстро взяв себя в руки, продолжил: "Хорошо, отправь меня туда одного, старик. Ты - остаешься здесь. Если что случится с Цитаделью - я лично отсеку тебе голову! Поднимай мертвых и добивай этих тварей! Ты понял меня?!"

- Да, господин, - Уныние ответил покорно, слегка наклонив голову и отпятившись назад, не желая получать новых ударов от Лидера Культа.

- Отправляй, - велел Гордость, на что раскрывший руки старик, принялся что-то нашёптывать, пока в воздухе не возникла маленькая синяя точка. Некромант чуть отошел от нее и раскрыл руки шире, заставив точку превратится в портал человеческого роста. Лидер Культа, не сказав ни слова, вошёл в портал и исчез, а уставший грешник свёл руки вместе, закрыв портал. Как только господин пропал, некромант быстро поднял с пола книгу и принялся снова разыскивать нужную страницу.

Как только Ракшас пал, Ахилл первым делом прорвался к своему погнутому щиту, отражая на ходу атаки подавленной Темной армии. Гений ратного дела без труда справлялся с противниками даже без бронзовой защиты. Увидев кучку соратников из отряда Лукема, гопломах свистнул, привлекая их внимание, и позвал к себе. Несколько юношей, наскоро подоспев к командиру, наперебой восхищались победой над демоном-людоедом.

- Не время болтать, воины! Фортис - ты за старшего, пока меня не будет! - перекрикивая звуки борьбы, произнес Ахилл.

- Понял, командир! - резким движением головы ответил парень.

- Не дайте Убийцам добраться до меня, пока я осмотрю щит! - крикнул лучший воин Лукема и подошел к погнутому бронзовому листу. Отряд монастыря окружил гопломаха, не позволяя гнутым клинкам коснуться командира, пока тот, перевернув щит, перевязывал хотя бы как-то ременчатые крепления под руку. С трудом справившись с задачей, довольный даже такой защитой со сквозным отверстием, Ахилл подскочил к Фортису и ударом снизу выбил челюсть подбежавшему вплотную Убийце.

- Сопроводите меня до Цитадели! - крикнул чуть ли не в ухо юноше командир и двинулся вперёд. Утвердив резким кивком головы полученный приказ, Фортис жестом показал отряду, что нужно двигаться с гопломахом. Ворвавшись в ряды Темной армии, мужчины ощутили давление и атаки со всех сторон, но Ахилл не останавливался, несмотря на потери своего отряда. Изверги кололи живой таран с боков, проникая своими лезвиями под ребра крайних бойцов, а те, что располагались следующим кругом, внутри первого, изредка успевали ранить кого-то в ответ, как правило, на такой скорости просто выбивая оружие у врага. Все-таки сумев преодолеть эту толпу, отряд из оставшихся десяти-двенадцати воинов Лукема, включая Ахилла и Фортиса, проник в Цитадель и, уже плутая по коридорам от толпы Убийц, гнавшихся за ним, только и успевал закрывать за собой двери.

- Нам нужно найти подъем на гарнизон, - запыхавшись, но, не останавливаясь, озвучил решение гопломах. Увидев высокую винтовую лестницу в одном из залов, Ахилл понял: это то, что нужно. Дверь в зале, как обычно бывает, крепкая и массивная, была заперта воинами отряда и забаррикадирована всем, что находилось вокруг. А в помещении, к счастью, находилось много и помимо столов с бесконечными запасами свежей еды, включая трон. Ахилл и несколько юношей, подняв этот символ власти, донесли его до запертой дубовой двери и, раскачав его, кинули в общую груду мусора, подкосив одну из четырех ножек.

- Командир, мы удержим оборону - вам надо идти наве..., - начал было Фортис, но гопломах резко прервал его:

- Тихо! - и, спустя секунду промедления, пытаясь понять, что за крики ужаса поднялись со всех сторон, бросился к одному из окон, выходящих на боле боя. Даже у такого великого воина, как Ахилл, в груди все похолодело: Темные войска стали в два, а то и в три раза многочисленнее - живые мертвецы, наполнившие армию Грешников, из поднятых павших Убийц и людей, не воспринимали удары Королевской армии и были полностью неуязвимы, начав массово уничтожать народ. Командиры отрядов не знали, что предпринять и в армии поднялась паника: народ побежал. К изумлению гопломаха, даже будучи мертвый Ракшас, с дыркой в голове, продолжал давить толпы, разрезать пополам своим огромным ржавым мечом. Случайно попавшие под лезвие живые мертвецы падали на землю, и перевернувшись на грудь, просто ползли, стараясь отправить на тот свет кого-либо ещё. Лицо Ахилла сковало от увиденного:

- Удерживайте оборону дверей! - прокричал он своему отряду и бегом направился вверх по лестнице.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 210.