Глава 7. Часть 11. Восточное направление. Бойня

 

Ракшас, продвигаясь к армии людей, сшибал коленями Убийц и, наступая на извергов, ломал им кости. Ахилл видел мохнатое лицо приближающегося людоеда, похожее на человеческое, но полностью покрытое шерстью. Не меньше шести, или восьми рук, торчащие из его туловища кое-как и непонятно как выросшие там анатомически, расшвыривали встречающихся на пути Убийц, периодически отрывая им части тела. Возможно, это происходило непроизвольно, но кровавая полоса из обезображенных тел говорила о безжалостности существа. Приблизившись к монстру довольно близко, Ахилл с ужасом заметил в одной из рук Ракшаса гигантский клинок, похожий на саблю, который людоед держал конечностью торчащей из-под лопатки. Лезвие, длиной в десять шагов, с легкостью рассекло первых встречных солдат Королевской армии пополам. Тварь удовлетворенно вскрикнула, принявшись хватать нападавших воинов и резко ломая кости, или сжимая черепа, отшвыривать калек в стороны. Некоторые из рук монстра, отправляли оторванные руки или ноги прямо в рот чудовища, которые он пережевывал с явным энтузиазмом. Бойня была зверю как игра с травлей зайцев на охоте, которые не могли причинить никакого вреда охотнику, но в данном случае, воины обязаны были нападать.

Находящийся сверху Лидер Культа смеялся тихим противным голосом:

- Посмотри, как он их, старик! – но смех резко оборвался:

- Какого черта? Какого черта?!

Уныние всмотрелся в поле боя и понял причину негодования господина: копье, выпущенное одним из воинов, попало точно в глаз волосатого чудовища.

Ахилл тяжело дышал, пустив копьё в лицо безжалостного Ракшаса – бег сбил дыхание и эти пару секунд промедления гопломах использовал на отдых.

Гордыня, завидев наглого матерого воина, вскрикнул от злости и швырнул один из дротиков, что хранил под плащом, прямо в гопломаха. Не на секунду не отвлекающийся от боя Ахилл увидел, как что-то, блеснув, с огромной скоростью полетело в него с гарнизона Цитадели. Понимая, что увернуться ему уже не успеть, лучший воин Лукема выставил щит. Удар дротика в бронзовый лист Ахилла оглушил стоящих в округе рекрутов и Убийц. Гопломах посмотрел на щит, с ужасом обнаружив в нем сквозное отверстие с порванными краями:

- Не может быть, - не веря в происходящее, но так же холодно пробурчал мужчина: снаряд был выпущен с расстояния не меньше чем пятьсот шагов.

Второй дротик разъяренного Лидера Культа уже не застал Ахилла врасплох, но оборвал жизни всех, кто оказался на пути его полёта. Гопломах бросил взгляд на огромное чудовище. Накричавшись, Ракшас ударил одной из своих рук по торчащему из глаза древку копья. Оружие Ахилла обломилось, и монстр обратил свое внимание на виновника. Яростно взревев, Ракшас быстрым шагом пошел к гопломаху, оставляя за собой обезображенные тела. Ахилл достал из-за пояса короткий меч и резко ударил им по напавшему сбоку Убийце, распоров тому грудь и живот сквозь лоскуты грязных тканей. Новый дротик приземлился совсем рядом от ноги мужчины, когда он заметил обрушивающийся удар конечности Ракшаса. Отпрыгнув назад, Ахилл не успел отвести от удара свой щит: гигантская лапа вырвала защиту, порвав ремни крепления к руке. Лист бронзы, сильно изогнутый от удара, с лязгом упал неподалеку на твердую почву. Оставшись с одним мечом в руке, Ахилл проследил траекторию следующего удара монстра. Присев, учитель ратного дела пропустил тяжелый клинок Ракшаса над головой, второй же удар ладонью не был завершен, так как монстр резко ухватился за руку, всматриваясь в появившееся в кисти отверстие.

- Господин! Вы ранили демона, - испуганно, прохрипел Уныние, позволив себе на шаг приблизиться к лидеру.

- Не лезь, идиот! – обернувшись, Гордыня ударил тыльной стороной ладони грешнику по щеке: «Я и сам знаю! Я убью этого ублюдка!».

- Нет, прошу, господин! – завизжал некромант, ухватившись за полы плаща лидера: «Ракшас справится сам!»

Ахилл не знал, что существо на гарнизоне, пытающееся убить его – само воплощение гордости, и поэтому принял действия охотника за простейшую глупость. Увернувшись от очередного удара руки монстра, гопломах нанес длинный порез на запястье врага, открыв Ракшасу венозное кровотечение. Багряная кровь великана окропила засохшую землю и тела повсюду разбросанных людей и Убийц. А как только Ахилл заметил очередной блеск дротика вдали, мужчина, не нагруженный щитом и копьем, с легкостью занял позицию, которая поставила голову демона прямо под траекторию полёта дротика. Монстр не успел даже вскрикнуть, когда на его волосатом лице появилась сквозная рана, лишившая Ракшаса носа и части рта. Ахиллу показалось, что сквозь это отверстие он заметил удрученное выражение лица охотника, хотя с такого расстояния это, конечно, было невозможно.

Гордость и Уныние стояли молча: старик боялся даже дышать, не то, чтобы заговорить с господином. Пытки, наносимые разгневанным лидером, вряд ли принесут Унынию наслаждение. Между тем, спустя несколько секунд после падения окровавленного демона на пыльную землю, Гордыня повернулся к грешнику и обратился, снова указав на книгу:

- Мы всё равно всех поднимем.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 135.