Интеграционное представление процесса речевого общения
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Риторическая триада процесса речевого общения была сформулирована еще Аристотелем: «...Речь слагается из трех элементов: из самого оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается». Эти положения были использованы в дальнейшем для создания всех последующих моделей социальной речевой коммуникации. Так, известный ритор XIX века Я.В. Толмачёв в своей книге «Правила словесности, руководствующие от первых начал до высших совершенств красноречия», отмечал: «Говорящий, слушающий и предмет речи составляют весь круг человеческого слова».

Для XX века характерна схематичная конкретизация процесса речевого общения, которое трактуется как некая динамическая система, где в качестве управляющей подсистемы выступает говорящий, а управляемой (через сообщение) – слушатель. Основу данного процесса составляет взаимодействие коммуникантов. Оно состоит в обмене информацией между общающимися сторонами и по существу представляет собой диалог.

Чтобы представить процесс речевого действа в современном риторическом ракурсе, необходимо учесть, что сама риторика предполагает сегодня две трактовки: «…С одной стороны, у нас по-прежнему нет другого термина для названия комплексной дисциплины, изучающей ораторское искусство. Оно – предмет «риторики» в узком понимании. С другой стороны, объектом риторики могут быть любые разновидности речевой коммуникации, но рассмотренные под углом зрения осуществления некоторого (для каждого жанра своего) заранее выбираемого воздействия на получателя сообщения. Иначе говоря, риторика есть наука об условиях и формах эффективной коммуникации»[1].

Итак, современная интеграционная модель процесса речевой коммуникации с учетом объективных условий выглядит следующим образом:

ОБЪЕКТИВНЫЕ ФАКТОРЫ воздействие (прямая связь) Г                    С воздействие (обратная связь)
предмет речи

 


Условные обозначения:

Г – говорящий,       С – слушатель,

                       – опосредованный (через сообщение)

                       процесс взаимодействия, диалог

                       – самопрослушивание.

Процесс речевого общения может принимать форму публичного выступления. Тогда говорящий берет на себя конкретную роль оратора, а роль слушателя играет аудитория.

II . П уть « от мысли к звучащему публичному слову » риторическая традиция со времен Цицерона трактует через пять составляющих:

1) Inventio  [инвенция] (лат. находка,изобретение) – нахождение, изобретение того, что сказать.

2) D ispositio [диспозиция] (лат. расстановка, расположение) – упорядочение, расположение по порядку найденного, изобретенного.

3) E locutio [элокуция] (лат. выражение, речь, слог, стиль) – придание найденному словесной формы, украшение словами.

4) M emoria (лат. память) – утверждение в памяти, запоминание.

5) A ctio (лат. действие) – произнесение.

 

Существенным для инвенции является общий замысел, на базе которого строится аргументативное изложение материала. Риторика вообще изначально является наукой о речи и о мысли, об отношении мысли к слову. Еще Аристотель заметил: «...о том, что касается мысли, следует говорить в риторике, так как это принадлежность ее учения. К области мысли относится все, что должно быть достигнуто словом…». По сути, « изобретая » речь, говорящий создает ее мысленную основу, выбирает те или иные смысловые модели, по которым выстраивает информацию о предмете речи. Такие модели известны еще из античных риторик и называются топосами, или топами (от гр. t o p o x . – место, общее место), учение о них – топикой [рассмотрим позже].

Что касается диспозиции, то еще П. Сергеич предупреждал ораторов: «…не ищите плана; он найдется сам, пока вы будете думать о деле. Это будет плод бессознательной, а потому и безыскусственной работы; следовательно, будет естественный план; когда же он найдется, попробуйте переставить части. Возможно, что этим путем вы создадите более интересную схему изложения. Чем меньше составных частей в речи, тем лучше. Речь должна быть краткой; краткость же заключается не в том, чтобы она была непродолжительна, а в том, чтобы в ней не было ничего лишнего»[2].

Тому, какие требования предъявляются к словам коммуниканта, т. е. элокуции, посвящены и культура речи, и риторика, а относительно запоминания текста и произнесения речи еще раз подчеркнем: в ораторской практике принято считать, что могут читаться лекции, доклады и официальные документы. Остальные виды речей должны произноситься, ведь во время речи оратор должен обращаться к слушателям, а не к конспекту…

 

III. Аргументация и ее составляющие (см. Методические рекомендации по изучению дисциплины «Теория и практика аргументации»)

 

Итак, риторическая аргументация – это высказывания коммуниканта (оратора), которые имеют цель подготовить слушателя (аудиторию) к признанию обоснованности, правильности, уместности этих высказываний и принятию точки зрения говорящего.

Риторическую аргументацию не следует смешивать с научной (логическим доказательством). Их различие четко осознавалось уже в античной риторике. Еще Аристотель в «Топике» говорил, что «доказательство имеется тогда, когда умозаключение строится из истинных и первых положений (посылок) или из таких, знание о которых берет свое начало от тех или иных первых и истинных положений». Такое умозаключение называется аналитическим.

Другой тип – умозаключение диалектическое. Диалектическое умозаключение строится из правдоподобных положений. «Правдоподобно то, что кажется правильным или большинству людей или мудрым – всем, или большинству их них, или самым известным и славным». В результате получается высказывание, выражающее мнение определенного лица, которое (высказывание) может быть принято аудиторией как заслуживающее доверия.

Что касается непосредственно риторической аргументации, т.е. высказываний, которые подготавливают слушателя к принятию авторской позиции, то как писал Аристотель, «если бы мы располагали даже самой точной научной истиной, вовсе нелегко убеждать людей, составляя речь на ее основании, потому что речь на основе знания требует обучения всех слушателей, а это невозможно, и поэтому нужно создавать убедительность речи общепонятными средствами… Риторика способна представить убедительным любой предмет», однако «…не рассматривает того, что является правдоподобным для отдельного лица, ... но имеет в виду то, что убедительно для всех людей, каковы они есть»[3].

По Аристотелю, «риторическое доказательство есть энтимема, некоторого рода силлогизм», часть которого держится в уме (как общеизвестное), а часть выражается. При необходимости (для анализа правильности хода аргументации) силлогизм можно восстановить. Например:

Нужно быть нечестным человеком, чтобы поступить таким образом.

Все люди, которые поступают таким образом, нечестные.

Этот человек поступил таким образом.

----------------------------------------------------

Этот человек нечестный.

С течением времени (и особенно с развитием науки) мысль о том, что энтимема – лишь «некоторого рода силлогизм», забылась, и риторическая аргументация, квазиологическая по своей сути, стала сводиться к научной, что привело к ослаблению позиций риторики в целом.

Однако в середине ХХ века, когда началось «возвращение» риторики, ученые, обратившись к риторическому наследию античности, вновь акцентировали внимание на специфике этого доказательства. Так, Х. Перельман («Аргументативная риторика», 1958 г.) пришел к выводу, что ценностные суждения античных текстов (в отличие от математических доказательств) не являются ни дедукциями, ни индуктивными умозаключениями; это различного вида аргументы, позволяющие «подготовить умы к восприятию идей, которые представлены к их одобрению».

Различие между формальным доказательством и риторической аргументацией Х. Перельман определяет следующим образом.

 

  ФОРМАЛЬНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО РИТОРИЧЕСКАЯ АРГУМЕНТАЦИЯ
Знаковое (языковое) представление знаки лишены неопределенности: А, Б, С определены в ходе предыдущих доказательств, и если А = Б, а В = С, то А = С неопределенность знаков не исключена (содержание понятий, входящих в обсуждаемое положение, неодинаково для различных людей (см. например, содержание понятия «совесть»)
Доказательство доказательство ведется по определенным правилам, схемам, на искусственном, формализованном языке доказательство ведется на естественном языке
Аргументы аксиомы не подлежат обсуждению (А = Б, Б = С) принятие тезисов говорящего слушателем зависит от авторитета говорящего (нравственных качеств, уровня интеллекта, способности воздействовать на чувства)

Современный ритор А.А. Волков определяет риторический аргумент как словесно выраженный ход мысли. По его мнению, аргумент является предметом риторики в совокупности его содержательно-логической, этической и экспрессивно-эстетической сторон. Чтобы правильно построить аргумент, считает А.А. Волков, нужно решить три задачи: найти идею (инвенция), которая рассматривается как истинная или общепринятая, сблизить с этой идеей положение[4], предложить основание такого сближения, расположив доводы[5] в последовательном порядке (диспозиция) и связав их с положением.

В аргументе выделяются три смысловые части: топос, схема и редукция.

Топос – общая идея, к которой приводится положение и на основе которой строится аргумент.

Схема – состав, связь и последовательность положений и доводов аргумента.

Редукция – сведение значений термов[6] к значению топоса.

 


Топосы.

Топос – оценочное суждение, имеющее статус общепринятого мнения. Значение топоса зависит не только от предмета высказывания, но и от прагматического, психологического, этического и других смыслов. Будучи общепринятыми, топосы обладали убеждающей силой – отсюда и та значимость, которая придавалась составлению списков топов.

Первый свод топики (учения об основаниях аргументов) построил софист Горгий (485 - 380 до н. э.). Кстати, он же предложил учение об аргументации, выделил и обозначил риторические фигуры и создал школу риторов. Позже свою «Топику» создаст Аристотель. А еще позже, много веков спустя, родоначальник русской риторики М.В. Ломоносов в своем «Кратком руководстве к красноречию» напишет: «Изобретение риторическое есть собрание разных идей, пристойных предлагаемой материи. Идеями называются представления вещей или действий в уме нашем» – и сгруппирует все идеи в некоторые обобщающие классы, «места риторические», из которых особо выделит следующие 16:

1) род и вид, 2) целое и части, 3) свойства материальные (величина, фигура, движение, упругость, твердость), 4) свойства жизненные (душевные дарования, страсти, добродетели, пороки, внешнее состояние, чувства), 5) имя (небо, август, Москва), 6) действия и страдания, 7) место, 8) время, 9) происхождение, 10) причина, 11) предыдущее и последующее, 12) признаки, 13) обстоятельства, 14) подобия, 15) противные и несходные вещи, 16) уравнения.

В настоящее время специалисты в области риторики продолжают обращаться к понятию топосов. А.К. Михальская, например, в своем учебном пособии по риторике выделяет 10 таких моделей:

1) род – вид,

2) определение,

3) целое – части,

4) свойства (признаки предмета речи, его качества, функции, характерные действия),

5) сопоставление (сравнение, противопоставление),

6) причина и следствие,

7) обстоятельства (где, когда, как, каким образом),

8) пример,

9) свидетельства (цитаты, изречения),

10) имя (происхождение слова, которое входит в название темы, его смысл).

 

С точки зрения культуры система общих мест содержит три смысловые области: гносеологическую, моральную, познавательно-позитивную.

Гносеологическая (складывается в фольклоре). Эти топосы этически нейтральны.

Моральная:

а) фольклорный слой (практическая мораль, которая направлена на достижение материального блага для себя и своего рода: хорошо то, что полезно мне и «своим», по отношению к «чужим» ее запреты можно нарушать);

б) слой духовной морали, данной в текстах Священного Писания (не убий, не укради, не прелюбодействуй, не лжесвидетельствуй и не клянись ложно, испытывай свою совесть и совершенствуйся морально);

в) слой профессиональной морали: неприкосновенность собственности; профессиональные правила; соблюдение договоров в любой форме.

Познавательно-позитивная (совокупность знаний, добытых человеком в процессе познания мира).

Историческим ядром общих мест является мораль.

 

Положение топоса в иерархии и его содержание определяется авторитетом инстанции, от которого он вводится. Так, по мнению А.А. Волкова, для русской культуры органична следующая иерархия топосов.

«Органическая» система топосов

1.Религия (Св. Писание, Св. Предание, богословие).

2.Наука (математика и логика; гуманитарная; естественная; прикладная).

3.Искусство (логические искусства: информатика, метрология, гармония, элоквенция, поэтика; мусические искусства: музыка, художественная литература, ваяние, танец; практические искусства: зодчество, дизайн, техника, военное дело, администрация, домоводство, политика, маркетинг).

4.Право (принципы права, прецеденты, действующее законодательство).

5.Исторический опыт (месторазвитие общества; задачи национально-государственного строительства; образование и профессиональная подготовка населения; народное здравие; состояние цивилизации; форма социальной организации общества; природные ресурсы и окружающая среда; прецеденты решений).

6.Личный авторитет (семейное воспитание; образование; языковая компетентность; моральный уровень, креативность, практический опыт; профессиональная карьера).

7.Государственные институции (персональная суверенная власть, органы судебной власти, органы законодательной власти, органы центральной исполнительной власти, местные органы);

8.Общественная мораль (национальная честь и достоинство, общественное благо, профессиональная этика, семейные установления, общепринятые обычаи, нормы поведения);

9.Политическая система (политические принципы; политический опыт; профессиональная карьера).

10.Общественное мнение.

 

 

Этой системе топосов А.А. Волков противопоставляет другую, отражающую, по его мнению, систему ценностей демократического общества.

«Демократическая» система топосов

1. «Я» каждого отдельного индивида.

2. Физиологические потребности.

3. Материальные практические потребности.

4. Развлекательно-рекреативные потребности.

5. Права человека.

6. Физическая картина мира.

7. Организация общества.

8. Моральные нормы.

9. Состав культуры.

 

При всем различии классификаций топосов, ученые едины в том, что понятие топос чрезвычайно важно для теории аргументации, т.к. правильность аргументации, ее «логичность» можно проверить, лишь ориентируясь на топосы, затронутые в обсуждении проблемы.

Схема – вторая составляющая аргумента

Развертывание аргумента (амплификация) может вестись по двум линиям: 1) увеличения состава доводов; 2) разработки вглубь одного довода.

Доводы аргумента должны быть связаны по смыслу и быть совместимыми, т.е. не исключать друг друга, вместе «работать» на построение правильности аргументации.

Связь между доводами аргумента бывает логической, квазилогической и семантической.

Логические схемы используются в научной аргументации.

Квазиологической является такая связь доводов, при которой значения предлагаемых для обсуждения понятий не определены точно (они уточняются в процессе аргументации, например, что есть смелость, а что – просто дерзость), но значения связок заданы (например, долженствовать).

Семантической (в узком смысле, т.к. рассмотренные выше схемы также являются семантическими) называется такая связь доводов, при которой они просто совместимы.

Основные формы риторической аргументации – квазилогическая и семантическая, при этом для авторской публичной речи характерная первая, а для речевой продукции СМИ – вторая.

Редукция

Третья часть структуры аргумента – редукция.

В контексте высказываний понятия, которыми оперирует оратор, изменяют свое содержание в соответствии с общим смыслом речи, т.е. редуцируются. Например: в высказывании:

Народы дикие любят независимость

Народы мудрые любят порядок1.

Понятие независимость приводится к понятию беспорядок. Закономерность такой редукции становится очевидной в полном контексте этого высказывания: «… а нет порядка без власти самодержавия» (Н.Н. Карамзин).

Виды аргументации

С точки зрения предмета выделяются три вида аргументации: эпидейктическая, судительная и совещательная (А.А. Волков).

Эпидейктическая аргументация

Используется не только в эпидейктических (показательных), но и в других речах (гомилетике, философских, педагогических трудах). Ее задача – установить принципы и ценности, на основе которых должны обсуждаться положения, факты, проблемы. Предметы эпидейктической аргументации рассматриваются вне времени, т.е. независимо от меняющихся обстоятельств.

Аргумент к смыслу

Предмет речи (например, честь) осмысляется путем его определения через род и видовые отличия или путем представления совокупности его частей, видов, рассматривается в сравнении и противопоставлении и т.д., т.е. включается в более широкий смысловой контекст, что необходимо для понимания слушателем позиции оратора.

Аргумент к доктрине

Это указание на определенное теоретическое положение (как правило, принимаемое за непреложную истину) и связь с этим положением обсуждаемого вопроса (См., например: Бытие определяет сознание в марксистской философии).

Аргумент к авторитету

Этот аргумент представляет собой обращение к авторитетному суждению, предписанию (например: Как сказал один из древних авторов, не богатство друг, а друг – богатство).

Модель и антимодель

В речи создается образ личности (конкретной или обобщенной), нравственные качества, характер действий и решения которой автор представляет как достойные/недостойные подражания, служащие утверждению) разрушению системы общезначимых ценностей. Модели строятся обычно как описания, но автор от фактов переходит к обобщениям, на уровень ценностных мотиваций поступков.

Аргумент восхождения

В речи показывается (на личном опыте или опыте других), как можно пройти путь к достижению высокой цели или идеала (познание, самоусовершенствование).

Судительная аргументация

В судительных высказываниях устанавливаются, определяются и оцениваются факты прошлого. Этот вид аргументации используется не только в судебных речах, но и в исторических трудах; он позволяет представить смысл деяния по его последствиям.

Судительные аргументы группируются в зависимости от того, на каком этапе обсуждения факта прошлого к ним обращаются. Таких этапов (статусов) четыре: установления (было ли совершено деяние), определения (что это было), оценки (как это квалифицировать), отвода (например, судья сам замешан в преступлении и не может судить и т.д.).

Статус установления – система аргументов, с помощью которых устанавливается и обсуждается факт (состав действия, субъект и объект, место, время, образ действия, средства, последствия, обстоятельства внешнего характера, причина, цель).

 

Аргумент к составу

Это изложение событийной основы факта (состав действия), которое сопровождается характеристикой действия.

Аргумент к лицу

В высказываниях обсуждается совместимость присущих субъекту свойств и содержания действия (ум, твердость, ответственность или – недалекость, слабоволие, безответственность и т.д.).

Аргумент к причине

Рассматриваются причины, обусловившие действия субъекта (намеренная постановка цели или реакция на действие другого лица, сложившуюся ситуацию и т.д.)

Аргумент к обстоятельствам

Устанавливаются внешние обстоятельства, что дает возможность представить действие как единственно необходимое или указать на то, что данное лицо не могло его совершать (отсутствовало в данное время там, где происходили события), и т.д.

Статус определения – это система аргументов, с помощью которых выясняется, к какой норме следует привести факт и правомерно ли это.

Аргумент к норме

Частное суждение приводится к общему (норме) по схеме силлогма, т.е. в данном случае используется логическая схема аргументации.

Аргумент к истолкованию

Конкретный случай может не подходить под норму, частично не совмещаться к ней. В таком случае содержание нормы нужно представить так, чтобы показать, что ее общий смысл является основанием и для решения данного дела, т.е. вложить в «сжатую форму закона обширное жизненное содержание» (А.Ф. Кони), например, выявить идентичность или близость топоса нормы и того понятия, которое обсуждается в связи с данным случаем.

Аргумент к совместимости

Факт может рассматриваться с точки зрения двух или нескольких норм. При этом необходимо установить, какая из норм предпочтительна в этом конкретном случае, как согласуются нормы друг с другом, какова их иерархия по отношению к факту. Ответы на эти вопросы требуют выхода за пределы обсуждаемых норм к ценностным суждениям, к более высоким уровням иерархии топосов.

Статус оценки – система аргументов, с помощью которых оценивается степень или характер применения нормы к фактам и дается оценка фактов с точки зрения нормы или норм с точки зрения фактов.

Возникла первоначально в судебных речах при обсуждении меры ответственности, но позже стала использоваться в философских и исторических трудах, а также политической и деловой речи, где оценка предваряет совещательную аргументацию (более совершенный проект, более современная технология и т.д.).

Основное мыслительное действие в аргументации статуса оценки – сопоставление. Сопоставительная оценка осуществляется по следующим правилам.

Правило справедливости требует одинаковой оценки равнозначных категорий.

Правило обратимости: если субъекты равнозначны и действие одного субъекта в отношении другого правомерно, то правомерно такое же ответное действие.

Правило транзитивности: оценка действий одного лица в отношении другого равнозначна оценке того же действия в отношении третьего лица.

Аргумент к прецеденту

Предшествующий факт рассматривается как положительная или отрицательная норма для последующего.

Аргумент к прогрессу

Последующий факт рассматривается по отношению к предшествующему как то, к чему следует стремиться. Аргументация к прогрессу может быть использована в области науки, техники, но к ней не следует прибегать при обсуждении проблем общественного развития, то есть в совещательных речах.

Аргумент к прехождению

Оратор исходит из того, что все в мире повторяется, все предопределено. Использование этого аргумента не способствует пробуждению интереса аудитории: во-первых, снижается ценность предмета обсуждения; во-вторых, идея повторяемости времен чужда человеку европейской культуры. Однако в системе судительной аргументации он играет важную роль, потому что позволяет оценить как норму некоторые общие свойства повторяющихся фактов.

Аргумент к выбору

В аргументе отрицательно оценивается принятое решение и предлагается другое как оптимальный по своим целям и последствиям вариант.

Аргумент замещения

Аргументация замещения основана на подстановке субъекта, действия, обстоятельств, целей, объекта, внешнего топоса.

Она может быть необходимой и вестись добросовестно, но обычно используется для введения в заблуждение, когда реальные мотивы принятия решения заменяются другими, которые могут представить его в более выгодном свете.

Аргумент к цели и средствам

Цель и средства, используемые для ее достижения, оцениваются в их отношении к норме (обсуждается совместимость/несовместимость целей и средств).

 

Совещательные аргументы

Задача совещательной аргументации – обсуждение предложений и принятие решений. Предмет ее – возможное в будущем времени.

Приемлемость предложения может быть обоснована такими же доводами, что и определение и оценка фактов прошлого.

Аргумент к невыносимости

Оратор констатирует невыносимость ситуации, говорит о необходимости изменения ее любым образом и любыми средствами, но не предлагает ничего конструктивного. Этот аргумент типичен для революционного стиля мышления.

Аргумент к опыту

При обосновании предложения оратор обращается к тем способам решения проблемы, которые дали положительный результат, т.е. правильность их применения подтверждена опытом.

Отрицательный опыт тоже важен как предупреждение об опасности.

Дата: 2018-12-21, просмотров: 351.