Глава 2. Анализ проявления темы безумия на различных
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Уровнях романа

 

Основные методы анализа текста

Мы применяем в этой работе следующие методы: структурный (по уровням художественного текста), типологический, сравнительный, методы мотивного и интертекстуального анализа. Уровни, выделенные нами в данном случае: сюжетный, с включением категории мотива, нарративный (с включением интертекстуального элемента), образный, уровень персонажей, уровень хронотопа и, наконец, уровень композиции. Мы должны доказать, что тема безумия проникает через каждый из них и организует повествование.В связи с межтекстовыми связями стоит вопрос о включении в список приводимых в пример в этой главе литературных произведений нескольких романов и рассказов В. В. Набокова, от знакомства с произведениями которого к началу работы над «Школой для дураков» (законченной в 1973 г., впервые изданной в США в 1976 г. К. Проффером) отрекался Саша Соколов. Однако, по нашему мнению, нельзя исключить указанные произведения из литературного и культурного фона, на котором существует роман Соколова, и тем более невозможно не учитывать некоторые сюжетные, мотивные, стилистические и композиционные переклички с Набоковым, например, мотивы двойника-соперника, гения, считаемого безумным или преступным и вычеркнутого из социума, положение героя, находящегося в другом времени и пространстве, чем окружающие; приемы введения фигуры автора, возвращения по спирали к началу произведения или введения образа замкнутого круга, хотя подобные отличительные черты мы можем видеть в той или иной вариации во многих постмодернистских текстах. Встает вопрос, не было ли это декларируемое Соколовым отрицание таким же нарочитым, как в случае знакомства В. Набокова с некоторыми немецкими авторами, или влияние могло сказаться опосредованно, через литературную среду, в которой пребывал Соколов в начале творческого пути, еще при подготовке к написанию «Школы для дураков». О значении набоковской тематики, эстетики и стилистики для понимания творчества Соколова писали в своих диссертациях В. В. Десятов[92] и О. В. Назаренко[93], подчеркивая влияние Набокова на более поздние романы – «Между собакой и волком» (1980), «Палисандрия» (1985), а также «Триптих» (2011), однако, если следовать логике В. В. Десятова в приводимых им тезисах о темах, черпаемых русскими постмодернистами из набоковских произведениях, можно найти определенные схождения в «Школе для дураков». Кроме того, С. Оробий писал о позиции ученичества Соколова по отношению к писательским приемам В. Набокова[94].

Сюжетный уровень романа

Прежде всего выделяются гоголевская традиция («Записки сумасшедшего»), отсылка к «гуманным местам» о мучении человека и непонимании его окружающими. В данном случае мы анализируем произведения русской и зарубежной литературы о гениальности и одаренности, творческой силе в сочетании с безумием, и сосредотачиваем внимание на авторах начиная с эпохи романтизма с его концептом двоемирия.

Одну из точек зрения на сюжетную структуру романа обосновывал в своей монографии о русском постмодернизме М. Н. Липовецкий: постоянные метаморфозы героя на разных уровнях повествования[95]. Они проявляются не только в виде его превращения в вальс, в лилию и так далее, но и в постепенном совершенствовании слога при попытках сотворить нечто свое из фрагментов. Метаморфозы претерпевают также Норвегов, Вета Акатова, Роза Ветрова, Тинберген-Трахтенберг (в большей степени).

Существуют разные истолкования заглавия романа: буквальное – как спецшкола для умственно отсталых, но также и указанное некоторыми исследователями (Н. Лейдерманом и М. Липовецким, В. Тумановым и пр.) как школа для взращивания не похожих ни на кого личностей, мыслящих нестандартно, и наставником им служит учитель Павел Норвегов. Такое толкование дает сам главный герой. Еще одно истолкование – т. н. «корабль дураков» (на них в средние века собирали сумасшедших и перевозили по рекам вдали от городов, отчуждая таким образом от остальных людей)[96], тема многочисленных картин (начиная с полотен И. Босха), книг и даже фильмов, или указание на такое место, где «учат тех, кого заведомо нельзя научить, учеников не воспитывают, а скорее “муштруют”»[97].

Однако основу сюжета составляет также трагедия непонимания людьми друг друга и несовпадения во времени Нимфеи и близких ему по духу людей с остальными: у них разный язык, культурный багаж, способы мышления и выражения, качества памяти, восприятие времени и пространства, отношение ко всему уникальному, странному и выходящему за рамки нормы.

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 499.