Государство, государственное управление

и община

 

А. Законодательные памятники дают весьма скудный и искажающий действительную картину материал о государственном устройстве старо-вавилонского периода. Прежде всего, они не дают ясной и правильной картины характера и объема царской власти. Из пышного официального введения к ЗХ, а также отчасти из введения к ЗЛИ можно лишь усмотреть, что источником царской власти было в это время только унаследование ее от предков и завоевание, которое конструировалось как дарование земли и людей в управление царю богом. Как пережиток прежнего положения вещей, а также как отражение деления страны на самоуправляющиеся области, законность власти общевавилонского царя ставится формально в зависимость от выполнения им возложенных издревле на правителя-жрёца культовых функций по отношению к общинному божеству каждой «городской» общины. Отсюда стремление царей осуществлять храмостроительство и другие культовые мероприятия в каждой общине в отдельности особенно подчеркиваемое введением ЗХ (а также ЗЛИ). Из других источников известно, что царю принадлежала вся полнота законодательной, исполнительной и военной власти, а также верховное руководство судебной властью и культом. Техническим помощником царя был, по-видимому, «великий суккалум». (На местах управление от имени царя осуществлялось чиновниками со званиями «управитель страны» (Sapir matim) а «наместник» (sakkanakkum). По-видимому, их полномочия были не особенно четко отграничены от полномочий других чиновников (в особенности от полномочий управляющего царской землей) и в значительной мере, вероятно, зависели от усмотрения царя. В ведении наместников обоих рангов находились местные военные отряды в составе «царского полка», вербуемые из сидящих на царской земле воинов (редум и баирум, ЗХ, §§ 26—39), а также привлечение всего местного населения к повинностям (вероятно, при случае, и призыв ополчения) и сбор натурального налога. Наместники же осуществляли, производимые по поручению царя или по Собственному почину, следственно-полицейские действия (вызов обвиняемых, ответчиков и свидетелей на царский суд, арест и розыск преступников и т. п.). Наместник сотрудничает также с общинными властями (совместное судебное разбирательство, право вызывать граждан для выполнения повинностей и по другим основаниям)).

Еще более скудные данные дают законы об административном аппарате. Так, о царских наместниках упомянуто только дважды — в ЗБ, § 50, я во фрагменте ?»»• ЗЛИ; между тем, они были важнейшими проводниками царской власти на местах Ч: Тамкары (государственные торговые агенты) выступают в законах почти исключительно в своих частноправовых функциях, между тем как они играли важную роль в государственном аппарате в качестве сборщиков налогов с населения в целом, повинностных сборов — с повинностных. Владельцев и т.д. Кроме тамкаров, из много численных должностных лиц Вавилонии в ЗХ упомянуты еще только государственные контролеры (§ 95) и глашатаи.(§ 16).

Б. Не более красноречивы законы в отношении общинных органов самоуправления — совета старейшин и назначаемого царем главы общины — рабианума; мы узнаем (276) лишь, что община коллективно отвечала перед царем за поддержание общественного порядка. На самом деле, как известно из документов этого времени, сфера ведения общины, как организации не только мелких производителей, но и массы рабовладельцев, была гораздо обширнее и сравнительно четко разграничена со сферой действия царской власти (Общинные органы самоуправления ведали следующими вопросами: 1) административными — управление неразделенной общинной землей, разрешение — совместно с представителем царской власти — вопросов, спорных между общинниками и держателями наделов от царя, разрешение вопросов членства в общине, распределения воды и др., иногда — установление местных цен, производство денежных операции в интересах общины и т. д.; 2) судебными (см. раздел VI); 3) полицейскими — поддержание общественного порядка и т. п. Перед царем община не только отвечала за поддержание порядка (§ 23 ЗХ), но, вероятно, и за выход общинников на повинности и за поступление налогов. Связь общинных органов с царской властью осуществлялась через председательствующего в этих органах царского чиновника — рабианума, а в областях — наместника (шакканаккум или шаппрум). См. И.М.Дьяконов, Государственный строй древнейшего Шумера, ВДИ, 1952, № 2.).

В. Некоторые данные об административном регулировании дают законно царской службе и повинностном владении — см. выше, «Общественное устройство и собственность» (раздел I, 5) и ниже, раздел Ш, 1.

'

3. Войско

 

Экономической основе старо-вавилонского войска (повинностным наделам на царской земле) и правовому положению воинов посвящены §§ 26—41 (см. выше, раздел I, 5, В).

Отдельное от народа войско, наряду с отдельным от народа государственным аппаратом является одной из важнейших характерных черт государства с момента его образования. Уже ополчение свободных противостоит в рабовладельческом обществе рабам как классовое войско; но войско Хаммураби является не ополчением, а постоянным войском, находящимся на царском довольствии. Основным видом этого довольствия, обеспечивающего не только самого воина, но и его семью и хозяйство, является надел из царской земли, который делает его независимым от общины и общинников и полностью зависимым от государственной власти. Этим способом довольствования воинов, — наиболее удобным для постоянного профессионального войска в условиях господства натурального хозяйства и наличия большого фонда царской земли, — обеспечивается создание войска, независимого от местных общинных условий и являющегося наиболее прочным оплотом единства государства и деспотической царской власти. Такой способ довольствования воинов правителя известен еще в раннешумерский период (См. акад. В. В. Струве, Очерки социально-экономической истории древнего Востока, ИГАИМК, вып. 97 (1934), стр. 16; акад. А. И. Тюменев, Хозяйственный персонал храма Бау, ВДИ, 19i8, JVs 1, стр. 22.).

Как указано выше («Общественное устройство и собственность», раздел I, 5), ЗХ содержат нормы, направленные на возможно более полное сохранение экономической основы этого войска, с тем, чтобы не допустить обезземеливания воинов и разбазаривания выделенного им земельного фонда.

ЗХ и иными способами обеспечивают действенность этого войска. Так, они карают посылку воином вместо себя заместителя смертной казнью и передачей служебного надела заместителю (§26). С другой стороны, вернувшемуся из плена воину обеспечен его надел (§27), а в случае гибели воина его сыну гарантируется передача отцовского надела или, по крайней мере, части надела в обеспечение его воспитания (§§28—29). Воин защищен законом от злоупотреблений своего командира и от эксплуатации им (§§33—34); виновный командир должен быть убит.

(277) Наряду с постоянным войском существовала, вероятно, и практика созыва в особо важных случаях ополчения свободных; по крайней мере, такая практика существовала позже.

 

4. Жречество

 

Роль жречества слабо отражена в старо-вавилонских законах. ЗХ являются вообще тем из древне-восточных законодательств, в котором религиозный момент выражен всего слабее. В отличие, например, от библейского законодательства или от законов Ману, здесь элементы права прочно обособлены от элементов морально-этических и ^ритуальных. Надо полагать, что Хаммураби, — несмотря на то, что официальная религиозная идеология играла, разумеется, и при нем свою роль как идеологическая опора государственного и общественного строя, ‑ лишь в незначительной степени опирался на жречество как сословие. Соответственно этому, государственные функции жречества, помимо чисто религиозной и идеологической сферы, были ограничены; так, судам жречества было подведомственно принятие клятв, игравших столь большую роль в процессе (см. ниже «Организация суда и процесса»— раздел Л'1);§ 32 указывает также на обязанность храма, как части дареного хозяйства и аппарата выкупать пленных воинов. Но собственно жрецы законами совершенно не упоминаются. Упоминаются лишь различные категории жриц и храмовых проституток (§§ 178—182; ЗЛИ, § 22; см. также § 110 ЗХ)— главным образом ввиду их особого положения при наследовании (Некоторые разряды жриц должны были жить в специальных обителях, причем они сносились с внешним миром только через окно, что не мешало им, однако, вести ростовщические операции, скупать и арендовать землю, и т. д. Это засвидетельствовано, между прочим, многочисленными документами жриц-naditum храма Шамаша в Сиппаре. Весьма распространены были различные категории храмовых проституток, связанных с культами божеств плодородия; они отличались от прочих «блудниц с улицы» (ЗЛИ, § 27). В более привилегированном положении находились жрицы городского бога Вавилона ‑ Мардука (ЗХ, § 182).) (см. ниже «Брак и семья, наследование» — раздел IV), а жрицы-naditum — также, как держательницы наделов на царской земле (§40).

Храмовые хозяйства были в старо-вавилонское время включены в царский земельный фонд. И поэтому по крайней мере часть жречества получала от царя повинностные наделы; но, как известно из писем и документов этого времени, основой благосостояния жрецов была их собственная земля, и в общинах жрецы занимали ведущее положение, как экономически, в качестве наиболее крупных собственников и ростовщиков, так и политически, в качестве общинных старейшин.

 

Дата: 2019-12-22, просмотров: 253.