Вопрос (24.9) о некоторых противоречиях и пробелах законодательства об объектах культурного наследия

Данный вопрос обсуждается исключительно с позиции постановки других (помимо уже сформулированных) задач совершенствования законодательства об охране объектов культурного наследия. Необходимость такого совершенствования очевидна.

Первоначально сведем воедино уже выявленные пробелы и противоречия указанного законодательства:

· отсутствие указания на наступление правовых последствий в виде санкций, применяемых в случае неисполнения в установленные федеральным законом сроки подготовки и утверждения уполномоченными государственными органами охраны объектов культурного наследия проектов ЗООКН;

· перекладывание Российской Федерацией своих полномочий по обеспечению подготовки проектов ЗООКН федерального значения на плечи субъектов Российской Федерации; создание правового прецедента для аналогичного перекладывания субъектами Российской Федерацией своих полномочий по обеспечению подготовки проектов ЗООКН регионального значения на плечи органов местного самоуправления;

· предъявление проектов ЗООКН в качестве автономных проектов, фактически независимых от действий по территориальному планированию и градостроительному зонированию, что при отсутствии обязанностей государственных органов обеспечивать подготовку таких проектов в определенные сроки блокирует весь процесс по упорядочению развития городских территорий;

· отсутствие формализованных процедур согласования проектов ЗООКН (отсутствие определения субъектов согласования, представляющих «обременяемую сторону», отсутствие формализованного описания предметов согласования, сроков согласования);

· неоправданное включение в состав проектов ЗООКН позиций по ограничению и запрещению хозяйственной деятельности в объектах, которые не являются памятниками, что не согласуется с предметом и способами охраны самих объектов культурного наследия;

· опора законодательства об объектах культурного наследия на идеологию с позиции силы, когда уполномоченные государственные органы «безусловно всегда правы».

 

На основе анализа текста Федерального закона об объектах культурного наследия предлагается дополнительно обсудить ряд вопросов в контексте создания правовой системы регулирования градостроительной деятельности.

 

О содержащемся в Федеральном законе об объектах культурного наследия неадекватном определении понятия «памятники»

В ст. 3 указанного закона содержатся следующие определения:

· «К объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации (далее - объекты культурного наследия) в целях настоящего Федерального закона относятся объекты недвижимого имущества…»;

· «памятники - отдельные постройки, здания и сооружения с исторически сложившимися территориями (в том числе памятники религиозного назначения: церкви, колокольни, часовни, костелы, кирхи, мечети, буддистские храмы, пагоды, синагоги, молельные дома и другие объекты, специально предназначенные для богослужений); мемориальные квартиры; мавзолеи, отдельные захоронения; произведения монументального искусства; объекты науки и техники, включая военные; частично или полностью скрытые в земле или под водой следы существования человека, включая все движимые предметы, имеющие к ним отношение, основным или одним из основных источников информации о которых являются археологические раскопки или находки (далее - объекты археологического наследия)».

В законе сказано, что «К объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) <…> относятся объекты недвижимого имущества…». Согласно законодательству Российской Федерации объект недвижимого имущества может стать таковым только после его государственного учета и государственной регистрации прав на него. Государственный учет производится применительно к сооружениям и земельным участкам и не производится применительно к территориям. Чтобы произвести учет, надо выделить земельный участок из территории, то есть установить границы земельного участка.

Если применять термин «территория», как это сделано в Федеральном законе об объектах культурного наследия, то можно проследить следующую логическую цепочку: 1) «территория» включает земельный участок сооружения-памятника и еще некое пространство дополнительно, сверх земельного участка памятника; 2) то, что существует дополнительно, сверх земельного участка сооружения-памятника, может быть гипотетически представлено в двух вариантах.

Вариант 1: еще один земельный участок. Но тогда на этом дополнительном земельном участке не должно быть сооружения-памятника, в противном случае дополнительное пространство должно быть включено в пределы первого, «основного» участка. Значит, на дополнительном участке не может быть сооружения-памятника, следовательно, к основному участку не может быть причислен (прибавлен) еще один участок, на котором нет памятника. Таким образом, этот вариант невозможен.

Вариант 2: дополнительное пространство за пределами «основного» участка, но не выделенное в дополнительный земельный участок, а обозначаемое как некая «зона влияния», налагаемая на другие объекты недвижимости, не являющиеся памятниками. С точки зрения регулирования такая схема возможна, но с правовой точки зрения абсолютно недопустима. Получается, что под определение «памятник» подпадают «объекты не памятники». Нелогично. Кроме этого, памятники попадут в реестр, а вместе с ними в реестр должны попасть и «не памятники». Опять нелогично. Кроме того, чтобы попасть в реестр, памятник должен быть учтен, а права на него должны быть зарегистрированы в соответствии с законодательством. Учет «территории» невозможен, возможен только учет земельного участка памятника.

Таким образом, со всех точек зрения использование в определении понятия «памятники» термина «территория» нелогично и неправомерно. Памятник как объект недвижимости может и должен располагаться не на территории, а на земельном участке. В противном случае памятник (как правовое понятие) не может быть объектом недвижимости.

 

О противоречии Федерального закона об объектах культурного наследия Земельному кодексу Российской Федерации в части допустимости ситуации о существовании земель историко-культурного назначения в пределах земель поселений

В ст. 5 Федерального закона об объектах культурного наследия установлено: «Земельные участки в границах территорий объектов культурного наследия, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также в границах территорий выявленных объектов культурного наследия относятся к землям историко-культурного назначения, правовой режим которых регулируется земельным законодательством Российской Федерации и настоящим Федеральным законом».

Приведенный текст противоречит Земельному кодексу Российской Федерации в части допустимости «матрешечного принципа» установления категорий земель. Из чего состоят земли поселений[21]? Могут ли в состав земель поселений входить земли других категорий, например земли особо охраняемых территорий и объектов (в том числе земли историко-культурного назначения, которые относятся к землям особо охраняемых территорий и объектов)? Чтобы ответить на эти вопросы, надо принять во внимание следующее.

В п. 1 ст. 84 Земельного кодекса Российской Федерации говорится: «Черта городских, сельских поселений представляет собой внешние границы земель городских, сельских поселений, отделяющие эти земли от земель иных категорий». Из этого уже можно заключить, что в земли поселений не входят земли иных категорий, а входят только зоны, поименованные в п. 1 ст. 85 Земельного кодекса Российской Федерации. Однако продолжим анализ.

В п. 10 ст. 85 Земельного кодекса Российской Федерации говорится:

«В пределах черты городских, сельских поселений могут выделяться зоны особо охраняемых территорий, в которые включаются земельные участки, имеющие особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное особо ценное значение. Земельные участки, включенные в состав зон особо охраняемых территорий, используются в соответствии с требованиями, установленными ст. 94—100 настоящего Кодекса».

Это означает, что земельные участки, имеющие особо ценное значение, включаются (так же, как и все иные участки) в зоны, в данном случае – в зоны особо охраняемых территорий. Сами же участки используются в соответствии с требованиями, которые установлены не для земель поселений, а для земель особо охраняемых территорий и объектов. Теоретически объяснить данную ситуацию можно трояким образом:

1) рассматриваемые земельные участки причислены одновременно к двум категориям — землям поселений и землям особо охраняемых территорий и объектов;

2) рассматриваемые земельные участки, находясь в пределах поселений, причислены не к категории земель поселений, а к категории земель особо охраняемых территорий и объектов;

3) рассматриваемые земельные участки причислены к категории земель поселений, но используются по требованиям, установленным для другой категории – земель особо охраняемых территорий и объектов.

Однако первая схема невозможна по основаниям, которые содержатся, например, в п. 1 ст. 94 Земельного кодекса Российской Федерации:

«К землям особо охраняемых территорий относятся земли, которые имеют особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, которые изъяты в соответствии с постановлениями федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации или решениями органов местного самоуправления полностью или частично из хозяйственного использования и оборота и для которых установлен особый правовой режим».

Если предположить, что рассматриваемые земельные участки причислены к двум категориям земель, то получается, что они одновременно изъяты и не изъяты из оборота, одновременно находятся в пределах и за пределами поселения, что невозможно. Кроме того, если один и тот же участок можно причислить к двум категориям земель, то что мешает причислить его к трем, четырем и так далее категориям земель? Понятно, что это совершеннейший абсурд, который на практике может привести только к непреодолимой путанице.

Вторая схема страдает отсутствием логики: признание того, что рассматриваемые земельные участки причислены к категории земель особо охраняемых территорий и объектов (а не к категории земель поселений), означает признание расположения этих участков за чертой поселения, что не соответствует действительности.

Получается, что разумно объяснить ситуацию можно только с помощью третьей схемы, согласно которой рассматриваемые земельные участки отнесены к землям поселений, но используются по требованиям, установленным для другой категории – земель особо охраняемых территорий и объектов.

Таким образом, в пределах земель поселений не могут находиться земли, принадлежащие к другим категориям. Отдельные земельные участки, имеющие особо ценное значение, включаются в состав зон (не земель!) особо охраняемых территорий в пределах земель поселений, но не в состав другой категории земель.

 

О мемориальных квартирах, домах

В ч. 7 ст. 18 Федерального закона об объектах культурного наследия установлено:

«В реестр могут быть включены выявленные объекты культурного наследия, с момента создания которых или с момента исторических событий, связанных с которыми, прошло не менее сорока лет, за исключением мемориальных квартир и мемориальных домов, которые связаны с жизнью и деятельностью выдающихся личностей, имеющих особые заслуги перед Россией, и которые считаются выявленными объектами культурного наследия непосредственно после смерти указанных лиц».

Предположим, кто-то умер, и на следующий день дом, где этот человек жил, автоматически по закону приобретает статус «выявленного объекта культурного наследия». Чтобы такое произошло, надо, чтобы уже при жизни человеку был официально присвоен статус «выдающейся личности». В противном случае (а другого случая просто не может быть по неписанным законам общечеловеческой морали) не может состояться автоматического (по закону) присвоения статуса «выявленного объекта культурного наследия».

Однако предположим, что статус выявленного объекта культурного наследия автоматически все-таки был присвоен дому (несмотря на сомнительность такого автоматизма). Значит, автоматически административным путем, без применения каких бы то ни было процедур наложены ограничения на использование недвижимости. Ограничения – это уменьшение стоимости недвижимости, это убытки частным собственникам, которых даже не спрашивали, согласны ли они быть ограниченными в использовании принадлежащей им недвижимости. Они имеют право получить возмещение убытков по суду. Спрашивается, кто будет возмещать убытки собственникам?

Таким образом, по причине отсутствия соответствующих процедур рассмотренная норма Федерального закона об объектах культурного наследия может быть расценена как неправомерное ущемление конституционных прав граждан на владение имуществом.

О неправомерности проведения историко-культурной экспертизы при подготовке документации по планировке территории, а также при подготовке проектной документации и выдаче разрешений на строительство

При обсуждении проекта правил землепользования и застройки в Нижнем Новгороде представители уполномоченного государственного органа по охране объектов культурного наследия сделали следующее замечание:

«Дополнить текст данного нормативно-правового документа следующим требованием: проектирование и проведение землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных и иных работ на территории г. Нижнего Новгорода в границах городской черты осуществляется при наличии заключения историко-культурной экспертизы об отсутствии на территории, подлежащей хозяйственному освоению, объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия, либо при обеспечении заказчиком работ выполнения требований к сохранности расположенных на данной территории объектов культурного наследия».

Сначала рассмотрим вопрос о правомерности проведения историко-культурной экспертизы при подготовке документации по планировке территории.

ГрК РФ от 29.12.04 не предусмотрено проведение государственных экспертиз документации по планировке территории, что распространяется и на государственную историко-культурную экспертизу. При этом соблюдение требований охраны памятников истории и культуры остается обязательным, ГрК РФ от 29.12.04 лишь изменил форму контроля за соблюдением таких требований. В качестве примера можно привести только одну норму из ряда других, а именно ч. 10 ст. 45 ГрК РФ от 29.12.04: «Подготовка документации по планировке территории осуществляется на основании документов территориального планирования, правил землепользования и застройки в соответствии с требованиями технических регламентов, градостроительных регламентов с учетом границ территорий объектов культурного наследия, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, границ территорий вновь выявленных объектов культурного наследия, границ зон с особыми условиями использования территорий».

Теперь рассмотрим вопрос о возможном предмете историко-культурной экспертизы применительно к проектной документации объектов, не являющихся памятниками.

Предмет экспертизы – это оценка соответствия требованиям государственной охраны объектов культурного наследия. Когда речь идет о проектной документации, подготовленной для строительства, реконструкции объекта — «не памятника», расположенного на заранее сформированном земельном участке с установленными границами (применительно к которому имеется градостроительный план земельного участка), правомерно спросить, где (в каком документе) и как эти требования предъявляются или могут предъявляться.

Итак, где? Ответ: в градостроительном плане земельного участка. Напомним, что проектная документация вообще не может подготавливаться при отсутствии градостроительного плана земельного участка. Как? Посредством указания в градостроительном плане земельного участка: а) факта расположения земельного участка в зоне охраны объектов культурного наследия, в иных зонах ограничений; б) границ зон ограничений (в случае, если такие границы пересекают земельный участок); в) содержания ограничений как одного из компонентов градостроительного регламента.

При рациональной организации процесса иных способов публичного предъявления требований государственной охраны объектов культурного наследия применительно к «не памятникам» быть не может. А это значит, что не должно быть историко-культурной экспертизы проектной документации на строительство, реконструкцию объектов, которые не являются памятниками, подготовленной в соответствии с градостроительным планом земельного участка, специально выделенного для размещения такого объекта.

 

Вопрос (24.10) о внесении изменений в правила землепользования и застройки в связи с утверждением проектов организации санитарно-защитных зон, водоохранных зон, проектов зон охраны объектов культурного наследия, которыми изменяются границы таких зон, состав и содержание ограничений использования объектов недвижимости

Приведенный выше анализ показал, что в отношении ограничений использования недвижимости и фиксации этих ограничений в правилах землепользования и застройки может существовать только одна юридическая конструкция, при которой:

· ограничения использования недвижимости устанавливаются посредством законодательства Российской Федерации (федеральными законами, постановлениями Правительства Российской Федерации) или в соответствии с законодательством Российской Федерации (посредством соответствующих проектов); они не могут утверждаться органами местного самоуправления, а существуют для них как факт, который необходимо автоматически отражать в соответствующих документах — генеральных планах, правилах землепользования и застройки, документации по планировке территории;

· правила землепользования и застройки должны содержать всю информацию относительно трех компонентов градостроительных регламентов – видов разрешенного использования недвижимости, предельных параметров разрешенного строительства и ограничений использования недвижимости. Если первые два компонента органы местного самоуправления определяют и утверждают самостоятельно (с учетом требований законодательства), то третий компонент не утверждается этими органами, а должен содержаться в правилах землепользования и застройки в виде изложения, извлечения из других документов со ссылкой на такие документы.

С одной стороны, мы имеем дело с конструкцией, которой нет альтернативы. Именно такая и никакая иная правовая конструкция должна существовать и существует. С другой стороны, как будто бы возникает коллизия. Например, изменены технические регламенты в части размеров СЗЗ, приняты проекты организации СЗЗ применительно к отдельным предприятиям или утверждены изменения проекта ЗООКН. Такие изменения вступают в силу в день их утверждения независимо от наличия или отсутствия правил землепользования и застройки. Спрашивается, как такие изменения должны отражаться в правилах землепользования и застройки?

Во-первых, должно применяться положение, согласно которому правила землепользования и застройки действуют в части, не противоречащей другим правовым актам, принятым в соответствии с законодательством Российской Федерации. Это означает, что со дня вступления в силу проектов, в которых содержатся изменения ранее установленных ограничений, начинается действие этих изменений и заканчивается действие той части правил землепользования и застройки, которая отражала прежде установленные ограничения.

Во-вторых, вновь принятые проекты с изменениями ограничений должны стать публичным достоянием, материалами, открытыми и доступными для всех заинтересованных лиц, а также для уполномоченных органов местного самоуправления, поддерживающих актуальную информацию о правилах землепользования и застройки. Чтобы стать публичным достоянием, такие проекты должны в обязательном порядке и в фиксированные сроки попадать в информационную систему обеспечения градостроительной деятельности. Это требование зафиксировано ч. 2 ст. 57 ГрК РФ от 29.12.04:

«Органы государственной власти или органы местного самоуправления, соответственно принявшие, утвердившие, выдавшие документы, содержащиеся в которых сведения подлежат в соответствии с настоящим Кодексом размещению в информационных системах обеспечения градостроительной деятельности, в течение семи дней со дня принятия, утверждения, выдачи указанных документов направляют соответствующие копии в орган местного самоуправления городского округа, орган местного самоуправления муниципального района, применительно к территориям которых принимаются, утверждаются, выдаются указанные документы. Орган местного самоуправления городского округа, орган местного самоуправления муниципального района в течение четырнадцати дней со дня получения соответствующих копий размещают их в информационных системах обеспечения градостроительной деятельности».

Однако представляется целесообразным более определенно сформулировать в соответствующих федеральных законах и в ГрК РФ от 29.12.04 требование об обязательности направления в установленные сроки в информационные системы обеспечения градостроительной деятельности утвержденных проектов организации зон с особыми условиями использования территории (включая проекты организации СЗЗ, ВОЗ, ЗООКН).

В-третьих, необходимо отражать в правилах землепользования и застройки изменяемую информацию об ограничениях использования недвижимости. Здесь следует выделить два аспекта.

1. Такого рода отражение информации из других документов не является внесением изменений в правила землепользования и застройки в терминах ст. 33 ГрК РФ от 29.12.04. В этой статье речь идет о таких изменениях, которые вправе внести и принять сам орган местного самоуправления, что не относится к обсуждаемому случаю. Поэтому действия по отражению в правилах землепользования и застройки измененной информации из других регулярно принимаемых в соответствии с законодательством РФ документов не подпадают под требования указанной статьи, в том числе в части проведения публичных слушаний.

2. Необходимо разработать единую технологию отображения в действующих правилах землепользования и застройки периодически изменяемой информации об ограничениях использования недвижимости. Формализация этого процесса, например, в части сроков может быть осуществлена несколькими способами: а) путем его описания в самих правилах землепользования и застройки; б) путем включения соответствующих норм в законы субъектов Российской Федерации о градостроительной деятельности; в) путем внесения соответствующих дополнений в ГрК РФ от 29.12.04.

 

Ниже в форме таблицы отображены основные результаты анализа в рамках обсуждения вопроса 24 — об особенностях установления ограничений посредством зон охраны объектов культурного наследия (ЗООКН) в сопоставлении с особенностями установления ограничений посредством санитарно-защитных зон (СЗЗ) и водоохранных зон (ВОЗ).

Таблица 4. Особенности установления ограничений использования территорий

Вопросы, определяющие особенности установления зон ограничений СЗЗ ВОЗ ЗООКН
1. Распространяются ли градостроительные регламенты на объекты - источники установления зон Да Нет Нет
2. Кто является правообладателем объектов - источников установления зон Преимущественно частные лица Государство Преимущественно государство
3. Способы установления зон ограничений      
3.1. Посредством заранее предустановленных параметров, характеристик (технических регламентов) Да Да Нет
3.2. Посредством проектов Да Да Да
4. Определены ли законами полномочия органов власти устанавливать заранее параметры, характеристики зоны ограничений Да Да Нет. Причина – невозможность заранее (без проекта) устанавливать параметры, характеристики ЗООКН
5. Определены ли законами полномочия уполномоченных органов государственной власти обеспечивать (в том числе оплачивать) подготовку проектов организации соответствующих зон Нет. Причина – нет необходимости: в подготовке указанных проектов экономически заинтересованы правообладатели объектов – источников установления СЗЗ Нет. Причина – нет необходимости: в подготовке указанных проектов экономически заинтересованы правообладатели объектов, оказавшихся в ВОЗ, а также органы публичной власти Формально - да В подготовке проектов ЗООКН: а) не могут быть заинтересованы правообладатели объектов, попадающих в ЗООКН; б) должны быть заинтересованы уполномоченные государственные органы; однако, по причине отсутствия последствий за неисполнение эти органы фактически освобождены от этой обязанности; в) заинтересованы органы местного самоуправления, на которые (по причине отсутствия последствий за неисполнение государственными органами) фактически, переложено выполнение государственного полномочия
6. Кто в соответствии с законодательством определен в качестве субъектов подготовки проектов соответствующих зон Правообладатели объектов – источников установления СЗЗ Не определены. Причина – нет необходимости: 1) наличие ВОЗ и без проектов; 2) возможность инициативы любого публичного органа, а также частных лиц, которые будут заинтересованы в уменьшении размеров ВОЗ путем выполнения технических мероприятий Федеральный закон об объектах культурного наследия определяет только, кто утверждает и кто согласовывает указанные проекты (ч. 3 ст. 34). Причина – пробел указанного закона. ГрК РФ от 29.12.04 впервые определяет субъекты подготовки проектов ЗООКН: - федеральные органы – применительно к объектам федерального значения; - региональные органы – применительно к объектам регионального значения
7. По каким организационным схемам происходит отражение соответствующих зон в генеральных планах поселений, городских округов Непосредственно. Причина — наличие заранее установленных параметров, характеристик СЗЗ Непосредственно. Причина — наличие заранее установленных параметров, характеристик ВОЗ 1. До введения в действие ГрК РФ от 29.12.04 – двухэтапный процесс (согласно ГрК РФ от 07.05.98 и Федеральному закону об объектах культурного наследия): – проект ЗООКН, – генеральный план. 2. После введения в действие ГрК РФ от 29.12.04 – одноэтапный процесс, когда параллельно с разработкой генерального плана подготавливается проект ЗООКН, который, фактически, становится одним из разделов генерального плана
8. Установлены ли законодательством процедуры согласования соответствующих зон и определяемых ими ограничений в составе генерального плана, установлены ли следующие обязательные компоненты процедур согласования: - субъекты согласования, - предметы согласования, - сроки согласования. Нет и нет необходимости. Причина - наличие заранее установленных параметров, характеристик СЗЗ, которые связаны с классификацией производственных объектов и имеют объективированный характер. То есть, применительно к СЗЗ нет предмета согласований, а есть технологическая задача их объективной фиксации Нет и нет необходимости. Причина - наличие заранее установленных параметров, характеристик ВОЗ, которые связаны с классификацией водных объектов и имеют объективированный характер. То есть применительно к ВОЗ нет предмета согласований, а есть технологическая задача их объективной фиксации 1. До введения в действие ГрК РФ от 29.12.04 по причине «автономности» проектов ЗООКН согласование таких проектов как параллельный процесс совместного согласования вместе с генеральным планом не проводилось и не регламентировалось. Не определялись: - субъект согласования, представляющий сторону, на которую налагались ограничения, - предметы согласований с позиции защиты интересов правообладателей объектов недвижимости, на которые накладываются ограничения; - сроки согласований. 2. После введения в действие ГрК РФ от 29.12.04 проекты ЗООКН должны подготавливаться параллельно с подготовкой генеральных планов. ГрК РФ от 29.12.04 определяет: - субъектов согласования, представляющих интересы правообладателей объектов недвижимости, на которые накладываются ограничения; - предметы согласования с позиции защиты интересов правообладателей объектов недвижимости, на которые накладываются ограничения; - сроки согласования
9. Установлены ли законодательством последствия для органов публичной власти за невыполнение ими в определенные сроки предписанных им полномочий по установлению зон соответствующих ограничений Нет и нет необходимости. Причина – наличие заранее предустановленных параметров, характеристик СЗЗ Нет и нет необходимости. Причина – наличие заранее предустановленных параметров, характеристик ВОЗ Нет, но есть необходимость. Пробел законодательства об объектах культурного наследия
10. Как отражаются в правилах землепользования и застройки зоны соответствующих ограничений (1). Утверждают ли органы местного самоуправления зоны соответствующих ограничений (2) (1) Из генерального плана, либо непосредственно – с использованием заранее установленных параметров, характеристик (технических регламентов). Из проектов организации СЗЗ. (2) Нет (1) Из генерального плана, либо непосредственно – с использованием заранее установленных параметров, характеристик (технических регламентов). Из проектов организации ВОЗ. (2) Нет (1) Из проектов ЗООКН. (2) Нет, за исключением ЗООКН местного значения
11. Могут ли правообладатели недвижимости, расположенной в соответствующих зонах ограничений, потребовать возмещения убытков, возникших в результате установления ограничений, от лиц, деятельность которых вызвала установление ограничений, либо от органов установивших такие ограничения Да Нет. Причина – недвижимость, которой владеют указанные правообладатели, является источником вредного воздействия на водный объект - источник установления ВОЗ. Исключение – административное расширение границ ВОЗ Да, в случае, если будет доказан факт нарушения конституционного права на владение недвижимостью, вызванный невозможностью использовать недвижимость в связи с характером наложенных ограничений, то есть с ограничениями на хозяйственную деятельность, равнозначными запрету такой деятельности

 

Вопрос (25) об особенностях порядка подготовки проектов правил землепользования и застройки

 

Некоторые профессионалы градостроительного проектирования высказываются по поводу института градостроительного зонирования в том смысле, что якобы узаконивается произвол в определении и соблюдении градостроительных требований к использованию городских земель и их застройке — градостроительные регламенты устанавливаются органами местного самоуправления без необходимых проработок и обоснований.

Важно понимать, что технология профессиональных и общественных («не профессиональных») действий по подготовке проектов правил землепользования и застройки качественно отличается от привычной для специалистов градостроительного проектирования технологии подготовки градостроительной документации. Ниже мы покажем, как в действительности ГрК РФ от 29.12.04 регламентирует порядок подготовки проектов правил землепользования и застройки и в чем заключаются нетрадиционные особенности технологии такой подготовки.

ГрК РФ от 29.12.04 регламентирует указанные действия по следующим основным позициям: 1) документы-основания для подготовки проекта правил землепользования и застройки; 2) субъекты подготовки проекта; 3) проверка подготовленного проекта, публичные слушания по обсуждению проекта, утверждение правил землепользования и застройки.

Вопрос (25.1) о документахоснованиях для подготовки проекта правил землепользования и застройки

Во-первых, при подготовке проекта правил землепользования и застройки должны учитываться документы территориального планирования, и прежде всего генеральные планы поселений, городских округов (ч. 3 ст. 31 ГрК РФ от 29.12.04). Что именно должно учитываться и как? Перечислим – это:

1) зоны с особыми условиями использования территории, выделяемые в строгом соответствии с требованиями технических регламентов. Учет таких зон происходит путем их безусловной, «механической» фиксации в проектах правил землепользования и застройки, в том числе со ссылкой на соответствующие документы, посредством которых были утверждены такие зоны(при их наличии);

2) зоны охраны объектов культурного наследия, утвержденные посредством проектов зон охраны объектов культурного наследия. Учет таких зон также происходит путем их безусловной, «механической» фиксации в проектах правил землепользования и застройки со ссылкой на соответствующие проекты;

3) характеристики функциональных зон, определенных генеральным планом поселения, городского округа, в случае, если они описаны специально в положениях о территориальном планировании. Об этом подробно говорилось при обсуждении вопроса 20;

4) другие положения документов территориального планирования (решения об утверждении границ зон планируемого размещения объектов, необходимых для реализации государственных и муниципальных нужд, решения об изменении границ категорий земель, решения об изменении административных границ, зафиксированные в документах территориального планирования Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального района). Учет такого рода решений также происходит путем их безусловной, «механической» фиксации в проектах правил землепользования и застройки.

Следует принять во внимание норму ч. 4 ст. 31 ГрК РФ от 29.12.04, согласно которой «применительно к части территории поселения или городского округа подготовка проекта правил землепользования и застройки может осуществляться при отсутствии генерального плана поселения или генерального плана городского округа». Наличие данной нормы не означает, что такого рода проект будет выполняться при отсутствии всяких оснований и обоснований. Основаниями во всех случаях являются требования о соблюдении технических регламентов, об учете других документов территориального планирования (помимо отсутствующего в данном случае генерального плана), сложившегося землепользования.

Во-вторых, при подготовке проекта правил землепользования и застройки должна учитываться схема существующего землепользования. Этот документ прямо не указан в ГрК РФ от 29.12.04, но необходимость его учета при подготовке проекта правил землепользования и застройки определяется косвенно, по совокупности норм ГрК РФ от 29.12.04. Например, в ч. 1 ст. 30 ГрК РФ от 29.12.04 сказано: «Правила землепользования и застройки разрабатываются в целях: <…> 3) обеспечения прав и законных интересов физических и юридических лиц, в том числе правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства». Очевидно, что такие права и законные интересы не могут быть обеспечены без того, чтобы предложени

Дата: 2016-10-02, просмотров: 4.