Квалификация по признакам объективной стороны преступления

Объективная сторона преступления представляет собой внешнее проявление преступного поведения, «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые уголовным законом интересы, рассматриваемые с его внешней стороны, сточки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата»[116].

«Объективная сторона преступления – это «сердцевина» преступного деяния. Именно во внешней стороне преступлений в первую очередь объективизируется общественная опасность деяния. Характеристика объективной стороны преступления в уголовном законе отражает состояние (направленность) и «объем» уголовной репрессии в стране»[117].

Роль признаков объективной стороны преступления в квалификации преступлений исключительно велика, поскольку именно признаки объективной стороны с наибольшей полнотой обрисовываются законодателем в диспозициях статей Уголовного кодекса и поэтому способствуют выявлению других признаков состава преступления, а также являются наиболее значимым критерием отграничения преступлений друг от друга и, как следствие, их правильной квалификации.

Обязательным признаком объективной стороны преступления является деяние, которое может быть выражено в форме действия или бездействия. Технико-юридические приемы описания деяния в уголовном законе являются различными, что оказывает влияние на квалификацию преступлений.

Перечень и характер общественно опасных действий (бездействия) может быть исчерпывающим образом описан в диспозиции статьи Особенной части УК, так как это имеет место, например, в ст. 126, 139, 222, 228 УК и др. Такой способ законодательного оформления диспозиций существенно ограничивает пределы судейского усмотрения при осуществлении уголовно-правовой квалификации преступления, поскольку точное применение уголовного закона исключает возможность расширительного толкования перечней видов общественно-опасного поведения. Содеянное квалифицируется по статье, предусматривающей тот характер поведения, которым совершено установленное посягательство.

Диспозиция может не содержать описания деяния, а указывать лишь на общественно опасный результат – например, ст. 105, 111, 112, 115 УК. Виды общественно опасного поведения в этих случаях конкретизируются в следственной и судебной практике, теории уголовного права. Правоприменитель должен определить, какими вообще деяниями можно причинить подобные последствия, может ли это быть действие или бездействие. Способ совершения преступления при таком законодательном описании признаков объективной стороны на квалификацию влияния не оказывает, за исключением случаев, когда ему придается значение квалифицирующего признака. Так, убийство можно совершить путем выстрела, удара ножом, удушения, утопления и другими способами, что не оказывает влияния на квалификацию. Главное – преступный результат, причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Однако убийство, совершенное, например, путем сжигания заживо, должно быть оценено правоприменителем как совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). Такому способу законодатель придает значение обстоятельства, увеличивающего степень общественной опасности содеянного.

В ряде случаев описание деяния производится с использованием бланкетных диспозиций, например, в ст. 143, 171, 216, 236 УК и др. Об особенностях квалификации с использованием переменных признаков, зафиксированных с использованием бланкетных диспозиций, см. § 1 гл. 2 работы.

В ссылочных диспозициях деяние не описывается, а делается отсылка на другую часть той же статьи или другую статью Особенной части УК, в которых описывается деяние, например, ч. 2, 3 ст. 127, ч. 2, 3 ст. 186, ч. 1 ст. 165 УК. Действие в уголовно-правовом смысле – это не только телодвижение человека, но и использование виновным определенных технических средств производственных процессов свойств предметов внешнего мира действии других людей[118].

При квалификации преступления необходимо установить можно ли его совершить путем действия и бездействия или только действием или только бездействием В некоторых случаях ответ на этот вопрос дают законодательные формулировки. Так неоказание помощи больному (ст. 124 УК) совершается путем бездействия. Кража (ст. 158 УК) грабеж (ст. 161 УК) разбои (ст. 162 УК) совершаются только путем действия. В других случаях ответ на вопрос о форме деяния дают изучение следственной и судебной практики специальной литературы жизненный и профессиональный опыт. Так форма деяния при убийстве не указана, однако общепризнано, что оно может быть совершено как путем действия так и путем бездействия. Бездействие – это несовершение тех действий, которые виновное лицо было обязано и имело возможность совершить в данных конкретных условиях. Обязанность совершить действие является объективным критерием уголовной ответственности за бездействие. Уголовная ответственность за неисполнение этой обязанности должна быть зафиксирована в уголовном законе те бездействие так же как и действие должно обладать признаком уголовной противоправности.

Источники возникновения обязанности действовать различны:

1. Это может быть закон (например обязанность выплачивать средства на содержание детей и нетрудоспособных родителей злостное неисполнение которой наказывается согласно ст. 157 УК закреп лена в Семейном кодексе РФ).

2. Иной нормативный правовой акт (например лицо причастное к дорожно-транспортному происшествию в соответствии с п. 2.5 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г № 1090 обязано оказать помощь пострадавшим. В случае неисполнения этой обязанности возможна ответственность по ст. 125 УК).

3. Обязательства, принятые на себя лицом на основании договор! (например, лицо вызвавшееся присматривать за ребенком и небрежно относящееся к своей обязанности в случае гибели ребенка в результате этой небрежности будет отвечать по ст. 125 УК) приобретения определенной профессии (например, неисполнение врачом своей профессиональной обязанности оказывать помощь больному квалифицируется по ст. 124 УК).

4. Предшествующее поведение лица ставящее законные интересы других лиц в реальную опасность (например, лицо, поставившее потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние и затем оставившее его без помощи несет ответственность по ст. 125 УК). В то же время лицо, умышленно причинившее потерпевшему тяжкий вред здоровью не может нести ответственность за оставление потерпевшего в опасности. Так, суд первой инстанции квалифицировал действия Жгилева и Щебенькова, которые вечером 12 февраля 2000 г. из хулиганских побуждении избили потерпевшего Н. с причинением тяжкого вреда здоровью опасного для жизни человека, после чего оставили потерпевшего без помощи лежащим на земле. По п. «а», «в» ч 3 ст. 111 УК и ст. 125 УК Суд кассационной инстанции отменил приговор в отношении Жгилева и Щебенькова в части, касающейся их осуждения по ст. 125 УК, и уголовное дело в этой части прекратил, мотивировав свое решение тем, что ответственность за оставление потерпевшего в опасности наступает только в случаях, прямо предусмотренных в ст. 125 УК[119].

Субъективный критерии бездействия состоит в реальной возможности определенного лица с учетом его субъективных свойств (физическая сила, знания, опыт, быстрота реакции и пр.) совершить конкретные действия в условиях конкретной обстановки. Отсутствие реальной возможности у определенного лица совершить требуемое действие исключает субъективный критерии бездействия и, следовательно, возможность привлечения к уголовной ответственности.

Теория уголовного права различает понятия так называемого чистого и смешанного бездействия. Чистое бездействие состоит в полном неисполнении лицом возложенной на него обязанности. Так, например, в ст. 124 УК неоказание помощи больному – это чистое бездействие. Смешанное бездействие бывает двоякого рода. Во-первых, им может являться лишь частичное выполнение лицом возложенных на него функции. Так, использование законодателем в ст. 293 УК при характеристике халатности формулировки «ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей» является характеристикой смешанного бездействия. Вторым случаем совершения преступлении с использованием смешанного бездействия является ситуация, когда лицо для уклонения от возложенной на него обязанности предпринимает какие то действия. Например, уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами (ст. 339 УК) – преступление, совершаемое путем бездействия, так как лицо не выполняло обязанностей военной службы. При этом для уклонения от этих обязанностей он совершает действия (симулирует болезнь, совершает членовредительство или другие действия). Для квалификации содеянного может иметь значение не только уяснение вопроса о том, путем действия или бездействия может быть совершено преступление, но также и вид бездействия. Так, в зависимости от характера поведения врача по оказанию помощи больному, приведшему, например, к смерти пациента, квалификация может быть различна. Так, если врач не явился по вызову к пациенту или явился, но не оказал должной помощи, что привело к смерти больного, квалификация необходима по ч. 2 ст. 124 УК. Если же врач не изучил должным образом состояния пациента и применил для его лечения средства и методы, непригодные в данной конкретной ситуации, что привело к смерти больного, возможна квалификация по ч. 2 ст. 109 УК.

Большое значение для уголовно-правовой квалификации содеянного имеет установление определенных вредных последствий. Последствия преступления – это такие изменения во внешнем мире, которые указаны в уголовном законе в качестве признака преступления. Последствия в уголовном праве обладают рядом особенностей. Во-первых, последствия – это ущерб, вред объекту, охраняемому уголовным законом, который является результатом общественно опасного, противоправного поведения субъекта преступления. Во-вторых, уголовно-правовое значение имеют не все изменения, произошедшие во внешнем мире в результате совершаемого преступления, а лишь последствия в строго определенном количественном и качественном выражении, в том выражении, которое зафиксировано в уголовном законе в качестве признака преступления. Так, если в случае нарушения лицом, управляющим автомобилем. Правил дорожного движения наступил легкий или средней тяжести вред здоровью потерпевшего, квалификация по ст. 264 УК исключается, так как в ч. 1 этой статьи в качестве последствия указывается лишь на причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Можно выделить несколько типов законодательного определения последствий:

1. Уголовный закон указывает и конкретизирует характер и тяжесть последствий достаточно определенно (например, ст. 105, 111, 112, 124 УК и др.). При этом в отдельных случаях может быть определен минимальный ущерб, который необходим для квалификации по той или иной статье или части статьи Уголовного кодекса. Часто это делается в примечании, например, к ст. 158, 169, 174, 178 УК и др. Так, согласно примечанию 4 к ст. 158 УК крупным размером в статьях главы о преступлениях против собственности является 250 тысяч рублей, а особо крупным – 1 миллион рублей.

2. В законе нередко используется определение вредных последствий при помощи понятий и терминов, употребляемых в различных областях естественных наук, медицине, технике и т.п. В таких случаях для выяснения характера последствий необходимо обращаться к нормативным актам других отраслей права, в которых содержится разъяснение этих понятий и терминов. Например, установление тяжести вреда здоровью требует для своего определения специальных судебно-медицинских познаний[120].

3. Нередко уголовный закон использует для определения последствий оценочные понятия, такие как, например, тяжкие последствия, крупный ущерб, существенное нарушение прав и законных интересов граждан (ст. 171, 172, 285, 2151 УК и др.). Оценочное определение законодателем последствий дает возможность правоприменителю при применении этих норм в полной мере учесть конкретные обстоятельства уголовного дела при квалификации преступлений. Например, для квалификации по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК по признаку причинения потерпевшему значительного ущерба требуется тщательное выяснение имущественного положения потерпевшего.

Так, Президиум Липецкого областного суда по протесту Заместителя Председателя Верховного Суда РФ приговор и кассационное определение в отношении Нарижнего отменил, а уголовное дело по обвинению его в самоуправстве по ч. 1 ст. 330 УК прекратил за отсутствием состава преступления, поскольку, как это следует из показаний свидетелей, существенного вреда его действиями причинено не было[121].

4. В уголовном законе возможно альтернативное указание ряда последствий в диспозиции статьи. Например, в ст. 216 УК указано в качестве последствий альтернативно «крупный ущерб», «тяжкий вред здоровью» или «иные тяжкие последствий». Для квалификации подобных составов достаточно наступления хотя бы одного из указанных последствий. Но квалификация не меняется, если наступили все указанные в диспозиции последствия. Таким образом, количество наступивших последствий на квалификацию не влияет, а лишь учитывается при назначении наказания.

5. Возможно использование в законе указания лишь примерного перечня конкретных видов вредных последствий. Так, в ст. 248 УК уголовная ответственность наступает в случае причинения вреда здоровью человека, распространения эпидемий или эпизоотии или иных тяжких последствий. Подобные же формулировки содержатся в п. «б» ч. 3 ст. 131, ч. 2 ст. 167 УК и др. В этих составах законодатель имеет в виду последствия, по характеру и степени тяжести равнозначные, однопорядковые с теми, которые прямо указаны в законе (подробнее об этом см. в § 1 гл. 2 об оценочных признаках состава преступления).

В законе в качестве последствий в ряде случаев могут быть указаны не реально наступившие последствия, а угроза наступления вредных последствий, опасная обстановка (ч. 1 ст. 122, ч. 1 ст. 215 УК) – это так называемые «составы конкретной опасности».

С вопросом о последствиях неразрывно связано принятое в науке уголовного права деление составов по конструкции объективной стороны на материальные и формальные, которое имеет большое значение для определения при квалификации момента окончания преступления. К материальным относятся составы преступления, которые законодателем сформулированы таким образом, что момент окончания преступления связывается с наступлением указанных в уголовно-правовой норме последствий. К ним относятся, например, убийство (ст. 105 УК), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), кража (ст. 158 УК), нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК). К числу формальных относятся составы, сформулированные законодателем так, что момент окончания этих преступлений связывается с совершением предусмотренного уголовным законом деяния, например, клевета (ст. 129 УК), оскорбление (ст. 130 УК), получение и дача взятки (ст. 290, 291 УК).

Дискуссионным является вопрос об отнесении составов конкретной опасности к числу материальных или формальных[122]. Выяснение этого вопроса нам представляется принципиальным, так как решение многих вопросов уголовного права, в частности связанных с квалификацией преступления (например, о форме и виде вины), напрямую зависит от выяснения вопроса о конструкции состава преступления. Нам представляется правильным отнесение составов конкретной опасности к числу материальных составов, в которых последствием является реальное состояние опасности, реальная возможность причинения преступного последствия. При квалификации деяния виновного по статье, сформулированной законодателем в качестве состава конкретной опасности, должно быть установлено, что совершенные виновным деяния вызвали реальное состояние опасности. Например, для применения ч. 1 ст. 215 УК «Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики», традиционно относимого к числу составов конкретной опасности, нарушение правил безопасности при размещении, проектировании, строительстве и эксплуатации объектов атомной энергетики должно быть существенным, таким, которое может повлечь смерть человека и радиоактивное заражение окружающей среды. Очевидно, что даже в сфере эксплуатации объектов атомной энергетики не всякое нарушение правил безопасности может вызвать состояние опасности для жизни человека и радиоактивного заражения окружающей среды. Для квалификации необходима констатация состояния конкретной, а не абстрактной опасности именно для указанных в диспозиции статьи объектов, что и является последствием рассматриваемого преступления.

В теории уголовного права принято выделять обязательные и дополнительные последствия, имеющие неодинаковое значение для квалификации преступлений. Обязательные – это такие последствия, наличие которых обязательно для применения данной уголовно-правовой нормы, устанавливающей запрет причинения исключительно этих последствий. Дополнительные последствия описываются как в самостоятельной, так и в применяемой уголовно-правовой норме, охватывающей их причинение. Так, в ч. 1 ст. 111 УК РФ причинение тяжкого вреда здоровью является обязательным последствием, в п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ причинение этих же последствий является дополнительным последствием, которое не требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ[123].

Причинная связь как обязательный признак объективной стороны преступления с материальным составом не имеет самостоятельного значения для квалификации и разграничения преступлений[124]. Полагаем, она относится к числу дихотомических признаков: установление ее наличия в уголовно-правовом смысле между деянием и последствиями свидетельствует о наличии состава преступления, а се отсутствие не позволяет квалифицировать содеянное как преступление. На квалификацию может оказать влияние лишь неправильное понимание лицом причинно-следственной зависимости между его деянием и общественно-опасными последствиями. Этот вопрос будет рассмотрен в § 3 гл. 3 «Квалификация по признакам субъективной стороны преступления».

Такие факультативные признаки объективной стороны состава преступления, как место, время, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления сравнительно редко используются законодателем в диспозициях статей Особенной части УК в качестве признаков, образующих основной состав преступления, т.е. являются конструктивными признаками состава преступления. Так, место – континентальный шельф – указано в ч. 1 ст. 253 УК. На место совершения преступления обращено внимание также в ст. 253, 256, 258 УК. В ст. 334, 336 УК наказуемым является совершение преступления во время исполнения обязанностей военной службы. Часть 1 ст. 195 УК применяется, если деяние совершено в обстановке банкротства или предвидения банкротства.

Наиболее часто из числа названных факультативных признаков в качестве конструктивного выступает способ совершения преступления, что, например, имеет место в статьях о хищениях (ст. 158– 162 УК) и является решающим признаком для разграничения этих преступлений. Чаще место, время, способ, обстановка, орудие и средство совершения преступления предусматриваются в уголовном законе в качестве квалифицирующих признаков преступления. Так, в ч. 2 ст. 162 УК предусмотрена ответственность за совершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; в п. «е» ч. 2 ст. 105 УК – за убийство, совершенное общеопасным способом.

Если место, время, способ, обстановка и другие обстоятельства совершения преступления не указаны ни в качестве конструктивных, ни в качестве квалифицирующих признаков состава преступления, они тем не менее должны быть выявлены, так как их установление означает установление события преступления, они подлежат доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, а также могут способствовать разграничению преступлений. Так, одним из признаков, способствующих разграничению незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников, является обстановка, в которой совершаются эти преступления. При похищении человека и лишении свободы виновный стремится избежать огласки. Заинтересованные лица (например, родственники похищенного при желании получить выкуп) уведомляются о совершенном деянии лишь в силу необходимости. При захвате заложников виновный стремится придать свои действия огласке, чтобы использовать их в качестве рычага давления на адресата своих требований.

Используя приведенные характеристики признаков объективной стороны состава преступления, можно сформулировать некоторые правила квалификации преступлений по признакам объективной стороны:

1. Если перечень и характер действий (бездействия), которыми может быть совершено преступление, точно описан в законе, при квалификации преступлений должно быть установлено тождество между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, зафиксированными в диспозиции статьи УК.

2. Если характеристика объективной стороны состава преступления не содержит описания деяния, а лишь указывает на общественно опасный результат, способ совершения преступления может быть любым, за исключением случаев, когда он указан в квалифицированном составе в качестве признака, повышающего степень общественной опасности содеянного. Например, умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом (ч. 2 ст. 167 УК). Иные, помимо указанных в ч. 2, способы уничтожения или повреждения имущества должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 167 УК.

3. Если в диспозиции статьи Особенной части УК указано несколько альтернативных действий или несколько общественно-опасных последствий, то для квалификации посягательства по этой статье или части статьи УК достаточно совершения одного из указанных действий или наступления одного из указанных последствий. Например, ч. 1 ст. 222 УК предусматривает альтернативно такие действия, как приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, а ч. 1 ст. 267 УК в качестве последствий предусматривает причинение тяжкого вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба. Наступление любого из этих последствий свидетельствуете наличии состава преступления.

4. Если в умышленном преступлении с материальной конструкцией состава отсутствует обязательное последствие, это исключает квалификацию содеянного как оконченного преступления. Деяние может быть квалифицировано как покушение на совершение этого преступления. Например, если лицо намеревалось причинить смерть, а причинило лишь тяжкий вред здоровью, содеянное подлежит квалификации как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК).

5. Отсутствие дополнительного последствия, указанного в диспозиции статьи Особенной части УК, не является свидетельством незавершенности преступления, если оно не охватывалось намерением виновного, а требует квалификации по той части статьи Особенной части УК, которая предусматривает ответственность за причинение вреда без такого дополнительного последствия.

Наступление дополнительного последствия, описанного в статье Особенной части УК, не требует квалификации по совокупности статей. Так, в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего в процессе разбойного нападения, необходима квалификация по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК. В случае отсутствия у виновного желания причинить такой вред при ненаступлении такого вреда здоровью и отсутствии иных квалифицирующих признаков, необходима квалификация по ч. 1 ст. 162 УК.

6. Отсутствие вредных последствий в неосторожных преступлениях исключает квалификацию содеянного в качестве преступления. Так, если нарушение лицом, управляющим транспортным средством, Правил дорожного движения не привело по неосторожности к причинению тяжкого вреда здоровью человека, состав, предусмотренный ч. 1 ст. 264 УК, не образуется, возможно лишь применение мер административной ответственности при наличии состава административного правонарушения.

7. Если в результате совершения деяния наступили последствия, предусмотренные различными частями одной и той же статьи УК, содеянное подлежит квалификации только по той части статьи, которая устанавливает ответственность за причинение более тяжкого последствия. Это положение нашло отражение в ряде постановлений Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ. Так, в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 6 октября 1970 г. № 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях»[125] указывается, что в случаях, когда в результате нарушения Правил дорожного движения одновременно наступили последствия, предусмотренные несколькими частями ст. 264 УК РФ, действия виновного подлежат квалификации только по той части статьи, которая устанавливает ответственность за наиболее тяжкие из наступивших последствий.

8. Если способ совершения преступления является более опасным, чем то преступление, ради совершения которого он применяется, то необходима квалификация по совокупности преступлений.

Например, если для подавления сопротивления потерпевшей при изнасиловании причиняется тяжкий вред здоровью, необходима квалификация по совокупности преступлений (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 111 УК). Исключение составляют случаи, когда способ совершения преступления законодательно сопряжен с тем преступлением, ради совершения которого он применяется, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. В таких случаях в соответствии с ч. 1 ст. 17 УК квалификация по совокупности не требуется. Например, если для подавления сопротивления потерпевшей при изнасиловании виновный причинил ей смерть, не требуется квалификация по совокупности ст. 131 и 105 УК, необходима квалификация лишь по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК. Подробнее этот вопрос будет аргументирован в § 3 гл. 4 работы при рассмотрении правил квалификации при совокупности преступлений.

Дата: 2019-04-23, просмотров: 12.