Квалификация по признакам объекта преступления

Традиционным в теории уголовного права является определение объекта преступления как охраняемых уголовным законом общественных отношений, которым при совершении преступления причиняется вред или создается угроза причинения вреда. К факультативным признакам элемента «объект» состава преступления принято относить предмет преступления и потерпевшего от преступления, которым при решении вопросов уголовной ответственности придается одинаковое значение. Предмет преступления – это физический предмет материального мира или интеллектуальная ценность, на которые оказывается непосредственное воздействие при совершении преступления. Под потерпевшим понимается «физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации» (ч. 1 ст. 42 УПК РФ). Общественное отношение – это конкретная определенная социальная связь между членами общества, и поэтому причинить вред путем непосредственного воздействия на него невозможно. Нарушить социальную связь можно лишь путем воздействия на что-либо материальное или путем разрыва этой социальной связи. В литературе выделяют основные элементы общественного отношения, воздействуя на которые это общественное отношение можно нарушить. Ими являются:

1) субъекты (носители) общественных отношений;

2) предмет (объект), по поводу которого существует общественное отношение;

3) социальная связь как содержание общественного отношения как социально значимая деятельность субъектов[106].

При квалификации преступлений определение объекта представляет известные трудности. Объект преступления – общественные отношения – не может быть воспринят правоприменителем непосредственно. Ни анализ фактических обстоятельств дела, ни показания виновного, свидетелей или потерпевших не могут зачастую дать представления об объекте преступления. Допрашиваемые лица могут дать показания о других признаках состава, например, о способе совершения преступления, причиненном ущерба, времени совершения преступления, мотивах, которыми руководствовался виновный. Установление объекта преступления в таких случаях производится опосредованно, путем анализа признаков, относящихся к другим элементам состава преступления. По утверждению В.Н. Кудрявцева, правильное установление способа действия в некоторых случаях позволяет сделать обоснованный вывод об объекте или хотя бы о примерном круге объектов преступного посягательства[107]. Таким образом, вывод об объекте всегда является суждением, вытекающим из анализа фактических обстоятельств совершения преступления[108].

Нарушение общественного отношения возможно путем воздействия на субъекта (носителя) общественного отношения. Такое воздействие может быть физическим, что имеет тесто, например, при совершении убийства, причинении тяжкого вреда здоровью, при совершении половых преступлений, или психическим, при совершении таких преступлений, как клевета, оскорбление, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. При воздействии на субъекта общественного отношения правовое значение приобретает потерпевший от преступления. Следует различать уголовно-правовое и уголовно-процессуальное понятие потерпевшего. Так, в случае причинения А тяжкого вреда здоровью он является потерпевшим в уголовно-правовом смысле. В случае же, если А украл у некоего Б картину, имеющую особую историческую ценность, для уяснения уголовно-правовой характеристики содеянного имеют значение не признаки потерпевшего, а признаки предмета преступления – картины, имеющие особую историческую ценность. Таким образом, признаки потерпевшего от преступления имеют значение в случае воздействия на субъекта общественного отношения, а не на предмет (объект) общественного отношения, как это имеет место в случае хищения картины.

Один лишь вид воздействия на субъекта общественного отношения по общему правилу не позволяет сделать однозначный вывод о квалификации преступления, поскольку оно может быть направлено на изменение различных общественных отношений. Так, выстрел в потерпевшего может явиться основанием как для квалификации содеянного по ст. 105 УК, когда объектом является жизнь человека, так и для квалификации по ряду других статей, например, по ст. 277 УК, если объектом являются основы конституционного строя РФ.

Свойства потерпевшего, его отношения с другими лицами, поведение до и в момент посягательства во многих составах являются признаками, определяющими квалификацию содеянного. Например, в ряде составов такие физические свойства потерпевшего, как пол, возраст, состояние здоровья и др., могут определять квалификацию преступления. Так, мужской пол потерпевшего от сексуального преступления исключает квалификацию содеянного как изнасилование (ст. 131 УК). Для квалификации по ст. 150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления) возраст потерпевшего должен быть менее 18 лет. Для квалификации по ст. 124 УК потерпевший должен быть больным, а не нуждающимся, например, в косметической операции.

Физическое и психическое состояние потерпевшего учитывается при квалификации ряда преступлений против личности. Так, состояние беспомощности является альтернативным конструктивным признаком изнасилования (ст. 131 УК), квалифицирующим признаком убийства (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК) и других преступлений. Заведомое нахождение женщины в состоянии беременности является квалифицирующим признаком ее убийства (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК).

В ряде составов для правильной квалификации преступлений необходимо выяснение взаимоотношений между виновным и потерпевшим. Так, наличие личных неприязненных отношений между виновным и потерпевшим обычно исключает квалификацию содеянного как совершенного из хулиганских побуждений. Нахождение потерпевшего в материальной или иной зависимости от виновного является альтернативно-обязательным признаком понуждения к действиям сексуального характера (ст. 133 УК). Поведение потерпевшего, послужившее поводом к совершению преступления, также может явиться обстоятельством, определяющим квалификацию содеянного. Так, посягательство на потерпевшего, выполнявшего общественно-полезную деятельность по пресечению правонарушений, может явиться основанием для квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. В случае же совершения убийства, спровоцированного тяжким оскорблением виновного со стороны потерпевшего, возможна квалификация по ст. 107 УК.

Для всех преступлений, входящих в главу «Преступления против общественной безопасности», является характерным то, что совершается посягательство на состояние защищенности жизненно важных интересов именно общества в целом, когда потерпевшим может явиться любой член общества, любое лицо. Так, при похищении человека и незаконном лишении свободы умысел виновного направлен на совершение общественно опасных действий в отношении конкретного лица. Он по мотивам, которые могут быть самыми разнообразными, стремится лишить свободы передвижения именно гражданина А или гражданина Б, или гражданина В. Что касается захвата заложников, для этого состава характерна неперсонифинированность потерпевшего для виновного. Именно то обстоятельство, что умысел виновного направлен не на конкретное лицо, а лишь на физическое лицо, которое обладает какими-то признаками (чаще социальными), позволяет отнести захват заложников к преступлениями против общественной безопасности. При захвате заложников лишается свободы, например, работник исправительной колонии (это может быть работник А или работник Б, или любой другой работник); пассажир или, чаще, пассажиры транспортного средства; зритель или зрители на представлении. При захвате заложников виновного интересует не личность потерпевшего, а возможность использования его для давления на адресата угрозы.

В ряде случаев для квалификации преступления необходимо выяснить наличие согласия потерпевшего на совершение определенных действий[109]. При отсутствии согласия лица на совершение указанных в законе действий наступает уголовная ответственность, например, за изнасилование (ст. 131 УК), нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК) или жилища (ст. 139 УК). Однако в тех случаях, когда потерпевший не осознает характера совершаемых в отношении его действий, согласие потерпевшего не является действительным, правомерным и не исключает ответственности виновного. Например, согласие малолетнего (малолетней) на половое сношение, мужеложство или лесбиянство не исключает ответственности лица, достигшего 18-летнего возраста, по ст. 134 УК. Внешне добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием не исключает квалификации содеянного как мошенничества (ст. 159 УК).

При воздействии на предмет (объект), по поводу которого существует общественное отношение, уголовно-правовое значение приобретает предмет преступления. Способы воздействия на предмет преступления могут быть различными. Так, возможно изменение социального статуса вещи, что имеет место, например, при совершении хищения. Изменение физических свойств предмета происходит при совершении, например, таких преступлений, как уничтожение или повреждение имущества (ст. 167–168 УК), диверсия (ст. 281 УК). Изменение вида и содержания предмета происходит при совершении, например, таких преступлений, как служебный подлог (ст. 292 УК) или изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК). К способам воздействия на предмет общественного отношения следует отнести его изготовление, например, незаконное изготовление оружия (ст. 223 УК), незаконное изготовление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228 УК) или их производство (ст. 2281 УК).

Признаки предмета преступления, а также иные «признаки состава должны быть указаны в законе или однозначно вытекать из него, причем это должно быть ясно при толковании закона»[110]. Так, в ч. 2 ст. 188 УК перечислены предметы, перемещение которых через таможенную границу вне зависимости от размера является уголовно наказуемым. В ч. 1 этой же статьи, устанавливающей ответственность за контрабанду в крупных размерах, признаки предмета преступления не указаны, однако уточняется, что ими являются товары и иные предметы, за исключением указанных в ч. 2 настоящей статьи. Таким образом, использование ссылочной диспозиции при построении ч. 1 ст. 188 УК позволяет сделать однозначный вывод о том, что все те предметы, которые не перечислены в ч. 2 ст. 188 УК, следует отнести к предметам преступления, предусмотренного ч. 1 этой статьи.

Обстоятельством, определяющим квалификацию деяния, могут явиться свойства предмета преступления. Так, хищение картины лицом, осознающим ее особую художественную ценность, является основанием для квалификации содеянного по ст. 164 УК, а не по иным статьям о хищениях (ст. 158–162 УК). Для выяснения вопроса о возможности вменения лицу преступления, предусмотренного ст. 186 УК, требуется установить качество подделки банковских билетов, металлической монеты, государственных ценных бумаг или других ценных бумаг. Наличие грубой подделки исключает квалификацию по ст. 186 УК, поскольку делает невозможным ее участие в денежном обращении. Подобные действия должны быть квалифицированы как мошенничество.

Таким образом, при посягательстве на предмет (объект) общественного отношения предмет преступления и способ воздействия на него определяет основу преступного деяния, его направленность на конкретный объект преступления, что в свою очередь влияет на квалификацию преступления. Так, один и тот же предмет, например, автомобиль, в случае его хищения (изменения социального статуса вещи) может привести к необходимости квалификации по ст. 158–162 УК. В случае же его поджога (изменения физических свойств предмета) необходима квалификация по ст. 167 УК. В случае изготовления предмета квалификация зависит от свойств созданного предмета. Так, если незаконно изготовлено оружие, необходима квалификация по ст. 223 УК, и объектом преступления в этом случае является общественная безопасность. Если же изготовлены или произведены наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, деяние квалифицируется по ст. 228 или 228 УК. Таким образом, предмет преступления может сыграть роль ориентира в определении объекта преступления. Объектом этих преступлений является здоровье населения.

Третий способ воздействия на общественные отношения, с помощью которого можно их нарушить, – это разрыв социальной связи как содержания общественного отношения. Он возможен несколькими способами:

1) путем невыполнения субъектом лежащей на нем обязанности, например, при неоказании помощи больному (ст. 124 УК), при злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК);

2) разрыв социальной связи происходит при исключении себя из данного общественного отношения, например, при побеге из места лишения свободы (ст. 313 УК);

3) издание неправомерного акта разрывает социальную связь, так как меняет социальное положение субъекта. Так, при привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК) нарушаются общественные отношения, обеспечивающие принципы осуществления правосудия.

При нарушении общественного отношения путем разрыва социальной связи именно характер социальной связи является тем ориентиром, который позволяет определить объект преступления.

Может ли объект преступления быть единственным критерием разграничения преступлений? Этот вопрос неоднократно поднимался в литературе. Так, Б.А. Куринов полагает, что во всех случаях объект преступления не может быть единственным критерием для квалификации и разграничения преступлений[111]. По мнению В.Н. Кудрявцева, преступлений, которые различались бы между собой только признаку объекта, не так много[112]. В качестве примера им приведены такие пары составов: оскорбление (ст. 130 УК РФ) и оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ); разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ) и разглашение данных следствия 310 УК РФ); уничтожение и повреждение лесов (ст. 261 УК РФ) и уничтожение или повреждение имущества (ст. 167–168 УК РФ). Представляется, приведенные В.Н. Кудрявцевым примеры являются вполне удачными, так как указанные составы преступлений различаются между собой не только характеристикой объекта, но и призами, относящимися к объективной стороне. Так, оскорбление 130 УК РФ) и оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) отличаются между собой не только признаками объекта, но и обстановкой – оскорбление должно быть публичным и совершаться при выполнении представителем власти своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. То же можно сказать и по поводу их примеров, приведенных В.Н. Кудрявцевым. В то же время структура построения Особенной части УК в зависимости от объекта посягательства предполагает возможность как наличия в настоящее время, так и появления в будущем составов, различающихся между собой  только признаками объекта. К таким можно отнести, например, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК) и хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ 229 УК). Вместе с тем в большинстве случаев объект не является потаенным разграничительным признаком преступлений. Для их разграничения нужно обратиться к признакам, относящимся к другим элементам состава преступления. Смежные же составы преступления вообще нельзя разграничить по объекту преступления. Разграничение происходит по другим элементам состава преступления, кража (ст. 158 УК) и грабеж, совершенный без насилия (ч. 1 161 УК), различаются между собой, в первую очередь, способом совершения преступления. Убийство (ст. 105 УК) и неосторожное причинение смерти (ст. 109 УК) различаются между собой формой вины. «Смежные составы различаются между собой по одному или нескольким признакам. Это значит, что один из смежных составов имеет признак, который отсутствует в другом, но при этом другой состав обладает признаком, отсутствующим в первом. Так, кражу характеризует признак «тайное хищение»; этого признака нет в смежном составе грабежа, в котором зато имеется признак "открытое"»[113]

Ряд предусмотренных уголовным законом преступлений одновременно посягает на два или более объекта уголовно-правовой охраны. При этом в науке принято выделять основной, дополнительный и факультативный непосредственные объекты. Первые два из названных объектов оказывают влияние на квалификацию преступлений. Так, основным непосредственным объектом является тот, который терпит ущерб во всех случаях совершения преступлений данного вида и ради защиты которого построена правовая норма. Дополнительный непосредственный объект также терпит ущерб во всех случаях совершения преступлений данного вида, но лишь попутно с основным: не ради его защиты построена правовая норма. Признаком основного непосредственного объекта является то, что он находится в одной плоскости с видовым и родовым объектом. Так, при совершении разбойного нападения (ст. 162 УК) терпят ущерб два объекта – отношения собственности и здоровье лица. При этом отношения собственности являются основным непосредственным объектом, а здоровье лица – дополнительным непосредственным объектом. В некоторых случаях дополнительные непосредственные объекты могут быть представлены альтернативно. Так, в составе вымогательства (ст. 163 УК) отношения собственности являются основным непосредственным объектом, дополнительными же объектами могут являться или здоровье лица, или его честь и достоинство.

Правила квалификации преступления по объекту сводятся к следующему:

1. Если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, меньше или равна степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту, квалификация производится по статье, предусматривающей посягательство на основной объект, квалификации по совокупности преступлений не требуется. Так, в случае причинения при изнасиловании легкого и средней тяжести вреда здоровью содеянное полностью охватывается ч. 1 ст. 131 УК и квалификация по статьям о преступлениях против личности не требуется (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 «О практике применения судами ст. 131 и 132 УК РФ»[114]). Определение того, какой вред является более тяжким, производится путем сопоставления санкций ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 112 и ч. 1 ст. 115 УК. Основным объектом при совершении этого преступления является половая свобода женщины, дополнительным – ее здоровье. Максимум санкции ч. 1 ст. 131 – 6 лет лишения свободы, ч. 1 ст. 112 – 3 года лишения свободы, а ч. 1 ст. 115 УК – 4 месяца ареста. Значит, при совершении изнасилования, вред дополнительному объекту – здоровью – является меньшим, чем вред основному объекту – половой свободе. Следовательно, при совершении изнасилования с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшей, содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 131 УК. Дополнительная квалификация по ст. 112 или 115 УК не требуется.

2. По общему правилу, если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, больше степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту, требуется квалификация по совокупности преступлений. Так, если для незаконного проникновения в жилище, совершенного против воли проживающего в нем лица, применяется насилие, состоящее в причинении тяжкого вреда здоровью, необходима квалификация по ч. 2 ст. 139 УК по совокупности с ч. 1 ст. 111 УК. Законодательно установлено лишь одно исключение из этого правила (ч. 1 ст. 17 УК в ред. от 21 июля 2004 г.). Совокупность преступлений не образуется, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Например, если в процессе разбойного нападения виновный для завладения имуществом причиняет смерть потерпевшему, то, руководствуясь общим правилом, необходима квалификация по совокупности ст. 162 и 105 УК. Однако, поскольку в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, указана «сопряженность с разбоем», квалификация по совокупности преступлений не требуется. В этой связи, представляется, следует считать утратившим силу положение, содержащееся в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»[115], которое рекомендовало квалифицировать подобные ситуации по совокупности преступлении.

3. Если в статье альтернативно указаны несколько дополнительных объектов, для квалификации преступления по этой статье достаточно причинения вреда хотя бы одному из них. Так, для вменения состава, предусмотренного ст. 296 УК РФ («Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования»), основным объектом которого являются интересы правосудия, достаточно наличия угрозы причинения вреда любому из альтернативно указанных дополнительных объектов: жизни, здоровью, отношению собственности.

Дата: 2019-04-23, просмотров: 12.