Преступления, связанные с разрешенной экономической деятельностью

Нормальное функционирование предприятий, организаций, индивидуальных предпринимателей в сфере экономической деятельности предполагает «соблюдение исполнителями оп­ределенных законов норм правил, распоряжений управленче­ских органов и отдельных руководителей, касающихся самых различных сторон их деятельности, в особенности использо­вания материальных, трудовых и финансовых ресурсов, со­блюдения технических и технологических норм и т. д.»1.

1 Афанасьев ВТ. Научное управление обществом. / М., Полити­ческая литература. 1973. С. 165.


В процессе правового регулирования общественным отно­шениям придается определенность и устойчивость, поскольку установленные правила, с одной стороны, являются указанием наиболее целесообразного поведения субъектов при опреде­ленно сложившихся обстоятельствах; с другой стороны, эти правила обеспечиваются поддержкой и охраной государства с целью достижения преследуемого результата.

В круг таких нормативов входят законы, государственные стандарты, технические условия, технологические инструк­ции, производственные рецептуры, санитарно-гигиенические, санитарно-противоэпидемические и другие нормативно - пра­вовые акты, регулирующие деятельность индивидуальных предпринимателей, трудовых коллективов предприятий в сфере производства, торговли и общественного питания. Оп­ределяя задачи, направления и формы деятельности хозяйст­вующих субъектов, обязанности руководителей, работодате­лей, работников, указанные нормативы устанавливают такой образ их правомерного поведения1, которого в строго обяза­тельном порядке они должны придерживаться в процессе осуществления своих трудовых функций.

Нарушение правил осуществления разрешенной экономи­ческой деятельности при определенных условиях образует со­став преступления. Уголовная ответственность за подобные нарушения может наступать не только по статьям, включен­ным в главу о преступлениях в сфере экономики, но и по ряду статей из других разделов УК: например по статьям, устанав­ливающим ответственность за должностное хищение (ст. 160 УК РФ), выпуск или продажу товаров, не отвечающих требо­ваниям безопасности (ст. 238 УК РФ), нарушение правил ох-

«В самой общей форме можно сказать, что правомерное деяние представляет собой соответствующее правовым предписаниям об­щественно-полезное действие или воздержание от действия (бездей­ствия)» / См.: Теория государства и права. М. Юридическая литера­тура. 1974. С. 612. 8


раны труда (ст. 143 УК РФ), безопасности при ведении горных строительных или иных работ (ст. 216 УК РФ), правил безо­пасности на взрывоопасных объектах (ст. 217 УК РФ), пожар­ной безопасности (ст. 219 УК РФ), экологические преступле­ния (гл. 26 УК РФ), уклонение от уплаты налогов или страхо­вого взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 199 УК РФ), обман потребителей (ст. 200 УК РФ), злоупотребле­ние полномочиями (ст. 201 УК РФ), коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ), злоупотребление должностными полномо­чиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномо­чий (ст. 286 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ), ха­латность (ст. 293 УК РФ).

Квалификация данных преступлений может осуществлять­ся как по общим, так и по специальным нормам, как по от­дельным статьям, так и па совокупности нескольких статей УК РФ. При решении этого вопроса необходимо учитывать, относится ли виновный к категории должностных лиц, какие именно правила экономической деятельности и при осуществ­лении какого вида экономической деятельности нарушены, факт и характер наступивших общественно опасных послед­ствий содеянного и некоторые другие обстоятельства.

Сказанному не противоречит то, что в ряде диспозиций статей УК РФ, применяемых при их уголовно-правовой ква-^ лификации, не содержится непосредственного указания на на­рушение тех или иных правил. В таких случаях указанное об­стоятельство предполагается в качестве необходимого эле­мента преступного деяния.

При всем различии уголовно-правовых характеристик и квалификации преступные нарушения правил разрешенной экономической деятельности входят в одну родственную в криминалистическом отношении группу преступлений. Они имеют сходство не только в части ряда важных признаков их криминалистических характеристик, но и принципов, подхо­дов, средств их выявления и расследования.

9


На это указывают следующие обстоятельства:

1. Субъектами рассматриваемых преступлений являются ра­
ботники пмшзводственных, коммерческих и иных струк­
тур, реализующие свои функции в сфере разрешенной
экономической деятельности.

2. Преступления совершаются ими в связи с выполнением
своих служебных функций, трудовых обязанностей в про­
цессе выполнения тех или иных работ, производства, хра­
нения, сбыта, обеспечения качества, безопасности, со­
хранности изготовляемой и выпускаемой продукции, осу­
ществления контроля за ее качеством, правильностью
хозяйственных операций.

3. В основе данных преступлений лежат нарушения специ­
альных правил нормативного характера, определяющих
направленность, регулирующих порядок и условия осуще­
ствления соответствующей деятельности, регламенти­
рующих права и обязанности ее участников (законов,
ГОСТов, инструкций, приказов и т. д.)

В большинстве случаев уголовная ответственность за до­пущенные нарушения указанных правил становится возмож­ной при условии наступления общественно опасных последст­вий содеянного либо при реальной угрозе их наступления. В первую очередь это касаетсяХнарушения специальных правил обеспечения экологической, продовольственной, финансовой и иной безопасности личности, общества, государства (нару­шение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее массовое заболевание или отравление людей — ст. 236, пре­ступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта — глава 27, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах — ст. 217; нарушение правил по­жарной безопасности — ст. 219; нарушение правил безопас­ности на объектах атомной энергетики — ст. 215; нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ — ст. 216 и другие статьи УК РФ.)

10


Последствия нарушения указанных правил по своему ха­рактеру, масштабам, причиненному вреду порой могут быть сопоставимы лишь с последствиями грандиозных, жесточай­ших террористических актов и боевых действий. Имеются в виду всепожирающие пожары, смертоносные взрывы в шах­тах и на других предприятиях, уносящие большое количество человеческих жизней, массовый падеж скота, авиационные катастрофы, морские, железнодорожные крушения, обруше­ния мостов, зданий и других сооружений, погребающие под своими обломками десятки, а то и сотни людей, экологические бедствия техногенного характера, причиняющие непоправи­мый ущерб флоре, фауне и среде обитания людей, и другие последствия. Такого рода события обычно называют проис­шествиями, а нередко — и чрезвычайными происшествиями, когда они сопряжены с трагическим исходом для жизни и здо­ровья людей, значительным материальным ущербом, мораль­но-психологическими потрясениями.

Важное значение для выявления и раскрытия рассматри­ваемых преступлений имеет учет того, что все они сходны в основных принципиальных чертах с точки зрения механизма следообразования, круга и характера носителей и источников криминалистически значимой информации. Это сходство обу­словлено в первую очередь закономерной связью преступле­ний с экономической деятельностью, а также теми закономер­ностями, которые лежат в основе этой деятельности. Она воз­никает, осуществляется, изменяется и прекращается на нормативной основе. Данное обстоятельство выступает в ка­честве важнейшей из детерминант этой деятельности, предо­пределяющих ее стабильность, устойчивость, необходимость, повторяемость всех основных ее сторон.

Оборот, функционирование в процессе экономической деятельности денежных средств, орудий труда, средств про­изводства, контрольной аппаратуры, сырья, полуфабрикатов, готовой продукции, других предметов, отражение этой дея­тельности в финансовых, технологических, бухгалтерских и

11


иных документах также оказывают существенное влияние на механизм отражения преступлений и формирование инфор­мации как о самой деятельности, так и о преступлениях, свя­занных с ней.

Не случайно поэтому типичными носителями и источни­ками информации, собираемой при выявлении и расследова­нии указанных преступлений, являются:

1) финансовая, оперативная, техническая, технологическая и
иная документация предприятий, организаций, учрежде­
ний, а также предприятий, состоящих с ними в договор­
ных отношениях, документы их вышестоящих организа­
ций, государственных органов, ведомственных и общест­
венных структур, выполняющих контрольно-надзорные
функции на предприятиях (в организациях, учреждениях);

2) субъекты всех видов указанной деятельности;

3) различные материальные объекты,' функционирующие в
ходе подготовки и осуществления соответствующего вида
профессиональной деятельности (орудия труда, техниче­
ские средства, продукты деятельности и т.д.), реализации
ее результатов, контроля качества, проверки ее правильно­
сти и эффективности.

Одна часть рассматриваемых преступлений характеризует­ся корыстными побуждениями (должностные хищения, взя­точничество и т.д.), другая — мотивами иного плана: карьери­стскими соображениями, нежеланием перетруждать себя из­лишними, с точки зрения преступников, заботами и т.п. Последняя группа преступлений (преступная халатность, на­рушение правил техники безопасности и т.д.) являет собой пример уголовно наказуемого, небрежного, безответственно­го, недобросовестного поведения субъектов в сфере их про­фессиональной экономической деятельности1.

Образцов В.А. Криминалистика. Цикл лекций по новой про­грамме курса. М.гЮрикон, 1994 С 178-202 12


Преступления, связанные с запрещенной экономической деятельностью

Правоохранительная и судебная практика в постсоветской России столкнулась с массой ранее не существовавших видов преступлений и с новыми изощренными способами традици­онных преступлений, связанных с запрещенной экономиче­ской деятельностью.

Борьба за сферы влияния, управление финансовыми потока­ми, передел собственности, расправы с неугодными, финансово несостоятельными партнерами по теневой экономической дея­тельности, стремление любой ценой урвать жирный куш, не не­сти финансовые и прочие обязательства все чаще приводят к убийствам, уничтожению движимого и недвижимого имущест­ва конкурентов, сообщников других дельцов, а то и ни в чем не повинных граждан из числа свидетелей обвинения, потерпев­ших, сотрудников правоохранительных и судебных органов. И делается это не редко путем применения взрывных устройств, взрывчатых и иных вредоносных веществ, холодного и огне­стрельного оружия, изготавливаемых в подполье в целях сбыта и использования в криминальных целях.

Наряду с этим развитие негосударственного сектора экономики, кредитно-финансовой системы, коммерческих банков, частных охранных и иных предприятий, появление новых информационных, банковских технологий, технических средств коммуникации породило различные формы прежде неизвестной ненасильственной преступности корыстной на­правленности. Субъекты таких преступлений широко исполь­зуют в целях наживы поддельные письменные документы, ценные бумаги, платежно-расчетные документы и другие объ­екты, являющиеся продуктами запрещенной экономической деятельности.

Под преступлениями, связанными с запрещенной экономи­ческой деятельностью, понимаются общественно опасные, уго­ловно наказуемые деяния, совершаемые ненадлежащими хо-

13


зяйетвующими субъектами в целях извлечения прибыли в рам­ках так называемой «теневой» (нелегальной, подпольной и по­луподпольной) экономики самыми различными способами при осуществлении производственной деятельности, выполнении отдельных видов работ, оказании финансовых и иных услуг.

В последние годы наиболее распространены преступления, которые имеют непосредственное отношение к изготовлению, а также^переделке, подделке и сбыту товаров как материаль­ных продуктов криминальной деятельности.

Имеется в виду та часть теневой экономики, которая делает деньги, порой немалые, на производстве и реализации пище­вых продуктов, промышленной продукции, бытовых и иных товаров, обладающих потребительскими свойствами.

В основе преступной деятельности этого типа лежит открытие (либо скупка, физический захват) и функционирова­ние нелегальных производственных и торговых объектов (фирм, фабрик, цехов, торговых точек и т.д.), хранение, пере­возка, сбыт материальных продуктов криминального «труда» и обеспечение безопасности и доходности данной деятельно­сти1.

1 В зависимости от того, кто именно, как, для каких целей зани­мался запрещенной (незаконной) экономической деятельностью,. деяния могут подпадать под признаки различных статей УК, уста­навливающих ответственность, в частности, за нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ), незакон­ное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ), незаконное из­готовление и оборот наркотических средств (ст. 228 ч. 2, 3, 4 УК РФ), оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 223 УК РФ), порнографических материалов (ст. 242 УК РФ), незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержа­щих наркотические вещества (ст. 231 УК РФ), подделку денег и цен­ных бумаг (ст. 186 УК РФ), изготовление или сбыт поддельных кре­дитных или расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187 УК РФ), организацию или содержание притонов для занятия прости­туцией (ст. 241 УК РФ), разработку, производство, накопление, при­обретение или сбыт оружия массового поражения (ст. 355 УК РФ). 14


Эта деятельность в одних случаях осуществляется тайно
(скрытно) или открыто, но в завуалированном виде по под­
ложным документам. В других случаях она осуществляется
таким образом: индивидуальный лжепредпрйниматель или
группа дельцов формально правильно, открывают свое дело
получают официальный статус, но занимаются не тем, ради
чего декларировался бизнес, уклоняясь от уставных целей и
заявленного профессионального профиля. Одни из Числа
субъектов запрещенной экономической деятельности (группы
дельцов, индивидуальные предприниматели^ подпольные кус­
тари) специализируются на изготовлении и сбыте готовых к
потреблению товаров, аналогичных тем, что производятся в
рамках разрешенной экономической деятельности, другие —
на изготовлении и сбыте объектов, изъятых из гражданского
оборота либо требующих специального разрешения (но без
такового); третьи реализует свою активность путем переделки,
ремонта, видоизменения, подделки объектов того и другого
планов.                                                                                                         .

Вот как, например, действовала одна из групп лжепред­принимателей в г. Москве, разоблаченная сотрудниками УВД Северного округа в феврале 2002 года.

Начиная с весны 2001 года сотрудникам милиции при про­верке документов у приезжих все чаще стали попадаться со­мнительные справки о регистрации по месту жительства. Как выяснилось, услуги по оказанию помощи в быстром получе­нии московской прописки оказывали два друга — выпускники экономического факультета Таганрогского госуниверситета. Приехав в Москву в начале прошлого года, они зарегистриро­вали на подставное лицо фирму «Плазмон» и запустили в га­зеты броскую рекламу о быстром оформлении регистрации.

Дело было поставлено на широкую ногу. Мошенники арендовали два офиса (один, в Фурманном переулке, действо­вал под названием «Плазмон», другой, на Кузнецком мосту, под вывеской ООО «Кифар») и наняли в качестве помощни­ков троих москвичей. Бланки свидетельств о регистрации им

15


печатали на одной из частных типографий по вполне «офици­альному» запросу, на котором стояла печать ОВД «Щукино». На самом деле преступники просто подделали ее. Однако именно эта печать впоследствии и выдала мошенников. В свое время хитрый начальник паспортного стола из ОВД «Щуки­но» во избежание подобных подделок специально пометил печать-оригинал, отпилив от нее один из уголков. А потому абсолютно идеальный оттиск на документах аферистов сразу бросался в глаза паспортистам.

В квартире у задержанного главаря преступной группы было обнаружено 50 заполненных бланков и около 50 заявок на изготовление свидетельств с приложенными к ним копиями паспортов. Примечательно, что адреса регистрации для своих клиентов фирмачи выбирали совершенно произвольно, «рас­селяя» людей в несуществующие квартиры и дома.

Примером «производственной деятельности» иного харак­тера может служить дело о подпольной швейной фабрике, ру­ководимой гостем столицы, прибывшим из Бангладеш. Свое предприятие (ликвидировано силами МВД) он организовал в подвале одного из московских жилых домов. Поначалу пред­приниматель возил ширпотреб из Бангладеш на продажу в Москву. Потом он открыл свою фирму и обосновался в подва­ле жилого дома в помещениях площадью 280 м2. Контора дей­ствовала по принципу теневого предприятия. У бизнесмена не было договора аренды, отсутствовали бухгалтерские докумен­ты и сертификаты на готовый товар.

В подвале размещался офис владельца фирмы, цех с допо­топным швейным оборудованием и своеобразное общежитие, где квартировали рабочие. Предприниматель нанимал приез­жих из Украины, которых устраивали незначительные зара­ботки. Закройщица, считавшаяся в фирме самым квалифици­рованным сотрудником, получала 2000 рублей в месяц, а швеи довольствовались платой в 1800 рублей. Рабочий день начи­нался в 8 утра и длился 10-12 часов. Сотрудники шили по­стельное белье, халаты, детские распашонки и чепчики, а так-16


 


же одежду, на которую прикрепляли бирки с наименованием известных фирм. Этот товар у теневика забирали торговцы, которые затем сбывали вещи на столичных рынках.

Материально фиксированные продукты, создаваемые и реализуемые потребителям, в одних случаях могут соответ­ствовать установленным критериям качества и безопасности и пополнять копилку общественно полезных благ, удовле­творять спрос потребителей. В других случаях они могут быть подделкой, фальсификатом, не соответствовать по сво­им показателям критериям качества и безопасности. В силу недоброкачественности и иных причин они способны приво­дить к общественно опасным последствиям: причинять вред здоровью жизни людей, другим охраняемым законом отно­шениям. Наибольшую общественную опасность представля­ют те продукты незаконной деятельности, которые являются источниками повышенной опасности — взрывные устройст­ва, огнестрельное оружие, яды, наркотики и другие вредные вещества.

В начале 2002 года в Москве была разоблачена группа дельцов^ производивших крупные партии поддельных ветери­нарных препаратов и сбывавших их в Московской области и других регионах страны. Использование данных фальсифика­тов повлекло гибель десятков тысяч сельскохозяйственных животных и птиц.

Современные мошенники орудуют не только в различных городах и весях огромной России, но и все чаще выходят на уровень махинаций международного масштаба. Особенно в этом преуспевают порнодельцы.

В конце 2000 года совместными усилиями работников ряда российских правоохранительных органов при содействии их зарубежных коллег удалось разоблачить группу дельцов-международников, которые около полугода обеспечивали пе­дофилов всего мира порнографической продукцией. Преступ­ники действовали с размахом. Предприимчивые «бизнесме-

ны» рассылали по всему миру тысячи'порнографических ма­
териалов: фйльмовр слайдов и прочих видеоизображении на
цифровых носителях. За одну кассету с подобным материалом
они получали от иностранных любителей детского порно по
200 долларов. Кроме того, часть материалов выкладывала^ на
сайте, «Голубая Орхидея» созданном предпринимателями.
Кстати, видео, отправленное через Интернет, именно за' счет
скрытности получения стоило на порядок дороже. Причем
особой популярностью среди любителей горяченького поль­
зовались пленки садо-мазрхисткой тематики.     Т

На «разработку» преступников и сбор доказательств, ули­
чающих их в распространении порно, ушло несколько меся­
цев. Были задействованы силы Интерпола,, МУРа, Управления
«Р» и даже таможенного атташе при посольстве США и поли­
ции Нидерландов. В результате первым был задержан
28-летний москвич Солнцев^льбе. Он снимал квартиру на
Абрамцевской улице. Подельника Солнцева: 30-летнего жите­
ля Балашихи: долгое время не могли найти. Поиски привели
сыщиков в • госпиталь военно-полевой хирургии ' Санкт-
Петербурга. Здесь порноделец проходил лечение поЬле ава­
рии, в которую попал вместе с группой местных педофилов. К
последним он приезжал для переговоров по расширению биз­
неса и передачи видеокамеры для съемок любовных утех с
малолетними.                                          '   .

В результате обысков у двоих нигде официально не рабо­тающих дельцов изъято 588 видеокассет, 112 дискет и ком­пакт-дисков, содержащих детскую порнографию, а также более тысячи фотоснимков и негативов с изображением обна­женных мальчиков, видеоаппаратура, вычислительная техни­ка, использовавшаяся для производства порно продукции.

Не отстают от порнодельцов и подпольные «бизнесмены» других мастей и преступных специализаций.

Особую тревогу у населения и озабоченность у правоохра­нительных органов вызывает массовая подделка отечествен-18


ных лекарственных препаратов. По данным различных иссле­дований, их удельный вес в общей массе данной продукции, реализуемой в России, составляет 70%, что несет серьезную угрозу здоровью населения, особенно детям и престарелым. Неменьшую опасность представляет достигшая невероятных размеров практика подпольного изготовления и сбыта под­дельных спиртных напитков, особенно так называемой «пале­ной» водки. Зачастую этот товар изготавливается в условиях жуткой антисанитарии с грубейшим нарушением технологии, что приводит к массовым отравлениям, нередко к смерти по­требителей такого рода суррогатов. Столь же опасно теневое изготовление и сбыт пищевых продуктов, говорить о качестве которых просто не приходится.

В марте 2001 года подпольный цех по производству конди­терских изделий прикрыли сотрудники милиции в Раменском районе Подмосковья. За три месяца жители Москвы и области съели почти две тонны пирожных и тортов, которые выпека­лись в ... туалете.

Подпольный цех располагался в деревне Кузнецово на тер­ритории ОАО «ПродснабРаменский АПК», а оборудование разворотливые предприниматели разместили там, где раньше распологалось душевое отделение и туалет овощной базы. В одной из комнат кустари установили два жарочных шкафа, а в другой хранили и паковали продукцию. Кстати, расположен­ные в цеху холодильники, в которых горе-кондитеры хранили выпечку и скоропортящиеся ингредиенты, не работали...

32-летний владелец подпольного производства, уроженец Армении, нанял для работы в цеху четверых местных жите­лей. А сообщниками предпринимателя были его 27-летняя супруга и 53-летний земляк. Ловкач зарегистрировал цех по поддельным документам, которые предоставил двоюродный брат жены. Для изготовления фальшивок аферисту понадоби­лись лишь образцы документов и печатей реальных кондитер­ских фирм. Кстати, этот подпольный цех —, второй на счету

19


криминальной компании. Некоторое время назад они уже по­падались за подобное правонарушение, но тогда расследова­ние дела было приостановлено, поскольку удалось задержать не всех участников махинаций.

Накрыв кустарное производство, милиционеры изъяли го­товые к реализации сладости общей стоимостью 17000 руб­лей. Ассортимент выпечки у предпринимателей был невелик: торт «Медовый» да бисквитные пирожные с кремом — «Шахматы» и «Ночка». Сладости, которые выпекали само­званцы, даже внешне отличались от нормальной продукции, изготовленной в заводских условиях. Однако покупатели не обращали внимания на внешний вид выпечки, поскольку ее цена была доступной. На прилавках московских и областных магазинов медовик весом 500 граммов продавался за 25 руб­лей, а 350-граммовый — за 18. Пирожные, которые тоже веси­ли 350 граммов, стоили 15-18 рублей. Цех действовал с декаб­ря прошлого года, и за это время лже-бизнесменам удалось продать выпечки как минимум на 80000 рублей.

С учетом изложенного преступления, связанные с запре­щенной экономической деятельностью в сфере производства, можно определить как уголовно наказуемую деятельность, направленную на незаконное извлечение и присвоение при­были путем производства и реализации материально выра­женных объектов (товаров), обладающих потребительскими свойствами.

20


§ 2. Криминалистический

сравнительный анализ как метод выявления

и раскрытия экономических преступлений

В системе методов познания в уголовном процессе одним из ключевых является метод, определяемый нами как крими­налистический сравнительный анализ. В сравнительном ана­лизе участвует не менее двух объектов. В их качестве могут выступать:

1) мысленные образы конкретных, единственных в своем ро­
де (единичных) предметов, вещей, процессов, явлений,
действий, людей, событий, т.е. единичные понятия;

2) общие понятия, т.е. мысленные образы каких-либо клас­
сов, родов, групп, видов, разновидностей предметов про­
цессов, явлений и т.д.;

3) сами единичные предметы, те или иные множества пред­
метов и других элементов окружающего мира. Наряду с
этим сравниваются понятия и реальные элементы, (фраг­
менты, части, предметы) окружающего мира.

Цель сравнения — получение знания об особенностях сравниваемых объектов (природе, источнике происхождения, свойствах и т.п.), их сходстве и различии. При сравнительном анализе во внимание принимаются признаки объектов, т.е. их сходство или различие, а также результаты сравнения, осмыс­ливание которых дает дополнительное, выводное знание об объектах анализа. Так, при исследовании обстановки места происшествия следователи сравнивают, например, признаки данного события с признаками других событий; признаки данного события с признаками, зафиксированными в уголов­но-правовом понятии преступления; одни следы рук или ног с другими обнаруженными следами рук и ног в целях получе­ния знания о том, является ли данное деяние преступлением или чем-то другим, одним человеком или разными лицами ос­тавлены обнаруженные следы и т.д.

21


При исследовании нескольких письменных документов следователи и судебные эксперты сравнивают их например, по материалу, форме, содержанию и другим признакам, отдель­ные части и реквизиты с другими частями и реквизитами того же документа, копии с подлинниками, подписи, одного лица на разных страницах одного документа и подписи на разных до­кументах.

Это дает возможность определить связь сравниваемых до­кументов с проверяемой деятельностью, установить факт их происхождения из одного или из разных источников, сходство или различие в почерке исполнителей документов, имеющих­ся на них подписях и решить многие другие вопросы, ответы на которые не были известны до начала сравнительного ана­лиза либо только предполагались с той или иной мерой веро­ятности.

Таким образом, при выявлении и расследовании преступ­лений метод сравнительного анализа осуществляется в раз^ личных формах, при решении различных правовых и крими­налистических задач на самых различных участках, направле­ниях и этапах уголовно-процессуальной деятельности.

Разновидностями данного метода являются:

V предметный сравнительный анализ (одни единичные объ­
екты или их группы, с которыми субъект познания сталки­
вается в ходе своей деятельности и которые непосредст­
венно воспринимает с помощью органов чувств и техни­
ческих средств, сравниваются с другими или между
собой);

V модельный сравнительный анализ (сравнение мысленных
образов);

V смешанный (комбинированный) сравнителыщй анализ
чувственно воспринимаемых реально существующих объ­
ектов с мысленными образами объектов.

По делам об экономических преступлениях широко реали­зуются все эти разновидности рассматриваемого метода при ■ 22' '  -


исследовании различных объектов, включая такой важный ис­точник информации, как бухгалтерские документы предпри­ятий сферы производства и торговли. Подход к изучению ука­занных документов базируется на знании закономерного Ха­рактера отражения совершаемых преступлений, в особенности преступлений корыстного характера, в документах предпри­ятия (организации, учреждения) в виде:

1) противоречия в содержании одного И того же документа;

2) противоречий между содержанием нескольких взаимосвя­
занных документов Либо различных экземпляров одного
документа;

3) противоречий между содержанием документа и фактиче­
ским положением дел.                                     <

С учетом этого разработаны и широко применяются в следственной практике на основе сравнительного анализа та­кие, например, методы, как: проверка документов по форме с целью выяснения, все ли необходимые реквизиты имеются и нет ли среди них таких, подлинность которых вызывает со­мнение; арифметическая проверка по определению правиль­ности итоговых показателей, подсчитанных и по горизонта­ли, и по вертикали; сопоставление различных экземпляров одного и того же документа и различных частей одного до­кумента в целях выявления возможных расхождений отдель­ных реквизитов, показателей, признаков; сопоставление пер­вичных документов с результатами их бухгалтерской обра­ботки, а также сопоставление различных по характеру документов, отражающих движение определенных матери­альных ценностей; встречная проверка документов (сличение имеющихся в одной организации записей с документами, оформленными по взаимосвязанным операциям в других ор­ганизациях); сопоставление официальных документов с чер­новыми записями; проверка Соответствия сведений, содер­жащихся в документе, фактическому характеру и объему операции, а также фактическому наличию сырья, материа­лов, их качеству, стоимости, ассортименту, весу, количеству;

23


сопоставление документальных данных с результатами до­проса лиц, указанных в документе1.

Для выявления и раскрытия экономических преступлений особое значение имеет такой важный, но недостаточно разра­ботанный в теории криминалистики метод, как сравнительный анализ, связанный с модельной информацией.

Данный метод представляет собой интегратйвную систему, соединяющую в одно целое методы криминалистического мо­делирования, сравнения и анализа. Он позволяет устанавли­вать сходство или отличие сравниваемых объектов, один из которых чаще всего является мысленной моделью исследуе­мого события, поведения, деятельности, действия, способа действия, операции или иного объекта познания, определять его качественно-количественные характеристики и другие особенности и принимать на этой основе соответствующее правовое или (и) криминалистическое решение. В данном случае мысленная модель объекта познания — это представ­ление (образ) о каком-либо конкретном, единственном в своем роде (единичном) фрагменте исследуемой реалии, отражаю­щее ту или иную меру сходства с оригиналом. Эта фактиче­ская модель сравнивается с моделью (моделями) другого объ­ективно существующего (существовавшего) единичного объ­екта того же порядка либв с неким правилом, стандартом, эталоном, иным подобием общего характера (типовой инфор­мационной моделью, играющей роль средства познания).

В зависимости от особенностей последних выделяются четыре разновидности сравнительного модельного анализа (СМА):

1) сравнительный анализ фактических моделей единичных, индивидуально определенных объектов (например, био­графий и образа жизни, психологических портретов соуча-

См. например: Криминалистика / под ред. В.А. Образцова. М., 1995. С. 492-493; Криминалистика / под ред. И.Ф. Пантелеева и Н.А. Селиванова. М., 1984. С. 398; Справочная книга криминалиста /под ред. НА. Селиванова. М., 2000 С 289-298. 24


стников для определения очередности и тактики их допро­са, или эпизодов, элементов серии однотипных нераскры­тых преступлений в целях распознания, совершены ли эти ■ преступления одним лицом или разными лицами);

2) сравнительный анализ нескольких типовых информацион­
ных моделей, относящихся к одному объекту, каждая из
которых отображает по-своему одни и те же стороны, ас­
пекты этого объекта, в целях определения наиболее пол­
ной и точной модели и выбора адекватного ей варианта
решения (например, о том, какой из предложенных мето­
дик решения поставленной задачи следует руководство­
ваться в данном случае);

3) сравнительный анализ фактической модели и нескольких
моделей типового характера, но отображающих различные

' подходы, различные стороны характеризуемой ими реалии
в целях получения полного, всеобъемлющего знания об
объекте познания (например, комплексный анализ содер­
жания уголовно-процессуального предмета доказывания,
диспозиции статьи УК, под признаки которой подпадает
расследуемое, деяние, и криминалистической характери­
стики соответствующего вида преступления в целях опти­
мального решения вопроса об обстоятельствах предмета
познания);                                             .,

4) сравнительный анализ фактической модели с одной типо­
вой моделью объекта того же порядка (например, для ус­
тановления пробелов в фактической модели).

Можно смело утверждать, что если первые две модифи­кации реализуются лишь в определенных ситуациях, то последние модификации относятся к числу таких средств по­знания, без которых не обходится ни одно досудебное и су­дебное производство по делам об экономических преступле­ниях. Прежде всего сказанное относится к проблеме взаимо­действия и анализа фактических моделей познаваемых объектов и правовых моделей (норм права и правовых кате­горий) как универсальных типовых информационных моде-

25


тических моделей исполнения служебных обязанностей участниками исследуемой деятельности и нормативных моделей их функций. Затем выясняются причины допу­щенных нарушений, наличие причинной связи между ус­тановленными действиями (бездействием) и наступивши­ми общественно-опасными последствиями, другие обстоя­тельства дела1.

В русле нормативистского подхода в теории и методике СМА лежат и результаты исследования А>В; Дулова, прове­денного по делам о преступлениях, совершенных должност­ными лицами. По его результатам автором сформулированы и описаны три метода, которые могут применяться по делам об указанных преступлениях, являющихся частью преступлений, связанных с профессиональной деятельностью в сфере эконо­мики и управления2. Рассмотренные им методы криминали­стического матрицирования, анализа функций и управленче­ского решения в значительной степени корреспондируются с тем, о чем речь шла выше. По своей сути они являются разно­видностями СМА и отличаются от рассмотренных выше схем сравнительного анализа фактических и нормативных моделей; лишь большим вниманием к деталям технологии реализации нормативистского подхода.

Под матрицей А.В. Дулов понимает установленную в ходе следствия совокупность фактов, характеристик, закономерно­стей, общих требований, регулирующих деятельность пред­приятия, учреждения, должностного лица, требований к издё-

1 Образцов В.А. Теоретические основы раскрытия преступлений,
связанных с ненадлежащим исполнением профессиональных функ­
ций в сфере производства. Иркутск, 1985. С. 55; Образцов В.А. Кри­
миналистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988;
Он же. Проблемы раскрытия преступлений против здоровья населе­
ния, связанных с пищевыми отравлениями / Дисс... канд. юрид. наук.
М., 1976.               .

2 Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершаемых
должностными лицами. Минск, 1985, С. 92-109.

28


лию, к производственному или иному процессу. При рассле­довании матрица (например, типовая схема документооборота на предприятиях одного профиля) сопоставляется с изучае­мым следователем объектом (документооборотом на конкрет­ном предприятии), что дает возможность выявить отклоняю­щиеся или отсутствующие элементы, не предусмотренные типовой схемой (матрицей). Применение данного метода по­зволяет следователю сделать вывод о соответствии либо несо­ответствии деятельности предприятия, должностного лица, отдельного процесса, операции имеющейся матрице. Далее следует систематизировать в соответствии с моделью типово­го порядка имеющиеся факты, выявить недостающие (гю мат­рице) элементы и на этой основе определить, какие еще фак­ты, элементы, предусмотренные матрицей, следует искать, выявлять, устанавливать.

Метод матрицирования реализуется по следующей схеме: У определение необходимой для расследования матрицы

(матриц);

У сбор информации для построения матрицы; У построение конструкции, общей характеристики матри­цы;

У сбор информации на обследуемом объекте (предприятии, учреждении, фирме и т.д.) на основе построенной матрицы применительно к ее параметрам;

У" сопоставление типовой матрицы (модели) с матрицей изу­чаемой деятельности, операции, процесса, события для выявления расхождений между ними;

У определение природы, причин установленных расхожде­ний и их причинно-следственных связей с деятельностью проверяемых лиц и наступившими вредными последст­виями содеянного, если таковые наступили (имелась воз­можность их наступления).

Метод анализа функций предполагает установление: У круга и характера выполняемых должностными лицами функций, связи между ними, их регламентации;

29


V действительного содержания каждой функции; •

V действий, совершенных при выполнении этих функций, их
количественной и содержательной характеристик;

У действий, делающих дефектными выполнение функций;

V фактов, указывающих на то, что наряду с функцией по
должности данное лицо совершило (совершает) действия,
относящиеся к структуре преступления;

V . систематичности совершения действий, относящихся к

объективной стороне структуры преступления;

V времени начала совершения указанных действий и перио­
да их совершения;

V обстоятельств, указывающих на сокрытие дефектных из-
менений при выполнении функций, и фактов, свидетель­
ствующих о принятии мер по сокрытию отклонений при
выполнении функции (функций);                         ;

V противоречий между фактическим выполнением функций
и их документальным оформлением;

V связей между действиями, совершенными при выполнении
функции, и наступившими последствиями.

Метод анализа функций реализуется по такой схеме:

V определение конкретных целей применения данного мето­
да;

V построение матрицы (моделей) изучаемой функции;

V разработка плана реализации метода;

V определение всех следов — отражений действий по осу­
ществлению исследуемой по делу функции (определение,
в каких документах, на каких других объектах фиксирует­
ся ее ход и результаты);

V изучение процессов фактического выполнения функции;

. V осуществление качественного и количественного анализа собранного материала для выявления дефектов функции, взаимосвязи их с последствиями и т.д.

V изучение влияния дефектов данной функции на деятель-

ность предприятия (организации, учреждения).

30


К данному методу близко примыкает и метод криминали­стического анализа управленческого решения. С его помощью вскрываются противоречия процесса принятия решения, де­фекты его оснований и самого осуществления, устанавлива­ются факты, которые доказывают преступный умысел, выяв­ляют механизм преступления, устанавливают наличие систе­мы преступных связей.

Метод анализа управленческого решения применяется для конкретного управленческого решения; совокупности реше­ний, принятых одним и тем же должностным лицом; управ­ленческих решений в определенной системе одного или не­скольких предприятий.

Основные правила криминалистического анализа управ­ленческого решения;

V анализ решения осуществляется только через призму зара­
нее построенной полной модели решений соответствую­
щего вида;

V анализ решения должен проводиться с учетом рекоменда­
ции криминалистической тактики и методики расследова­
ния;

У исследование должно быть направлено на установление конкретной ответственности должностных лиц, готовив­ших, принимавших, исполнявших решение. Применение данного метода предполагает такую последо­вательность действий:

У определение целей исследования;

У выяснение правовых оснований принятия данным лицом решения, установление, законно ли оно вообще и находит­ся ли в компетенции данного лица;

У определение матрицы подобного вида управленческого решения;

У изучение информационной основы принятого решения;

У проверка соответствия отраженных в документах основа­ний действительным фактам;

31


V установление содержания действий должностного лица по
проверке правильности информации, на основании кото­
рой им принято решение;

У проверка соблюдения основных принципов принятия ре­шения, учета всех факторов (технических, организацион­но-управленческих, логических и т.д.), которые призваны обеспечить оптимальность решения;

V проверка хода реализации и самих результатов решения1.

В системе методов, охватываемых понятием СМА, наряду | с нормативистским подходом, связанным с использованием в качестве распознающего средства норм права и правовых по­нятий, реализуются и другие подходы, ориентирующие на ис­пользование в качестве типовых информационных моделей различные объекты ненормативного характера. По мнению Г.А. Зорина, в роли таких объектов (матриц) может выступать общая схема этапов развития структуры преступления .

Признавая эту мысль правильной, мы в то же время пола­гаем, что проблему следует рассматривать не только в плане указанной схемы,, но и в более широком контексте, выходя­щим даже за пределы типовых криминалистических моделей. По нашим данным, в роли указанных объектов могут высту­пать, во-первых, самые научно различные обоснованные кри­миналистические типовые модели (например, словесный портрет, криминалистические методики решения тех или иных задач, поисковые системы), во-вторых, иные научные и социальные системы (например, психологические, лингвисти­ческие портреты определенных категорий лиц, обобщенные данные медицинской науки, данные уголовной статистики, типовые проекты строящихся зданий и сооружений, учебно-методические пособия, а в некоторых случаях даже обычаи, религиозные доктрины и постулаты).

1 -Дулов А.В. Указ. соч. С. 82-109.

1 Зорин Г.А. Криминалистическая методология. Минск, 2000. С. 250-252. 32


В заключение следует отметить, что в разработке теорети­ческих и методико-криминалистическйх аспектов СМА сде­ланы хотя и важные, но тем не менее лишь первые шаги. Еще много вопросов предстоит осмыслить или переосмыслить применительно к современному этапу борьбы с преступно­стью в условиях кардинальных изменений во всех сферах жизни, произошедших и происходящих в постсоветской Рос­сии. В этой связи есть смысл обратить внимание на ряд об­стоятельств, которые целесообразно учитывать на практике и в дальнейших научных исследованиях.

1. Выявление и расследование преступлений, связанных с
разрешенной профессиональной деятельностью в сфере про­
изводства, финансово-кредитных отношений, управления
и т.д., крупная, но далеко не единственная область целена­
правленного применения рассматриваемого метода. Не менее
актуален он и для практики борьбы с другими категориями
преступлений и в особенности теми общеуголовными престу­
плениями, в основе которых также лежит уголовно наказуе­
мое, отклоняющееся поведение, связанное с нарушением, пра­
вил нормативного характера (хулиганство в общественном
месте, разглашение тайны усыновления, совершенное част­
ным лицом, незаконное распространение порнографических
материалов и т.д.). В плане борьбы с такого рода преступно­
стью особое значение имеет разработка нормативистского ас­
пекта теории и технологии реализации СМА.

Этот же аспект весьма значим и для такой малоизученной группы преступлений, которую мы относим к категории так называемых конструктивных общественно опасных деяний.

2. В основной своей массе преступления, составы которых
сформулированы в действующем УК, направлены на уничто­
жение, разрушение и иное деструктивное воздействие на ох­
раняемые законом отношения и предметы посягательств. В то
же время в основе другой части преступлений, также причи­
няющих вред охраняемым законом отношениям, лежит, как
это может показаться на первый взгляд странным и даже па-

33


радоксальным, созидательная, конструктивная деятельность. Мы имеем в виду не те преступлення,связанные с разрешен­ной общественно полезной профессиональной деятельностью в сфере экономики, призванной обеспечивать нормальную жизнедеятельность каждого индивида, общества, государства. Речь идет о незаконной, уголовно наказуемой деятельности физических и юридических лиц, связанной с производством и сбытом объектов, изъятых из гражданского оборота, с изго­товлением и использованием поддельных документов, изго­товлением порнографических материалов и тому подобных деяниях, статьи об ответственности за совершение которых включены в различные главы Особенной части УК. Незаконно производимые или видоизменяемые. при этом объекты и являются тем, что может быть определено как продукт (про­дукция) криминальной деятельности. Данный продукт пред­ставляет собой овеществлённый (материализованный) объект, незаконно производимый (изготовляемый) либо видоизменяе­мый для личного потребления, сбыта, использования при со­вершении других преступлений и в иных целях. В круг таких объектов входят: 1) предметы (вещи), начиная от товаров мас­сового потребления до оружия массового поражения; 2) ин­теллектуальные ценности, материализованные в какой-либо объективной форме (например, поддельное произведение ис­кусства); 4) работы и услуги; 5) объединения людей в различ­ных формах (например, незаконно действующая коммерче­ская организация). Преступления данной группы мы называем конструктивными (созидательными) потому, что они нацеле­ны на созидание, а не на разрушение чего-то. (Вспомним ис­пользуемые законодателем термины типа «производство», «изготовление», «созидание»). Вся эта группа деяний и ее от­дельные подгруппы представляют собой межотраслевые объ­екты, " изучаемые в праве, криминалистике, криминологии и других отраслях юридической науки. Как объект криминали­стики они представляют интерес с различных точек зрения, включая рассмотрение их с точки зрения теоретических и прикладных проблем СМАН; прежде всего с позиции норма-34


тивистского аспекта данного метода и использования при его реализации типовых информационных моделей типа правил нормативного характера, стандартов на ту или иную продук­цию, методик ее исследования.

3. Сравнительный анализ модельной информации приме­няется не только юристами как субъектами уголовно-процессуальной деятельности, но и находит широкое приме­нение в судебно-экспертной практике. Особенно продуктивны экспертные исследования с применением данного метода по делам о преступлениях в сфере экономики. На идеях модели­рования и сравнительного анализа базируются практически все экономические исследования, поскольку, будучи методом опосредствованного познания, СМА позволяет эксперту глубже, полнее, результативнее осмыслить изучаемые законо­мерности на основе работы с мысленными моделями и приме­нения, в частности, информационно-нормативистского анали­за. Каждый раз эксперт-экономист реализует в своем исследо­вании не только фактические данные, извлекаемые из документов и материалов дела, но «использует еще и априор­ные сведения в виде требований, предусмотренных специаль­ными правилами и нормативами, т.е. оценивает информацию с точки зрения ее специального смысла, сопоставляя факты с различными требованиями правил»1.

Такой же подход демонстрируется и при производстве многих других экспертиз по делам о преступлениях, связан­ных с экономической деятельностью. Он, в частности, реали­зуется при производстве судебно-товароведческой эксперти­зы, одной из задач которой является установление соответст­вия (несоответствия) продукции по качеству и комплектности требованиям стандартов, технических условий или другой нормативной документации, сертификату качества либо эта­лонам-образцам.

Современные возможности судебной экспертизы. М. 2000., С. 191.

35


4. Проблема СМА —это не только проблема теории и практики уголовно-процессуальной деятельности и судебных экспертиз в сфере уголовного судопроизводства. Этот метод относится к числу универсальных. По результатам, получен­ным при его реализации, решается множество задач во всех сферах судебного производства. Поэтому разработка теорети­ческих и прикладных аспектов СМА в криминалистике может оказаться полезной с точки зрения оптимизации его примене­ния в гражданском, арбитражном и судебном производстве. И наоборот, успех на пути разработки проблемы в иных сферах юридической науки и практики будет способствовать даль­нейшему развитию криминалистической теории СМА и со­вершенствованию уголовно-процессульной практики.

36


Глава 2. ВЫЯВЛЕНИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ

С РАЗРЕШЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

§ 1. Обстоятельства, подлежащие установлению

По делам о преступлениях, совершенных при осуществле­нии разрешенной экономической деятельности, устанавлива­ются следующие обстоятельства:

V предприятия (организация, завод, фирма и т.д.) либо инди­
видуальный предприниматель, с деятельностью которых в
сфере экономики связано преступление (наименование,
местонахождение, отраслевая принадлежность, профиль
работы, структура и другие характеристики);

V конкретный участок предприятия (цех, склад и т.д.), на­
правление и вид деятельности, связанной с нарушением
правил ее осуществления;

V характер, вид правил нормативного характера, регули­
рующих проверяемую деятельность, положения, пункты
правил, которые были нарушены;

V обстоятельства и обстановка содеянного (время, место,
причины допущенных нарушений, условия, при которых
это произошло и т.д.);

V круг лиц, участвовавших в деятельности, в связи с которой
совершено преступление (как рядовые исполнители работ,
так и должностные лица, руководители предприятия и
подразделения), их функции, обязанности на момент осу­
ществления деятельности, что конкретно было сделано
или не сделано каждым;

37


V круг лиц, допустивших нарушение правил соответствую­
щей деятельности, их профессиональная, социальная, уго­
ловно-правовая характеристика (стаж работы по специ­
альности, роль в содеянном, наличие судимостей в про­
шлом и т.п.);

V характеристика наступивших вредных последствий либо
тех, что могли наступить в результате допущенных нару­
шений (место, характер,   время, размер причиненного
ущерба и т.д.);

V причинная связь между допущенными нарушениями и по­
следствиями, которые наступили либо могли наступить;

V обстоятельства иных преступлений, совершенных винов­
ными (за которые они не понесли наказания), связанные, в
частности, с сокрытием допущенных нарушений, иным
противодействием предварительному расследованию и
правосудию.

Кроме того, когда расследуется преступление, совершен­ное из корыстных побуждений, необходимо выяснить:

V в чем проявилась корыстная заинтересованность виновных;

V в каких действиях (бездействии) она нашла свое выражение;

V какие цели при этом преследовались;

V в какой период времени, где, каким способом, в отноше­
нии какого предмета преступного посягательства реализо­
ваны эти цели;

V какие блага, преимущества были получены в результате
незаконной деятельности;

V является ли преступление заранее подготовленным, орга­
низованным или нет, одноэпизодным или многоэпизод-
ным, совершено ли оно в одиночку или совместно с соуча­
стниками, роль в преступной группе1.

Указанные обстоятельства конкретизируются и развивают­ся с учетом ряда факторов: особенностей вида нарушенных правил, последствий содеянного, личности нарушителя и дру­гих обстоятельств дела.


§ 2. Общие положения выявления и расследования

преступлений, связанных с разрешенной

экономической деятельностью

Уголовные дела об обрушении зданий, о массовых пище­вых отравлениях, об авиакатастрофах и о других чрезвычай­ных происшествиях обычно возбуждаются в условиях инфор­мационной неопределенности о причинах такого рода общест­венно опасных событий. .

В таких случаях основные направления первоначального этапа расследования определяют три версии; первая — пре­ступление совершено в связи с нарушением специальных пра­вил нормативного характера работниками соответствующей проверяемой сферы экономической и иной деятельности пу­тем ненадлежащего исполнения служебных обязанностей или злоупотребления служебным положением; вторая—■ преступ­ление не связано с нарушениями в сфере экономики, иной профессиональной деятельности, оно совершено умышленно в целях расправы, мести, устрашения населения террористами и иными лицами из низменных, корыстных и прочих побужде­ний; третья — происшествие является следствием случайного стечения обстоятельств.2

Проверка этих версий предполагает:

V сбор данных, характеризующих место, время, механизм и
другие обстоятельства общественно опасного происшест­
вия;

V установление непосредственной причины данного собы­
тия;

V установление основной причины события (т.е. действий
или бездействия, обусловивших возможность реализации
непосредственной причины);


 


Криминалистическое обеспечение предварительного расследо­вания /под ред. В.А. Образцова. М.: Высшая школа 1992 С 291 38


2 Пантелеев И.Ф. Расследование и профилактика взрывов, пожа­ров, крушений, авиапроисшествий. М., 1975.

39


У установление личности преступника, мотива, цели и дру­гих обстоятельств содеянного.

Решение первой из названных задач (установление харак­теристики происшествия) осуществляется путем: а) осмотра места происшествия и прилегающей . к нему территории; б) выявления и допроса его очевидцев, потерпевших; в) изъя­тия и направления обнаруженных на месте происшествия объ­ектов на лабораторные исследования; г) определения круга предприятий (если нет данных о связи происшествия с дея­тельностью определенного предприятия), с деятельностью ко­торых может быть связано происшествие; д) организации об­следования предприятий, проверок тех или иных сторон их деятельности с помощью специалистов1.

Непосредственная (техническая, биологическая и т.д.) при­чина происшествия устанавливается путем осмотра места происшествия, предмета преступного посягательства, произ­водства судебно-экспертных исследований этого предмета и других объектЬв выявления и допроса свидетелей, выемки и исследования необходимых документов.

Как правило, следователь, орган дознания решить эту зада­чу самостоятельно без помощи специалистов не в состоянии. Предварительные данные на этот счет последние обычно пе­редают следствию, основываясь на результатах обследования места происшествия, проведенного ими опроса потерпевших, очевидцев происшествия, иных лиц, располагающих полезной для дела информацией. Окончательные выводы о непосредст­венной (т.е. ближайшей) причине происшествия обычно де­лаются по результатам лабораторных исследований и судеб­ных экспертиз.

Образцов В.А., Рохлин В. И. Общие положения расследования преступлений, совершаемых работниками предприятий сферы про­изводства. М. — Л., 1985; Протасевич А.А. Распознавание в методи­ке расследования // Проблемы криминалистического распознавания. Иркутск — Москва, 1999. С. 40-45; Андреев СВ. Проблемы теории и практики криминалистического документоведения. Иркутск, 2001. 40


Полученные таким путем данные создают базу для реше­ния очередной задачи — установления основной, с правовой точки зрения, причины происшествия.

В том случае, если следствие пришло к выводу, что в дан­ном случае усматриваются признаки преступного нарушения правил профессиональной деятельности в сфере экономики, ключевое значение приобретает задача установления на осно­ве доказывания факта нарушения правил нормативного харак­тера. Это делается путем:

V установления нормативной модели данной деятельности;

V установления фактической модели данной деятельности;

V .сопоставления упомянутых нормативной и фактической

моделей и выявления на этой основе имеющихся между ними расхождений, отступлений от нормативных требова­ний, т.е. нарушений определенных положений тех или иных правил.

Получение знаний о допущенных нарушениях создает базу для решения очередной задачи — установления личности на­рушителя. Это достигается путем:

V выявления участников исследуемой деятельности, изуче­
ния их правового статуса и профессиональных обязанно­
стей;

V установления, что и каким образом ими было сделано в
процессе данной деятельности в интересующий следствие
период времени;

V сопоставления обязанностей и фактически реализованных
функций и определения таким путем, кем и какие обязан­
ности не выполнены вообще, выполнены частично, вы­
полнены ненадлежащим образом.

Круг лиц, среди которых могут находиться виновные в со­деянном, локализован и «привязан» к тем работодателям и ра­ботникам, деятельность которых проверяется. В качестве рас­познающих систем при их выявлении могут выступать сведе­ния управления и отделов кадров, приказы и распоряжения

41


руководителей предприятий, должностные инструкции и иные документы1.

Установление указанных нормативных моделей предпола­гает исследование вопроса о том, какими правилами (общефе­деральными, ведомственными и т.д.) регулируется исследуе­мая операция, вид работы и деятельность. Это позволяет со­ставить представление о том, каким способом, в каких условиях должен функционировать исследуемый объект в со­ответствии с требованиями правил. Сведения о круге и харак­тере указанных правил могут быть получены на предприятиях, в их вышестоящих органах, в органах финансового, санитар­ного, ветеринарного, рыбного, архитектурного, технического и иных видов контроля (надзора) путем Допроса, работников предприятий, изучения специальной нормативно-справочной литературы.

Установлению фактической модели исследуемой Деятель­ности способствует знание того, что преступления, связанные с экономической деятельностью, сходны по многим позициям механизмов следообразования, следовой картины мест про­исшествия, круга и характера носителей и источников крими­налистически значимой информации.

Как отмечалось, типичными носителями и источниками информации, собираемой при выявлении и расследовании экономических преступлений, являются: 1) финансовая, опе­ративная, техническая, технологическая и иная документация предприятий, организаций, учреждений, а также предприятий, состоящих с ними в договорных отношениях, документы их вышестоящих организаций, государственных и общественных


органов, выполняющих контрольно-надзорные функции на предприятиях (в организациях, учреждениях); 2) субъекты всех видов указаннрй деятельности; 3) различные материаль­ные объекты, функционирующие в ходе подготовки и осуще­ствления соответствующего вида профессиональной деятель­ности (орудия труда, технологическое оборудование, прочие технические средства, продукты деятельности и т.д.), реализа­ции ее результатов, контроля качества, проверки ее правиль­ности и эффективности.

Поэтому фактическая модель исследуемой деятельности по делам рассматриваемой категории может быть построена на базе результатов, полученных путем осуществления: 1) подго­товки и производства допросов работников предприятия, его контрагентов, заказчиков и потребителей выпускаемой (реализуемой) продукции; 2) работы следователя по месту на­хождения предприятия (осмотр места происшествия, произ­водство выемки, обыска и т.д.); 3) исследования Документов (нормативных и отражательных-следовых); 4) подготовки, на­значения, производства судебных экспертиз, реализации уста­новленных ими данных.

При исследовании преступлений, связанных с профессио­нальной деятельностью в сфере экономики, нередко проводят­ся инвентаризация товарно-материальных ценностей и денеж­ных средств, контрольные обмеры сооружений, выемка образ­цов, контрольные закупки изделий в сфере производства и торговли, производятся документальные ревизии1.

Основанная на изучении нормативной документации нор­мативная модель проверяемой по делу деятельности — это мысленный образ, представление субъекта доказывания о том,


 


1 Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступле­ний. Красноярск, 1988; Криминалистическое обеспечение предвари­тельного расследования. М., 1992. С. 288-330; Криминалистика / под ред. Образцова В.А. М., 1995. С. 427-496; Протасевич А.А. К вопро­су об объекте и методах предварительного расследования // Сибир­ские криминалистические чтения. Вып. IX. Иркутск — Москва, 1999. С 8-11.

42


1 См., например: Образцов В.А., Рохлин В.И. Указ. раб. Общие положения расследования преступлений, совершаемых работниками предприятий сферы производства; Образцов В.А. Теоретические ос­новы раскрытия преступлений, связанных с ненадлежащим исполне­нием профессиональных функций в сфере производства. Иркутск, 1985.

43


как, в какой форме, при каких условиях, с помощью чего и для чего должна осуществляться деятельность, ставшая предме­том расследования. Это — представление о должном, единст­венно правильном, адекватном нормативным требованиям порядке вещей. Представления об отдельных элементах, сто­ронах, аспектах расследуемой деятельности — тоже модели должного, требуемого; установленного: Эти представления выступают в качестве критерия, измерителя того, что и как делалось в действительности т.е. выступают в качестве опор­ных, базовых положений методики дальнейшего криминали­стического анализа, целью которого является получение знания о том, все ли правильно в фактической модели дея­тельности, соответствует ли она требованиям, заложенным в правовую модель, не противоречит ли им и если да, то каким именно требованиям правил не соответствует и в чем выража­ется это несоответствие — отступление от нормы.

Как отмечалось, важным источником информации о фак­тической стороне деятельности является документация, но уже не нормативного характера, а документация предприятия, отражающая что и как делалоо в реальности в интересующий следствие период времени. В решении этой,задачи роль.дан­ных (отражательных, следовых) документов трудно переоце­нить, поскольку в них содержатся сведения о времени, месте, характере выполняемых работ, их исполнителях, контроле за эффективностью и качеством работы, допущенных нарушени­ях, последствиях содеянного и других обстоятельствах, важ­ных для дела. Поэтому без использования документальных данных не представляется возможным выдвинуть обоснован­ные версии, составить оптимальный план расследования, на­метить круг эффективных организационных мероприятий, ус­пешно выполнить многие следственные действия в целях бы­строго и качественного раскрытия преступления.

Речь идет, во-первых, о документах, в которых отражается деятельность всего предприятия, во-вторых, о документах, ко­торые отражают работу отдельных его структурных подразде-44


лений, отдельные виды работ, операций, действий, в-третьих, о документах, предприятий контрагентов. Объектом следст­венного поигка, изучения и использования могут быть как единичные документы, так и их взаимосвязанные комплексы (чаще всего — и то, и другое). Эффективность сбора, анализа, оценки и использования документальных данных существенно выше, если следователь широко использует возможности ин­ститута специальных знаний, взаимодействуя со специалиста­ми в процессуальном и в непосредственном режимах. Кон­сультации специалистов помогают следователям определиться в том, какие, где, у кого могут находиться документы, имею­щие значение для дела. Привлечение специалиста к производ­ству следственных действий для обнаружения, правильного описания и предварительного исследования документов — серьезный фактор повышения КПД следственных действий. Назначение и производство судебно-экспертного исследова­ния документов открывают дополнительные возможности по расширению и укреплению доказательственной базы путем решения идентификационных, диагностических и других рас­познавательных задач.

Как и по делам об общеуголовных преступлениях, при ис­следовании единичных документов предприятий, организа­ций, учреждений, индивидуальных предпринимателей в ходе предварительного (доэкспертного) и судебно-экспертного ис­следования широко используются специалисты криминали­стического профиля, средства и методы почерковедения и технико-криминалистического документоведения. Они позво­ляют выявлять полностью или частично подделанные доку­менты, восстанавливать маловидимые тексты, восстанавли­вать (читать) залитые тексты, устанавливать их исполнителей, использованные при изготовлении и видоизменении докумен­тов орудия, материалы и решать массу других, ставших тра­диционными криминалистических задач.

Одной из особенностей расследования рассматриваемых преступлений является сбор и исследование не только отдель-

45


ных документов, но и документации в целом (информацион­ных массивов) как второе направление криминалистического документоведения. Это направление, нехарактерное для прак­тики выявления и раскрытия общеуголовных преступлений, в последние годы при расследовании экономических преступ­лений приобретает все большую глубину, масштабность и значимость.

Его своеобразие состоит в том, что оно позволяет выявить такую полезную для дела информацию, которая, во-первых, не является очевидной, не воспринимается при изучении отдель­но взятого документа; во-вторых, она может быть получена на базе анализа комплекса взаимосвязанных документов; в-третьих, это становится возможным на основе применения средств и методов не специфически криминалистического ха­рактера, а путем использования знаний и возможностей эко­номической науки.

Своеобразие судебно-экономической экспертизы прежде всего определяется тем, что ее объектом являются документы-носители экономической информации. Данная информация предстает перед исследователем в виде системы логических признаков и экономических параметров. Эксперты - экономи­сты могут установить и оценить признаки искажения эконо­мической информации, определить и количественно измерить возникшие в результате этого негативные экономические яв­ления и ситуации, выявить степень их влияния на конечные результаты (показатели) хозяйственной деятельности.

Важной теоретической предпосылкой, послужившей осно­ванием для выявления причастности проверяемого лица к со­вершению экономического преступления, является положение о том, что объекты судебно-экономической экспертизы пред­ставляют собой сложные информационные системы, содер­жащие смысловой и структурные аспекты, неизбежно подвер­гающиеся деструктивным изменениям под воздействием пре­ступления.

Поэтому одним из основных методов экспертного иссле­дования является моделирование, т.е. исследование эконо-46


мическйх явлений и процессов и отражающих Их'систем счетных записей и показателей путем построения и изучения их моделей. /

На идее моделирования базируются, по существу, все эко­номические1 исследования. Будучи методом опосредованного познания, именно оно позволяет глубже и лучше осмыслить изучаемые закономерности эксперту-экономисту, всегда рабо­тающему лишь с идеальными образами — мысленными кон­струкциями, имитирующими экономические процессы, т.е. с информационными моделями, раскрывающими свою содер­жательную сторону различного рода знаковыми, абстрактны­ми записями — числовыми величинами, балансовыми уравне­ниями, обобщениями, множествами, графоаналитическими и другими математическими моделями и символами.

Поскольку изучение абстрактных объектов всегда основы­вается на представлении их в виде определенных систем, важ­ным принципом экспертно-экономического исследования стал системный подход, базирующийся на применении метрда де­композиции (расчленения) показателей и записей и их сис­темно-структурном анализе, трансформированном в систему информационно-аналитических методов, позволяющих по­этапно, по информационным уровням (потокам) и процедурам обработки информации) углубленно провести исследование представленных на экспертизу данных со всеми их взаимосвя­зями и простейшими составляющими. Это позволяет экспер­ту-экономисту однозначно и с полным обоснованием предста­вить следователю (суду) совокупность фактов, ведущих к раз­гадке содержания экономического преступления и механизма его сокрытия.

Разработка и использование в экспертной практике ком­плекса информационно-аналитических методов позволили ориентировать экспертизу на качественный анализ отклоне­ний (аномалий) в документальных данных, на раскрытие ме­ханизма их образования и влияния на показатели хозяйствен­ной деятельности.

47


Преступления в сфере экономики совершаются в настоя­щее время способами, когда количественный подсчет данных бухгалтерского учета не имеет большого практического зна­чения в решении криминалистических задач, осложненных участием в преступлении не одного человека, а организован­ной группы профессионально владеющих экономическими знаниями лиц. Оперировать созданными ими в бухгалтерском учете фальшивыми величинами и вытекающей из них ложной информацией значит вводить правосудие в заблуждение. Что­бы избежать этого, в экономических экспертизах используют качественный логико-информационный анализ документаль­ных данных на основе широкого круга методов и приемов: по­строение экономико-информационных моделей и сравнение их с эталонными; диагностический анализ дефектов в функ­ционировании исследуемых систем; сравнение и информаци­онная увязка показателей счетных записей; группировки, при­ведение показателей к сравнимости; детализация показателей записей, цепные подстановки, балансовые сопоставления, процентные соотношения, корреляционный, факторный аль­тернативный и регрессионный анализы, ряды динамики, ин­формационно-нормативный анализ, табличные построения, блок-схемы.

При недостаточности информации используется метод ре­конструкции с применением нормативных правил и утвер­жденных формул расчета показателей.

Моделирование механизма и способа искажения исследуе-мой информации осуществляется путем представления их в виде гипотетической структуры (метод экспертных гипотез), из которой как из большей посылки выводятся путем дедук­ции потенциальные источники информации (признаки иска­жения исследуемых данных) и соответствующие им методы обнаружения и исследования фактических данных.

Дедуктивный путь исследования, идущий от общей экс­пертной гипотезы о способе и механизме искажения экономи-о информации через их признаки к методам исследова-


ния представленных эксперту данных, характеризует сущ­ность судебно-экономического анализа. В неразрывной связи с ним используется индуктивный метод исследования, в осно­ве которого лежит анализ зависимости (связей, отношений) между искажением (завышением, занижением) учетных, от­четных или расчетных величин и допущенными отступления­ми от правил их формирования.

Индуктивный метод, базирующийся на накопленном ин­дивидуальном и коллективном опыте экспертной работы, предполагает обязательное использование в его структуре различных приемов экспериментальной индукции, так как исследуемые экспертом-экономистом способы искажения документальных данных предопределены схемой преступле­ния и действиями лиц, формировавших экономическую ин­формацию. Различные модификации методов эксперимен­тальной индукции используются экспертами как на первона­чальных этапах решения экспертных задач (при уяснении экспертной задачи, построении гипотезы), так и при прове­дении диагностических исследований, а также при оценке полученных результатов.

К числу основных задач судебно-бухгалтерской эксперти­зы относятся: выявление фактов (признаков) искажения учет­ных данных специфическими для бухгалтерского учета прие­мами и диагностика обнаруженных искажений, т.е. определе­ние их характера (вида), механизма и степени влияния на интересующие следствие (суд) показатели хозяйственной дея­тельности; идентификация записей учетного характера, т.е. определение тождества (различия) «черновых» записей с дан­ными бухгалтерского учета по их смысловому и структурному содержанию; реконструкция, т.е. воссоздание, отсутствующих либо искаженных учетных форм (величин, записей) и системы на основе их более поздних или предыдущих закономерных связей и возможных путей построения учетной информации.

В настоящее время в методиках экспертного бухгалтер­ского исследования все чаще применяются разнообразные

49


приемы системного информационного анализа счетных за­писей и их элементов с использованием структурного моде­лирования, расчетно-аналитических и графоаналитических методов. Расчетно*аналитическйе> методы применяются для выведения и анализа количественных (суммовых) значений учетных данных по отношению друг К другу, а графоанали­тические построения — для получения моделей отражения документальных данных в счетах; по признакам которых можно судить о процессе образования (исчезновения) связи между учетными данными (записями)^ позволяющей выявить некоторые аналитические зависимости, объяснить происхо­ждение и закономерные особенности негативного учетного явления (искажения, противоречия), его Динамику и эконо­мическую сущность/

Конкретные приемы бухгалтерского исследования опреде­ляются исходя из общей динамической системы взаимосвязей изучаемых счетных записей и способов их формирования в бухгалтерском учете.

Для обеспечения глубины экспертного исследования весь учетный процесс может быть мысленно «разрезан» на состав­ляющие его части, включающие комплексы счетных записей, выделяемые/в зависимости от заданной экспертной задачи, предопределяющей набор необходимых дли ее решения ин­формационных в1ходов и выходов (моделей учетной информа­ции).

Базируясь от начала до конца на моделировании, процесс судебно-бухгалтерского исследования неразрывно связан с использованием математических моделей, описывающих ха­рактеристики исследуемых объектов в форме числовых значе­ний (например, в виде формул), формально -г- логических (блок-схемы) или графических (диаграммы) изображений, а также в виде таблиц, матриц и других моделей. Это обуслов­лено тем, что обрабатываемая в учете система первичной ин­формации, как и система упорядоченной и обобщенной им информации, отражается с помощью своеобразного языка, ос-50


нованного на применении различных математических симво­лов и моделей, — системы счетов, взаимосвязанных двойной записью.. Каждый счет по структуре сложен и состоит из мно­гих элементов, а потому принимается экспертом во внимание не только как соответствующий код (шифр) информации, но и как система, задающая логическую и содержательную сторо­ны построенной в учете информационной модели. Такая сис­тема требует системного анализа с использованием балансо­вых уравнений поскольку, учетное поле модели счета делится на две части — дебетовую и кредитовую.

Так как бухгалтерский учет имеет двойственный характер, т.е. не только содержит информационные показатели (облада­ет информационной емкостью), но и представляет собой сис­тему для производства информации, а правдивость учета зави­сит не только от достоверности входящей информации (пер­вичных документов), но и от применяемых методических приемов и организации бухгалтерского учета, то основной путь экспертного диагностического исследования идет от мо­делирования механизма учетного процесса и способов иска­жения учетной информации к методам их анализа, базирую­щегося на сопоставлении имитационных моделей с эталонны­ми учетными системами и операциями (моделями).

Одной из особенностей подобной категории дел является то, что по факту рассматриваемых происшествий наряду с уголовно-процессуальным расследованием, как правило, про­водится еще и служебное. Последнее может осуществляться межведомственными комиссиями специалистов различного профиля или комиссиями, состоящими из специалистов госу­дарственного надзора, контроля, ведомственных контрольно-надзорных структур, служб безопасности государственного и

1 Подробней об этом см.: Современные возможности судебной экспертизы: методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М., 2000. С. 188-192; Андреев СВ. Проблемы теории и прак­тики криминалистического документоведения. Иркутск, 2001. С. 157-161.

51


негосударственного секторов экономики. Вторая особенность состоит в том, что процессуальное расследование чаще всего уже с самых первых шагов осуществляется бригадным мето­дом на основе взаимодействия нескольких следователей одной или различной ведомственной принадлежности (как членами бригады), а также с включенными в бригаду (группу) сотруд­никами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, — как правило, из системы ФСБ и МВД. Третья особенность: помимо взаимодействия в непроцессуальной и процессуальных формах с субъектами служебного расследо­вания члены следственно-оперативной группы сотрудничают со специалистами криминалистического профиля (экспертами и техниками-криминалистами), а также со специалистами, представляющими другие области науки, техники, практики. (В круг последних могут входить и" работники контрольно-надзорных органов, не участвующие в служебном расследова­нии). Столь широкое разнообразие направлений, форм и век­торов взаимодействия указывает на необходимость его тща­тельной подготовки, обеспечения согласованности действий, координации и управления работой субъектов взаимодейст­вия, которое должно происходить из одного штаба управле­ния. Процесс взаимодействия при этом управляется, с одной стороны руководителем следственной, с другой стороны — руководителем оперативной группы, на основе согласованных планов и четкого распределения функций и обязанностей. План расследования должен быть согласован с планом работы комиссии специалистов по задачам, средствам, времени, по­следовательности производства намеченных действий. Вопрос о количественном составе и профессиональной специализации членов оперативно-следственной группы решается с учетом характера, вида и размера вредных последствий происшест­вия, обстановки, в которой оно имело место, и объема неот­ложной работы. Чем больше количество жертв, чем шире масштабы разрушений, тем более мощной по количеству и ка­честву членов должна быть группа. 52


Этот же принцип необходимо закладывать и в основу ре­шения вопроса о количестве и профессиях специалистов, при­влекаемых следствием^ участию в процессуальном расследо­вании. При подборе специалистов необходимо также учиты­вать и ряд других факторов, в том числе сферу экономики и профиль предприятия, где произошло происшествие, его ха­рактер и масштабы, сложность задач, подлежащих решению с помощью специалистов. Так, если происшествие связано со взрывом, необходимо участие взрывотехников, пиротехников, химиками. При взрывах на угольных шахтах потребуется по­мощь и других специалистов, включая состоящих на службе в органах Госгортехнадзора, МЧС.

Без взаимодействия со специалистами в области сельскохо­
зяйственного производства, ветеринарных служб не обойтись
при расследовании массового падежа или заболевания сель­
скохозяйственных животных.    "   "

Весомую помощь следствию оказывают обычно предста­вители органов государственного санитарного надзора при расследовании вспышки отравлений недоброкачественными пищевыми продуктами, массовых инфекционных заболева­ний, эпидемий.

Важное значение имеет также взаимодействие субъектов процессуального и служебного расследования с техническими работниками, представителями рабочих специальностей, служб спасения, привлекаемых для ликвидации последствий проис­шествия, спасения оставшихся в живых пострадавших и оказа­ния им неотложной медицинской, психологической и иной по­мощи и поддержки. Они также должны работать по плану, со­гласованному с субъектами уголовного расследования и четко придерживаться рекомендаций последних с тем, чтобы избе­жать уничтожения или повреждения следов содеянного и обна­ружить необходимые вещественные доказательства.

Для обеспечения доказывания первоочередной задачей следователей и органов дознания является вовлечение специа-

53


листов в процесс поиска, фиксации, изъятия и предваритель­ного исследования на месте происшествия материально фик­сированных следов и вещественных доказательств, установле­ния количества жертв и лиц, здоровью которых причинен вред. Следующей задачей является установление непосредст­венной причины происшествия и тех действий (бездействия), которые, с правовой точки зрения, выступают в качестве ос­новной причины, выявления лиц, совершивших преступление (при наличии признаков такового).

Как подчеркивалось ранее, особо важное значение для уго­ловно-процессуальной практики по делам о происшествиях в сфере экономики имеют материалы служебных расследова­ний, проводимых контрольно-надзорными органами, содер­жащие информацию по ключевому комплексу обстоятельств, подлежащих доказыванию (о непосредственных и основных причинах происшествий, о том, какие и кем нарушены прави­ла, обязательные для исполнения хозяйствующими субъекта­ми и т.д.).

Контрольно-надзорная деятельность является одним из ви­дов правоохранительной деятельности, ее осуществляет до­вольно многочисленная группа государственных органов.

К числу центральных органов государственного управле-' ния (ведомств) относятся:

а) Федеральный горный и промышленный надзор России,
осуществляющий правовой и технический надзор в дан­
ных хозяйственных отраслях ;

б) Федеральный надзор по ядерной и радиационной безопас­
ности;                                    •

в) некоторые другие ведомства, осуществляющие контроль­
но-надзорные полномочия наряду с другими полномочия­
ми (например, Комитет по стандартизации, метрологии и

1 Положение о федеральном горном и промышленном надзоре России, утвержденное Указом Президента от 18 февраля 1993 г. / Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1993, № 8, ст. 657. 54


сертификации, одной Из обязанностей которого является надзор за соблюдением государственных стандартов)1. Вторую большую группу контрольно-надзорных органов составляют государственные инспекции. Их количество в на­стоящее время подходит к тридцати. Значительное число го­сударственных инспекций функционирует в промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве и других отраслях: Гос-энергонадзор, Госгазнадзор, Государственная автомобильная инспекция, Государственная судоходная инспекция, Государ­ственная инспекция по маломерным судам, Госавианадзор, Госавиарегитстр, Госсаннадзор, Госветнадзор\ Государствен­ный пожарный надзор и другие. По своему организационному статусу государственные инспекции являются структурными подразделениями соответствующих министерств и ведомств, но с полномочиями, выходящими за пределы отрасли и рас­пространяющимися на граждан и организации2.

Правоохранительные ораны могут воспользоваться проме­жуточными результатами проводимых котрольно-надзорными органами расследований, когда они не завершены, и в полной мере использовать собранные специалистами данные.и полу­ченные результаты после их окончания. Если служебное рас­следование проведено до возбуждения уголовного дела, эти данные позволяют решить вопрос о возбуждении уголовного дела, а затем используются при планировании, организации и осуществлении уголовно-процессульного расследования.

Материалы служебных расследований, проводимых кот­рольно-надзорными органами (как и материалы других слу­жебных расследований) изучаются с точки зрения: V своевременности их начала, длительности, полноты слу­жебного расследования;

Положение о Комитете по стандартизации, метрологии и серти­
фикации / Собрание актов Президента и Правительства, 1993, № 4,
ст. 308.                                                  •

2 Манохин В.М, Адушташ Ю.С., Багишев З.А. Российское админи­стративное право. М.: Юрист. 1996. С. 219.

55


У полноты, достаточности представленных следствию доку­ментов;

V непротиворечивости, достоверности содержащихся в них
сведений;

V научной и фактологической обоснованности сделанных
выводов;

V правильности и эффективности использованных средств и
методов;

V соответствия выводов членов комиссии выводам следст­
вия и собранных им данных, полученных из других источ­
ников;

V позиции нарушителей правил (согласны ли с выводами
комиссии выявленные нарушители правил нормативного
характера или нет, какие доводы приводили в свое оправ­
дание и т.д.);

V компетентности и объективности членов комиссии.
Выводы участников служебного расследования в большин­
стве случаев основываются на результатах обследования
предприятий, осмотра продукции, определения технологии ее
производства, опросов различных лиц, лабораторных исследо­
ваний и других методов выяснения обстоятельств происшест­
вия. Но процедура большинства мероприятий, проводимых
специалистами, как правило, остается за рамками составляе­
мых ими документов.

Изучив предварительные материалы,- следователь далеко не всегда может понять, кто, каким образом, в каком конкрет­но месте обследуемого объекта, в присутствии кого, в какое время и в соответствии ли с представляемыми требованиями производил выемку проб, образцов, других объектов, кто и когда направил их на лабораторные исследования, какая мето­дика применялась в процессе лабораторного исследования.

Поэтому путем проведения следственных действий следо­ватель должен, во-первых, исследовать те фактические дан­ные, которые указаны в материалах служебного расследова­ния, и, во-вторых, установить, каким образом, из каких источ-56


ников, при каких конкретно обстоятельствах они получены, соблюден ли при этом необходимый порядок и обеспечивали ли методы и средства их получения объективность и полноту этих данных. Только после этого можно судить об обоснован­ности, правильности и полноте выводов работников кон­трольных органов и в зависимости от этого решать вопрос о возможности использования в дальнейшем полученных дока­зательств.

Решение второй части данной задачи достигается прежде всего путем допросов специалистов, а также других лиц, уча­ствовавших в проведении тех или иных мероприятий или при­сутствовавших при проведении служебного расследования.

Наряду с этим возможен допрос участников расследования в следующих случаях: в представленных актах имеются неяс­ные, спорные или противоречивые сведения; члены комиссии в процессе надзорной деятельности и ранее вскрывали раз­личные нарушения на предприятии; в ходе расследования вы­ясняются факты, о которых было известно членам комиссии, но эти факты не нашли своего отражения в актах; допрошен­ные по делу лица объяснили те или иные факты не так, как объясняли их членам комиссии; получены данные о необъек­тивности или поверхностном проведении служебного рассле­дования; а также в иных случаях для выяснения обстоя­тельств, имеющих значение для дела.

Существенную помощь следователю при расследовании дела могут оказать работники указанных органов, участвуя в следственных действиях в качестве специалистов.

Административно-шравовые расследования чрезвычайных происшествий (авиакатастроф, кораблекрушений и т.п.) про­водятся специально создаваемыми в таких случаях правитель­ственными комиссиями, включающими в свой состав специа­листов различного профиля из различных ведомств.

Деятельность указанных органов, служб, комиссий осуще­ствляется от имени государства и под его эгидой. Система эта относится к числу традиционных, сложившихся во времена

57


Советского Союза. В постсоветской России ее дополнила негосударственная подсистема контроля и производства ад­министративно-правового расследования. Появление новых форм собственности и развитие рыночных отношений приве­ли к созданию частных охранных структур, служб безопасно­сти. В результате система субъектов борьбы с преступностью расширилась: наряду с традиционными государственными правоохранительными и контрольно-надзорными органами сложилась и активно функционирует негосударственная под­система выявления, пресечения, предупреждения и админист­ративно-правового расследования преступлений.

Их представители могут быть полезны следствию с точки зрения получения следствию полезной информации, оказания иных услуг* включая совершение действий и мероприятий, которые они могут провести по согласованию с оперативно-следственными работниками. Предоставляемая информация может касаться установочных данных на интересующих след­ствие бывших и действующих сотрудников подразделений предприятия, его структуры, документооборота, иных сторон производственной, финансовой и иной деятельности предпри­ятия и его контрагентов, в особенности должников, предпри­ятий, не выполнявших договорные обязательства, уклоняв­шихся от возмещения убытков, возвращения кредитов, физи­ческих (как внутренних, так и внешних) носителей криминальных угроз и т.д.

Кроме того сотрудники служб безопасности государствен­ного и негосударственного секторов экономики могут быть заинтересованы в предоставлении следствию и использовании им материалов ранее произведенных на объекте служебных расследований, проверок, обследований, в оказании помощи следствию в поиске необходимых документов, в наведении справок, в получении внутренних нормативных документов, в разработке плана мероприятий, построения и проверки вер­сий. Они же могут предоставлять следствию помещения для работы, необходимые транспортные и иные средства, оказы-58


вать иные услуги, в том числе по ознакомлению с теми мето­диками служебных расследований, которые разработаны ими самими.

Как и при взаимодействии следователей, дознавателей, ор­гана дознания с различными специалистами по делам различ­ных категорий, и в данном случае криминалистическое взаи­модействие осуществляется в двух формах: процессуальной и непроцессуальной.

Процессуальные формы взаимодействия:

V привлечение сведущих лиц из контрольно-надзорных и
охранных структур к участию в следственных действиях в
качестве специалистов;

V поручение производства назначаемых судебно - техниче­
ских, судебно-ветеринарных, судебно-санитарных, судеб-
но-товароведческих и других экспертиз (и в том, и в дру­
гом случае при условии того, что данный специалист со­
ответствующего органа, службы, структуры не участвовал
в административно-правовом расследовании, связанном с
данным уголовным делом);

V истребование документов контрольно-надзорных органов
и охранных структур, связанных с отражением их дея­
тельности по проверке обстоятельств, представляющих
интерес для уголовного дела;

V дача следователем поручений о производстве каких-либо
проверок, обследований, разбирательств, которые полно­
мочны проводить указанные специалисты;

V допрос участников административно-правового расследо­
вания, производивших лабораторные исследования изы­
маемых объектов, обследовавших предприятия, его работ­
ников, потерпевших.

Непроцессуальные формы взаимодействия предполагают оказание специалистами консультационных услуг субъектам правоохранительных органов по поводу:

V нормативных документов, регулирующих проверяемую по
делу деятельность;

59


V технологии, организации контроля и учета, пропускного
режима охраны, проверяемой деятельности, структуры,
иных особенностей задач, направлений, средств, условий
данной деятельности;

V характера документов, отражающих деятельность пред­
приятия, порядка и особенностей его документооборота и
мест возможного нахождения документов;

V специальной технической, научной, методической литера­
туры, содержащей сведения по интересующим следствие
вопросам;

V вопросов, подлежащих вынесению на разрешение судеб­
ных экспертиз, вида таких экспертиз, круга специалистов,
которых можно привлечь для производства экспертиз и
участия в следственных действиях и мероприятиях, учре­
ждений, предприятий, в которых мо!уг быть проведены
экспертизы;

V предоставления в распоряжение следствия для временного
пользования служебных помещений, специальных изме­
рительных приборов, телефонов, аппаратуры и других
средств технического порядка, имеющихся в распоряже­
нии специалистов;

Указанное взаимодействие также предполагает:

V совместное обсуждение обстоятельств, подлежащих уста­
новлению, вопросов организации планируемой работы,
версий и программ по их проверке;

V тактически обоснованный обмен собираемой информаци­
ей и мнениями;

V получение объяснений, пояснений, комментариев специа­
листов по поводу результатов проведенного ими расследо­
вания, упущенных возможностей, средств, методов, труд­
ностей, с которыми они встретились, и того, как выходили
из проблемных ситуаций, наиболее оптимальных путях
проверки собранных ими данных в ходе планируемых
следственных действий;

60


 

V совместные проверки сигналов о совершенных (совер­
шаемых) преступлениях;

V совместное изучение и обсуждение проектной, техниче­
ской и другой сложной документации предприятия, техно­
логических, финансовых схем, цепочек, операций, других
объектов, в первую очередь из области, ноу-хау и ненорма­
тивных конструкций;

V совместную разработку мер и планов предупреждения на­
рушения специальных обязательных правил как примени­
тельно к виду деятельности конкретного предприятия, так
и в региональном, отраслевом масштабе, и воплощение
этих планов и мер в жизнь (например, путем выступления
в средствах массовой информации);

V своевременное уведомление правоохранительных органов
работниками контрольно-надзорных органов о начале и
завершении служебных расследований происшествий и
передача ими материалов расследования в случае обнару­
жения признаков преступлений для возбуждения уголов­
ных дел;

V оказание содействия сотрудникам контрольно - ревизион­
ных органов со стороны правоохранительных органов при
необходимости их подключения в ситуациях, требующих
реализации мер правового и оперативно-розыскного ха­
рактера в рамках служебного расследования, проводимого
специалистами (например, для установления мест житель­
ства убывших свидетелей, выявления пострадавших);

V предоставление правоохранительным органам материалов
предыдущих проверок и расследований, проведенных кон­
трольно-надзорными органами в отношении проверяемых
предприятий и лиц.

В обобщенном виде взаимодействие указанных органов и лиц можно представить следующим образом:

V взаимное консультирование;

V взаимообмен собранной информацией;

61


У объединение усилий, знаний, возможностей при подготов­ке намечаемых действий и мероприятий и их реализации; V координирование самостоятельно выполняемых действий и принимаемых мер.

Указанное взаимодействие осуществляется как на стадии возбуждения уголовного дела, так и на стадии предваритель­ного расследования при решении самых разнообразных задач в рамках функций уголовно-процессуального познания, и до­казывания, уголовного преследования и предупреждения пре­ступлений, связанных с экономической деятельностью. С по­мощью специалистов анализируемой категории устанавлива­ются обстоятельства, входящие в процессуальный предмет доказывания в уголовном судопроизводстве, и так называемые промежуточные (вспомогательные) обстоятельства, служащие средством доказывания обстоятельств первой группы.

62


Глава 3. ВЫЯВЛЕНИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ

С ЗАПРЕЩЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

§ 1. Обстоятельства, подлежащие установлению

Как отмечалось, преступления, связанные с запрещенной экономической деятельностью, в отличие от другой группы того же рода деяний (связанных с разрешенной экономиче­ской деятельностью), совершаются субъектами так называе­мой теневой экономики. Речь идет о лжепредпринимательст­ве, незаконных предпринимательстве, изготовлении и обороте наркотических средств, оружия, взрывчатых веществ и взрыв­ных устройств, психотропных веществ, порнографических материалов, подделке денег и ценных бумаг, платежных документов и ряде других видов преступлений. Все эти пре­ступления объединяет нарушение запретов, установленных уголовно-правовым законодательством, касающихся эконо­мической деятельности в сфере производства, выполнения оп­ределенных видов работ, оказания финансовых и других видов услуг. Наибольший удельный вес в структуре рассмат­риваемых преступлений имеют деяния, связанные с изготов­лением тех или иных видов криминальной продукции (това­ров), а также с видоизменением (переделкой, подделкой) различных предметов, документов и других объектов, выпус­каемых в сфере разрешенной экономической деятельности.

Преступления, связанные с запрещенной экономической деятельностью, классифицируются но различным основаниям:

63


по видам выпускаемых товаров, имеющих потребительские свойства, по способам их изготовления, по масштабу (разма­ху), продолжительности запрещенной деятельности, количе­ству ее участников, способам маскировки осуществляемых операций и другим'основаниям. Наиболее ценной с точки зре­ния методико-криминалистического обеспечения выявления и раскрытия данных преступлений, является их деление. на две группы: 1) связанные с изготовлением продукции, рассчитан­ной на использование при совершении других преступлений (например, незаконное изготовление взрывных устройств и огнестрельного оружия для преступных группировок); 2) свя­занные с изготовлением продукции, использование которой не имеет отношения к дальнейшей преступной деятельности (на­пример, изготовление пищевых продуктов, винно-водочных изделий, товаров бытового назначения).

Указанная дифференциация важна с точки зрения выявле­ния своеобразия механизмов совершения и следообразования преступлений той и другой группы и учета их при разработке методических рекомендаций.

Однако, хотя процесс выявления и раскрытия указанных групп преступлений имеет определенную специфику, в нем имеется много сходных моментов. Это относится и к обстоя­тельствам, подлежащим установлению, и к организации и средствам поисково-познавательной деятельности субъектов уголовно-процессуального познания и доказывания.

По всем делам рассматриваемой категории подлежат уста­новлению следующие факты и обстоятельства:

V личность участников преступной деятельности;

V подготовка исследуемой по делам запрещенной деятель­
ности;

V производства, хранения, транспортировка, сбыт крими­
нальной продукции;

V количества (размер) выпущенной и реализованной про­
дукции, ее номенклатура, ассортимент, стоимость поне-1

64


сенным в связи с расследуемой деятельностью материаль­ным, затратам полученная прибыль и распределение ее среди соучастников, попустителей, укрывателей;

V совершение других преступлений, имеющих отношение к
открытию, функционированию, обеспечению безопасно­
сти расследуемой деятельности (осуществление коммер­
ческого подкупа, дача взяток, фабрикация документов
прикрытия и т.д.);

V в каких целях была использована незаконная продукция,
не была ли она реализована при подготовке к совершению
другого (других) преступления.

В более детальном виде круг указанных обстоятельств мо­жет быть представлен следующим образом:

V обстоятельства, связанные с тем, когда, где, кем, для чего
была организована исследуемая деятельность, какой пери­
од времени она осуществлялась, когда, кем при каких об­
стоятельствах была прекращена (пресечена);

V круг участников деятельности, их функции и конкретные
обязанности;

V характер, вид, особенности (вес, размер, количество пар­
тий, стоимость и т.п.) произведенного и реализованного
либо подготовленного к реализации продукта;

V размер полученной прибыли и ее долевое распределение
между соучастниками;

V из каких источников, в каком ассортименте и стоимостном
выражении поступали использованные материалы, полу­
фабрикаты, сырье, кем, когда и на каком транспорте они
перевозились к изготовителям;

V кто, каким образом, за счет чего, в каком размере покры­
вал расходы, понесенные поставщиком сырья, материалов,
полуфабрикатов и получателем (изготовителем) товара;

V на каком оборудовании, с помощью каких средств изго­
тавливался товар;

V по какой технологии осуществлялась деятельность, соот­
ветствовала ли она требованиям правил, стандартов, усло-

65


виям осуществления аналогичной разрешенной деятельно­сти, соответствовал ли выпущенный товар по своим сани* тарным, потребительским и.иным свойствам нормативам, содержащим требования по качеству и безопасности, предъявляемым к такому же виду товара, выпускаемого на законных основаниях;

V велась ли учетно-отчётная бухгалтерская, кадровая, тех^
ническая, технологическая и иная документация, отра­
жающая характер, объем, содержание и иные характери­
стики деятельности (если велась, кто этим занимался, где
она находится и в каком состоянии, отражает ли реальное
или ложное положение вещей);

У кто, когда, каким образом, куда поставлял выпускаемый товар, где он хранился и сбывался, кто его покупал (по­треблял, использовал), на каких условиях, как осуществ-

' лялся расчет за эти сделки;

V являлось ли предприятие (дело, работа, операции) легаль­
но действующим, имело ли разрешительно регистрацион­
ные документы, устав, лицензии на осуществляемую дея­
тельность, являлись ли эти документы подлинными на за­
конном ли основании они были выданы, в соответствии ли
с ними осуществлялась деятельность.

Отдельно может быть поставлен вопрос о качестве выпус­каемой и реализуемой продукции и вредных последствиях содеянного (физическом вреде, причиненном потребителям недоброкачественных пищевых продуктов, имущественном ущербе, понесенном законно хозяйствующими партнерами как субъектами экономики), а также об обстоятельствах, спо­собствовавших совершению преступлений.

Проблема качества и безопасности товаров, продуктов, продукции — это проблема не только законно хозяйствующих субъектов экономики, но и тех, кто занимается незаконной экономической деятельностью в сфере производства, торговли и общественного питания. Однако именно последние в погоне за легко доступной, скрываемой от налогообложения прибы-66


лью чаще других избирают кратчайшие пути к достижению поставленной цели, не заботясь ни о качестве, ни о безопасно­сти того, что создают и реализуют населению, беспечно отно­сясь к вредным последствиям их подпольного «бизнеса». Личность потребителя, его здоровье и жизнь — объекты, ко­торые находятся вне сферы их внимания и заботы. Последст­вия подобного отношения и действий не заставляют себя ждать. И поэтому в том случае, когда основание для возбуж­дения уголовного дела дают данные о заболеваниях, отравле­ниях, гибели людей, причинении крупного материального ущерба, когда такие общественно опасные последствия насту­пили и выявлены, в задачу следователя входит установление временных и пространственных характеристик происшествия; лиц, которым причинен вред, вид, размеры, конкретные об­стоятельства его причинения; характеристики продукта, в свя­зи с потреблением, использованием, контактом с которым нанесен вред; место, время и обстоятельства изготовления, хранения, перевозки продукта, путь движения его от произво­дителя до потребителя (получателя), промежуточные звенья на этом пути; лиц, причастных к выпуску и реализации про­дукта; в чем выражается недоброкачественность и опасность продукта, требованиям каких норм и правил он не соответст­вует; круг лиц, виновных в нарушении соответствующих пра­вил экономической деятельности.

Успех в решении этих задач — важное условие обеспече­ния полноты и всесторонности расследования и правильного применения закона по делу, одна из необходимых предпосы­лок для обеспечения возмещения материального вреда, при­чиненного преступлением. Вместе с тем результаты проде­ланной в данном направлении работы служат основой для до­полнительной квалификации деяний обвиняемых, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности не толь­ко за незаконное производство и оборот выпущенной ими продукции, но и за нарушение правил, регулирующих эконо­мическую деятельность и ее безопасность.

67


Если же по делу доказано, что незаконно произведенный продукт, не отвечающий требованиям качества и безопасно­сти, являющийся потенциальным источником опасности для людей, имущества, природных объектов, по каким-то причи­нам, не зависящим от желания, воли и действий обвиняемых, не стал причиной возникновения общественно опасных по­следствий, в задачу следствия входит установление с помо­щью судебных экспертов, в силу каких обстоятельств этого не произошло и какие последствия реально могли наступить.

Важная задача расследования — установление мер, пред­принимаемых обвиняемыми для обеспечения безнаказанности своей деятельности, каким образом, кто, с помощью кого им содействовал, прикрывал их незаконную деятельность, оказы­вал противодействие расследованию в установлении истины по делу, а также помогал виновным лицам избежать уголов­ной ответственности за содеянное.

Незаконная экономическая деятельность зачастую связана с убийствами, разбоями, вымогательствами и другими обще­уголовными преступлениями, совершаемыми подпольными «бизнесменами», многие из которых являются выходцами из уголовной среды либо состоят «на службе» у бывших и дейст­вующих криминальных элементов. Отсюда еще одна задача расследования по делам рассматриваемой категории — по­строение и проверка версии о возможности совершения ими нераскрытых общеуголовных преступлений, которые могли совершиться до или по ходу запрещенного предприниматель­ства, совершаются или подготавливаются. .

В марте 2000 года крупную партию фальшивой водки изъ­яли сотрудники милиции в деревне Орешки Рузского района Подмосковья. Преступников взяли с поличным при разгрузке партии водки в торговом павильоне деревенской фирмы ПБОЮЛ «Пашаева». Сюда 40-летний житель Москвы и 37-летний житель Грузии приехали на «Газели» и «ЗИЛе». В кузовах обоих грузовиков оказалось 100 тысяч бутылок водки

с этикетками «Московская старорусская» и «Особая» емко-68


стью 0,5 литра. Наклеенные на них акцизные марки были под­дельными.

Во время предварительного расследования выяснилось, что эту водку дельцы приобретали на одном из крупнооптовых подпольных московских складов, куда она поставлялась из Северной Осетии. Экспресс-экспертиза подтвердила некачест­венный состав алкоголя. По сути, это была не водка, а некое спиртное пойло, разбавленное до нужной градусности обыч­ной водой. Всю фальсифицированную водку бутлегеры сбы­вали в Рузском районе, а склады в деревне Орешки использо­вали как перевалочную базу.

При производстве обысков в офисных помещениях ПБОЮЛ «Пашаева» оперативники нашли револьвер системы «Наган», пистолет «ТТ», стреляющую «авторучку», 500 грам­мов пороха, 1 кг картечи, 15 патронов к карабину «Сайга», 10 патронов к револьверу и 12 ювелирных изделий общим ве­сом 50 граммов. Сыщики не сомневаются, что оружие активно использовалось дельцами в разборках с конкурентами и даже в грабежах. Сейчас арестованных проверяют на причастность к таким преступлениям.

Данное дело не относится к числу единичных случаев. Оно отражает одну из тенденций развития организованной пре­ступности, участники которой в последние годы все чаще вкладывают часть своего капитала, «нажитого» путем совер­шения общеуголовных преступлений, в нелегальный бизнес, не порывая при этом со своим корыстно-насильственным и кровавым прошлым.

69


§ 2. Общие положения выявления и расследования

преступлений, связанных с запрещенной

экономической деятельностью

Как показывает практика, ключевым моментом, опреде­ляющим успех выявления и раскрытия преступлений, связан­ных с запрещенной экономической деятельностью в сфере производства и оборота товаров, имеют тактические операции по обнаружению, документированию, изъятию, осмотру, предварительному и судебно-экспертному исследованию кри­минальной продукции (как минимум — ее образцов) и имею­щих к ней отношение других материально выраженных объек­тов (сопутствующих товаров, заготовок, оборудования, мате­риалов, сырья, средств упаковки и т.д.)- Это становиться возможным на основе комплекса тщательно планируемых и подготавливаемых оперативно-следственных действий.

Наиболее продуктивным в этом плане оперативно - розы­скными мероприятиями являются:

V проверочная (контрольная) закупка образцов продукции;

V контролируемая поставка;

V обследование помещений, зданий, сооружений, транс­
портных средств, имеющих отношение к изготовлению,
хранению, перевозке, сбыту криминальной продукции;

V наблюдение за указанными объектами и процессами, а
также их участниками;

V снятие информации с технических каналов связи, прослу­
шивание телефонных переговоров;

V задержание с поличным и идентификация личности участ­
ников преступления.

Основными в структуре следственных действий являются:

V допрос выявленных оперативным или следственным пу­
тем покупателей (получателей) криминальной продукции,
осмотр и изъятие имеющихся у них товаров;

70


 

V производство следственных осмотров, обысков, выемки
объектов, имеющих значение для дела, по месту изготов­
ления, хранения, сбыта криминальной продукции, обысков
у заподозренных лиц по месту их работы, жительства, в
местах отдыха, в гаражах, в принадлежащих им либо
арендуемых или похищенных транспортных средствах;

V назначение товароведческих, технико - криминалистиче­
ских и иных судебных экспертиз,, использование их ре­
зультатов в ходе дальнейшего доказывания;

V допрос подозреваемых (в первую очередь задержанных с
поличным, как говорится, «при товаре»).

Условиями оптимального решения поставленных задач
служат:                                                    ■                  ■

V тесное, хорошо налаженное взаимодействие следователей
и сотрудников, имеющих полномочия на осуществление
оперативно-розыскной деятельности;

V широкое привлечение к участию в следственных действи­
ях специалистов различного профиля, обладающих зна­
ниями в той сфере деятельности, которая стала объектом
уголовно-правового реагирования, в первую очередь из
контрольно-надзорных служб (из подразделений Госстан­
дарта, торговых инспекций,- государственного и ведомст­
венного санитарного надзора и т.д.);

V своевременное Назначение судебно-экспертных исследо­
ваний изъятых объектов и обеспечение надлежащего ин­
формационного обеспечения назначенных экспертиз.

Как и при расследовании других преступлений, по делам данной категории собирается и реализуется так назьгеаемая личностная информация, т.е. сведения, полученные путем опроса и допроса лиц, посвященных в-интересующие следст­вие обстоятельства. На этой основе было, например, раскрыто преступление, совершенное одним из продавцов детского порно. Определяющее в этом случае значение имело сообще­ние сестры злоумышленника.

71


Как выяснил суд, торговлю порнографическими картинка-, ми Максим Лазарев развернул в ноябре 2000 года. От знако­мых он слышал, что детская порнография пользуется большим спросом в Интернете, и на этом можно сделать прибыльный бизнес. Работа рядового менеджера не приносила молодому человеку больших доходов, поэтому он решил рискнуть. Для начала юноша скопировал самые откровенные и развратные фотографии и видеосюжеты с зарубежных сайтов на дискету, а затем опубликовал их на собственных страничках. За про­смотр одного снимка новоиспеченный порноделец брал по 20 долларов. Дело действительно оказалось доходным — за 13 дней «работы» парень разбогател на 11 тысяч долларов. Лазарев открыл специальный счет в' банке, на который и по­ступали деньги от педофилов...

Но беззаботная жизнь менеджера длилась недолго. Вскоре в квартиру на 11-й Парковой улице Москвы, где жил Лазарев вместе со старшей сестрой, ее мужем и сыном, нагрянула милиция. Дома была одна сестра, которая рассказала о деятельности брата и добровольно выдала компьютер и все диски нерадивого родственника. Нарушитель не стал отпи­раться от преступления, признавшись, что соблазнился лег­кими деньгами.

Однако главное, ключевое значение для раскрытия как данного, так и других преступлений, связанных с запрещен­ной деятельностью, имеют, в первую очередь, производимый (произведенный) товар как продукт криминальной деятельно­сти, а также относящиеся к нему материальные объекты (тех­нические средства, оборудование, материалы, используемые при выработке, переделке продукта, его оформлении, упаков­ке, перевозке и т.п.). Поиск, обнаружение, осмотр, фиксация, изъятие, предварительное лабораторное и судебно-экспертное исследование данных объектов — основные задачи, от успеха или неудачного решения которых прямо зависит возможность и возбуждения уголовного дела, и эффективного расследова­ния рассматриваемых преступлений. 72


Можно сказать и так: если органы дознания, следователь не обнаружили такие объекты и не осуществили их надлежа­щую процессуально-криминалистическую отработку, рассчи­тывать на возбуждение уголовного дела и раскрытие преступ­ления им практически не придется.

Делу, о котором мы расскажем ниже, подобная перспекти­ва не грозит, поскольку уже с первых шагов следствие позабо­тилось о ведении «наступления на противника» не с голыми руками.

Это случилось в феврале 2002 года в подмосковном Коро­леве. Здесь сотрудники ФСБ и оперативники УБОП Москов­ской области ликвидировали подпольную оружейную мастер­скую, которую возглавлял инвалид 1-й группы Антон Боко­вой. Он попал в поле зрения правоохранительных органов в 1999 году, когда разработал и едва не привел в действие план по убийству заместителя начальника уголовного розыска го­рода Юбилейного. Бандиты предполагали прикрепить само­дельное взрывное устройство к днищу автомобиля, принадле­жавшего неугодному милиционеру. «Адская машина» срабо­тала раньше срока, и убийство не удалось. В отношении бандитов было возбуждено уголовное дело, которое позже приостановили, так как оба подельника стали инвалидами. Сообщник, который пытался установить устройство, в резуль­тате взрыва лишился кисти руки и глаза. А сам организатор вскоре угодил в автокатастрофу, и с тех пор передвигался только с помощью костылей.

В прошлом Боковой был студентом Московского авиаци-онно-технологического института и очень увлекался оружием. Поэтому он стал основным звеном в цепи производителей смертоносных «игрушек». В его обязанности входило прини­мать заказы на изготовление или ремонт бандитских «ство­лов». Гангстеры привозили инвалиду в квартиру на улице Грабина неисправное оружие или муляжи автоматов. Он ос­матривал их, выявлял неисправности, а также составлял чер­тежи для самодельного оружия. Затем Антон давал указания

73


своим сообщникам, которые действовали в автосервисе, рас­положившемся в двух гаражах на Трудовой улице. Здесь к ус­лугам бандитов были фрезерный и сверлильный станки и сва­рочный аппарат.

Оперативники вышли на след подпольных оружейников и нагрянули в квартиру Бокового. Родители инвалида не спеши­ли открыть милиционерам дверь. Мать Антона даже пыталась выбросить в окно сумку* в которой позже оперативники обна-ружили автомат Калашникова с укороченным стволом, мага­зин к нему и пакет с 30 патронами. Родители-пенсионеры держали оборону до тех пор, пока детективы не выломали дверь. За это время инвалид успел уничтожить сим-карту от своего сотового телефона. Впрочем, яыщики не теряют наде­жды вычислить координаты потенциальных клиентов ору­жейника. При обыске милиционеры обнаружили у Бокового чертежи и замеры для изготовления оружия, а также различ­ные приспособления, слесарные инструменты и пакеты с железным и медным купоросом. В гаражах, которые принад­лежат 28-летнему Сергею Миллеру, сыщики изъяли 3 гранаты «Ф-1», гранаты для под ствольного гранатомета, 3 запала УЗРГМ-2 и 141 патрон.

По мнению сотрудников правоохранительных органов, подпольная мастерская работала на бандитские группировки, которые действовали в окрестностях Королева. Милиционеры разыскивают сообщников двоих задержанных оружейников.

О том, какое значение для дела имеют «немые» свидетели (вещественные Доказательства), можно судить и по такому случаю из уголовно-процессуальной практики.

Криминальная «бригада» по незаконному выпуску всевоз­можных штампов состояла из трех женщин — 48-летней не­работающей москвички, ее 20-летнеЙ дочери и знакомой се­мьи 23 лет. Непосредственно изготовлением печатей занима­лись мама с дочкой. Установив в собственной квартире специальное оборудование, нелегалы делали от 10 до 20 печа­тей в день. 74


В основном «коллеги» работали по заказу. Но поскольку клиентами чаще всего оказывались выпускники общеобразо­вательных школ, которым перед поступлением в ВУЗ требо­вались аттестаты с хорошими оценками, надомные работники иногда изготавливали печати окрестных школ впрок. Готовый товар они передавали соучастнице-распространительнице.

После ее задержания у станции метро сотрудники милиции вышли на подпольный цех на Профсоюзной улице. При обы­ске в квартире у аферисток изъяли больше 100 всевозможных печатей. Помимо школьных, были обнаружены штампы МГУ и даже московской мэрии.

Так удалось ликвидировать подпольную мини-фабрику по изготовлению ходовой продукции.

Одной из особенностей выявления и раскрытия преступле­ний, связанных с запрещенной экономической деятельностью, является широкое использование правоохранительными орга­нами знаний и возможностей лиц, являющихся специалистами в исследуемом виде деятельности —- в области стандартов, в определении качества незаконно изготавливаемых товаров, лицензировании, нормативных документах, регулирующих отношения в сфере экономики. Большое значение в этом пла­не имеет тесно налаженное криминалистическое взаимодейст­вие со специалистами государственных и ведомственных кон­трольно-надзорных органов (например, Госторгинспекции, Госсаннадзора) использование в стадии возбуждения уголов­ного дела и расследования материалов проводимых ими проверок и служебных расследований; у них необходимых консультаций; изучение предоставленной ими специальной литературы, нормативных документов и использование со­держащихся в них данных при планировании и осуществле­нии уголовно-процессуальной деятельности.

В том случае, когда следователь испытывает затруднения в установлении обстоятельств, отражающих специфику рассле­дуемого деяния, определении их полного круга и оптимальной

75


последовательности установления в той или иной ситуации, ему следует обратиться за советом к оперативному работнику или своему коллеге, имеющим опыт работы по таким делам, а в необходимых случаях получить консультации специалистов контрольно-надзорного органа; компетентных в исследуемой области деятельности товаропроизводителя, посредника, про­давца. Они же могут быть ему полезны с точки зрения разра­ботки плана расследования, определения круга других сведу­щих лиц, включая профессиональных судебных экспертов, со­трудников учреждений, предприятий, организаций, в которых могут быть проведены судебные экспертизы, а также специа­листов, компетентных в нужной области, для участия в наме­ченных следственных действиях или же готовых выполнить поручения следователя о производстве необходимых доку­ментальных либо иных проверок.

Взаимодействие следователя с оперативными работниками необходимо и тогда, когда получателем первичных данных является следователь (например, получив об этом показания от лиц, допрошенных по находящемуся в его производстве другому делу), и тогда, когда исходные данные собраны в хо­де оперативной разработки, проверки сигналов общественно­сти, при проведении служебных расследований, и т.п.

Исходный момент взаимодействия — передача партнеру полученной сигнальной информации, ее совместное изучение и обсуждение.

Далее осуществляется: построение и анализ предваритель­ной программы предстоящей проверки сигнала, выбор наибо­лее адекватного ситуации варианта действий, их организаци­онного, тактического, кадрового, технического, информаци­онного, а в нужных случаях еще и силового, и финансового обеспечения; согласование с руководством и получение санк­ции на план мероприятий и его обеспечение; проведение раз­ведывательных, установочных и иных мероприятий силами приданного оперативного состава; использование возможно­стей агентурного аппарата и доверенных лиц. 76


Цель мероприятий данного этапа взаимодействия — полу­чение информации, подтверждающей реальность первичных данных.

Новый этап включает совместное обсуждение всего ком­плекса собранных данных, разработку и реализацию плана по их проверке. Основная цель мероприятий — выявление мест нахождения объектов изготовления, хранения, сбыта товара, участников деятельности, мест их жительства и отдыха, Свя­зей, транспортных средств, номеров телефонов, других средств связи, проведение контрольных закупок, выявление и идентификация получателей, покупателей, пользователей то­вара.

Следующий этап — построение прогностических моделей возможных вариантов развития событий и вариантов действий по каждой модели и реализации ожидаемых результатов. Он включает определение момента начала операции, способов связи и обмена промежуточной информацией, подготовку помещений для будущей работы с задержанными, определе­ние мест их содержания, приглашение понятых, подготовку транспорта, средств криминалистической и оперативной тех­ники, средств и сил обеспечения безопасности участников операции и оперативного проникновения на объекты, распре­деление обязанностей между участниками операции как до, так и сразу после возбуждения уголовного дела.

Очередной этап — реализация программы. Цель — уста­новление данных, дающих основание для возбуждения уго­ловного дела; обнаружение товара, его исходных компонентов (материалов, сырья и т.д.), реквизитов, оборудования, упако­вочного материала, с помощью которых изготавливался кри­минальный продукт; технических, технологических, финансо­вых и других документов, черновой бухгалтерии, корреспон­денции, записей, черновиков, иных материальных объектов; имеющих значение для дела, а также наличных денег, сбер­книжек, ценных бумаг; захват участников преступной дея­тельности. Этому же способствует личный обыск задержан-

77


ных, допрос, обыск в их жилище и иных местах возможного нахождения доказательств преступления и незаконно нажитых средств.

Взаимодействие при этом осуществляется путем обмена оперативной и следственной информацией; согласования опе­ративных и следственных действий; определения тактики на­меченных действий с учетом данных, собранных следствен­ным и оперативнофОзыскным путем; обеспечения оператив­ного сопровождения следственных действий и оказания следователю помощи со стороны сотрудников органа дозна­ния при выполнении сложных, трудоемких, ответственных и опасных действий; дачи поручений следователем оператив­ным работникам по решению лежащих в их компетенции по­исковых, разведывательных, охранных, других задач (как в плане обеспечения процесса доказывания, так и уголовного преследования, и создания необходимых условий для эффек­тивного выполнения следственных действий).

В этом отношении примером, достойным подражания, мо­жет служить дело, возникшее в результате хорошо организо­ванной проверки сигнальной информации на основе опера­тивно-следственной операции, проведенной с участием следо­вателя и сотрудников 21-го отдела Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы. В результа­те этой операции в феврале 2001 года был накрыт крупнейший подпольный цех по производству пиратской видеопродукции.

Располагался цех в доме на улице Электрозаводской за не­приметной дверью с вечным амбарным замком и угрожающей надписью «Высокое напряжение! Не влезай — убьет!». Войти внутрь могли только посвященные в тайну предприятия. Для этого им достаточно было нажать на шляпку одного из гвоз­дей, вбитых в косяк, выполняющую функцию кнопки элек­трического звонка. На зов прибегал сотрудник цеха, и дверь, словно по волшебству, отворялась. Оперативники раскрыли этот секрет и нагрянули с обыском. В помещении они обна­ружили 160 видеомагнитофонов, при помощи которых с ли-78


цензионных кассет велась перезапись популярных фильмов, а также оборудование для вакуумной упаковки кассет в пла­стик. Цехом заправляли два человека — администратор и опе­ратор. Лицензий и каких бы то ни было документов у них не оказалось. Оба были задержаны.

Позже в этот же день на улице Большая Семеновская в арендуемом помещении был обнаружен склад готовой про­дукции подпольщиков. Здесь на специальных стеллажах стоя­ли разделенные по жанрам, начиная от советских мультиков и заканчивая последними зарубежными хитовыми фильмами, десятки тысяч уже готовых для продажи кассет. По соседству со складом находился и офис, где для прикрытия совершенно легально распространялась та самая лицензионная продукция, с которой штамповались копии. В офисе оперативники задер­жали директора подпольного предприятия. Он начал сразу же отрицать свою причастность к цеху и складу. Ной его кабине­те милиционеры обнаружили десятки пустых* кОробок -— именно в них запаковывались контрафактные киссеты, голо­граммы и специальные марки. Как выяснилось восоде рассле­дования, работали предприниматели, оказавшиеся жителями столицы, не менее года, и бизнес у них был круглосуточный.

После производства неотложных следственных действий организуется совместное обсуждение сложившейся ситуации и с учетом ее особенностей составляется план дальнейших оперативно-следственных мероприятий, действий, операций.

В случае необходимости и если есть такая возможность, уже с первых шагов работы в стадии возбуждения уголовного дела и неотложных следственных действий организуется взаимодействие следователей и органов дознания со специа­листами технико-криминалистической специализации, а также со специалистами контрольно-надзорных структур по профи­лю исследуемой деятельности. У последних можно получить нужные справочные сведения, разъяснения в отношении нор­мативных документов, регулирующих исследуемой вид дея­тельности, особенностей технологии изготовления и призна-

*                                     79


ков товара-продукта криминальной деятельности. Кроме того, они могут предоставить информацию о произведенных ранее проверках на интересующих следствие объектах, содержании материалов этих проверок и месте их нахождения.

При организации расследования следователю необходимо
учитывать ситуационные факторы и обусловленные ими,
«привязанные» к ним типовые схемы и программы действий.
С этой точки зрения небезынтересно^ что процесс выявления и
раскрытия рассматриваемых преступлений в различных си­
туациях может развиваться в различных направлениях. >
В одних случаях он идет от данных об объекте, на котором
незаконно производится товар (пищевые продукты, продукция
производственно-технического назначения, винно-водочные
изделия и т.п.) к точкам сбыта, хранилищам и иным объектам,
от связанных между собой криминальной деятельностью лиц
как субъектов производства к их соучастникам.

В других случаях — от данных о месте хранения или сбыта товара и участвующих в этом лицах к объекту и субъектам производства и другим звеньям преступной цепочки.

В третьих случаях -— от обстоятельств и результатов за­держания с поличным перевозчика или сбытчика товара, ос­мотра и изъятия товара к другим участникам и звеньям пре­ступной цепочки.

Крупную партию поддельных денег изъяли сотрудники РУБОП в подмосковных Люберцах. Банкноты, которые штам­повал студент Горного университета, школьники продавали на местном рынке.

Три жителя Балашихи (им от 16 до 18 лет) давно промыш­ляли изготовлением и сбытом поддельных денег и уже успели распространить немало фальшивок в Москве и Люберцах. Верховодил криминальной троицей студент, в прошлом году уже осужденный условно за кражу. В его квартире оператив­ники обнаружили компьютер, сканер и цветной принтер, с помощью которых юноши и наладили производство. Для из* готовления денег они брали бумагу очень хорошего качества и 80


даже пропитывали «купюры» спецраствором, чтобы они шуршали как настоящие.. Детективы отмечают: если оцени­вать качество подделок по пятибалльной шкале, то фальшивки «тянут» на четыре с плюсом.

В день задержания после занятий в вузе студент встретился со своими сообщниками возле московского кинотеатра «Сла­ва» и компания отправилась на люберецкий рынок «Север­ный». Здесь юноши подыскали покупателя на 140 пятисотруб­левых и 50 сторублевых купюр. За пять поддельных ассигна­ций торговцы просили одну настоящую. В момент сделки оперативники задержали всех фальшивомонетчиков.

Система тактической операции по задержанию с поличным реализаторов криминальных продуктов состоит из следующих элементов:

V задержания, личного обыска перевозчика (сбытчика), ос­
мотра его вещей, транспортного средства (в частности, для

поиска тайников);                     .

У обнаружения, осмотра, изъятия товара;

V сбора данных о личности задержанного, месте его житель­
ства, работы, отдыха, наличии транспортных средств, дач,
гаражей и других объектов, в которых могут находиться
имеющие значение для дела документы, предметы, веще­
ства, деньги и другие объекты;                           ■

У производства обысков в указанных местах;

V сбора данных о связях задержанного и имеющих к ним от­
ношение объектах (квартирах, гаражах и т. д.), производ­
ства там следственных осмотров и обысков;

V задержания и допроса соучастников задержанного, допро­
са иных выявленных лиц;

V назначения судебных экспертиз для исследования обнару^
женных материальных следов, предметов, вещей, веществ,
документов.

Вот как это происходило по одному из дел. Все члены пре­ступной группы изготовителей и сбытчиков фальшивых ук­рашений проживали в Москве на нелегальном положении.

81


Один из них — профессиональный ювелир. Он арендовал од­нокомнатную квартиру на улице Юных Ленинцев и устроил в ней настоящую мастерскую. Умелец с помощью специального оборудования и бензиновой горелки штамповал массивные цепи из медной проволоки, а потом покрывал готовые изделия золотом. Слой Драгоценного металла, в отличие от напыления, мог выдержать нехитрую экспертизу — неглубокий надрез.

Фальшивые ювелирные изделия кустарь снабжал настоя­щими золотыми замками, которые покупал в мастерских. На эти детали он ставил оттиск клейма 585-й пробы Центральной государственной инспекции пробирного надзора, а рядом — звездочку, которая изображалась на отечественных золотых изделиях до 1992 года. (Позднее ее сменил оттиск профиля женщины в кокошнике.) Таким образом он стилизовал под­делки под модные 10 лет назад массивные золотые цепи, ко­торыми в те времена любили украшать себя бандиты и новьй русские. Вес каждой фальшивки, сработанной методом пан­цирного плетения, колебался в пределах 140-160 граммов. В последнее время жулики освоили еще и изготовление массив­ных «золотых» браслетов.

Готовые «украшения» ювелир отдавал своим сообщникам, которые относили подделки в столичные ломбарды. Там они сдавали медные цепи и получали залоговые суммы из расчета 160 рублей за грамм золота ^- от 16 до 20 тысяч за каждое из­делие. Из них 500-600 рублей оставлял себе за труд сбытчик, а остальные деньги забирал ювелир. За сданными под залог це­пями, разумеется, в ломбарды никто не обращался...

Сотрудникам ОБЭП УВД Восточного округа Москвы уда­лось задержать одного из посредников, когда тот пытался сбыть 142-граммовую фальшивую цепь. Затем оперативники по горячим следам установили и задержали еще троих сообщ­ников, в том числе и золотых дел мастера. При обыске квар­тир жуликов милиционеры изъяли незарегистрированное клеймо Центральной государственной инспекции пробирного надзора, куски медной проволоки, фальшивые ювелирные из-82


делия, а также оборудование для их изготовления. Выясни­лось, что мошенникам удалось обвести вокруг пальца сотруд­ников как минимум 15 ломбардов.

Когда же операция развивается от данных об объектах производства (квартир, подвалов и т.д.) или сбыта товаров (магазинов, ломбардов, киосков и др.), звеньями ее могут быть:

V сбор установочных данных на объект и лиц, имеющих к
нему отношение;

V организация скрытого оперативного наблюдения за объек­
том с документированием фактов, имеющих значение;

V оперативное выявление и допрос покупателей (получате­
лей), изъятие, осмотр и обеспечение предварительного, а
затем судебно-экспертного исследования изъятого у них
товара;                                *

V организация и производство обследований, осмотра, обы­
ска на объекте и в других местах, имеющих отношение к
незаконной деятельности и жизнедеятельности фигуран-
тов, изъятие и исследование предметов, документов, со­
держащих полезную информацию, задержание, допрос,
личный обыск подозреваемых.

. Выявление и раскрытие рассматриваемых преступлений подчас осуществляется и от данных о последствиях содеянное го к производителям криминального продукта. Подобная си­туация может возникнуть в случае незаконного производства, сбыта, использования недоброкачественных пищевых продук­тов, а также ядовитых, наркотических, взрывчатых веществ, прочих источников повышенной опасности для жизни и здо­ровья людей, объектов (например, огнестрельного оружия).

В конце 90-х годов, отбыв наказание в ЙТУ за изготовле­ние и сбыт слабодействующих синтетических наркотиков, в Санкт-Петербург возвратился бывший преподаватель одного из ВУЗов по фамилии Рыбин, химик по специальности. Здесь он снова занялся своим криминальным бизнесом. В снятой квартире он организовал хорошо оборудованную подпольную

83


лабораторию. На этот раз предметом его «трудов» стал сверх­сильнодействующий синтетический наркотик, который в сре­де наркоманов назывался «белым китайцем». Изготавливае­мый Рыбиным белый порошок сбывался через сеть посредни­ков и торговцев наркоманам северной столицы и Финляндии. От употребления отравы за сравнительно небольшой период умерло более 100 человек. Смерть у «подсевших на иглу» наркоманов наступала сразу после внутривенной инъекции даже малых доз «белого китайца».

Исходной базой для выявления и раскрытия данного пре­ступления послужили данные о серии внезапных смертей сре­ди молодых наркоманов в Санкт-Петербурге и Финляндии. На основе информационного взаимодействия сотрудников МВД, ФСБ по Ленинградской области и спецслужб Финляндии опе­ративники пришли к выводу о функционировании на террито­рии Санкт-Петербурга подпольной лаборатории по изготовле­нию синтетического наркотика. Успешно проведя операцию по выявлению перевозчиков и сбытчиков смертоносного това­ра, оперативники задержали несколько соучастников преступ­ления с поличным. Один из них указал место изготовления наркотика, личность его главного производителя и организа­тора преступления Рыбина. При обыске в его лаборатории об­наружили и изъяли документы, оборудование, фармакологи­ческие препараты, используемые для изготовления наркотика и два с половиной килограмма порошкообразного белого яда, ряд готовленного для сбыта. Признавшись в содеянном, Ры­бин указал места нахождения тайников на улицах города, где хранились другие пакеты с наркотиком, и выдал 100000 дол­ларов, заготовленных им на откупные «расходы» в случае провала его бизнеса.

Продукты криминального «творчества» подпольных пред­принимателей могут быть опасны не только для людей. Не меньшую угрозу они подчас представляют для сельскохозяй­ственных животных, птиц и других живых организмов. Вот тому пример. 84


В 2002 году причину массовой гибели кур; уток, гусей в ряде птицефабрик центрального региона России удалось уста­новить сотрудникам столичных правоохранительных органов. Как показало расследование, более 10000 птиц были отравле­ны фальшивым ветеринарным препаратом, который поставля­ли фермерам мошенники из Москвы. Выяснив, что животно­воды чаще всего закупают для своих хозяйств словенский препарат «Энроксил» (он помогает птицам при затрудненном процессе кладки яиц), аферисты решили наладить собственное производство порошка.

Выяснив, что животноводы чаще всего закупают для своих хозяйств словенский препарат энроксил (он помогает птицам при затрудненном процессе кладки яиц), аферисты решили наладить собственное производство порошка.

Выпуск лекарства был организован в одной из республик СНГ. Преступники, скопировав торговую марку иностранной фирмы, попытались один к одному повторить и состав препа­рата. Однако это им не удалось. Нарушив все пропорции, фальсификаторы вместо лекарства создали настоящий яд. Тонны поддельного энроксила переправлялись в Москву, а от^ сюда расходились по российским глубинкам. Чтобы привлечь покупателей, мошенники продавали свой товар по 70 долла­ров за полулитровую банку, в то время как настоящий стоил 100 долларов.

Раскрыть преступление помог фермер из Краснодарского края, у которого после применения энроксила начали дохнуть куры. Недолго думая, птицевод приехал в Словению, прямо к руководителю фирмы по выпуску лечебно-профилактического средства и высказал ему свои претензии. Шокированные этим заявлением иностранцы тут же обратились в милицию с просьбой выявить оптовых торговцев ядовитым товаром. Вскоре их удалось задержать. Сотрудники милиции изъяли с их склада 500 банок «липового» энроксила. Если учесть, что каждая банка разводится 2 тоннами воды, этого количества могло бы хватить на отравление 4 тысяч птиц. Кроме того,

85


были изъяты и другие таблетки и микстуры для животных, ка­чество которых уже проверяют специалисты.

Приведенные случаи из оперативно-следственной практи­ки относятся к числу тех преступлений, связанных с запре­щенной экономической деятельностью, которые хотя и со­вершаются умышленно, тем не менее по отношению винов­ных к последствиям содеянного характеризуются чаще всего элементарным равнодушием и безразличием. Они часто рас­крываются по принципу «от последствий к личности преступ­ников». Еще более важен данный принцип для раскрытия* многих преступлений, связанных с производством продуктов запрещенной экономической деятельности, которые без вся­ких оговорок рассчитаны на целевое криминальное использо­вание в преступных целях либо самими изготовителями, либо их соучастниками и покупателями.

При исследовании обстоятельств, относящихся к происше­ствию, связанному с умышленным использованием в преступ­ных целях продуктов криминального «творчества» подполь­ных умельцев, важное значение имеет глубокое изучение лич­ности потерпевших, их ближайших связей, образа жизни и профессиональной деятельности фигурантов дела, включая преступную. Результаты этой работы могут дать пищу для по­строения версии о цели и мотиве содеянного (устранение кон­курента по подпольному бизнесу, криминальные разборки из-за раздела сфер влияния, месть за разоблачение, причиненные убытки и т.п.).

Большое значение имеет вопрос о том, кому и зачем были выгодны убийство, уничтожение движимого имущества и прочие формы проявления преступной активности, имелись ли у потерпевших враги, конкуренты и прочие недоброжела­тели. В одних случаях работа в этом направлении может дать ниточку к раскрытию преступления и привести в сферу про­фессиональной или общественной деятельности, в других случаях — в сферу личной жизни потерпевших. Нельзя ис- '

86


ключать и третий, хотя и Достаточно редкий вариант—- по­терпевший стал жертвой случайного, трагического стечения обстоятельств или роковой ошибки.

Как недавно сообщалось в СМИ, Мосгорсудом были при­знаны виновными и осуждены к лишению свободы трое ганг­стеров, предпринявших несколько попыток убить президента крупной строительной фирмы «Центр» Карена Авакяна. Кил­леры подкладывалй бомбу в машину жертвы, однако взрыв прогремел только с третьей попытки. Но жертвой преступни­ков по роковой случайности стал не Авакян, а его дядя.

Как выяснилось, уничтожить бизнесмена стремился дирек­
тор одного из московских ресторанов Александр Жуков. Он
арендовал первый этаж здания у строительной фирмы Авакя­
на на Садовнической улице, где и располагалось его заведе­
ние. Конфликт начался из-за,нежелания Жукова платить нало­
ги с арендной платы. Ресторатор предпочитал рассчитываться
«черным налом», что категорически не устраивало хозяина
дома. Тогда негодяй попросту решил убить несговорчивого
коммерсанта.                                                     .

Расправиться с ним Жуков поручил двум своим подчинен­ным — механику и программисту ресторана. Первый, отстав­ной майор, служил сапером в Афганистане, поэтому ему не составило труда соорудить взрывное устройство. Обычный пейджер он начинил пластитом и металлическими шариками и с помощью магнита прикрепил к днищу «Волги» Авакяна. Адская машинка срабатывала после отправления сообщения через оператора Сети. Характерно, что первые два раза бомба не взорвалась из-за ... морозной погоды.

Смертельное послание привело в действие заложенную под автомобиль бизнесмена мину 19 февраля 1999 года на улице Большая Ордынка, неподалеку от израильского по­сольства. Взрыв разворотил днище машины и пробил брешь в крыше. Однако погиб не сам Авакян, а дядя предпринима­теля, севший в машину покурить в ожидании племянника,

87


пока тот находился у нотариуса. Престарелый мужчина по­лучил тяжелое ранение в ягодицу и через час скончался от большой кровопотери в больнице. Водитель коммерсанта был сильно контужен.

Двух киллеров удалось задержать примерно через полгода. На первом же допросе они сообщили иг«л заказчика, поэтому спустя несколько дней Жуков тоже попал за решетку. Кроме того, оказалось, что владелец ресторана хранил огромный ар­сенал оружия в арендуемом им помещении в Институте твер­дых сплавов на Варшавском шоссе. Так милиция обнаружила 1,5 кг пластита, 2 мины, 6 боевых гранат, детонатор, автомат Калашникова с глушителем, лазерный прицел, пистолеты «вальтер» и «Макаров», снабженные глушителями, 2 револь­вера и 140 патронов.

Большую помощь следствию и дознанию могут оказать
сведущие лица, привлекаемые к участию в следственных дей­
ствиях в качестве специалистов для осмотра, фиксации, изъя­
тия, предварительного исследования обнаруженных следов,
предметов, материалов, готовой продукции, аппаратуры, обо­
рудования и других предметов в местах их изготовления, хра­
нения, реализации. Другим специалистам может быть поруче­
но производство товароведческих,. технических, материало-
ведческих и иных судебных экспертиз.       ^

Для успеха уголовно-процессуальной деятельности важное значение имеет правило одновременного начала операции по всем выявленным объектам. В этом случае на основе согласо­ванного, скоординированного, детально разработанного плана под единым управлением операцию проводят несколько опе­ративных, следственных или оперативно-следственных групп, для каждой из которых при необходимости заранее подбира­ется соответствующие специалисты. Если же операция распа­дается на ряд последовательно реализуемых этапов (относи­тельно автономных действий), и работа обеспечивается одним и тем же составом, целесообразно участие в них одних и тех

88


же специалистов, если одно действие (этап) перерастает в дру­гое с перерывом лишь на проезд от одного пункта к другому. Замена, разумеется, не требуется, если при первом действии специалист зарекомендовал себя как квалифицированный, добросовестный, объективный профессионал.

Основная задача сведущих лиц, участвующих в поисковых следственных действиях (прежде всего в осмотре места про­исшествия и обыске) — помочь субъектам доказывания в обнаружении, распознаваний продуктов криминальной дея­тельности, выявлении и описании их признаков, позволяющих отграничить данные объекты от продуктов законной деятель­ности, которые часто соседствуют в местах изготовления, хранения и реализации; а также правильно упаковать вещест­венные доказательства, что немаловажно с точки зрения обес­печения их сохранности, неизменяемости признаков и после­дующего надлежащего экспертного исследования.

Эта помощь необходима для распознавания фальсиуика-тов, установления их свойств и признаков, состояния, компо­нентного состава, стоимостных показателей, ..определения размеров причиненного ущерба, преступных доходов, мас­штабов незаконного предпринимательства. Не менее значима их помощь и в деле установления материалов, средств, прибо­ров, оборудования, используемых для изготовления незакон­ного товара, источников используемого сырья, материалов, компонентов, выявления технологий изготовления, отступле­ния от стандартов и других требований по качеству и безопас­ности, выявления нарушений допущенных правил и в реше­нии других вопросов, являющихся предметом следственного познания. Причем з большинстве случаев такую помощь мо­гут оказать не отдельно взятые компетентные представители той или иной области научного знания и практики, а лишь групча специалистов различного профиля из государственных и негосударственных структур.

Как и в прежние годы, в настоящее время не теряют своей актуальности традиционные виды криминалистических экс-

89


пертиз (почерковедческие, фототехнические, фотопортрет­ные, технико-криминалистические исследования документов и т.д.). Однако все более значимыми становятся исследова­ния, требующие знаний из области психолингвистики, взры-воведения, химии, физики, экономики, средств компьютер­ной техники, сексографологии, санитарной медицины и дру­гих отраслей естественных и технических наук. И в этом плане жизнь не стоит на месте: открываются новые возмож­ности традиционных исследований, «на вооружение» экспер­тов поступают новейшие средства, методики, материалы, формируются новые, прежде неизвестные направления и формы нетрадиционных исследований веществ, материалов, изделий и других объектов. И делается это, конечно, не слу­чайно.

Действуя в духе времени, современные дельцы широко используют достижения научно-технического прогресса: но­вейшие банковские, компьютерные и иные технологии, вы­сокоэффективную множительную технику и проч. Но на лю­бой яд, как говорится, при желании всегда можно найти про­тивоядие.

Накануне крещенских морозов 2001 года сотрудники УВД Восточного округа Москвы задержали молодого чело­века, продававшего в Интернете детскую порнографию. Как выяснилось, этот начинающий делец, 2\ года, неработаю­щий, открыл свой сайт в Интернете и заполнил его пикант­ными фотографиями и видеороликами, в которых девочки и мальчики занимались сексом друг с другом, со взрослыми и даже с ... животными. С источником приобретения видео- и фотопродукции проблем не было. Парень скачивал ее с зару­бежных сайтов и выставлял на своей странице. Однако по­смотреть все сразу любителям подобной «клубнички» бес­платно не удавалось. Новичкам хозяин показывал 2-3 фото­графии или отрывки из фильмов. Полную жеЪерсию получал лишь тот, кто переводил на банковский счет владельца пор­носайта 20 долларов. 90


За 2-3 последних месяца торговец детской порнографией заработал 2 тысячи долларов. Однако сайт быстро разоблачи­ли сотрудники Управления по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий МВД РФ. Компьютерщика пойма­ли, когда он выходил из своего дома.

Новейшие технологии, средства и материалы все чаще используют и современные фальшивомонетчики. Некоторые их «изделия» бывают такого качества, что распознать поддел­ку не в состоянии не только обычные граждане, но и высоко­квалифицированные банковские работники. Значительные трудности в распознании таких фальшивок испытывают и со­трудники правоохранительных органов и даже эксперты-криминалисты. Аналогичное положение часто складывается и при обнаружении расчетно-платежных и других ценных бумаг и документов. В делах с использованием, в частности, фаль­шивых пластиковых карт (а их становится все больше) важное значение имеют результаты экспертиз относительно этих са­мых карт.

Завершая затронутую в данном параграфе тематику, по­пробуем сделать основные выводы.

1. Процесс выявления и раскрытия рассматриваемых пре­
ступлений можно представить в виде динамической системы,
включающей в себя четыре этапа. Назовем их условно так:
1) предстартовая подготовка; 2) старт; 3) постстартовый ана­
лиз достигнутых результатов и других компонентов сложив­
шейся ситуации, разработка программы дальнейшей деятель­
ности; 4) реализация намеченной программы, обсуждение по­
лученных результатов и принятие решения о продолжении
либо завершении поисково-познавательной деятельности.

2. В ходе участия в проверочных (до возбуждения дела) и в
следственных действиях, а также в последующих лаборатор­
ных доэкспертных и судебно-экспертных исследованиях по­
мощь со стороны специалистов может потребоваться в виде:
а) консультаций в стадии предстартовой подготовки при оп-

91


ределении предмета, средств и тактики намеченных действий; б), предоставления в распоряжение дознания и следствия имеющихся у них ведомственных методик, технических средств поиска, а также изъятия, исследования искомых объ­ектов; в) совершения поисковых действий по согласованию и под контролем сотрудников, включенных в следственно-оперативную группу; г) изъятия, транспортировки, предвари­тельного изучения и лабораторного исследования изъятых объектов; д) определения номенклатуры необходимых судеб­ных экспертиз, участников экспертиз и места их производства, обсуждения со следователями вопросов, которые должны вы­носиться на рассмотрение судебных экспертов1.


Глава 4. ОСОБЕННОСТИ ВЫЯВЛЕНИЯ

И РАССЛЕДОВАНИЯ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Как и в период существования Советского Союза, серьез­ной, все усиливающейся «головной болью» для правоохрани­тельных органов и судебной практики постсоветской России были и долго еще будут традиционные преступления самого различного характера, совершаемые субъектами разрешенной экономической деятельности (должностные хищения, зло­употребления служебным положением, взяточничество, пре­ступные нарушения правил безопасности на народнохозяйст­венных объектах и т.д.). Наряду с этим современная уголовно-процессуальная практика столкнулась с массой ранее не суще­ствовавших разновидностей преступлений — как в сфере раз­решенной, так и запрещенной экономической деятельности.

Об особенностях выявления и раскрытия некоторых кате­горий таких преступлений и пойдет речь в данной главе.


§ 1. Особенности расследования преступлений, связанных с получением банковского кредита


Гранин В. В, Основы криминалистического взаимодействия при выявлении и расследовании преступлений, связанных с экономиче­ской деятельностью, дисс. канд. юрид. наук. М., 2002; Гранин В.В., Образцов В.А. Экономическая преступность как объект криминали­стики и уголовно-процессуальной деятельности. // Тезисы всерос­сийских криминалистических чтений, посвященных 100-летию со дня рождения проф. А.Н. Васильева. М: «МАКС-пресс», 2002. С. 67-74. 92


В сфере банковской деятельности совершатся различные преступления. Одну из групп преступлений данного рода об­разуют деяния, связанные с получением банковского кредита.














































































































































































































































































































































































































































































































Дата: 2019-02-24, просмотров: 59.