Судебное красноречие: понятие и особенности

Прокурора и адвоката, выступающих в судебных прениях, называют судебными ораторами. Слово оратор заимствовано в XVIII в. из латинского языка (лат. orator - от orare - говорить, излагать). Слово многозначное. Первое его значение - "тот, кто произносит речь", "лицо, произносящее речь". В этом значении слово употребляется как термин: прокурор и адвокат, защищая или оспаривая права истца и ответчика в гражданском процессе и поддерживая государственное обвинение или защищая права подсудимого в уголовном процессе, выполняют свою функцию в соответствии с процессуальным положением в судебном разбирательстве. Роль оратора в этом понимании слова сводится к выполнению действий, предусмотренных процессуальным законом: проанализировать, дать правовую оценку. От некачественной, неубедительной судебной речи страдают не только интересы правосудия, потерпевшего и подсудимого, но и репутация и имидж судебного оратора, особенно адвоката.

Второе значение слова оратор: "тот, кто обладает даром произносить речь, красноречием". Это не только говорящий человек, но человек, умеющий говорить перед аудиторией. Он знает, как привлечь внимание слушателей, потому что он мастер; он владеет ораторским искусством; он любит свое дело. Оратор - это человек, глубоко изучивший тему выступления, материалы дела и свободно владеющий ими; человек, который умеет четко и определенно сформулировать тезис выступления, составить рабочий план; человек, который логично, ясно, убедительно излагает материал. "Оратор есть тот, - писал Цицерон, - кто любой вопрос изложит со знанием дела, стройно и изящно, с достоинством при исполнении". Такими ораторами были выдающиеся юристы прошлого.

Специфической сферой деятельности является ораторское искусство. Это творческая деятельность по подготовке и произнесению публичной речи. Деятельность, основанная на большом упорном труде, в результате которого человек может овладеть умением произносить речь перед аудиторией: говорить логично, доходчиво, увлекательно и убедительно. В теории публичной речи ораторское искусство понимается как комплекс знаний и умений оратора по подготовке и произнесению публичной речи: это умение формулировать тезис и подбирать материал, искусство построения речи и публичного говорения с целью оказать определенное воздействие на слушателей; это умение доказывать и опровергать, умение убеждать; это речевое мастерство.

Одной из разновидностей ораторского искусства является судебное ораторское искусство, которое нередко называют судебным красноречием. М.В. Ломоносов писал, что "красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить". М.М. Сперанский определял красноречие как "дар потрясать души". А.Ф. Кони различал понятия "красноречие" и "ораторское искусство". Красноречие он понимал как "дар слова, волнующий и увлекающий слушателей красотою формы, яркостью образов и силою метких выражений", т.е. как умение говорить образно, как природное дарование. Ораторское же искусство, по его убеждению, "есть умение говорить грамотно, убедительно".

Слово красноречие В.И. Даль определял как науку "и умение говорить и писать красно, убедительно и увлекательно".

Современные словари толкуют его так: "1. Способность, умение говорить красиво, убедительно. 2. Наука, изучающая ораторское искусство; риторика".

Красноречие - это умение говорить не только красиво, но и убедительно, это сочетание таланта и определенных знаний и умений.

Судебное красноречие, основное назначение которого - способствовать установлению юридической истины по делу, формированию внутреннего убеждения судей, имеет свою специфику, которая обусловлена нормами процессуального закона и предполагает оценочно-правовой характер речи. Эту специфику охарактеризовал Н.П. Карабчевский: "Судебное красноречие - красноречие особого рода. На него нельзя смотреть лишь с точки зрения эстетики. Вся деятельность судебного оратора - деятельность боевая. Это вечный турнир перед возвышенной и недосягаемой "дамой с повязкой на глазах". Она слышит и считает удары, которые наносят друг другу противники, угадывает и каким орудием они наносятся". Тактика речи, стиль, ораторские приемы и речевые средства у каждого оратора свои, проверенные, отработанные. Каждому судебному оратору важно уметь говорить доступно, грамотно, аргументировано. Речи должна быть глубока по содержанию, аргументирована и убедительна, выводы обоснованы. Мысли излагаются точно, ясно и логично.

Судебное ораторское искусство можно определить как комплекс знаний и умений юриста по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями закона; как умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения; как умение воздействовать на правосознание людей.

Судебное ораторское искусство связано с требованием логичности, убедительности. Доказательность - важнейшая черта рассуждений в судоговорении. Все положения в речи должны быть обоснованы, аргументированы. Выяснить, доказать и убедить - три взаимосвязанные функции, которые определяют внутреннее содержание судебного красноречия.

Искусство судебного оратора проявляется в умении четко определить тему спора (тезис, целевую установку), построить судебное выступление так, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всей речи, в умении полно и объективно проанализировать обстоятельства дела, указать причины преступления или гражданского конфликта, дать глубокий психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему опровержений и доказательств, сделать правильные правовые выводы и убедить в этом судей и аудиторию. Проявляется оно и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найти точные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная, ценная мысль нуждается в совершенной форме. Совершенство речи создает в судебной аудитории атмосферу доверия оратору.

Говорить хорошо в суде - это говорить по существу, тщательно, всесторонне и объективно анализируя материалы дела, опираясь на нормы права; говорить доходчиво, логично, убедительно, в соответствии с нормами литературного языка.

Красноречие же как "умение говорить красиво" является составной частью судебного ораторского искусства - эффективным средством эмоционального воздействия. Изобразительно-выразительные средства языка помогают судебному оратору акцентировать внимание суда на тех или иных деталях дела.

Раскрывая картину преступления, оценивая последствия преступления или незаконности сделки, создавая психологическую характеристику подсудимого, судебный оратор тем самым "потрясает души" слушателей. Способствуют этому правильно выбранные языковые средства и ораторские приемы. Судебные речи только тогда способствуют вынесению судом по результатам судебного разбирательства правильного и справедливого решения, когда позиции обвинения и защиты изложены достаточно ярко и убедительно, по всем правилам ораторского искусства.

Требования к языку судебной речи в определенные эпохи претерпевают изменения. Если в дореволюционной России судебные ораторы не употребляли речевых юридических стандартов, а многие адвокаты говорили с присяжными заседателями, "как говорят писатели с публикой", то в советский период считалось, что "всякие излишества, преследующие цель украшательства речи ради ее внешнего эффекта, могут только повредить делу и помешать достижению цели". Говорить рекомендовалось языком закона. Речь судебных ораторов стала клишированной, стандартизованной. В настоящее время в соответствии с судебными реформами ощущается необходимость яркого, образного судоговорения. Сейчас актуальной становится мысль, высказанная когда-то Н.П. Карабчевским: "От внешней стороны речи требуется художественная цельность и целесообразная законченность".

Эта мысль стала особо актуальной в наши дни, когда в судебных прениях ежедневно произносятся однообразные, трафаретные, скучные, не всегда убедительные речи. Современные юристы поднимают вопрос о том, чтобы в суд вернулось настоящее судебное ораторское искусство, в котором налицо и разумное содержание, и привлекательная изящная форма, когда полезное содержание подается не только убедительно, но и вызывает восхищение.

Мастерство судебного оратора основывается на постоянном упорном, целенаправленном труде. Только частые упражнения и желание добиться мастерства приведут к умению говорить публично. В искусстве судоговорения уметь говорить - значит свободно владеть всеми материалами дела, всеми доказательствами, ощущать форму своей речи, понимать ее значение, знать секреты профессии оратора. Четкое, ясное, безупречно аргументированное изложение своей позиции - важный признак культуры ораторского труда.

Подготовка судебной речи - дело творческое. Для этого необходимо овладеть логикой рассуждения и изложения, методами убеждения, ораторскими приемами, методикой подготовки и произнесения убедительной, воздействующей речи. Всему этому учит риторика, которая определяется как наука об условиях и формах эффективной речевой коммуникации, о многообразных способах убеждения аудитории с помощью речевого воздействия.

Психология в судебной речи.

В соответствии с законом, правосудие осуществляется на началах: равенства сторон диспозитивности, состязательности, непосредственности, устности непрерывности процесса на основе полного и всестороннего исследования доказательств.

Психологическая структура судебной деятельности (при рассмотрении уголовных дел) складывается из 1) познавательной, 2) конструктивной и 3) воспитательной деятельности суда. Однако если на предварительном следствии основной является познавательная деятельность, то в суде основной, определяющей становится конструктивная деятельность.

Именно суд должен решить дело по существу - это его основная функция. Но так как конструктивная деятельность может реализоваться только после осуществления познания, на базе собранной, всесторонне оцененной и проверенной информации, рассмотрение психологической структуры судебной деятельности целесообразно начать с рассмотрения особенностей познавательной деятельности. Основная цель этой деятельности в суде - это создание базы необходимой информации для осуществления в дальнейшем конструктивной деятельности (вынесение приговора по уголовному делу). Вся эта деятельность в суде строится на информации, которая была выявлена и систематизирована в ходе предварительного следствия. В суде сторонами представляется уже не обрывки информации, а обработанная модель поведения. Однако, она должна быть обязательно проверена судом в каждой ее детали и элементе - нельзя воспринимать ее как абсолютную истину.

Судебное исследование обстоятельств дела является самостоятельным важнейшим элементом осуществления правосудия, производится с полным соблюдением принципов гласности, устности, непосредственности судебного разбирательства. То же самое следует сказать и о поисковом элементе познавательной деятельности. Хотя эта часть работы и должна быть выполнена на предварительном следствии, суд не лишается права и даже обязан в соответствии с процессуальным законом в необходимых случаях истребовать новые документы, вызвать ранее не допрошенных свидетелей и т. д.

Большое значение при рассмотрении судебных дел имеет состязательность процесса, т.е. равные возможности сторон по предоставлению необходимых доказательств по делу. Так, по мнению Шихатинцева Г.Г., «данный принцип тесно связано с взаимоконтролем поведения сторон, в случае если сторона признала существование фактов, на основании которых строит свои доводы другая сторона, взаимодействие сторон приобретает бесконфликтный характер».

Немаловажное значение имеет и вклад прокурора и защитника в формирование личного убеждения судей речей прокурора и защитника. Подтверждает этот тезис и Грудцына Л.Ю.: «Своими речами они оказывают психологическое воздействие на суд, чтобы добиться вынесения желательного для них приговора. В отличие от судей прокурор и защитник, участвующие в разбирательстве дела, после окончания судебного следствия обязаны иметь сложившееся убеждение о виновности подсудимого. Для этого каждый из них в соответствии со своей позицией оценивает совокупность исследованных доказательств и приходит окончательным выводам по делу. Участвуя в судебных прениях, они излагают эти выводы и подводят итог всей своей деятельности по разбирательству дела.

В процессе судебного следствия судьи принимают участие в исследовании многих доказательств, подтверждающих или отрицающих наличие определенных фактов, обстоятельств. Для судебного познания недостаточно только установить определенный объект явления. Чтобы у суда сложилась истинная картина совершенного преступления, необходимо между этими явлениями выявить связь, закономерности».

На наш взгляд, нельзя недооценивать судебные прения в случае, когда у судей по причине небольшого и недостаточного объема сведений и не устранения возникших у судей сомнений еще не сформировалось окончательное убеждение. Речи обвинителя и защитника судьи помогают восполнить судьям те пробелы в своих представлениях о деле, которые могли присутствовать в начале судебного следствия.

Чуфаровский Ю.В. оценивает вклад судебной речи в исход дела, при этом утверждая, что «в судебных прениях судьям предоставляются не только знания, но и готовая оценка доказательств с вытекающими из нее выводами. Убедительная сила такой логической системы по сравнению с изложением одних только доказательств значительно больше, поскольку судьи уже могут воспринять не только знания, но и убеждения в истинности сопутствующих им выводов. Вот почему психологическое воздействие прокурора и защитника на формирование личного убеждения судей велико»

Речи прокурора и защитника могут достичь своей цели только в том случае, если они будут целиком и правильно восприняты судьями, и если содержание речей будет убеждать судей в истинности высказываемых суждений.

Для адвоката судебные прения должны иметь цель помочь суду и всем присутствующим на судебном заседании лучше разобраться в фактических и юридических обстоятельствах уголовного, административного или гражданского дела, уяснить их смысл и значение, сделать правильные выводы. Непосредственное участие в судебных прениях адвоката, освещение им всех исследуемых по делу фактов с позиций защиты реально способствует установлению судебной истины, служит одной из гарантий предупреждения судебных ошибок. Вот почему суд обязан выслушивать мнения участников судебных прений и обсуждать их в совещательной комнате.

Подводя итог сказанному в этом разделе, считаем правильным привести оценку прений сторон Пашиным С.А.: «Эффективность прений сторон - это индикатор действительности перехода от неоинквизиционной к состязательной модели правосудия. Живое слово в суде должно, наконец, возвыситься до традиций русского ораторского искусства, давшего стране и миру незабываемые образцы красноречия, задушевности, взаимопонимания правозаступников и судей»

Дата: 2018-12-28, просмотров: 23.