Чем создается логичность речи?

Публичное выступление юриста должно быть логично. Техника аргументации предполагает выбор определенных языковых средств, которые содействовали бы четкой смысловой связности речи и отражали бы логику изложения и логику рассуждения.

Важным средством выражения логических связей между композиционными частями и отдельными высказываниями являются специальные средства связи, указывающие:

• на последовательность развития мысли: вначале, прежде всего, во-первых, во-вторых, затем, далее, идем дальше, продолжаем, повторяю и др.;

• причинно-следственные отношения: как уже было сказано, как было отмечено, поэтому, благодаря этому, сообразно с, вследствие этого, следовательно, кроме того, к тому же и т.п.;

• переход от одной мысли к другой: обратимся к, рассмотрим; прежде чем перейти к, остановимся на; необходимо остановиться, необходимо рассмотреть и т.д.;

• противоречивые отношения: однако, между тем, с другой стороны; невзирая на; в то время как, тем не менее, и все- таки и др.;

• итог, вывод; итак, значит, следовательно, таким образом, в заключение скажем, в заключение следует сказать, все сказанное позволяет сделать вывод; подводя итоги, следует сказать и др.

В качестве средств связи могут использоваться местоимения, прилагательные и причастия: данные, этот, такой, названные, указанные, следующий и т.п.

Логичности речи выступающего в суде способствуют вопросительные высказывания, так как развитие суждений протекает как переход от ранее установленных суждений к новым, более точным. Этот переход представляет собой постановку вопроса и формулирование ответа на него. "Укажу только те вопросы, которые прежде всего возникли у лиц, исследовавших это дело, и вы увидите, как полно и красноречиво отвечала на эти вопросы сама обстановка найденного. Прежде всего, что это такое? Убийство, очевидно. С какой целью? Разломанная шкатулка..., разбросанная одежда – все это прямо говорит о совершении убийства с целью грабежа. В какое время? Отец Илларион после вечерни, следовательно, в 6-м часу вечера..., видно, что, вернувшись от вечерни, он заварил чай и не успел напиться. Приблизительное время совершения убийства – около 6 часов вечера..."

Функции вопросительных конструкций определяются их местом в структуре текста выступления и коммуникативным заданием. В форме вопроса осуществляется постановка проблем, с помощью вопроса передается новая информация.

Проблемный вопрос, употребленный во вступлении, формулирует цель оратора в конкретном судебном процессе, определяет стоящую задачу: "Товарищи судьи // Основной вопрос / который вам предстоит решить сегодня / в совещательной комнате / в отношении моего подзащитного / это вопрос о мере его наказания // Как наказать несовершеннолетнего / который второй раз действительно / оказался на скамье подсудимых // Что же привело Сердюка / в зал судебного заседания // Почему он сидит на скамье подсудимых//" Первый вопрос развертывает информацию, данную в посылочном высказывании, включая, однако, новые данные, имеющие значение при решении вопроса: который второй раз действительно / оказался на скамье подсудимых. Вопросительная интонация позволяет более экспрессивно определить проблему всего судебного заседания (что имеет значение в открытых судебных процессах), кроме того, содействует установлению психологического контакта между оратором и адресатом. Последующие вопросы определяют целевую установку адвоката – проанализировать причины совершения преступления.

При изложении обстоятельств дела может быть использован интригующий вопрос, который избавляет изложение от повествовательной монотонности, делает его динамичнее, напряженнее и способствует психологическому воздействию.

Анализ обстоятельств дела и причин совершения преступления ведется, как правило, в форме вопросно-ответных реплик. Довольно часто спорными представляются правовые вопросы, в частности, юридическая квалификация деяния. Оратор, предвидя возражения, сам формулирует вопросы и сам отвечает на них.

Логике рассуждения способствует логический вопрос, имеющий целью выяснение неизвестного, являющийся стимулом для выдачи информации. Вопрос в этом случае концентрирует внимание суда на важных явлениях. "Это он отрицает / повторяю / на всем протяжении / и предварительного и судебного следствия // Что он выдвигает в защиту тех доводов / которые он выдвинул // Он говорит о том / что он не мог этого сделать / в силу того что / ушел спать // Чем подтверждается правильность / этих доводов / в показаниях Квиче / о том что он действительно / в первом часу лег спать / и больше из купе не выходил // Об этом говорят показания свидетельницы Воронковой / проводника вагона //".

Часто вопросно-ответные единства строятся как диалог между оратором и его процессуальным оппонентом или органами предварительного расследования при анализе обстоятельств дела, при квалификации действий подсудимого.

Судебная речь как монолог.

На первый взгляд может показаться, что к судоговорению эта тема не имеет отношения. Не спешите делать выводы. Мы рассмотрим монолог как организованную речь, которая требует определенного речевого воспитания и в которой ярко проявляется воздействие.

Монолог — развернутое высказывание одного лица. Психологи рассматривают монолог как деятельность нескольких людей, при которой один из них «озвучивает» продукты своей предшествующей речевой деятельности, то есть придает им форму, в которой они через проговаривание воспринимаются остальными участниками этой деятельности. Монолог в лингвистике определяется на основе лингвистических признаков как особая форма стилистического построения, в которой сплетаются синтаксические особенности письменного и разговорного литературного языка. Характерными чертами публичного монолога лингвисты считают преднамеренность воздействия на слушателей и замысел.

Речь участников судебных прений отражает особенности сферы правовых отношений. Обращенная прежде всего к суду и обвинительная, и защитительная речь осуществляется в условиях непосредственного контакта, ориентирована на установление истины и характеризуется наличием замысла, который в каждом случае обусловливается особенностями конкретного уголовного дела.

Судебный оратор может определить замысел как доказательство невиновности подсудимого или как переквалификацию преступления, или как установление смягчающих ответственность обстоятельств, или как обоснование недоказанности преступных действий подсудимого.

Осуществляя замысел, выступающий анализирует действия и личность подсудимого, причины совершения преступления, отягчающие и смягчающие ответственность обстоятельства, доказательства по делу; совершенное деяние оценивается с правовой и моральной точек зрения. Тематика судебной речи дает возможности для постановки юридических и моральных проблем, которые решаются на фоне анализа материалов дела.

Сложность освещаемых вопросов не только предполагает развернутое, логичное изложение материалов дела, но и требует, как было сказано, системы помощи того или иного средства связи, как бы цепляется за предыдущее, чем поддерживается цельность, создается семантико-синтаксическая спаянность всего текста речи.

Чтобы произнести интересную речь, чтобы судьи слушали ее, ораторам надо постоянно чувствовать связь с адресатом, управлять его вниманием.

22. Понятие, содержание отличительные черты судебной речи.

Судебная речь, являясь разновидностью публичной речи и проявляя свойственные любой публичной речи черты (имеется один говорящий (оратор) и много слушающих; мена ролей говорящий – слушающий невозможна; отношения между говорящими и слушателями официальные; тема фиксирована), имеет некоторые специфические особенности, обусловленные ситуативно-тематическими факторами:

- судебная речь ограничена сферой применения;

- отличается большей конкретностью, чем любая другая публичная речь;

- ей присуща особая правдивость (или объективность), то есть полное соответствие речи объективной истине;

- она полемична;

- имеет четырех адресатов: состав суда, подсудимый, присутствующие в зале и процессуальный противник оратора.

Монолог – речь от первого лица, в отличие от диалога не рассчитанная на непосредственную речевую реакцию другого лица (или лиц) и обладающая определенной композиционной организованностью и смысловой завершенностью. Монологическая речь, имеющая внешнего адресата, характеризуется такими общими признаками, как наличие в ней обращений, а также местоимений и глаголов второго лица, глаголов повелительного наклонения и других форм волеизъявления. Ориентируясь на устное выступление, монологи разных типов свободно допускают употребление разговорной и экспрессивно окрашенной лексики, междометий, разговорных и разговорно-экспрессивных синтаксических построений, в том числе и конструкций диалогической речи.

Применительно к судебной речи диалогичность понимается как апелляция к суду и воспроизведение чужого мнения с целью доказывания, отражающее особенности устной разговорно-бытовой диалогической речи. Юристы рассматривают диалогичность как основной признак судебной речи. Оратор строит изложение так, как будто он занимается поисками истины тут же, в судебном процессе, вместе с судьями и всеми присутствующими в зале суда, видя в своих слушателях людей, активно участвующих в поисках истины, в осмыслении и оценке информации. Судебный оратор сознательно воздействует на слушателей, организует и направляет их внимание, стремится вовлечь их в ход своих рассуждений, заставляет думать, размышлять вместе с оратором. Это достигается использованием: глаголов, обозначающих побуждение к действию: Давайте обратимся; лекторского мы, которое объединяет оратора и его слушателей в процессе поиска истины; глагольно-местоименных конструкций, выражающих надежду оратора на то, что суд примет его точку зрения: Я полагаю …; я надеюсь … . Распространенный прием диалогизации - цитирование. В ходе изложения обстоятельств дела, отыскания скрытых мотивов человеческих поступков, в споре с противником судебные ораторы активно цитируют подсудимого, потерпевшего, свидетелей, экспертов, положения закона, приводят цитаты из различных документов по материалам дела. Таким образом, в речи судебного оратора присутствуют и говорят вместе с ним все, кто имеет какое-либо отношение к рассматриваемому делу. В судебной речи используются разные формы передачи чужих слов (косвенная, прямая, несобственно-прямая) в зависимости от их назначения.

Диалогизации ораторской речи в значительной мере способствует использование всевозможных вопросов: вопрос или серия вопросов ко всей аудитории или непосредственно к судьям (присяжным заседателям); риторический вопрос; вопросно-ответные ходы (единства) и др. Все группы вопросов выполняют в речах контактоустанавливающую роль, требуют от слушателей работы мысли, собственных выводов, заставляют глубже задумываться, а в итоге – глубже понимать и усваивать обсуждаемое.

Дата: 2018-12-28, просмотров: 43.