Отнести к тому солдаты Победы
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Деревня была расположена среди лесов, на пригорке большого поля.

Во время Великой Отечественной войны деревня была сожжена (22 дома). Жукова Ольга Ивановна вспоминает, как сестра ее мужа Матвеева Т. похоронила двух партизан (мужчину и женщину), посадила на могиле березу и тополь. До сих пор могилка находится там.

Свидетель той трагедии – Дмитриева (Андреева) Нина Ефимовна. 1927 г.р. Она родилась в д. Брыневка в 1927 году. Проживала там до 1950 года. Сейчас проживает в поселке Разбегаевка Ломоносовского района Ленинградской области.

Из воспоминаний Дмитриевой Н.Е.

«Приблизительно в 1942-43 гг. ранней весной за деревней Брыневка была схватка партизан с немцами и полицаями. Двоих партизан мужчину и молодую женщину (помнит, что она была одета в зеленое платье) захватили, приволокли их в Брыневку, в чьем доме это было, она не помнит. Их пытали, а потом уже замученных насмерть местные жители привезли на Бахиревский бугор. Там вырыли две могилы рядом, их захоронили. Там, где был мужчина, посадили тополь, а где женщина – березу. Береза сейчас очень разрослась, а тополь несколько лет назад поломал ураган. На место захоронения каждый год на праздник Троицы ходили поминать местные жители, в том числе вдовы Петрова Евд.П., Иванова Евд.И. (учительница Бахиревской школы). Но уже примерно лет 8-10 могилу никто не посещает.

К началу Великой Отечественной войны в деревне был 21 хозяин, существовал колхоз «Красная Брыневка». Находились: ферма с коровами, конюшня приблизительно с 20 лошадьми. Когда объявили войну, народ отправили копать противотанковые рвы в д. Бахирево возле речки, потом такая же работа на границе с Латвией. Но когда немцы приблизились, все вернулись в Брыневку. В этой лесной деревушке про мобилизацию не успели сообщить. Всех мужчин забрали на фронт в 1944 году после освобождения района.

В то время все скрывались на одной боровине (место называется Малашкина Горка). Но несколько человек оставалось в деревне, т.к. шли из окружения. Потом все жители вернулись в деревню. Колхозный скот поделили на всех. Приехали из управы, сказали выбрать старосту. До войны председателем колхоза был Тимофеев Михаил, его и поставили старостой. Но он вскоре умер, тогда по очереди – по неделе каждому хозяину.

Около полутора лет немцы к нам не заявлялись, посещали деревню партизаны. Им топили бани, пекли хлеб, давали продукты. Но партизаны тоже были разные. Как-то к нам (дома были мать и моя сестра шестнадцатилетняя больная, недвижимая) зашли трое «партизан». Они стали требовать имевшиеся у отца хромовые сапоги и брюки-галифе (кто им сказал про это – неизвестно).

Матери не дала, одежда хорошо спрятана. Тогда они избили мать, а сестра вскоре от испуга умерла.

Весной 1944 года, когда все уже сажали в огороде, о стороны д. Лоскутино пешком пришли немцы (а скорее всего, это были чехи или австрийцы, они неплохо говорили по-русски. Они ехали на подводе, но где-то между деревнями Выставка и Брыневка партизаны завалили лесом дорогу. И они оставили там подводу. Все сказали покинуть свои дома. Человек десять, в том числе моего отца забрали. В их числе была Ольга Максимова (ее муж был лейтенантом, он был на фронте) и ее мать Зайцева М.И. Их повели в тюрьму в Красногородск. Но расстреляли только их двоих за связь с партизанами. Остальных посели в сторону Латвии. Когда зашли в деревню Старина (возле Ганькова) около колодца росла рожь, уже высокая. Тогда отец ползком пробрался в эту рожь и сбежал.

Остальных жителей деревни вывели на край к болоту, к хутору Остров. Потом подожгли деревню и нас погнали через Лоскутино, Мызу – Красногородск. Поселили в кирпичном здании (сразу за мемориалом в поселке на площади, на углу поворота на улицу Больничную). Ночь переночевали, а утром на повозках повезли в деревню Яшково. Там деревенские разобрали нас по домам. А на утро нам сказали, что теперь мы все свободны.

А деревня наша была сожжена. Куда было деваться? Мы подались в деревню Сорокино (нас семья 8 человек) к родственникам.

Вскоре наш район освободили, и мы пошли на родное пепелище. Запасы продуктов были, у всех что-то было зарыто в земле. Грядки все заросли, выручила озимая рожь.

Поначалу спали в окопе возле сгоревшего дома. До сих пор помню: спим, а лягушки прыгали рядом. У нас остался глиняный двор, только крыша сгорела. Подремонтировали и 4 семьи две зимы пережили в этом дворе. Потом все стали строить дома и возрождать деревню, которой нет уже теперь больше 30 лет».

В 1946 г. образован колхоз «Красная Брыневка». Сначала восстановили кузницу, потом конюшню, коровник, отстроились сами. Председателем был ее муж Матвеев В.М. (пришел с фронта), затем был Буканин.

Деревня прекратила свое существование в 1976 г.

Батово-по переписи населения 1926г.  это был густонаселённый хутор Батово-Доброхотово, в котором проживало 46 жителей в 13 дворах. В 1998 году проживало 19 жителей в 10 домах. Дополнить

Бараны. Другими названиями этой деревни согласно переписи 1872-77 гг. были Ершова Гора и Лаврово. Удалена она была от центра уезда на 36 верст. В то время в 4 дворах проживало 10 лиц мужского и 12 женского пола. (*)По переписи 1926г. в ней проживало 42 жителя в 7 дворах. Здесь находится гражданское кладбище. В 2014г. проживало 9 жителей.

Будково-в 1926г. существовало 2 деревни с таким названием: Будково-1( 3 двора и 15 жителей),Будково-2(7 дворов и 37 жителей),а также 2 хутора Будково Большое(1 двор и 6 жителей),Будково Малое(2 двора и 6 жителей).

Ворзовка Березовка. Согласно переписи 1872-1877 гг располагалась она в 35 верстах от центра уезда. В 3 дворах проживало 9 лиц мужского и 11 женского пола.(*)ихайловского пригорода Красного прихода.

Дата: 2019-02-02, просмотров: 411.