Роль сатирического обличения в изображении персонажей в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»

Н. В. Гоголь всегда считал литературу социаль­но-преобразующей, просветительской силой. Имен­но поэтому в поэме «Мертвые души» он стремится продолжить пушкинские традиции сатирического обличения в романе «Евгений Онегин».

Особое ме­сто в произведении занимает обличение пороков чиновничества. Можно отметить, что Гоголь дости­гает новых вершин в развитии этой темы. Если срав­нить чиновничество в «Ревизоре» и «Мертвых ду­шах», то становится ясным, что автор создал уже не только отдельные образы-символы, но великолепный собирательный образ бюрократии губернского горо­да NN. Комизм, юмор «Ревизора» перерастает в иро­нию и сарказм в поэме. Изображению мира чинов­ников посвящена частично первая глава, в которой Чичиков, приехав в город, начинает налаживать нуж­ные связи. Павел Иванович «отправился делать ви­зиты всем городским сановникам». Автор дает крат­кое, но емкое и яркое описание каждого из этих «от­цов города», например губернатор «имел на шее Анну... впрочем, был большой добряк и даже сам вышивал иногда по тюлю». Гораздо более подробно чиновники описаны в главах 7-10. В этом мире бю­рократии царят две силы: взяточничество и казнок­радство. Главный герой поэмы возвращается в го­род и решает оформить в палате совершение куп­чей. Это позволяет Гоголю дать широкую картину нравов чиновников. При этом он пользуется излюб­ленными приемами иронии, гиперболы и алогизма. В «присутственных местах», куда вошли Чичиков и Манилов, «шум от перьев был большой и походил на то, как будто бы несколько телег с хворостом про­езжали лес, заваленный на четверть аршина иссох­шими листьями». Попытавшись выяснить, где мож­но совершить купчую, Павел Иванович сразу же стал­кивается с типичной для такого рода мест волоки­той. Найдя, в конце концов, крепостную экспедицию, Чичиков знакомится с чиновником, если так можно выразиться, средней руки. Автор так описывает Ива­на Антоновича Кувшинное Рыло: «...это был уже че­ловек благоразумных лет, не то что молодой болтун и вертопляс». Как мне кажется, интересно сопоста­вить, как чиновники дают взятку в комедии «Реви­зор» лицу вышестоящему и как Чичиков дает взятку чиновнику, хотя и ниже его по чину и положению, но от которого в определенной степени зависит реше­ние дела. Хлестаков берет деньги легко, говоря, что берет их взаймы, постепенно увеличивая называе­мые суммы, Иван Антонович, прозрачно намекнув, что хотя проситель и знаком с председателем пала­ты Иваном Григорьевичем, но тот «не один; бывают и другие». Получив от Чичикова так называемого «барашка в бумажке», делает вид, что бумажку «не заметил и накрыл тотчас ее книгою». Всё происхо­дит весьма обыденно, привычно, по неким уже сложившимся правилам. Сарказм автора, по нашему мнению, проявляется и в том, что председатель па­латы прекрасно обо всём осведомлен. Отдав прика­зания и уладив дела Чичикова, он даже с гордостью говорит: «Все будет сделано, а чиновным вы никому не давайте ничего, об этом я вас прошу. Мои прияте­ли не должны платить».

Столь же колоритен и .«чудотворец»-полицмейстер. Его описание - одно из самых ярких в поэме. При этом можно отметить, что этот образ напомина­ет одновременно и городничего, и полицмейстера из «Ревизора». Н. В. Гоголь пишет, что «полицмейстер был некоторым образом отец и благотворитель е го­роде. Он был среди граждан совершенно как в родной семье, а в лавки и в гостиный двор наведывался как в собственную кладовую». Всего в нескольких фразах автору удалось мастерски воспроизвести всю картину жизни в этом губернском городе. Кажется что можно поверить Собакевичу, который характеризует чиновников так: «Это все мошенники: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет». В целом же эта социальная группа предстает, несмотря на от­дельные яркие персонажи, как некий безликий мо­нолит, весьма успешно расправляющийся с чужими.

Гоголь выделяет у каждого из чиновников не­кую черту, позволяющую запомнить этот образ (на­пример, прокурор, который подмигивает глазом, о котором больше, кажется, и сказать-то нечего). Все персонажи представляют собой, можно сказать, ча­сти единой бюрократической машины. Они превра­щают службу а средство получения незаконных до­ходов, а часто и в досуг, ведут жизнь праздную, практически лишенную каких-либо духовных запросов длинные вечера заполняются преимуществен­но карточной игрой. Опять-таки вспоминается город­ничий Сквозник-Дмухановский, который говорил, что в карты он не играет, так как для него важнее дела государственные. Все притязания чиновников на просвещенность Н. В. Гоголь развенчивает всего од­ной фразой: «Прочие тоже были, более или менее, люди просвещенные: кто читал Карамзина, кто «Мос­ковские ведомости», кто даже и совсем ничего не чи­тал». Хотя миру бюрократии и уделяется места мень­ше, чем изображению помещиков, но автор создал картину яркую и многогранную.

Вероятно, отнюдь не случайно одним из после­дних эпизодов в поэме «Мертвые души» является сцена похорон прокурора, который «пришел домой, стал думать, думать... и ни с того, ни с другого умер». Какого поистине убийственного сарказма полны стро­ки автора о том, что «тогда только с соболезновани­ем узнали, что у покойника была, точно, душа, хотя он по скромности своей никогда ее не показывал».

Н. В. Гоголь в обличении пороков чиновничества достиг высот типизации, которых никто из его предшественников не достигал. Продолжателем гоголев­ской традиции в раскрытии этой темы стал в дальнейшем М. Е. Салтыков-Щедрин.

 

2. Философская глубина лирики Б.Л. Пастернака; попытка осознания собственного «я» в стихотворении «Во всем мне хочется дойти до самой сути...».

Среди русских поэтов Серебряного века Б. Пастернак занимает особое место. Его произведения отличаются философским настроем независимо от того, писал ли он о природе, или о состоянии собственной души, или о сложных человеческих взаимоотношениях.

Поэзия Бориса Пастернака не легка для восприятия. Дело тут не только в сложности его поэтики, но и в глубине и динамике мысли. Некогда поэт заметил, что философия — листва поэзии; читая его стихи, убеждаешься в этом вновь и вновь. Философская традиция в русской лирике представлена такими именами, как Баратынский, Пушкин, Лермонтов, Тютчев. В своем творчестве они размышляли о вопросах бытия, жизни и смерти, человеческого предназначения и духовности, взаимоотношениях человека и мира, человека и природы. Идеалы Истины, Добра и Красоты находят свое выражение в произведениях всех великих художников вне зависимости от места и времени их существования, потому что именно эти ценности определяют человеческую жизнь в целом: они суть ее, первооснова.

Философская направленность лирики Пастернака во многом обусловлена биографическими факторами. Музыка, живопись и литература определяли атмосферу в детстве поэта. Его отец был известным художником, мать — одаренной пианисткой; гостями дома были Серов, Врубель, Скрябин, Рахманинов, Лев Толстой. Будущий поэт напряженно впитывает в себя все новое, постигает общую природу всего искусства и, в конечном итоге, всякой духовности. Все проявления человеческого духа имеют своим итогом обобщающую философскую систему взглядов; для ее изучения молодой Пастернак решает стать профессиональным философом, поступает на философское отделение историко-филологического факультета, затем продолжает занятия в Марбурге. И хотя окончательный выбор его пал на поэзию (чему, на мой взгляд, следует только радоваться), поэт на всю жизнь остается «привязан» к философской тематике, которая органично входит в его поэзию, не подавляя, не ослабляя ее. Скорее, наоборот, лирика Пастернака только выигрывает от такого сближения, обретая неслыханную глубину и силу воздействия.

Особенность философской мысли Пастернака, или, точнее, способа ее выражения, — то, что она нигде не дана явно, открыто. Поэзии вообще это не свойственно, но у Пастернака глубинный подтекст стиха зашифрован, спрятан особенно изощренно, на грани риска, что ленивый и нелюбопытный читатель не сможет его уловить. Что ж, значит, такой читатель стихам не нужен. Человек, читающий Пастернака, должен сам пройти путь от поэтического образа к философскому обобщению: автор никогда не представляет явно «конечный вывод мудрости земной», ясный для него самого. Он дает исходный материал для напряженных мысленных исканий, впрочем, рассыпая тут и там намеки, вехи для указания пути. А основная философская позиция поэта остается как бы «за кадром».

Попытаемся описать основные принципы пастернаковского мировоззрения.

Основная философская проблема — проблема бытия. В каком-то смысле для Пастернака ее нет. У него мир существует — и все. Без всяких «почему» и «зачем»:

Не надо толковать,

Зачем так церемонно

Мареной и лимоном

Обрызнута листва.

Существование мира утверждается всей поэзией Пастернака. Сама она — неизменное выражение удивления и благоговения перед чудом жизни. Потому что жизнь во всех ее многообразных проявлениях есть непреходящее чудо, чья необыкновенность настолько велика, что способна исцелить любую боль:

На свете нет тоски такой,

Которой снег бы не излечивал.

Герой поэзии Пастернака принимает бытие таким, каково оно есть; совершенство, целесообразность его не вызывают сомнения. «Сестра моя — жизнь», — говорит он. И жизнь входит в его стихи как в свой дом: поэт с ней на «ты», меж ними нет дистанции, о чем свидетельствуют эти строки:

Со мной, с моей свечею вровень

Миры расцветшие висят.

Герой принимает мир, и жизнь в нем кажется ему простой и не отягощенной премудростями, созданными искусственно:

Легко проснуться и прозреть,

Словесной сор из сердца вытрястъ

И жить, не засоряясь впредь.

Все это — не большая хитрость.

Размышляя об основах бытия, Пастернак на первое место ставит любовь. Любовь — не просто человеческое чувство, но принцип жизни, ее первооснова. Ей есть соответствие в мире природном — это всеобщая связь всех явлений и вещей. В одном из стихотворений Поэт проводит параллель между любовью героя и жизнью морской стихии: герой привязан к своей возлюбленной, как море к берегу. В стихотворении «Давай ронять слова...» на вопрос о том, кто управляет миром, «кто велит», дается ответ: «Всесильный бог любви, Ягайлов и Ядвиг». Эти имена выбраны не случайно — некогда именно брак, сочетание польской королевы Ядвиги к литовского князя Ягайло дало начало новому государству.

Чувство любви роднит человека и мир:

И сады, и пруды, и ограды,

И кипящее белыми воплями

Мирозданье — лишь страсти разряды,

Человеческим сердцем накопленной.

Именно любовь дает человеку возможность понять мир. Проблема миропонимания очень важна для Пастернака, и единственное ее решение в поэзии автора — это полное принятие всех обликов жизни.

Последний, так и не напечатанный при жизни Пастернака сборник под названием «Когда разгуляется», вобрал в себя избранные работы автора. В книге отчетливо слышна тема обновления, надежды, что стало отражением происходящих в стране перемен. Своеобразным поэтическим манифестом этого сборника стало стихотворение «Во всем мне хочется дойти до самой сути…», по замыслу самого писателя открывавшее книгу. Первое предложение стихотворения становится смысловым центром произведения и несет на себе большую идейную нагрузку:

Во всем мне хочется дойти

До самой сути:

В работе, в поисках пути,

В сердечной смуте.

Лирический герой находится в постоянном поиске, он стремится найти правду, постичь суть вещей. Желание познать тайны и загадки жизни, жажда деятельности с первых строчек удивляет своей настойчивостью и эмоциональностью. Стихотворение очень динамично, оно призывает, влечет, в нем есть движение и порыв. Но, как ни странно, автор крайне редко употребляет глаголы (самую динамичную часть речи). Он выражает свои стремления и порывы души в статичных, на первый взгляд, существительных:

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Какое движение, какой порыв чувствуется в этих строках! Не может не восхитить мастерство поэта, сумевшего при помощи простейшего приема перечисления однородных членов придать повествованию такую динамику, напряжение и силу чувства!

В этом стихотворении лирический герой ставит перед собой практически непосильную задачу – проникнуть в тайную суть жизни, вывести ее законы, разгадать ее секреты. Он пытается схватить «нить судеб, событий». Но задача осложняется тем, что герой стремится не просто понять, но и выразить словами общий закон бытия:

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

Отбрасывая пустые слова, герой ищет главные, основные. Не в этом ли заключается задача и цель поэзии в целом и каждого поэта в частности?.. Пастернак всегда считал, что значимое не обязательно должно быть сложным. Истинность вещей и явлений заключается именно в их простоте. Отсюда желание поэта выразить в восьми строках свойства страсти, которая для Пастернака и есть жизнь. По его мнению, только когда человек чувствует, он живет на самом деле:

Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.
Это и есть рецепт проникновения в тайну жизни, ее высокий и единственный смысл!

Поэт сформулировал в стихотворении свое определение смысла человеческой жизни. Человек должен жить, постигая законы этого мира — законы любви всего ко всему. В соответствии с ними должна строиться и его жизнь:

Но надо жить без самозванства,

Так жить, чтобы в конце концов

Привлечь к себе любовь пространства,

Услышать будущего зов.

Труд при этом выступает как цель бытия и его форма: герой говорит о блаженстве «занятий», о том, что «праздность — проклятье». Таков для Пастернака «конечный вывод мудрости земной». Философия Пастернака — жизнеутверждающая и оптимистичная. В этом мире много трагедий и невзгод, но они ведут нас к новым высотам понимания жизни, служат своего рода очищающим душу катарсисом. Нельзя сказать — «Мир прекрасен», но нужно — «Мир существует, и это прекрасно». Им правит закон любви. Все это должен принять человек, принять и трудиться.

 









Дата: 2019-02-02, просмотров: 372.