Глава 1. Наука и многофакторность этого понятия
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Введение

Современность XXI века диктует обществу свою непреложную истину - темп современной жизни пугающе ускоряется, расстояния, разделяющие людей, теряют свою значимость и перестают быть барьерами для коммуникации. Некогда замкнутый в своей группе человек, оказывается один перед бесконечными потоками информации, форма трансляции, которой претерпела значительные изменения. Все более существенную роль теперь играют электронные коммуникации: письменные и мультимедийные. Они получают все больше распространение с развитием интернет-связи. Пользователями данных опций становятся не только «продвинутые юзеры», но и представители всех возрастных групп, обладатели различных интересов и уровней подготовки[1].

В современном мире усиливаются тенденции, связанные с взаимопроникновением ценностей общественного сознания различных стран. Ценности любого общества традиционно связаны с его ментальность – глубинным пластом общественного сознания, совокупностью коллективных представлений, содержащихся в сознании моделей поведения и стереотипных реакций[2].

В таких условиях человеку крайне важно постараться привить в себе хотя бы зачатки критического и рационального мышления, которое способно уберечь не только его, но и его близких от негативных тенденций XXI века[3], а так же задать стимул постановки вопроса на существующие реалии жизни.

Актуальность данной работы заключается в особенностях формирования научного мировоззрения в высшей школе. К сожалению, необходимо признать, о том что зачастую рядовой выпускник программы бакалавриата полностью или значительно игнорирует научное мировоззрение в повседневной жизни, в следствии чего становится потенциальной жертвой для манипуляторов и сомнительных дельцов.

Необходимо сказать, что формирование нового отношения к науке – в целом, и в частности, – осуществляется в основном в среде молодежи, и факторы, которые формируют мировоззрение молодежи, представляют важнейший интерес, на это прекрасно указал Сергей Зотов, – это игровая видеоиндустрия, киноиндустрия, сериалы и литература[4].

В работе отражено логическое разделение изучаемой проблемы на две части. Во-первых, нужно обозначить сам термин «наука» и «научное мировоззрение», а так же сопутствующие им императивы, определить существующие сложности научного знания. Во-вторых – постараться ответить по существу: каким образом в ходе учебного процесса можно сформировать у студента комплексное критическое мышление?

Объект данной курсовой работы – научное мировоззрение как актор формирования в ходе учебного процесса индивида.

Предметом исследования данной курсовой работы является способы формирования научного мировоззрения в учебном процессе.

Целью данной работы является междисциплинарный анализ современного состояния науки, - как социального института и способов формирования научного мировоззрения в учебном процессе.

Предполагается решить следующие задачи:

1.Определить четкие рамки Науки, её терминологический и инструментальный аппарат, как изучаемых объектов.

2.Определить основные тенденции проблем развития науки и научного знания.

3.Выявить факторы, оказывающие существенное влияние на формирования научного мировоззрения у студента.

4.Определить общее и особенное в факторах развития мировоззрения, указать дискуссионные вопросы в теме

5.Выделить современные учебные методики способные создать комплексное критическое мышление у индивида

6.Поставить возможные задачи для будущих исследователей.

Достичь поставленной цели и задач представляется возможным, используя следующие методы:

1.Сравнительно-методологический, позволяющий проводить необходимые сравнения различных методологических концепций с целью выявления их общих черт, особенностей, самобытности и степени заимствования.

2.Хронологический метод, направленный на анализ движения научной мысли, смену концепций, взглядов и идей в хронологической последовательности, что позволяет вскрыть закономерности накопления и углубления знаний.

3.Проблемно-хронологический метод, позволяющий расчленить широкие темы на ряд узких проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности.

4.Метод ретроспективного анализа, позволяющий изучить процесс движения мысли педагогов от современности к прошлому с целью выявления элементов старого, сохранившегося знания, проверить выводы прежних исследователей данными сегодняшнего дня

5.Метод перспективного анализа, позволяющий определить перспективные направления, темы, проблемы будущего науки на основе достижения современной педагогики.

Историография:

Книг посвященных проблемам науки и научного мировоззрения в современном обществе, существуют довольно большое количество[5], не ставя перед собой цель и не инея возможность рассмотреть всё многообразие работ по затрагиваемым нами вопросам, необходимо остановиться на следующих работах:

Работа Р.К. Шаяхимовой «Модернизация профессионального педагогического образования в современных условиях»[6], работа С.С. Чахотина «Психическое насилие над массами»[7], труд П. Фрейре «Педагогика угнетенных»[8], монография У.Г. Боуэна «Высшее образование в цифровую эпоху»[9], Хрестоматия «Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней»[10], труд Н.Д. Трищенко «Открытый доступ к науке: анализ преимуществ и пути перехода к новой модели обмена знаниями»[11].

В статье «Модернизации профессионального педагогического образования в современных условиях» Р.К. Шаяхимова рассматривает основные тенденции и направления, характеризующие интеграционные процессы в сфере европейского профессионального педагогического образования, суть которых, - как считает автор – заключается в целом лишь в модификациях прежней системы. Автор постарался проанализировать изменчивость и разнонаправленность педагогического образования в европейском контексте с соотношением на российские реалии.

Работа П. Фрейре «Педагогика угнетенных» Написанная полвека назад, работа бразильского ученого, предназначенная, по его же словам, для «радикалов», стала одной из программных в критической педагогике. Угнетенные здесь — не только те, кто по разным причинам не имеет доступа к нормальному образованию (Фрейре сам обучал малограмотных крестьян, пока писал книгу). Это еще и обычные студенты. Автор критично оценивает учителей, одним из важнейших критериев является гибкость мысли педагога. П. Фрейре приходит к выводу, что учителя схожи с некрофилами, потому что они умеют говорить только о том, что уже застыло и перестало развиваться. Учитель — такой же угнетатель, подавляющий инициативу ученика и представляющий реальность как нечто «систематизированное и предсказуемое». Работа П. Фрейре представляет живой интерес, хотя обращается не к учителям, а к ученикам — систему должны менять именно они.

В Работе «Высшее образование в цифровую эпоху» У.Г. Боуэн затрагивает две наиболее наглядные и важные тенденции в высшем образовании сегодня – это увеличение затрат на него и стремительное развитие онлайн-обучения. Может ли распространение онлайн-курсов замедлить рост стоимости обучения в колледже и помочь разрешить кризис доступности высшего образования? В этой небольшой и толковой книге Уильям Боуэн, бывший президент Принстонского университета, один из ведущих экспертов, работающих на стыке педагогики и экономики, объясняет, почему, несмотря на свой прежний скептицизм, теперь он полагает, что современные технологии способны снизить затраты на обучение студентов без ущерба для качества образования. Боуэн рассматривает широкий спектр инициатив в области обучения и преподавания, основанных на новых технологиях, в том числе популярные массовые открытые онлайн-курсы (МООК), и утверждает, что такие технологии могут трансформировать традиционное высшее образование, позволив в конце концов снизить его стоимость и увеличить производительность без ущерба для качества и ключевых ценностей. Но организационные, философские и технологические вызовы весьма велики. В частности, необходимо привести веские доказательства того, является ли онлайн-образование рентабельным в различных учреждениях, переосмыслить структуру управления и принятия решений в высшем образовании, а также разработать настраиваемые под индивидуальные потребности пользователей технологические платформы. Тем не менее Боуэн сохраняет оптимизм, полагая, что потенциальный выигрыш очень велик.

Работу «Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней», можно использовать как список литературы для краткой систематизации истории педагогической мысли. Тут собраны и философы начала XX века, и современные социологи, которые размышляли и размышляют о системе образования. В книге собраны их биографии и описаны основные идеи, зарождения, тенденции и актуальность на сегодняшний момент. Однако, абсолютно не учитывается климатическая особенность того или иного региона для отдельных педагогических идей.

Работа Н.Д. Трищенко «Открытый доступ к науке: анализ преимуществ и пути перехода к новой модели обмена знаниями» кратчайшая (на 200 страниц), но содержательная книга о том, как научные открытия постепенно должны стать достоянием не только строго определенного и, как правило, закрытого сообщества, но и вообще всех нас. Наталия Трищенко объясняет, как работают принципы открытой науки, останавливает свое внимание на неочевидные слабости престижных научных журналов, старается отстоять тезис «почему исследования ученых должны быть доступны всем» используя социально-экономическую парадигму мысли.


 


Что такое наука?

Итак, что такое наука? Прежде чем дать наше определение, позвольте показать, как это слово воспринимают другие люди. Для многих оно обозначает всего лишь деятельность профессиональных ученых. Человек в лабораторном халате, рекламируя с телеэкрана, с интернет - передовиц что-либо новейшее (вставьте сюда любое предметное существительное), расхваливает его со словами: «Наука говорит…». Для других это знание, получаемое учеными: факты из области химии, биологии, физики, геологии, которые даются в школах. Эти факты складываются в технологии, то есть в практические приложения научного знания – изобретение антибиотиков, компьютеров, лазеров и т.д[15].

Однако научное знание часто преходяще: многое (но не все) из того, что мы открываем, со временем устаревает или даже опровергается. Это не слабость науки, а ее сила, ибо наши представления о тех или иных явлениях, естественно, меняются с изменением образа мышления, появлением новых инструментов исследования природы и новыми открытиями. Любые «знания», которые невозможно перепроверить с появлением новых данных и развитием человеческой мысли, не заслуживают называться знаниями. Они имеют право называться мнением, субъектной реальностью, субъективной оценкой, но не условно-абсолютным знанием. Характерным примером является, к примеру, что совсем недавно материки считались неподвижными, но сегодня мы знаем, что они движутся – примерно с такой же скоростью, с какой растут наши ногти. Многие также были уверены, что Вселенная статична и неизменна, и только в 1929 г. Эдвин Хаббл доказал, что она расширяется, а в 1964 г. ученые открыли реликтовое излучение, сохранившееся с момента Большого взрыва. Научные открытия и новые знания – не являются чем-то неожиданным, они всегда проистекают из социальной среды, в которой произрастают и от той ментально-бессознательной научной традиции пребывающей в социуме.

«Известное» иногда меняется, так что на самом деле наука – не фиксированный объем знаний. Остается же то, что воспринимается как настоящая «наука»: метод познания того, как на самом деле устроена и работает Вселенная (вещество, тело и поведение человека, космос и т.д.)[16].

Наука – это совокупность инструментов, отточенных за сотни лет использования и предназначенных для получения ответов на вопросы о природе. Это набор методов, о которых мы рассказываем, когда нам задают вопрос «Откуда вы это знаете?» после таких заявлений, как «Птицы произошли от динозавров» или «Генетическим материалом служит не белок, а нуклеиновая кислота».

Представлений и определений науки огромно, но мы бы хотели привести мнение М. Шермера, когда он определил науку как совокупность методов, дающих «проверяемые знания, которые можно опровергнуть или подтвердить»[17]. Такое определение науки не хуже любого другого, но оно ничего не говорит о наших препозициях, которые зачастую обманывают нас в повседневной жизни. Поэтому, как нам кажется, лучшее обоснование использования методов, о которых идет речь, дал известный оригинал, физик Ричард Фейнман: «Основной принцип заключается в том, что вы не должны обманывать сами себя – а самого себя обмануть легче всего. Так, что приходится быть очень аккуратным в этом отношении»[18].

Ученые, как и все остальные, могут страдать от предвзятости подтверждения – тенденции человека обращать внимание на те данные, которые подтверждают его убеждения и совпадают с его желаниями, и игнорировать те, которые ему не нравятся. Но мы, как все рациональные люди, должны признать правоту Вольтера, который в 1763 г. отметил: «Тот факт, что мне хочется во что-то верить, никак не доказывает, что это что-то существует»[19]. Сомнение и критичность нужны науке именно по той причине, которую подчеркивал Фейнман: чтобы не дать нам поверить в то, во что очень хочется верить. Высказывание Фейнмана о самообмане очень важно. Его взгляды на науку в точности противоположны тому, как религия относится к поиску истины[20].

Когда мы говорим, что наука – это способ нахождения истины, то следует иметь в виду «истину о Вселенной». Истину того рода, что в словарях определяется как «совпадение с фактом: соответствие реальности; точность, правильность, верность (утверждение или мысли)»[21]. А если заглянуть в статью «факт», то обнаружится, что это понятие определяется как «нечто, что произошло в действительности, событие или результат; нечто достоверно известное; следовательно, конкретная истина, известная из реального наблюдения или подлинного свидетельства, в противоположность тому, что только подразумевается, предполагается или выдумано; свершившийся опыт, в отличие от заключений, которые могут быть сделаны на его основе»[22].

Научная истина никогда не бывает абсолютной, она всегда условна. Абсолютная и неизменная истина – для математики и логики, а не для естественных наук, основанных на эмпирических данных. Как объяснял философ Вальтер Кауфман, «Знание отличает не определённость, но доказательность»[23]. А доказательства могут измениться. Несложно найти примеры общепринятых научных «истин», которые позже были опровергнуты[24].

Но не нужно, считать, что научная истина равна бытовой истине, а следовательно научное мировоззрение равно бытовому, это вовсе не так. Этот способ мышления кажется нам на первый взгляд вполне приемлемым потому, что он присущ так называемому здравому человеческому рассудку. Но здравый человеческий рассудок, весьма почтенный спутник в четырех стенах своего домашнего обихода, переживает самые удивительные приключения, лишь только он отважится выйти на широкий простор исследования[25].

Есть качественна разница между обыденным мышлением (характерным для повседневной жизни) и подходами, используемыми для решения научных задач. Что хорошо в быту, может быть убийственно для научной мысли. Бытовое мышление привычно для нас, научное же требует длительного обучения. По той же самой причине так труден путь популяризации науки: нужно делать доступными концепции и гипотезы, полученные с применением научных принципов. Да, научные знания сложны и порой контринтуитивны – тем важнее переводить их на обыденный язык. А для этого необходимо знать и использовать правила бытового мышления[26].

Другой важной вехой в понимании научного мышления лежит - оппозиция веры и знания. Данное противопоставление выбрано в силу ее совершенно особого места в идейных поисках современного социума. С одной стороны, в последние годы в России наблюдается резко возросшая напряжённость между приверженцами секуляризованной атеистической идеологии и людьми. Отстаивающими идеалы и ценности, связанные с верой; с другой стороны, вопрос о соотношении религиозной веры с научным или философским знанием относится к числу главнейших вопросов философии и на сегодняшний день еще является предметом острых дискуссий.

Для наглядной демонстрации того, каковы могут быть различные смыслы, вкладываемые сторонами диалога в понятия веры и знания, рассмотрим возможные значения и произведем классификацию данных феноменов.

Наиболее ясное, бесспорное отличие между знанием и верой – знание состоит в непосредственном обладании информацией о действительности, в то время как вера предполагает некий «зазор», «пробел» между сознанием познающего субъекта и познаваемой действительностью. Вопрос же, в какой именно области лежит этот «зазор», уже не столь однозначно решается исследователями. Для того чтобы разобраться в данном вопросе, рассмотрим возможные гносеологические значения понятий веры и знания.

Из атеистических определений веры первым может быть названо данное Л. Фейербахом. Согласно этому определению, вера есть то, предмет чего необходимо противоречит разуму и опыту[27]. По мнению Фейербаха, вера есть акт совершенно произвольный, для нее «не существует ни границ, ни закона, ни необходимости, ни даже природы»[28].

Фейрбаховское определение веры было перенято марксизмом. Его отголоски чувствуются даже в официальной дефиниции веры, принятой в советской марксистской философии: «Вера – бездоказательное признание истинности того или иного явления»[29].

Однако нужно хорошо понимать, что в XXI веке, специалист по «своей» узкой теме – является специалистом, по ней и не по какой другой. Узкая специализация – неизбежная плата за высокий профессионализм. Однако из этого следует, что даже маститый ученый, выходя за пределы профессии, может потерять чутье, заменить эрудицию и опыт набором воспоминаний «из телевизора» и мгновенно превратиться в рядового обывателя со стандартным багажом стереотипов, предрассудков и фобий[30].

Мы заведомо не можем проверить большую часть информации, которую получаем. Что остается? Верить. Наше доверие к информации основывается на доверии к ее источнику. Без разумного доверия к «знающим людям», вероятно, невозможна цивилизация, которая держится на распределении знаний. В древности, возможно, было по-другому, хотя специалисты, надо полагать, существовали уже в каменном веке[31].

Необходимо помнить, что наука старается формировать объективный мир, насколько это возможно в связи с располагающимся у науки аппаратом, поэтому концепции и доказательная база, могут идти отличаться от того, что привык видеть и думать человек в своей повседневности. С этим ничего поделать нельзя; если нечто – правда, то не нужно выдавать желаемое за действительное. Стоит сказать, что наука может разочаровывать людей, в качестве примера приведем один из читательских отзывов на работу Ричарда Докинза «Эгоистичный ген» : «Школьный учитель из одной далекой страны с укоризной писал мне, что одна из его учениц, прочитав книгу, пришла к нему в слезах, оттого что мое сочинение убедило ее в пустоте и бесцельности жизни»[32].

 

Краткие выводы к главе 1

 

Рассмотрев тенденции последних лет, обозначив в совокупности основные проблемы науки, - это подводит нас к неутешительной тенденции, а именно, - падения познавательного интереса, отсутствия в массе обучающихся, как говорили когда-то, «тяги к знанию», давний – еще в 80-х гг. прошлого века известный ленинградский учитель Е.Н. Ильин жаловался. Что на занятиях по литературе знание приходится буквально «протаскивать» до учеников. С тех пор мы пытаемся нащупать условия, высвобождающие творческий потенциал обучающихся, без которого учебная информация не имеет шансов обратиться в твердые, устойчивые знания. Внедрение компетентностного подхода, субъект-субъектных отношений , наконец, ЕГЭ представляются организационно-инструментальной реакцией на коренное изменение философии жизни двух последних поколений, не отраженной в достаточной мере в философии образования[87].

Очевидно, что более половины студентов изначально не мотивированы на сознательное, тем более, самостоятельное, усвоение учебного материала. Они полагают, и к несчастью, отношение к образованию во многих учебных заведениях убеждает их в справедливости их мнения. Что достижение высоких результатов в учебной деятельности не главное в жизни – значительно важнее не иметь упущений по сессии. Отсутствие настоящего, а не показного культа знания в большинстве вузов обычно проходит незамеченным, поскольку призовые места на олимпиадах, медали и дипломы за участие в научной работе исправно обеспечивают люди, входящие в те 17,4%, для которых приобретение знаний есть смысл и содержание их жизни. Основная же масса студентов стремится к получению диплома как свидетельства о высшем образовании и средства, обеспечивающего благоприятного жизнеустройства. Поэтому они обычно стараются хорошо успевать по дисциплинам обучения. Но достигать этого не благодаря глубоким знаниями и разносторонним интересам, а по принципу «выучил и забыл», нередко пытаясь эксплуатировать интересы администрации учебного заведения иметь приличные показатели по успеваемости[88].

Однако стремление к успеваемости и тяга к знаниям, реализующаяся впоследствии во власти знания, не одно и тоже. Первый подход характеризуется тем, что учебная информация не интериоризируется и не способствует формированию личности с социально значимыми ценностями и установками. Отсюда проистекает асоциальность, инфантилизм, неумение принимать решения.

Отсутствует привычка к анализу, к критическому мышлению как неразлучному спутнику власти знания, проявляется в возрастании опасности информационной зависимости, проявляющейся в склонности человека разделять мнение большинства. В условиях господства в жизни молодежи интернет-среды это приводит к некритичному восприятию первой встретившейся в поисковике информации. Снабженной максимальным количеством «лайков», влияния мнений участников общения в блогосфере, на форумах, в ЖЖ и т.п. в противовес социально значимой позиции, формируемой системой образования. На этом пути молодежь нередко становится жертвой манипуляции и тоталитаризма любого заинтересованного мнения[89].

Общедоступность информации нивелирует ценность знания: оно всегда рядом, достаточно найти нужную статью в Википедии. В формировании знания пропадет момент уникальности, значимости личности преподавателя, который считается лишним и легко заменяемым, к примеру, электронным учебником. Печально, что такое отношение прослеживается и со стороны системы образования.

В современной практике преподавания приходится сталкиваться с разными ситуациями. В том числе с многочисленными случаями неподготовленности учащихся к освоению программы[90].

 


 


Информатизация

 

Для качественного образования нужна качественная университетская среда. Удобная библиотека, доступ к базам данных с глубокими архивами и самыми свежими журналами в любой области. Для преподавателя педагогики всегда большой интерес представляют учительские сайты, порталы, на которых представлены статьи педагогов общеобразовательной и высшей школы. Читая и анализируя эти тексты, видишь, как часто за проблемным названием скрываются общие слова, банальные рассуждения, смысловые и словесные несуразности. Чувствуешь, что немалое число педагогов легко подхватывают новую терминологию, не вдаваясь в ее сущность, разделяют «летучие» идеи, еще не подтвердившие на практике свою перспективность. И особенно неловко себя чувствуешь, когда видишь, как некоторые текстовые фрагменты кочуют из текста одного автора в другие педагогические повествования. Языковое пространство сужается, в нем становится мало места новым мыслям, свободному рассуждению и оценке, ассоциациям и образам. Авторская индивидуальность, которая так возможна в речевом высказывании и тексте, исчезает, уступая место речевым стереотипам, шаблонам, а возможное языковое творчество подчас заменяется обыкновенным заимствованием. Заимствование чужих текстов становится серьезной научной и нравственной проблемой[110].

Воспитывая культуру создания электронного текста магистрантами, преподаватель должен постоянно демонстрировать тщательную работу с своим текстом, начиная с обращения к учащимся, кратко вводя их в новую проблему, развертывая логику содержания всей темы. В отличие от текста устного, который произносится и заканчивается с окончанием занятия, текст электронный сохраняется, к нему можно не раз обратиться вчитаться, оценить его, увидеть достоинства и недостатки. Тексты самого преподавателя в значительной степени должны служить примером для магистрантов, своеобразным текстовым ориентиром. Они на них ориентируются, может быть, иногда даже подражают.

Каковы исходные положения в создании гуманитарного учебного текста? Это, прежде всего, его диалогичность. Как не раз пришлось убедиться, магистранты стремятся поддерживать диалоговый способ общения по поводу поставленных вопросов. Создать диалогический электронный текст очень трудно. Ведь он не поддерживается сиюминутной реакцией аудитории, мгновенными репликами, задаваемыми вопросами, даже выражением согласия или недоумения на лицах, которые ты видишь. При дистанционном обучении мы невидимы друг другу, и нас отделяет и физическое пространство, и временной промежуток между созданием текста лекции и ее восприятием учащимися. Есть и еще одно обстоятельство, обусловливающее трудности создания диалогического текста. Это зависит от преподаваемой дисциплины[111].

Особенное значение при создании электронного текста, по нашему мнению, имеет такое его оформление, которое стимулирует проявления рефлексии, эмоциональной оценки, критичности мышления у читающих этот текст. Это достигается различными средствами. Это может быть включение в учебный текст художественно-образного компонента (прозаического или поэтического), посредством цитирования литературных произведений или их фрагментов, посвященных душе, духу, «духовной жажде», духовности. Это постановка риторических вопросов или обращений к читателю, воспринимающему данный текст: согласны ли вы с таким мнением? А как думаете вы? Вас не удивляет такая точка зрения? Такие вопросы и обращения усиливают эмоциональность текста, его выразительность, показывают, что автор текста, создавая его, думал о читателе, предполагал его отношение к тому, чему посвящен данный текст[112].

Возможные отклики, получаемые во время диалогичности в образовании, говорят о том, что магистрантам недостаточно только цифрового обозначения оценки. Взрослым людям необходимо ее обоснование и продолжение речевого общения с преподавателем[113].

Для создания текста преподавателю важен коллективный портрет его невидимой аудитории. Но то, что возможно при обычном образовании, при дистанционном нереально. Однако для гуманитарной дисциплины очень важно сближение преподавателя и его учащихся, взаимопонимание. Важен процесс узнавания тех, кто читает твой текст. Но как этого достигнуть? Письменные задания, которые выполняю в процессе освоения дисциплины магистранты, многое открывают в их индивидуальности. Культура речи, строй предложений, ссылки и аргументы, выражение экспрессии, обращения к преподавателю, используемая лексика, цитирование – все эти характеристики текста проявляют речевую индивидуальность отвечающих преподавателю авторов и отчасти снимают завесу незримости. Все это позволяет представить конкретного автора и как языковую личность, и как человека, живущего в одно с тобой время. Из отступлений в тексте, отдельных кратких реплик можно узнать о возрасте, профессии, иногда о жизненном пути пишущего, о проблемах, над которыми он задумался в связи с изучением дисциплины и о многом другом. Это в дальнейшем облегчает задачу преподавателя – создавать текст, который учитывает особенности аудитории. В этом важное отличие текста бумажного учебного пособия, обращенного к обезличенной аудитории, и текста электронного, адресованного реальным людям разного возраста, жизненного опыта, уровня образованности, с разной картиной мира.

Постепенное сближение преподавателя и аудитории приводит к усилению личностного начала в создании текстов магистрантами. Не скрывая своих собственных позиций, научных взглядов и отношения к той или иной проблеме в учебном тексте, преподаватель вызывает доверие к себе, и это проявляется в ответах учеников [114].

В целом прогресс в области коммуникаций, развитие сетей и систем управления текстами и удаленного обмена мнениями с коллегами привели к революционным изменениям в способах подготовки и редактуры статей, которые теперь редактируются снова и снова! Однако все эти инновации не отображаются в обычных количественных оценках продукции.

Технологии привели также к значительным улучшениям в академической инфраструктуре. Была создана JSTOR – электронная база данных академической литературы с большими поисковыми возможностями, - она кардинально изменило возможности ученых в вопросе использования старых выпусков журналов, а также оказало заметное воздействие на библиотеки. Подобным образом и ARTstor – цифровое хранилище высококачественных изображений, - позволяет сегодня историкам изучать практически все на удаленном значении[115].

Следует подчеркнуть, что учреждения, которые делали финансовые вложения, необходимые для реализации подобных проектов, не извлекают из них никакой выгоды. Так, благодаря JSTOR и ARTstor ученые могут значительно сэкономить время, что однако не служит для учебных заведений поводом для извлечения прибыли благодаря использованию сэкономленного времени для увеличения, к примеру, преподавательской нагрузки.

Хотя преподавательский штат и студенты, несомненно, извлекли пользу из легкого доступа к Интернету, в рамках классных занятий изменений было немного, по крайней мере до самого последнего времени. Во второй главе этой книги я продемонстрирую, что мы находимся в самом начале процесса перестройки, который со временем может преобразить важные элементы (но именно элементы) педагогических методов, а также форм студенческого обучения[116].

Другими двумя наиболее наглядные и важные тенденции в высшем образовании сегодня — это увеличение затрат на него и стремительное развитие онлайн-обучения. Может ли распространение онлайн-курсов замедлить рост стоимости обучения в колледже и помочь разрешить кризис доступности высшего образования?

 В конце прошлого года Минобрнауки отчиталось о результатах первого года крупного образовательного проекта «Современная цифровая образовательная среда в России» (СЦОС), на который государство уже потратило 400 млн руб. из запланированных 1,3 млрд. Это уже вторая попытка создать общую платформу. Первая была предпринята в 2015 г., когда по инициативе министерства восемь вузов начали создавать портал «Открытое образование» – с апреля 2015 г. вложено 400 млн руб. средств вузов. К июню 2016 г. на портале зарегистрировалось 120 000 пользователей. Но уже летом 2017 г. министерство объявило конкурс на разработку СЦОС. Портал «Открытого образования» продолжает действовать, но 247 имеющихся там курсов просто переехали на портал СЦОС. Главные разработчики СЦОС – 16 вузов, получивших по конкурсу Минобрнауки гранты на 695 млн руб. Крупнейшие гранты получили ИТМО (175 млн руб. на разработку портала единого окна) и МИСиС (135 млн руб. на PR-сопровождение СЦОС), 10 вузов в совокупности получили 220 млн руб. на создание центров повышения квалификации для преподавателей. Некоторые из исполнителей, в частности ВШЭ, ранее участвовали и в разработке «Открытого образования».

Единое окно было запущено два месяца назад и сейчас работает в тестовом режиме. На нем выложено 388 онлайн-курсов по разным дисциплинам – от русского языка, философии и математического анализа до разработки сайтов. По ним сейчас учится 460 000 человек с учетом тех, кто уже пользовался этими курсами, но на отдельных образовательных платформах, таких как Stepik, «Лекториум», «Универсариум» и проч., а потом зарегистрировался на СЦОС.

По плану уже в 2017 г. более чем 20 000 студентов должны были засчитываться результаты онлайн-обучения на платформе СЦОС в тех вузах, где они учатся. Но фактические показатели намного меньше – единое окно запустилось в разгар 2017/18 учебного года, когда учебные планы уже были сформированы, объясняют представители министерства. Перезачеты онлайн-программ других вузов носят единичный характер – признание чужого курса требует экспертного сравнения программ, заседания ученого совета и личного решения руководителя вуза, объясняет представитель вуза, участвующего в разработке СЦОС.

Сотрудничество вузов в сфере онлайн-образования осложняет и нынешняя система финансирования высшего образования. Вуз получает из бюджета деньги на каждого студента, и распределения этих средств между несколькими учреждениями, тем более частными поставщиками контента, не предусмотрено; у нас человек должен прослушать и сдать все курсы в том вузе, в котором он учится, говорит Рустем Вахитов, доцент факультета философии Башкирского государственного университета.

Реализации проекта СЦОС, по мнению Вахитова, может помешать формальный подход, когда онлайн-курсы будут разрабатывать не самые авторитетные специалисты, а кто попало, лишь бы план по количеству курсов был выполнен. Университетские преподаватели, особенно старшего возраста, не понимают, зачем нужна система онлайн-образования, и поэтому не стремятся заинтересовать ею студентов.

Внедрение дистанционных технологий в конечном счете будет зависеть от того, сумеет ли государство пересмотреть систему финансирования высшего образования, без этого «единое межвузовское окно» превратится в формальность, утверждает Сомов[117].

Бла бла бла проводится «Московский международный салон образования (ММСО) за три года превратился из выставки новых технологий в самый крупный российский форму образовательных инициатив. Это место встречи авторов новых реформ с инвесторами, родителей с ведущими психологами образования, абитуриентов с экспертами, знающими все о профессиях будущего

В последнее время возникли новые связи между участниками образовательного процесса. Например, в результате реформ Департамента образования Москвы появилась новая система отношений между школой, детским садом, учреждениями дополнительного образования и вузами. В то же время активно развивается негосударственный сегмент дополнительного образования с новыми «игроками» и, как следствие, новыми сложностями[118].

 

Краткие выводы к главе 2

 

Суммирую всё вышеперечисленное напрашивается вывод, что основная роль в формировании научного мировоззрения приходится на аудиторную и личную работу преподавателя со студентом, при учете, всех психосоматических данных учащегося, строй личности, актуальность языковой грамотности для обеих сторон. Одна из стоящих проблем перед педагогом в процессе научения, для формирования научного мировоззрения – создание верификации. Операционализм как методологическая догма никогда не был особенно продуктивен в области общественных наук, и сегодня он в значительной степени мертв. Но, он оставил нам важный довод: если мы хотим понять, что представляет собой та или иная наука, нам прежде всего следует смотреть не на ее теоретическую основу, не на ее открытия, и, разумеется, не на то, что говорят о ней апологеты; в первую очередь вам следует посмотреть на то, чем занимаются практикующие ученые[138]. Таким образом, именно педагог задает тон научного мышления студенту – своей деятельностью.

 

 


 


Заключение

 

Обозначив необходимые личностные категории, такие как: большая увлеченность, чувство призвания, внутренняя мотивация, удовольствия от деятельности, важные как для учащегося, так и для учителя, необходимо учитывать социальные, культурные условия в которых обитают обе личности. Политика языкового общения, как главного способа коммуникации между двумя личностями должна стать именно тем инструментом научения, способным сформировать научное мировоззрение. Важно, что бы учащийся мог задавать вопросы, самостоятельно и творчески осмысленно. Таким образом создадутся предпосылки, для поиска истины.

Получается, что истина не задана наперед и обладание ей не является чьей-либо монополией – истина открывается ищущему ее сознанию; она есть личное достояние; она постоянно рождается в соприкосновении с мнением другого и обновляется в ходе дискурса. Нет истины, раз обретенной застывшей в бронзовой или гранитной незыблемости – истина живет в сознании до тех пор, пока человек развивается: то, что было истинно для него вчера, подвергается сомнению сегодня и трансформации завтра. В противном случае истина обращается в догму, и мышление, и индивидуальное и общественное развитие прекращаются, а общественная речь ритуализуется[139].

Необходимо заметить, что процесс формирования создания молодежи в его нравственном, человечном содержании не может быть быстрым и максимально эффективным. Даже если все преподаватели гуманитарных дисциплин во всех вузах страны, используя методику преподавания, основанную на анализе текстов культуры, будут работать со студентами по единому плану, остается довольно высокая вероятность того, что не каждый представитель молодого поколения захочет прикладывать волевое усилие для занятие научной деятельностью и как следствие бессознательному формированию научного мировоззрения. Таким образом, процесс внутреннего совершенствования в большей степени зависит от личностной позиции и ценностной целеполагающей установки студентов. Безусловно, это не может служить причиной преподавательской инертности, отсутствия заинтересованного отношения к процессу воспитания. Необходимо помнить, что сеять разумное, доброе, вечное – тяжелейший труд, который сродни подвигу, и еще – дорогу осилит идущий.

«Точно так же, как педагог не может разрабатывать программу для людей, так и исследователь не может разрабатывать «путеводители» для исследования тематической вселенной, отталкиваясь от принципов, которые предопределил он сам. Как образование, так и исследование, существующее для его поддержки, должны быть «сострадательными» видами деятельности в этимологическом смысле этого слова. Другими словами, они должны включать в себя общение и совместный опыт существования в реальности, которая воспринимается во всей сложности ее постоянного «становления»[140].

 


 


Список используемой литературы и источников

 

Монографии, исследования, очерки, мемуары, учебные пособия

                      

1. Crick, F. The astinishing hypothesis: The scientific search for the soul. London: Simon & Schuster. 1994. 307 p.

2. Арендт Х. Ответственность и суждение / пер. с англ. М.: Изд. Института Гайдара. 2013. 352 с.

3. Боуэн У.Г. Высшее образование в цифровую эпоху / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2018. 224 с.

4. Варуфакис Я. Беседы с дочерью об экономике / пер. с греч. М.: Ad Marginem, 2018. 176 с.

5. Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем. М.: Прогресс, 1990. 808 с.

6. Гальперин П.Я. Методы обучения и умственного развитие ребенка / П.Я. Гальперин. М.: Изд. Моск. ун-та, 1985. 45 с.

7. Гирц К. Интерпретация культур / пер. с англ. М.: РОССПЭН, 2004. 560 с.

8. Гуманитарное знание в структуре высшего образования: колл. монография / под ред. С.Э. Зверева. СПб.: Алетейя, 2017. 312 с.

9. Докинз Р. Бог как иллюзия / пер. с англ. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2016. 560 с.

10. Докинз Р. Эгоистичный ген / пер. с англ. М.: АСТ : CORPUS, 2017. 512 с.

11. Дробышевский С. Достающее звено. Книга вторая: Люди / Станислав Дробышевский. М.: АСТ : CORPUS, 2017. 592 с.

12. Европейская педагогика от античности до Нового времени // Исследования и материалы: Сборник научных трудов / Под ред. В.Г. Безрогова и Л.В. Мошковой. В 3-х частях. Ч.1. М.: изд. ИТПиМИО РАО, 1993. 245 с.

13. Европейская педагогика от античности до Нового времени // Исследования и материалы: Сборник научных трудов / Под ред. В.Г. Безрогова и Л.В. Мошковой. В 3-х частях. Ч.2. М.: изд. ИТПиМИО РАО, 1994. 234 с.

14. Европейская педагогика от античности до Нового времени // Исследования и материалы: Сборник научных трудов / Под ред. В.Г. Безрогова и Л.В. Мошковой. В 3-х частях. Ч.3. М.: изд. ИТПиМИО РАО, 1994. 214 с.

15. Зотов С. Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии. М.: АСТ, 2018. 416 с.

16. Канеман Д. Думай медленно…решай быстро / пер. с англ. М.: АСТ, 2017. 653 с.

17. Койн Д. Вера против фактов: Почему наука и религия несовместимы / пер. с англ. М.: Альпина Паблишер, 2017. 384 с.

18. Коменский Я.А. Великая дидактика / Я.А. Коменский. М.: Наука, 1988, 308 с.

19. Коменский Я.А. Дидактические принципы / под ред. А.А. Красновского. М.: Учпедгиз, 1940. 92 с.

20. Коменский Я.А. Сочинения / под ред. Д.И. Чижевского. М.: Наука, 1997. 476 с.

21. Крылова О.Н., Муштавинская И.В. Новая дидактика современного урока в условиях введения ФГОС ООО: Методическое пособие / О.Н. Крылова, И.В. Муштавинская. СПб.: КАРО, 2014. 144 с.

22. Лернер И.Я. Развитие мышления учащихся в процессе обучения истории. Пособие для учителей / И.Я. Лернер. М.: Просвещение, 1982. 191 с.

23. Лернер И.Я. Философия дидактики и дидактика как философия / И.Я. Лернер. М.: Изд-во РОУ, 1995. 44 с.

24. Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия / А. Марей. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. 148 с.

25. Марк К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 20. М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. 827 с.

26. Муштавинская И.В. Технология развития критического мышления на уроке и в системе подготовки учителя: учебно-методическое пособие / И.В. Муштавинская. СПб.: Каро, 2015. 144 с.

27. Нуссбаум М. Не ради прибыли: зачем демократии нужны гуманитарные науки / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. 192 с.

28. Одоевский В.Ф. Избранные педагогические сочинения / под ред. В.Я. Струминского. М.: Учпедгиз, 1955. 366 с.

29. Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. 488 с.

30. Свендсен Л. Философия скуки / пер. с норв. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 256 с.

31. Соколов А. Ученые скрывают? Мифы XXI века / А. Соколов. М.: Альпина нон-фикшн, 2017. 370 с.

32. Трищенко Н.Д. Открытый доступ к науке: анализ преимуществ и пути перехода к новой модели обмена знаниями / под ред. И. Засурского. М.: Ассоциация интернет-издателей; Кабинетный ученый, 2017. 200 с.

33. Фейербах Л. Сущность христианства / Избранные философские произведения в 2 томах. Т.2. М., 1995. 425 с.

34. Фрейре П. Педагогика угнетенных / пер. с англ. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2018. 288 с.

35. Фромм Э. Бегство от свободы / пер. с англ. Nykoping: Philosophical arkiv, 2016. 231 c.

36. Фуко М. Интеллектуалы и власть: избранные политические статьи, выступления и интервью / пер. с фр. М.: Праксис, 2002. 384 с.

37. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / пер. с нем. СПб.: Наука, 2006. 382 с.

38. Чахотин С.С. Психическое насилие над массами / пер. с фр. Ярославль: ЯрГу, 2016. 272 с.

Статьи , публикации , рецензии

 

1. Overview of the Higher Education System Russian Federation. European Union. URL: https://eacea.ec.europa.eu/sites/eacea-site/files/countryfiche_russian_federation_2017.pdf (Дата обращения 03.03.2018).

2. Александров Ю. Что происходит в мозге, когда человек учится. URL: https://postnauka.ru/longreads/82190 (Дата обращения 16.11.2017).

3. Загрязнение мозга // Наука и жизнь. 2018. №2. С.50-53.

4. Корчажникова Е. В. Барьеры самореализации // ТДР. 2013. №3. С.11-13.

5. Леонова М. Чем мы думаем? Из чего состоит наш интеллект и почему равенство мозгов невозможно // Русский Репортер. 2017. №19. С.42-47.

6. Миллер А. 7 вопросов // Русский Репортер. 2017. №18. С.6.

7. Пази М. Константинов А. Выборы между жизнью и смертью. У Российской академии наук наконец-то появился президент // Русский Репортер. 2017. №18. С.34-35.

8. Рыжкова А. Образовать будущее: Максим Казарновский об «Университете 3.0», родительском продюсировании и киберспорте // Русский Репортер. 2017. №4. С.58-59.

9. Сколько вам лет? // Наука и жизнь. 2018. №2. С.50-53.

10. Тюляева Т.И. Развитие и воспитание личности школьника // Непрерывное образование как компас в поисках своего пути в «Лабиринте мира». Материалы международной научно-практической конференции. СПб.: Петершуле, 2013. С. 134-140.

11. Шаяхимова Р. К. Модернизация профессионального педагогического образования в современных условиях // КПЖ. 2011. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/modernizatsiya-professionalnogo-pedagogicheskogo-obrazovaniya-v-sovremennyh-usloviyah (Дата обращения 24.01.2018).

 

 

Информационные сайты, энциклопедии и справочно-библиографическая литература

1. Гликман Е. Лжесть. Рассерженные ученые перешли к действиям – отлавливают и награждают всех мракобесов. Стоят смех да брань. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/02/74042-lzhest (Дата обращения 27.10.2017).

2. Духовность на «троечку». Школы без свободы совести и вероисповедания. URL: https://newsvo.ru/press/113486 (Дата обращения 20.04.2018).

3. Заявление Ученого совета НИУ ВШЭ. URL: https://www.hse.ru/news/community/220962528.html (Дата обращения 27.06.2018).

4. Киеня Н. Медицинский кризис: ординатура недоступна, интернатура отменена. URL: https://www.ucheba.ru/article/6175?utm_campaign=subscribe29062018-238 (Дата обращения 25.06.2018).

5. Краткие рекомендации по подготовке и оформлению научных статей в журналах индексируемых в международных наукометрических базах данных / под общ. Ред. О.В. Кирилловой. М.., 2017. 11 с.

6. Кудрин А. Нужно кардинально перестраивать работу надзора. URL: https://twitter.com/Aleksei_Kudrin/status/1010518322847404032 (Дата обращения 24.06.2018).

7. Леонтьев Д.А. Прямая речь: Дмитрий Леонтьев. URL: https://postnauka.ru/talks/79305 (Дата обращения 18.01.2018).

8. Ломская Т. Учителя разочаровались в указах Путина. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/08/08/728387-uchitelya-razocharovalis-putina?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=ukazy-putina-ne-sdelali-shkolu-bolee-effe (Дата обращения 12.22.2017).

9. Мухаметшина Е. Пятая часть российских учителей думают об уходе из школы. URL: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/06/27/773990-uchitelei-uhode?utm_campaign=30062018&utm_content=140737489005862&utm_medium=email&utm_source=newsletter (Дата обращения 28.06.2018).

10. Проценко Н. Апология пустозвонства. URL: https://gorky.media/reviews/apologiya-pustozvonstva/ (Дата обращения 02.02.2018).

11. Рувинский В. Проблема слишком негосударственного вуза. URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/06/22/773494-slishkom-negosudarstvennogo-vuza?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=pochemu-otkaz-v-gosakkreditatsii-negosudar (Дата обращения 22.06.2018).

12. Садовничий В.А. Садовничий заявил о существенном снижении уровня подготовки абитуриентов в школе. URL: http://tass.ru/obschestvo/5320843 (Дата обращения 25.06.2018).

13. Сербиненко А. Точка зрения: Нужны ли экзамены в высшем образовании. URL: https://postnauka.ru/talks/26593 (Дата обращения 24.05.2018).

14. Соколов М. Показатели эффективности Европейского университета в Санкт-Петербурге и место негосударственных исследовательских университетов в национальной системе высшего образования. Аналитическая записка. URL: https://eu.spb.ru/images/news/2017/docs/Mesto_EUSP_MS_280117_2.pdf (Дата обращения 12.11.2017).

15. Фаст А. Министр образования Ольга Васильева Пообещала не отказываться от ЕГЭ. URL: https://tjournal.ru/36824-ministr-obrazovaniya-olga-vasileva-poobeshchala-ne-otkazyvatsya-ot-ege (Дата обращения 12.12.2017).

16. Философский словарь / под ред. М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина. М.: Изд. Политической литературы, 1963. 544 с.

17. Шаповалова С. Как Минобрнауки дважды запускало онлайн-образование. URL: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2018/01/16/747890-minobrnauki (Дата обращения 29.06.2018).

18. Шилова А. Зинцов О. «В российском обществе большой потенциал для развития». URL: https://www.vedomosti.ru/lifestyle/characters/2018/06/29/774159-konservativnii-razvorot (Дата обращения 29.06.2018).

19. Юдин Г. Почему атака на Европейский университет в Петербурге – катастрофа для российской науки и образования. URL: https://meduza.io/feature/2017/09/29/pochemu (Дата обращения 11.11.2017).

 


[1] Гуманитарное знание в структуре высшего образования: колл. монография / под ред. С.Э. Зверева. СПб.: Алетейя, 2017. С. 133.

[2] Гуманитарное знание. СПб., 2017. С. 85.

[3] XXI век в своей диалектической составляющей принес не только принципиальное изменение человеческих коммуникаций, но так же значительно расширил возможность ретрансляции лженаучных, конспирологических и просто «мусорных» данных. Хотелось бы перечислить лишь малую долю в качестве примера: мракобесие по поводу ГМО (наглядно, что многие производители продуктов питания ставят на своих товарах значок «без ГМО» - спекулируя тем самым над обычными обывателями), генной инженерией, боязнь вакцинации и другие. См. подробнее: Панчин А. Защита от темных искусств. М.: Corpus, 2018. 400 с.

[4] «Образ Средневековья в любом случае манит. Популярность «Имени Розы» Умберто Эко не сходит на нет, премьерный показ нового сезона «Игры престолов» проходит в московском метро, «Ведьмак» берет все награды в игровой индустрии, а дети изучают историю по компьютерной стратегии Medieval Total War. Жак Ле Гофф, один из крупнейших медиевистов XX в., рассказывал, что его интерес к Средним векам проснулся под влиянием романа Вальтера Скотта «Айвенго. Сегодня Средневековье стучится в дверь с отрубленной головой Неда Старка – одного из главных героев «Игры престолов». И когда-нибудь (и очень скоро!) этот сериал явно породит новых великих историком.
См. подробнее: Зотов С. Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии. М.: АСТ, 2018. 416 с.

[5] Не имея возможно описать даже небольшой массив таких книг, приведем пример последних работ, а именно: работы американского астрофизика и выдающегося популяризатора науки Карла Сагана «Мир, полный демонов: Наука – как свеча во тьме»; труд современного российского популяризатора науки, основателя портала «Антропогенез.ру» Александра Борисовича Соколова «Ученые скрывают? Мифы XXI века».

[6] Шаяхимова Р. К. Модернизация профессионального педагогического образования в современных условиях // КПЖ. 2011. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/modernizatsiya-professionalnogo-pedagogicheskogo-obrazovaniya-v-sovremennyh-usloviyah (Дата обращения: 26.06.2018).

[7] Чахотин С.С. Психическое насилие над массами / пер. с фр. Ярославль: ЯрГу, 2016. 272 с.

[8] Фрейре П. Педагогика угнетенных / пер. с англ.М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2018. 288 с.

[9] Боуэн У.Г. Высшее образование в цифровую эпоху / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2018. 224 с.

[10] Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. 488 с.

[11] Трищенко Н.Д. Открытый доступ к науке: анализ преимуществ и пути перехода к новой модели обмена знаниями / под ред. И. Засурского. М.: Ассоциация интернет-издателей; Кабинетный ученый, 2017. 200 с.

[12] Фрейре П. Педагогика угнетенных. М., 2018. С. 25.

[13] Чахотин С.С. Психическое насилие над массами / пер. с фр. Ярославль: ЯрГу, 2016. С. 37.

[14] Гирц К. Интерпретация культур / пер. с англ. М.: РОССПЭН, 2004. С. 9-10.

[15] Арендт Х. Ответственность и суждение / пер. с англ. М.: Изд. Института Гайдара. 2013. С. 117.

[16] Докинз Р. Бог как иллюзия / пер. с англ. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2016. С. 97.

[17] Цит. по: Койн Д. Вера против фактов: Почему наука и религия несовместимы / пер. с англ. М.: Альпина Паблишер, 2017. С. 62.

[18] Цит. по: Койн Д. Вера против фактов. М., 2017. С. 62.

[19] Цит. по: Европейская педагогика от античности до Нового времени // Исследования и материалы: Сборник научных трудов / Под ред. В.Г. Безрогова и Л.В. Мошковой. В 3-х частях. Ч.2. М.: изд. ИТПиМИО РАО, 1994. С. 174.

[20] Канеман Д. Думай медленно…решай быстро / пер. с англ. М.: АСТ, 2017. С. 62.

[21] Цит. по: Койн Д. Вера против фактов. М., 2017. С. 63.

[22] Цит. по: Койн Д. Вера против фактов. М., 2017. С. 63.

[23] Цит. по: Койн Д. Вера против фактов. М., 2017. С. 64.

[24] К примеру, - до недавнего времени считалось, что в основном люди – существа рациональные, а те иррациональные поступки, которые они совершают, являются следствием их эмоционального состояния, либо психической среды. Однако нобелевский лауреат по экономике Д. Канеман, показал, что в нашем мышлении существуют две системы: одна бессознательная – автоматическая и другая, - сознательная, требующая большого внимания и средств приложения.

См. подробнее: Канеман Д. Думай медленно…решай быстро / пер. с англ. М.: АСТ, 2017. 653 с.

[25] Марк К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 20. М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. С. 20.

[26] Соколов А. Ученые скрывают? Мифы XXI века. М.: Альпина нон-фикшн, 2017. С. 43-44.

[27] Фейербах Л. Сущность христианства / Избранные философские произведения в 2 томах. Т.2. М., 1995. С. 354.

[28] Фейербах Л. Сущность христианства. С. 357.

[29] Философский словарь / под ред. М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина. М.: Изд-во Политической литературы, 1963. С. 65.

[30] Дробышевский С. Достающее звено. Книга вторая: Люди. М.: АСТ : CORPUS, 2017. С. 12.

[31] Соколов А.Б. Ученые скрывают? С. 24.

[32] Докинз Р. Эгоистичный ген / пер. с англ. М.: АСТ : CORPUS, 2017. С. 18.

[33] Проценко Н. Апология пустозвонства. URL: https://gorky.media/reviews/apologiya-pustozvonstva/ (Дата обращения 02.02.2018).

[34] Фуко М. Интеллектуалы и власть: избранные политические статьи, выступления и интервью / пер. с фр. М.: Праксис, 2002. С. 137.

[35] Гуманитарное знание. С. 105.

[36] Фуко М. Интеллектуалы и власть. С. 291.

[37] Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / пер. с нем. СПб.: Наука, 2006. С. 146.

[38] Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. С. 248.

[39] Лернер И.Я. Развитие мышления учащихся в процессе обучения истории. Пособие для учителей / И.Я. Лернер. М.: Просвещение, 1982. С. 53.

[40] Боуэн У.Г. Высшее образование. С. 25.

[41] Боуэн У.Г. Высшее образование. С. 28.

[42] Цит. по: Боуэн У.Г. Высшее образование. С. 29.

[43] Варуфакис Я. Беседы с дочерью об экономике / пер. с греч. М.: Ad Marginem, 2018. С. 87.

[44] Боуэн У.Г. Высшее образование в цифровую эпоху / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2018. С. 32-33.

[45] Докинз Р. Эгоистичный ген. С. 89.

[46] Боуэн У.Г. Высшее образование. С. 40.

[47] Чахотин С.С. Психическое насилие. С. 13.

[48] Чахотин С.С. Психическое насилие. С. 15.

[49] Чахотин С.С. Психическое насилие. С. 16.

[50] Леонова М. Чем мы думаем? Из чего состоит наш интеллект и почему равенство мозгов невозможно // Русский Репортер. 2017. №19. С.42-47.

[51] Crick, F. The astinishing hypothesis: The scientific search for the soul. London: Simon & Schuster. 1994. P. 74.

[52] Сколько вам лет? // Наука и жизнь. 2018. №2. С. 52-53.

[53] Фромм Э. Бегство от свободы // пер. с англ. Nykoping: Philosophical arkiv, 2016. 231 c.

[54] Свендсен Л. Философия скуки / пер. с норв. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 256 с.

[55] Свендсен Л. Философия скуки, С. 12.

[56] Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 715.

[57] Варуфакис Я. Беседы с дочерью. С. 58.

[58] Докинз Р. Эгоистичный ген. М., 2017. С. 14.

[59] Докинз Р. Эгоистичный ген. М., 2017. С. 15.

[60] На наш скромный взгляд стоит упомянуть особо значимые работы: Статья Уильяма Д. Гамильтона, вышедшая в 1972 году, в которой он рассматривает гены, которые предположительно влияют на социальное поведение, а, следовательно, и занимаемую их носителями социальное положение в обществе.

[61] Леонова М. Чем мы думаем? Из чего состоит наш интеллект и почему равенство мозгов невозможно // Русский Репортер. 2017. №19. С.44.

[62] Загрязнение мозга // Наука и жизнь. 2018. №2. С.50-53.

[63] Дробышевский С. Достающее звено. Люди. С. 573.

[64] Леонтьев Д.А. Прямая речь: Дмитрий Леонтьев. URL: https://postnauka.ru/talks/79305 (Дата обращения 18.01.2018).

[65] Цит. по: Юдин Г. Почему атака на Европейский университет в Петербурге – катастрофа для российской науки и образования. URL: https://meduza.io/feature/2017/09/29/pochemu-ataka-na-evropeyskiy-universitet-v-peterburge-katastrofa-dlya-rossiyskoy-nauki-i-obrazovaniya (Дата обращения 11.11.2017).

[66] Юдин Г. Почему атака на Европейский университет. (Дата обращения 11.11.2017).

[67] Соколов М. Показатели эффективности Европейского университета в Санкт-Петербурге и место негосударственных исследовательских университетов в национальной системе высшего образования. Аналитическая записка. СПб. 2017. 9 с.

[68] Рувинский В. Проблема слишком негосударственного вуза. URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/06/22/773494-slishkom-negosudarstvennogo-vuza?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=pochemu-otkaz-v-gosakkreditatsii-negosudar (Дата обращения 22.06.2018).

[69] Пази М. Константинов А. Выборы между жизнью и смертью. У Российской академии наук наконец-то появился президент // Русский Репортер. 2017. №18. С.34-35.

[70] Фаст А. Министр образования Ольга Васильева Пообещала не отказываться от ЕГЭ. URL: https://tjournal.ru/36824-ministr-obrazovaniya-olga-vasileva-poobeshchala-ne-otkazyvatsya-ot-ege (Дата обращения 12.12.2017).

[71] Ломская Т. Учителя разочаровались в указах Путина. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/08/08/728387-uchitelya-razocharovalis-putina?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=ukazy-putina-ne-sdelali-shkolu-bolee-effe (Дата обращения 12.22.2017).

[72] Ломская Т. Учителя разочаровались. (Дата обращения 12.22.2017).

[73] Ломская Т. Учителя разочаровались. (Дата обращения 12.22.2017).

[74] Цит. по: Ломская Т. Учителя разочаровались. (Дата обращения 12.22.2017).

[75] Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. С. 14.

[76] Соколов А.Б. Ученые скрывают? С. 123.

[77] Гликман Е. Лжесть. Рассерженные ученые перешли к действиям – отлавливают и награждают всех мракобесов. Стоят смех да брань. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/02/74042-lzhest (Дата обращения 27. 10. 2017).

[78] Примечание: Смотри подробнее перечень законодательных норм РФ в области регулировании ГМО www.library.ru/help/docs/n42075/gmo.doc

[79] Гликман Е. Лжесть. Рассерженные ученые перешли к действиям – отлавливают и награждают всех мракобесов. Стоят смех да брань. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/02/74042-lzhest (Дата обращения 27. 10. 2017).

[80] Соколов А.Б. Ученые скрывают? С. 12.

[81] Соколов А.Б. Ученые скрывают? С. 13.

[82] Соколов А.Б. Ученые скрывают? С. 21-22.

[83] Цит. по: Трищенко Н.Д. Открытый доступ к науке. С. 157.

[84] Нуссбаум М. Не ради прибыли: зачем демократии нужны гуманитарные науки / пер. с англ. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. С. 15-16.

[85] Гуманитарное знание. С. 13.

[86] Нуссбаум М. Не ради прибыли. С. 9.

[87] Гуманитарное знание. С. 104.

[88] Гуманитарное знание. С. 107.

[89] Гуманитарное знание. С. 110.

[90] Гуманитарное знание. С. 68.

[91] Лернер И.Я. Философия дидактики и дидактика как философия / И.Я. Лернер. М.: Изд-во РОУ, 1995. С. 35.

[92] Нуссбаум М. Не ради прибыли. С. 67.

[93] Гальперин П.Я. Методы обучения и умственного развитие ребенка / П.Я. Гальперин. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. С. 41-42.

[94] Цит. по: Арендт Х. Ответственность и суждение. С. 20.

[95] Фуко М. Интеллектуалы и власть. С. 290.

[96] Гуманитарное знание. С. 111.

[97] Гуманитарное знание. С. 13.

[98] Гуманитарное знание. С. 44.

[99] Гуманитарное знание. С. 44.

[100] Васильева О. Высокое служение // Историк. 2016. № 10 (22). С. 96.

[101] В научном языке, нельзя ссылаться на личностный опыт, понимая его как субъективный и не репрезентативный, но автору данной курсовой работы, все же хотелось бы сказать о личном и научном влияние ученых людей, а именно Ольги Юрьевны Солодянкиной, которая живо и с мельчайшими деталями рассказывает о истории Великобритании и Борисе Николаевиче Миронове, пообщавшись с котором и поучаствовавших в работе его секции, автор загорелся идеей изучении истории крепостных крестьян.

[102] Докинз Р. Эгоистичный ген. С. 9-10.

[103] Гуманитарное знание. С. 37.

[104] Гуманитарное знание. С. 37-38.

[105] Гуманитарное знание. С. 92.

[106] Коменский Я.А. Великая дидактика. М.: Наука, 1988, С. 295.

[107] Одоевский В.Ф. Избранные педагогические сочинения / под ред. В.Я. Струминского. М.: Учпедгиз, 1955. С. 171.

[108] Коменский Я.А. Сочинения / под ред. Д.И. Чижевского. М.: Наука, 1997. С. 472.

[109] Коменский Я.А. Дидактические принципы / под ред. А.А. Красновского. М.: Учпедгиз, 1940. С. 44.

[110] Гуманитарное знание. С. 93.

[111] Гуманитарное знание. С. 94-95.

[112] Гуманитарное знание. С. 96.

[113] Гуманитарное знание. С. 98.

[114] Гуманитарное знание. С. 99.

[115] К сожалению, пока в России, этот процесс идет крайне медленными темпами. Так, по оценкам военного историка-медиевиста Жукова К.А. – «цифровизация средневековых отечественных источников в лучшем случае составляет 4%».

[116] Боуэн У.Г. Высшее образование. С. 36.

[117] Шаповалова С. Как Минобрнауки дважды запускало онлайн-образование. URL: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2018/01/16/747890-minobrnauki (Дата обращения 29.06.2018).

[118] Рыжкова А. Образовать будущее: Максим Казарновский об «Университете 3.0», родительском продюсировании и киберспорте // Русский Репортер. 2017. №4. С.58.

[119] Краткие рекомендации по подготовке и оформлению научных статей в журналах индексируемых в международных наукометрических базах данных / под общ. Ред. О.В. Кирилловой. М.., 2017. 11 с.

[120] Крылова О.Н., Муштавинская И.В. Новая дидактика современного урока в условиях введения ФГОС ООО: Методическое пособие / О.Н. Крылова, И.В. Муштавинская. СПб.: КАРО, 2014. 144 с.

Муштавинская И.В. Технология развития критического мышления на уроке и в системе подготовки учителя: учебно-методическое пособие / И.В. Муштавинская. СПб.: Каро, 2015. 144 с.

К примеру, вновь хотелось бы вернуться к личностному опыту – на одном из занятий с А.В. Всеволодовым, отвечая на вопрос, «каким образом воеводы могли верстать людей на службу в отдаленных землях Московского государства», автор неожиданно не знал, что ответить. На что педагог, направил мысль автора, - задав, до боли простой вопрос «Что бы вы сделали, окажись на месте воеводы?».
Таким образом Антон Владимирович, одним вопросом заставил мысль синтезировать творческую мысль и историко-хронологическую, что в результате и привело к правильному ответу.

[121] Европейская педагогика от античности до Нового времени. Ч.3. С. 96.

[122] Дробышевский С. Достающее звено. Люди. С. 580.

[123] Корчажникова Е. В. Барьеры самореализации // ТДР. 2013. №3. С.12.

[124] Пятьдесят современных мыслителей об образовании. С. 446.

[125] Crick, F. The astinishing hypothesis. P. 74.

[126] Crick, F. The astinishing hypothesis. P. 78.

[127] Канеман Д. Думай медленно. C. 86.

[128] Канеман Д. Думай медленно. C. 148.

[129] Канеман Д. Думай медленно. C. 154.

[130] Канеман Д. Думай медленно. C. 179.

[131] Канеман Д. Думай медленно. C. 220.

[132] Дробышевский С. Достающее звено. Люди. С. 584.

[133] Дробышевский С. Достающее звено. Люди. С. 585.

[134] Дробышевский С. Достающее звено. Люди. С. 586.

[135] Александров Ю. Что происходит в мозге, когда человек учится. URL: https://postnauka.ru/longreads/82190 (Дата обращения 16.11.2017)

[136] Александров Ю. Что происходит в мозге. (Дата обращения 16.11.2017).

[137] Тюляева Т.И. Развитие и воспитание личности школьника // Непрерывное образование как компас в поисках своего пути в «Лабиринте мира». Материалы международной научно-практической конференции. СПб.: Петершуле, 2013. С. 136.

[138] Гирц К. Интерпретация культур. С. 11.

[139] Гуманитарное знание. С. 105.

[140] Фрейре П. Педагогика угнетенных. С. 137.




Введение

Современность XXI века диктует обществу свою непреложную истину - темп современной жизни пугающе ускоряется, расстояния, разделяющие людей, теряют свою значимость и перестают быть барьерами для коммуникации. Некогда замкнутый в своей группе человек, оказывается один перед бесконечными потоками информации, форма трансляции, которой претерпела значительные изменения. Все более существенную роль теперь играют электронные коммуникации: письменные и мультимедийные. Они получают все больше распространение с развитием интернет-связи. Пользователями данных опций становятся не только «продвинутые юзеры», но и представители всех возрастных групп, обладатели различных интересов и уровней подготовки[1].

В современном мире усиливаются тенденции, связанные с взаимопроникновением ценностей общественного сознания различных стран. Ценности любого общества традиционно связаны с его ментальность – глубинным пластом общественного сознания, совокупностью коллективных представлений, содержащихся в сознании моделей поведения и стереотипных реакций[2].

В таких условиях человеку крайне важно постараться привить в себе хотя бы зачатки критического и рационального мышления, которое способно уберечь не только его, но и его близких от негативных тенденций XXI века[3], а так же задать стимул постановки вопроса на существующие реалии жизни.

Актуальность данной работы заключается в особенностях формирования научного мировоззрения в высшей школе. К сожалению, необходимо признать, о том что зачастую рядовой выпускник программы бакалавриата полностью или значительно игнорирует научное мировоззрение в повседневной жизни, в следствии чего становится потенциальной жертвой для манипуляторов и сомнительных дельцов.

Необходимо сказать, что формирование нового отношения к науке – в целом, и в частности, – осуществляется в основном в среде молодежи, и факторы, которые формируют мировоззрение молодежи, представляют важнейший интерес, на это прекрасно указал Сергей Зотов, – это игровая видеоиндустрия, киноиндустрия, сериалы и литература[4].

В работе отражено логическое разделение изучаемой проблемы на две части. Во-первых, нужно обозначить сам термин «наука» и «научное мировоззрение», а так же сопутствующие им императивы, определить существующие сложности научного знания. Во-вторых – постараться ответить по существу: каким образом в ходе учебного процесса можно сформировать у студента комплексное критическое мышление?

Объект данной курсовой работы – научное мировоззрение как актор формирования в ходе учебного процесса индивида.

Предметом исследования данной курсовой работы является способы формирования научного мировоззрения в учебном процессе.

Целью данной работы является междисциплинарный анализ современного состояния науки, - как социального института и способов формирования научного мировоззрения в учебном процессе.

Предполагается решить следующие задачи:

1.Определить четкие рамки Науки, её терминологический и инструментальный аппарат, как изучаемых объектов.

2.Определить основные тенденции проблем развития науки и научного знания.

3.Выявить факторы, оказывающие существенное влияние на формирования научного мировоззрения у студента.

4.Определить общее и особенное в факторах развития мировоззрения, указать дискуссионные вопросы в теме

5.Выделить современные учебные методики способные создать комплексное критическое мышление у индивида

6.Поставить возможные задачи для будущих исследователей.

Достичь поставленной цели и задач представляется возможным, используя следующие методы:

1.Сравнительно-методологический, позволяющий проводить необходимые сравнения различных методологических концепций с целью выявления их общих черт, особенностей, самобытности и степени заимствования.

2.Хронологический метод, направленный на анализ движения научной мысли, смену концепций, взглядов и идей в хронологической последовательности, что позволяет вскрыть закономерности накопления и углубления знаний.

3.Проблемно-хронологический метод, позволяющий расчленить широкие темы на ряд узких проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности.

4.Метод ретроспективного анализа, позволяющий изучить процесс движения мысли педагогов от современности к прошлому с целью выявления элементов старого, сохранившегося знания, проверить выводы прежних исследователей данными сегодняшнего дня

5.Метод перспективного анализа, позволяющий определить перспективные направления, темы, проблемы будущего науки на основе достижения современной педагогики.

Историография:

Книг посвященных проблемам науки и научного мировоззрения в современном обществе, существуют довольно большое количество[5], не ставя перед собой цель и не инея возможность рассмотреть всё многообразие работ по затрагиваемым нами вопросам, необходимо остановиться на следующих работах:

Работа Р.К. Шаяхимовой «Модернизация профессионального педагогического образования в современных условиях»[6], работа С.С. Чахотина «Психическое насилие над массами»[7], труд П. Фрейре «Педагогика угнетенных»[8], монография У.Г. Боуэна «Высшее образование в цифровую эпоху»[9], Хрестоматия «Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней»[10], труд Н.Д. Трищенко «Открытый доступ к науке: анализ преимуществ и пути перехода к новой модели обмена знаниями»[11].

В статье «Модернизации профессионального педагогического образования в современных условиях» Р.К. Шаяхимова рассматривает основные тенденции и направления, характеризующие интеграционные процессы в сфере европейского профессионального педагогического образования, суть которых, - как считает автор – заключается в целом лишь в модификациях прежней системы. Автор постарался проанализировать изменчивость и разнонаправленность педагогического образования в европейском контексте с соотношением на российские реалии.

Работа П. Фрейре «Педагогика угнетенных» Написанная полвека назад, работа бразильского ученого, предназначенная, по его же словам, для «радикалов», стала одной из программных в критической педагогике. Угнетенные здесь — не только те, кто по разным причинам не имеет доступа к нормальному образованию (Фрейре сам обучал малограмотных крестьян, пока писал книгу). Это еще и обычные студенты. Автор критично оценивает учителей, одним из важнейших критериев является гибкость мысли педагога. П. Фрейре приходит к выводу, что учителя схожи с некрофилами, потому что они умеют говорить только о том, что уже застыло и перестало развиваться. Учитель — такой же угнетатель, подавляющий инициативу ученика и представляющий реальность как нечто «систематизированное и предсказуемое». Работа П. Фрейре представляет живой интерес, хотя обращается не к учителям, а к ученикам — систему должны менять именно они.

В Работе «Высшее образование в цифровую эпоху» У.Г. Боуэн затрагивает две наиболее наглядные и важные тенденции в высшем образовании сегодня – это увеличение затрат на него и стремительное развитие онлайн-обучения. Может ли распространение онлайн-курсов замедлить рост стоимости обучения в колледже и помочь разрешить кризис доступности высшего образования? В этой небольшой и толковой книге Уильям Боуэн, бывший президент Принстонского университета, один из ведущих экспертов, работающих на стыке педагогики и экономики, объясняет, почему, несмотря на свой прежний скептицизм, теперь он полагает, что современные технологии способны снизить затраты на обучение студентов без ущерба для качества образования. Боуэн рассматривает широкий спектр инициатив в области обучения и преподавания, основанных на новых технологиях, в том числе популярные массовые открытые онлайн-курсы (МООК), и утверждает, что такие технологии могут трансформировать традиционное высшее образование, позволив в конце концов снизить его стоимость и увеличить производительность без ущерба для качества и ключевых ценностей. Но организационные, философские и технологические вызовы весьма велики. В частности, необходимо привести веские доказательства того, является ли онлайн-образование рентабельным в различных учреждениях, переосмыслить структуру управления и принятия решений в высшем образовании, а также разработать настраиваемые под индивидуальные потребности пользователей технологические платформы. Тем не менее Боуэн сохраняет оптимизм, полагая, что потенциальный выигрыш очень велик.

Работу «Пятьдесят современных мыслителей об образовании. От Пиаже до наших дней», можно использовать как список литературы для краткой систематизации истории педагогической мысли. Тут собраны и философы начала XX века, и современные социологи, которые размышляли и размышляют о системе образования. В книге собраны их биографии и описаны основные идеи, зарождения, тенденции и актуальность на сегодняшний момент. Однако, абсолютно не учитывается климатическая особенность того или иного региона для отдельных педагогических идей.

Работа Н.Д. Трищенко «Открытый доступ к науке: анализ преимуществ и пути перехода к новой модели обмена знаниями» кратчайшая (на 200 страниц), но содержательная книга о том, как научные открытия постепенно должны стать достоянием не только строго определенного и, как правило, закрытого сообщества, но и вообще всех нас. Наталия Трищенко объясняет, как работают принципы открытой науки, останавливает свое внимание на неочевидные слабости престижных научных журналов, старается отстоять тезис «почему исследования ученых должны быть доступны всем» используя социально-экономическую парадигму мысли.


 


Глава 1. Наука и многофакторность этого понятия

 

Наука всегда была очень важной сферой познания реальности. Но она всегда была связана с большой увлеченностью, с чувством призвания, с внутренней мотивацией, с удовольствием от деятельности[12]. В свое время Фрейд открыл два конфликтующих принципа, по которым может строиться поведение человека: принцип удовольствия и принцип реальности. Принцип удовольствия — это когда человек делает то, что ему непосредственно хочется, не считаясь с реальностью. Принцип реальности — когда он ограничивает свое удовольствие и считается с реальностью. В научном обществе в последнее время появилась занятная шутка, что открыли третий принцип — принцип отчетности, равноудаленный от двух первых[13].

Постмодернизм XX и XXI века, ознаменовал себя политическим, идейным и научным плюрализмом. Сейчас нет такого сильного, единственно верного учения, но претензии на этот счет имеются. Гуманитарные науки работают не на государство, а на людей. В частности, послание позитивной психологии в том, что реально помогает людям жить лучше, счастливее и благополучнее, а что вовсе нет. То, что говорит позитивная психология, не совсем соответствует тому, что говорят идеологи, вследствие чего может возникнуть конфликт государственных и научных интересов, о котором будет сказано ниже.

С нашей точки зрения, самая важная вещь и главная миссия науки — это не столько изучение каких-то отдельных закономерностей, сколько связывание вещей между собой. Настоящая наука всегда на переднем крае человеческих идей. Наука уже не индивидуальна, она - коллективная, во многом это командная работа над интересными проблемами.

Как отмечает Клиффорд Гирц с освоением новых научных идей, которые как казалось, могли бы решить все фундаментальные проблемы наступает момент конца её чрезмерной популярности. Ни одна современная научная концепция не способна объяснить всего, даже всего, связанного с человеком, и тем не менее что-то эти концепции все-таки объясняют. Поэтому мы направляем наши усилия на то, чтобы выделить это «что-то» и выпутаться из той уймы псевдонаучных вещей, которая была порождена этими идеями на первых порах их шумного успеха[14].

 

Что такое наука?

Итак, что такое наука? Прежде чем дать наше определение, позвольте показать, как это слово воспринимают другие люди. Для многих оно обозначает всего лишь деятельность профессиональных ученых. Человек в лабораторном халате, рекламируя с телеэкрана, с интернет - передовиц что-либо новейшее (вставьте сюда любое предметное существительное), расхваливает его со словами: «Наука говорит…». Для других это знание, получаемое учеными: факты из области химии, биологии, физики, геологии, которые даются в школах. Эти факты складываются в технологии, то есть в практические приложения научного знания – изобретение антибиотиков, компьютеров, лазеров и т.д[15].

Однако научное знание часто преходяще: многое (но не все) из того, что мы открываем, со временем устаревает или даже опровергается. Это не слабость науки, а ее сила, ибо наши представления о тех или иных явлениях, естественно, меняются с изменением образа мышления, появлением новых инструментов исследования природы и новыми открытиями. Любые «знания», которые невозможно перепроверить с появлением новых данных и развитием человеческой мысли, не заслуживают называться знаниями. Они имеют право называться мнением, субъектной реальностью, субъективной оценкой, но не условно-абсолютным знанием. Характерным примером является, к примеру, что совсем недавно материки считались неподвижными, но сегодня мы знаем, что они движутся – примерно с такой же скоростью, с какой растут наши ногти. Многие также были уверены, что Вселенная статична и неизменна, и только в 1929 г. Эдвин Хаббл доказал, что она расширяется, а в 1964 г. ученые открыли реликтовое излучение, сохранившееся с момента Большого взрыва. Научные открытия и новые знания – не являются чем-то неожиданным, они всегда проистекают из социальной среды, в которой произрастают и от той ментально-бессознательной научной традиции пребывающей в социуме.

«Известное» иногда меняется, так что на самом деле наука – не фиксированный объем знаний. Остается же то, что воспринимается как настоящая «наука»: метод познания того, как на самом деле устроена и работает Вселенная (вещество, тело и поведение человека, космос и т.д.)[16].

Наука – это совокупность инструментов, отточенных за сотни лет использования и предназначенных для получения ответов на вопросы о природе. Это набор методов, о которых мы рассказываем, когда нам задают вопрос «Откуда вы это знаете?» после таких заявлений, как «Птицы произошли от динозавров» или «Генетическим материалом служит не белок, а нуклеиновая кислота».

Представлений и определений науки огромно, но мы бы хотели привести мнение М. Шермера, когда он определил науку как совокупность методов, дающих «проверяемые знания, которые можно опровергнуть или подтвердить»[17]. Такое определение науки не хуже любого другого, но оно ничего не говорит о наших препозициях, которые зачастую обманывают нас в повседневной жизни. Поэтому, как нам кажется, лучшее обоснование использования методов, о которых идет речь, дал известный оригинал, физик Ричард Фейнман: «Основной принцип заключается в том, что вы не должны обманывать сами себя – а самого себя обмануть легче всего. Так, что приходится быть очень аккуратным в этом отношении»[18].

Ученые, как и все остальные, могут страдать от предвзятости подтверждения – тенденции человека обращать внимание на те данные, которые подтверждают его убеждения и совпадают с его желаниями, и игнорировать те, которые ему не нравятся. Но мы, как все рациональные люди, должны признать правоту Вольтера, который в 1763 г. отметил: «Тот факт, что мне хочется во что-то верить, никак не доказывает, что это что-то существует»[19]. Сомнение и критичность нужны науке именно по той причине, которую подчеркивал Фейнман: чтобы не дать нам поверить в то, во что очень хочется верить. Высказывание Фейнмана о самообмане очень важно. Его взгляды на науку в точности противоположны тому, как религия относится к поиску истины[20].

Когда мы говорим, что наука – это способ нахождения истины, то следует иметь в виду «истину о Вселенной». Истину того рода, что в словарях определяется как «совпадение с фактом: соответствие реальности; точность, правильность, верность (утверждение или мысли)»[21]. А если заглянуть в статью «факт», то обнаружится, что это понятие определяется как «нечто, что произошло в действительности, событие или результат; нечто достоверно известное; следовательно, конкретная истина, известная из реального наблюдения или подлинного свидетельства, в противоположность тому, что только подразумевается, предполагается или выдумано; свершившийся опыт, в отличие от заключений, которые могут быть сделаны на его основе»[22].

Научная истина никогда не бывает абсолютной, она всегда условна. Абсолютная и неизменная истина – для математики и логики, а не для естественных наук, основанных на эмпирических данных. Как объяснял философ Вальтер Кауфман, «Знание отличает не определённость, но доказательность»[23]. А доказательства могут измениться. Несложно найти примеры общепринятых научных «истин», которые позже были опровергнуты[24].

Но не нужно, считать, что научная истина равна бытовой истине, а следовательно научное мировоззрение равно бытовому, это вовсе не так. Этот способ мышления кажется нам на первый взгляд вполне приемлемым потому, что он присущ так называемому здравому человеческому рассудку. Но здравый человеческий рассудок, весьма почтенный спутник в четырех стенах своего домашнего обихода, переживает самые удивительные приключения, лишь только он отважится выйти на широкий простор исследования[25].

Есть качественна разница между обыденным мышлением (характерным для повседневной жизни) и подходами, используемыми для решения научных задач. Что хорошо в быту, может быть убийственно для научной мысли. Бытовое мышление привычно для нас, научное же требует длительного обучения. По той же самой причине так труден путь популяризации науки: нужно делать доступными концепции и гипотезы, полученные с применением научных принципов. Да, научные знания сложны и порой контринтуитивны – тем важнее переводить их на обыденный язык. А для этого необходимо знать и использовать правила бытового мышления[26].

Другой важной вехой в понимании научного мышления лежит - оппозиция веры и знания. Данное противопоставление выбрано в силу ее совершенно особого места в идейных поисках современного социума. С одной стороны, в последние годы в России наблюдается резко возросшая напряжённость между приверженцами секуляризованной атеистической идеологии и людьми. Отстаивающими идеалы и ценности, связанные с верой; с другой стороны, вопрос о соотношении религиозной веры с научным или философским знанием относится к числу главнейших вопросов философии и на сегодняшний день еще является предметом острых дискуссий.

Для наглядной демонстрации того, каковы могут быть различные смыслы, вкладываемые сторонами диалога в понятия веры и знания, рассмотрим возможные значения и произведем классификацию данных феноменов.

Наиболее ясное, бесспорное отличие между знанием и верой – знание состоит в непосредственном обладании информацией о действительности, в то время как вера предполагает некий «зазор», «пробел» между сознанием познающего субъекта и познаваемой действительностью. Вопрос же, в какой именно области лежит этот «зазор», уже не столь однозначно решается исследователями. Для того чтобы разобраться в данном вопросе, рассмотрим возможные гносеологические значения понятий веры и знания.

Из атеистических определений веры первым может быть названо данное Л. Фейербахом. Согласно этому определению, вера есть то, предмет чего необходимо противоречит разуму и опыту[27]. По мнению Фейербаха, вера есть акт совершенно произвольный, для нее «не существует ни границ, ни закона, ни необходимости, ни даже природы»[28].

Фейрбаховское определение веры было перенято марксизмом. Его отголоски чувствуются даже в официальной дефиниции веры, принятой в советской марксистской философии: «Вера – бездоказательное признание истинности того или иного явления»[29].

Однако нужно хорошо понимать, что в XXI веке, специалист по «своей» узкой теме – является специалистом, по ней и не по какой другой. Узкая специализация – неизбежная плата за высокий профессионализм. Однако из этого следует, что даже маститый ученый, выходя за пределы профессии, может потерять чутье, заменить эрудицию и опыт набором воспоминаний «из телевизора» и мгновенно превратиться в рядового обывателя со стандартным багажом стереотипов, предрассудков и фобий[30].

Мы заведомо не можем проверить большую часть информации, которую получаем. Что остается? Верить. Наше доверие к информации основывается на доверии к ее источнику. Без разумного доверия к «знающим людям», вероятно, невозможна цивилизация, которая держится на распределении знаний. В древности, возможно, было по-другому, хотя специалисты, надо полагать, существовали уже в каменном веке[31].

Необходимо помнить, что наука старается формировать объективный мир, насколько это возможно в связи с располагающимся у науки аппаратом, поэтому концепции и доказательная база, могут идти отличаться от того, что привык видеть и думать человек в своей повседневности. С этим ничего поделать нельзя; если нечто – правда, то не нужно выдавать желаемое за действительное. Стоит сказать, что наука может разочаровывать людей, в качестве примера приведем один из читательских отзывов на работу Ричарда Докинза «Эгоистичный ген» : «Школьный учитель из одной далекой страны с укоризной писал мне, что одна из его учениц, прочитав книгу, пришла к нему в слезах, оттого что мое сочинение убедило ее в пустоте и бесцельности жизни»[32].

 

Дата: 2018-11-18, просмотров: 355.