Мужские приемы привлечения внимания женщин

 

К подобным приемам относятся так называемые жесты прихорашивания: мужчина развертывает плечи, выпрямляет спину, втягивает живот (если он есть); поправляет галстук, одергивает пиджак, а если он сидит, то – широко расставив ноги.

Женщины, будучи от природы более наблюдательны, чем сильный пол, и более тонко организованы, мгновенно воспринимают эти скрытые сигналы готовности мужчины к контакту.

 

Как сидят мужчины

 

Многие наверняка замечали, что юноши и молодые мужчины почти всегда сидят, широко расставив ноги. В общественном транспорте это особенно заметно, когда на сиденье, рассчитанном на двоих, второму трудно поместиться рядом с таким «широко сидящим» пассажиром. Мужчины старшего возраста обычно сидят «более скромно».

Эти обстоятельства суть проявления степени сексуальной готовности. Юноши и молодые мужчины гиперсексуальны и всегда готовы к новым контактам, что автоматически проявляется в их позе.

 

Любопытство – не порок

 

 

Молоденькая девица с удовольствием пела перед гостями; она была очень хороша собой, и потому все превозносили ее до небес. Только один юноша хранил молчание.

– Ну а вы? – не выдержала она, наконец. – Вам не нравится, как я пою?

 

Так он стал ей интересен. Мишенью скрытого воздействия  молодого человека на девушку было естественное желание женщин нравиться мужчинам, а вовлечением  в контакт с ней – женское любопытство. Фоновый фактор  – естественный в этом возрасте интерес к противоположному полу.

Юноша осуществил свое намерение посредством трансакции   Р (управляет  девушкой) → Д (чувство  любопытства).

Быть «одним из» почти наверняка означает неудачу.

 

Манипулятор Печорин

 

М. Ю. Лермонтов в «Герое нашего времени» подробнейшим образом описал манипулятивный способ вызвать любовь женщины к мужчине.

В то время как все свободные мужчины желали познакомиться с хорошенькой княжной Мери, Печорин упорно этого знакомства избегал. Сначала это вызвало у нее любопытство,  затем – раздражение  (состояние Дитя). Встречаясь ежедневно на бульваре, у минерального источника, он «употреблял все силы на то, чтобы отвлечь ее обожателей». Ту же цель преследует приглашение поклонников Мери к себе в гости, и «шампанское торжествует над силою магических ее глазок».

Княжна окончательно «возненавидела» Печорина после того, как тот перекупил за большую цену ковер, который ей очень хотелось иметь, а затем велел провести мимо ее окон свою лошадь, покрытую этим ковром.

Но стоило Печорину сделать шаг к знакомству и примирению, как ненависть Мери мгновенно испарилась – и на ее месте вспыхнула любовь.

Многие пострадавшие от убитой предательством любви знают, что от любви до ненависти один шаг. Мы же хотим обратить внимание на обратное: от ненависти до любви – полтора шага.

 

Многоходовая манипуляция

 

Манипулятивная игра Печорина включала несколько этапов. Первый – вызвать у Мери желание познакомиться с ним. Мишень воздействия, вовлечение  и фоновый фактор  здесь такие же, как и в случае с девицей-певуньей.

Второй этап – вызвать чувство ненависти. Мишенью воздействия  явилось уязвленное самолюбие, вовлечением  – возможность мстить Печорину, вызывая восхищение поклонников.

Третий этап – проявление манипулятором симпатии. Он добровольно, без принуждения признает свое поражение. Это вызывает у девушки восторг, благодаря которому ненависть сменяется любовью [Лермонтов, 1983].

Печорин осуществил свое намерение посредством трансакции   Р (управляет  девушкой) → Д (чувства:  любопытство, раздражение, ненависть, любовь). Первые чувства проложили дорогу последнему.

 

К слову сказать…

 

Честно говоря, вызывает удивление, что из блестящей лермонтовской прозы именно «Герой нашего времени» входит в школьную программу старшеклассников. Учить молодых людей на примере Печорина манипулированию в сфере тончайших человеческих чувств – занятие не из благородных. Ведь манипулятивный характер действий Печорина прописан открытым текстом: завоевание благосклонности Мери было предметом пари Печорина с Грушницким и желанием «насолить» последнему. Не появилось ли у «юношей, обдумывающих житье», искушения повторить этот жестокий опыт на своих сверстницах? Ведь бессердечность, с которой обошелся Печорин с Мери, может стать для некоторых образцом для подражания. Все знают, как заразительны дурные примеры.

Тем более, как отмечают учителя русской литературы, многие качества Печорина вызывают у юношей симпатию: ум, проницательность, умение добиться своего, смелость и то, что он не боится рисковать ради защиты своей чести. То есть речь идет о качествах, которые для юношей являются наиболее привлекательными (молодые люди пишут об этом в сочинениях, высказываются на уроках при обсуждении «образа Печорина»). Герой, выведенный Лермонтовым как заведомо отрицательный, сегодня, когда моральные критерии сильно размыты, нежели это было в дворянском обществе полуторавековой давности, может стать примером для подражания. Не случайно учителя отмечают, что молодые люди не осуждают Печорина «даже на уроках», где «положено» его осудить.

 

 

Притягивание отталкиванием

 

Так можно назвать и только что проанализированную манипуляцию. Женщины применяют ее намного чаще, чем мужчины. Но чаще лишь для видимости отталкивания. У женщин этот прием реализуется в виде кокетства  . О нем мы теперь и поговорим.

 

Андре Моруа о кокетстве

 

 

Кокетство было и есть поразительно мощное и опасное оружие. Этот набор искусных уловок состоит в том, чтобы сначала увлечь, затем оттолкнуть, сделать вид, будто что-то даришь, и тут же отнять. Результаты этой игры поразительны. И даже зная заранее обо всех этих ловушках, все равно попадаешься.

Стоит нам только принять на свой счет чей-либо взор, улыбку, фразу, жест, как воображение помимо нашей воли уже рисует нам скрывающиеся за ними возможности. Эта женщина дала нам повод – пусть небольшой – надеяться? С этой минуты мы уже во власти сомнений. И вопрошаем себя: «Вправду ли она интересуется мною? А ну как она меня полюбит? Невероятно. И все же, ее поведение…» Короче, как говаривал Стендаль, мы «кристаллизуемся» на мысли о ней, другими словами, в мечтах расцвечиваем ее всеми красками, подобно тому, как кристаллы соли в копях Зальцбурга заставляют переливаться все предметы, которые туда помещают.

Мало-помалу желание превращается в наваждение, в навязчивую идею. Кокетке, которой хочется продлить это наваждение и «свести мужчину с ума», достаточно прибегнуть к старой как род людской тактике: убежать, дав перед этим понять, что она не имеет ничего против преследования, отказать, оставляя, однако, проблеск надежды: «Возможно, завтра я буду ваша». И уж тогда незадачливые мужчины последуют за ней хоть на край света» [Моруа, 1993, с. 9 –10].

 

Приемы старого кино

 

В старых фильмах свидания юноши с девушкой нередко проходили по следующей схеме: поговорив с ним какое-то время, девушка бросалась убегать (нередко игриво приглашая: «Догони!»). Он, естественно, повиновался, а она бежала туда, где нет посторонних (парк, рощица) и там ему «попадалась». Ни одного случая, чтоб он ее не догнал, не было, по крайней мере, во всех многочисленных фильмах, которые автору запомнились еще с далекой детской поры. А когда поклонник ловил девушку, естественный телесный контакт сам собой переходил в поцелуй. Что было дальше (в роще), в тех целомудренных фильмах обычно не показывали, а если и показывали, то только на примерах с отрицательной героиней. «Положительная» героиня горячо возмущалась тем, что ее поцеловали, и считала, что уже теперь – то он обязан на ней жениться.

Говорим об этом потому, что даже в «производственных фильмах», сделанных по методу социалистического реализма и в рамках социалистической морали, нашло отражение такое мощное орудие женщин для скрытого управления мужчиной, как кокетство, ведь представленный прием – это простейшая форма притяжения отталкиванием.

Женщина кокетлива, и это не порок, а суть ее женского естества. Это биологический закон. Поэтому культивируемое кокетство или поиск благосклонности представляют собой своеобразный тренинг, позволяющий женщине поддерживать хорошую форму.

А быть в хорошей форме – удел женщины, если она хочет найти свою половинку.

 

Я нечаянно стал свидетелем следующей сценки. Около Национальной библиотеки случайно повстречались знакомые мужчина и женщина. Она протянула ему руку, он ее пожал. Она: «Хоть руки мне погреете…»

 

Ну чем не кокетка? А с виду – серьезнейшая ученая дама…

 

Намек «с прицелом»

 

 

Ухажер, взяв купеческую дочку за руку:

– Какие у вас ручки белые!

Она, потупив глазки (как бы стесняясь), произносит сдавленным полушепотом:

– У меня и все остальное такое…

 

Остается только удостовериться в этом. Программа действий мужчине подсказана.

Произошел следующий обмен трансакциями .  С его стороны – трансакция Д → Д (восхищение),  с ее – аналогичная встречная трансакция, закрепляющая пристройку рядом на уровне чувств: Д → Д (флирт).

 

Вытягивание обязательств

 

 

Девушка – парню:

– Ты меня любишь?

– Ну да…

– Очень?

– Конечно. А у тебя есть сомнения?

– Нет, но мне так приятно это слышать!

 

Изящество этой конструкции трудно не оценить: сказать «не люблю» – зачем тогда встречаешься? Чтобы «поматросить и бросить»? Но это непорядочно. Прослыть непорядочным никому не хочется. Сказав же «а», приходится говорить и «б», то есть отвечать в таком ключе и дальше.

Признание получено. А оно накладывает обязательства: Любишь? Докажи!

Подобные вопросы, как видим, заставляют доказывать то, что нужно манипулятору:

 

– Ты меня любишь?

– Люблю.

– Правда?

– Ну конечно.

– Правда-правда?

 

Когда о любви «допрашивать» рановато, выбирают вариант полегче:

 

– Я тебе нравлюсь?

– Нравишься.

– Правда?

 

Ответить «нет», если встречаешься, – некрасиво. А если человек нравится, то принято для него что-то сделать. Привлечение внимания к этому и является целью манипулятора.

Представленные диалоги имеют манипулятивный характер. Девушка вытянула «признания», которых молодой человек не собирался произносить.

А они, как и всякое принятое обязательство, дают односторонние преимущества тому, кто их получил. Мишенью воздействия  во всех этих манипуляциях являются стереотипы поведения – не принято огорчать человека, с которым встречаешься, вовлечением  – нежелание ухудшать отношения в данную минуту.

Приведенные манипуляции реализуются двумя трансакциями  –  открытой и скрытой. Первая: В → В (обмен информацией). Вторая: Д → Д (чувства).

 

Вытягивание комплимента

 

«Тебе нравится мое новое платье?»

Трансактный анализ этого приема дает следующий результат. Открытая: Взрослый → Взрослый (обмен информацией). Скрытая: Д → Д (ожидаемое восхищение).

Задавая это вопрос, женщина демонстрирует мужчине свой наряд, ожидая бурного восхищения с его стороны. Если такового не последует, это повод для упреков: «Ты совсем не обращаешь на меня внимания!»

Но на эту, казалось бы, беспроигрышную манипуляцию есть и контрманипуляция. Правда, немного грубоватая.

 

– Как тебе нравится моя новая шляпа?

– Замечательная! Совсем не видно лица!

 

Осуществлена посредством открытой трансакции   Взрослый → Взрослый (обмен информацией). Плюс скрытая трансакция: Д → Д (издевка).

 

Повод заговорить

 

Женщина в кинотеатре оборачивается и кокетливо спрашивает сидящего позади мужчину:

 

– Вам не мешает моя шляпа? Я могу ее снять.

– Нет-нет, оставьте. Ваша шляпа гораздо смешнее, чем эта комедия.

– Хам!

 

Автор книги присоединяется к реплике дамы.

А казалось бы, такой миленький повод познакомиться был предложен женщиной…

Трансактный анализ   ситуации дает тот же результат, что и выше.

 

«Кто девушку ужинает, тот ее и танцует» (кавказское изречение)

 

 

Во время танца кавалер нежно прижимает к себе партнершу и шепчет:

– Ах, я чувствую себя как в раю!

– Да? А я – как в автобусе.

 

Кавалер находится в состоянии Дитя,   а дама в состоянии Взрослый.

Здесь просматривается тонкий намек на то, что ему еще надо потрудиться, чтобы завоевать ее сердце и вместе почувствовать себя как в раю.

Еще Лопе де Вега отмечал: «Ничто не усиливает любви так, как препятствие».

 

Опоздания

 

Не секрет, что многие представительницы прекрасного пола приходят на свидание с мужчиной с некоторым опозданием. Цель – показать свою независимость. Ведь стоит прийти на минуту раньше, чем он, как создается впечатление, что именно она его ждет, – а этого допустить нельзя. К тому же ожидание, особенно длительное, является тестом, насколько мужчина дорожит им.

Женщина в данном случае занимает позицию Родитель   (оценивает ).

Привычка женщин опаздывать не прошла мимо остряков:

 

– Как твой новый ухажер?

– У него дурная привычка: на свидания вечно приходит небритый.

– А ты на сколько опаздываешь? За это время у него щетина и отрастает.

 

 

Дата: 2018-09-13, просмотров: 23.