САМЫЙ БЛАГОПРИЯТНЫЙ МОМЕНТ ДЛЯ ПРОБУЖДЕНИЯ КУНДАЛИНИ
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Прямо в момент пробуждения от сна и перед восприятием объективного мира возникает состояние осознания, которое есть чистое «Я». Его необходимо познать

Рамана Махарши

В первой главе я вкратце описал обстоятельства, которые привели к моим первым двум духовным пробуждениям. Эти опыты происходили при различных обстоятельствах, однако у них были определенные общие черты. Каждое пробуждение было инициировано в момент непосредственного перехода между сном и бодрствованием, и ни в одном случае у меня не было ни малейшего представления о том, что вот-вот должно случиться. Мое духовное перерождение 1978 года случилось под конец первого или второго цикла сна; второе пробуждение, в 1993 году, произошло после искусственного прерывания сна, последовавшего почти сразу за погружением в сон.

Рамана Махарши говорит, что «состояние осознания, которое есть чистое «Я», может быть познано в момент пробуждения от сна и перед восприятием объективного мира». Доступ к этому блаженному состоянию открывается между сном и бодрствованием, а не между бодрствованием и сном. Опыты трансформации Толле, Кришны и мой собственный поддерживают этот вывод.

Возможно, вам не очень понятно, в чем заключается разница между пробуждением и засыпанием. Разве точки перехода между этими двумя состояниями не есть в сущности одно и то же? На самом деле – нет.

Когда речь идет о пробуждении духа, направление решает всё; и именно поэтому медитация в том виде, в каком ее практикуют сегодня, оказывается такой напрасной потерей времени – по крайней мере для тех, кто стремится к просветлению.

Такое понимание важнейшей роли, которую «сонный переход» играет в пробуждении духа, отнюдь не ново, но его значение было утрачено, забыто или проигнорировано теми, кто вознамерились руководить нами в наших поисках самопознания.

Толле «проснулся» в состоянии ужаса; эмоциональная травма, катализатор его духовного перерождения, возникла в момент непосредственного перехода между сном и бодрствованием и не произошла бы ни в какой иной момент, как бы сильно он ни страдал.

Каждый день перед рассветом Гопи Кришна проводил по нескольку часов в молчаливом созерцании воображаемого лотоса в собственном темени. За семнадцать лет медитация после пробуждения от сна стала для него привычным делом. Его способность заглушать свои мысли и тесное соседство духовной практики с переходом из сна к бодрствованию объединились, содействуя его пробуждению.

Духовное пробуждение Кришны заняло столько лет из-за его привычки просыпаться, затем вставать и переходить в отдельное помещение для медитации. Если бы он начинал медитацию сразу же по пробуждении, его духовное перерождение могло бы произойти намного раньше; к тому же был еще один ключевой фактор, который мог сыграть роль катализатора его пробуждения и о котором я буду говорить в главе 11.

Традиционные духовные практики и их современные адаптации вроде Power of Now как средства достижения просветления – неэффективны, поскольку они стремятся подойти к этой точке перехода из бодрствующего состояния. Они пытаются создать брешь в потоке мыслей в тот момент, когда биохимический механизм ствола головного мозга – система контроля исполнения – активно сопротивляется любой перемене в состоянии осознания.

Толле чувствовал, что его втягивает в энергетическую воронку; Махарши чувствовал, как что-то поднимается изнутри и овладевает им; а Кришна и я чувствовали приятное ощущение в основании позвоночника, которое быстро поднималось к темени, сопровождаемое сильнейшим экстазом.

Опыты Толле и Махарши неповторяемы. Духовному пробуждению, основанному на спонтанном эмоциональном кризисе, научить невозможно. Сущность опытов Раманы и Экхарта будет ускользать от нас, поскольку мы не способны намеренно создать интенсивное эмоциональное возбуждение – как позитивное, так и негативное, – которое лежит в основе их опыта. Я буду подробнее говорить о духовном перерождении Махарши в четвертой главе.

ДУХОВНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Эго – причина нынешних бед. Дайте человеку проследить эго до его источника – и он достигнет того недифференцированного счастливого состояния, которое есть сон без сна.

Рамана Махарши

Рамана Махарши говорит, что «самоосознание есть возвращение к естественному состоянию человека». Экхарт Толле говорит, что истинная природа человека – это «вечносущее «Я есмь»-сознание в своем чистом состоянии до отождествления с формой». Эго возникает, когда мы пробуждаемся от сна. Чтобы избавить «Я» от эго, мы должны вернуться к его источнику.

Мы склонны отвлекаться на физиологические феномены, возникающие до и после самого события, приписывая каждое пробуждение целому ряду не связанных с ним причин. Трудно прийти к единому мнению, когда предшествовавшие пробуждению состояния таких просветленных, как Гопи Кришна, Экхарт Толле, Рамана Махарши и Гаутама Будда, якобы столь несходны между собой.

В своей сущности опыты Толле, Кришны, Махарши, Будды и мой собственный суть одно; но наши личные обстоятельства, предшествовавшее состояние ума, окружение и жизненные истории существенно разнятся, придавая каждому опыту его видимую уникальность.

Самадхи выходит за пределы мышления. Мозг не становится просветленным, как и не является источником разума или сознания. Мозг – это механизм, который опосредует поведение в ответ на сенсорные входные данные. Биокосмическая история включает развитие все более сложных инструментов выражения.

Нервные системы развиваются, чтобы поддерживать, отражать и усиливать нарождающиеся состояния осознания. Светский мир – это функция когнитивных процессов левого полушария мозга, и именно левое полушарие в силу своей природы делает нас слепыми к реальности.

ДЕПРЕССИЯ И МЕДИТАЦИЯ

Это ни сон и ни бодрствование, но нечто среднее между ними. [В нем] есть и осознание бодрствующего состояния, и спокойствие сна. Это [состояние] называется джаграт-сушупти.

Рамана Махарши

 

Самадхи означает сон в состоянии бодрствования. Блаженство всепоглощающе, и это ощущение очень отчетливо.

Рамана Махарши

Практика медитации помогает контролировать эмоции, сосредоточивать внимание и снижать стресс, в то время как стресс, подавленные эмоции и недостаток сосредоточенности суть признаки депрессии. Депрессия и медитация порождают диаметрально противоположные состояния функционального осознания, однако оба состояния считаются ведущими к духовному пробуждению.

При депрессии затрагиваются несколько областей лимбической системы мозга. Эти области участвуют в формировании чувств, эмоций, настроений, сна, аппетита, желания и памяти. У большинства людей депрессия бывает вызвана снижением биоэлектрической активности в нервных контурах, которые используют нейротрансмиттеры, именуемые серотонином и норэпинефрином.

Медитация, напротив, есть волевая деятельность, предназначенная для деактивации тех областей коры головного мозга, которые принимают и перерабатывают сенсорную информацию. Медитация обычно понижает активность в теменной доле – отделе мозга, который расположен рядом с макушкой головы и ориентирует нас в пространстве и времени.

Понижая активность теменной доли, мы утрачиваем чувство границ и воображаем, что ощущаем единство с Вселенной. На самом деле мозг не прекращает работу во время медитации – лишь блокирует информацию из внешнего мира, создавая одну из форм сенсорной депривации, которая дарует практикующему иллюзию внутреннего покоя.

Медитативные состояния не имеют никакого отношения к самадхи. Просветленные не медитируют. Человек обретает самопознание, полностью взаимодействуя с миром чувств и ощущений, а не подавляя сенсорные стимулы. Просветленный восхищен и поглощен происходящим, а не сосредоточен и отстранен.

Практика медитации ведет к когерентности и стабильности, в то время как депрессия разрушает и дестабилизирует. Кундалини же процветает за счет разрушения и нестабильности, и уверенность Экхарта Толле в том, что депрессия привела к его собственному духовному перерождению, несомненно оправданна.

Как ни иронично, Толле не учит нас впадать в депрессию; не учит он и депрессивных личностей из нашего числа использовать свою депрессию, чтобы достигнуть просветления. Вместо этого он учит парадоксальной форме садханы, которую именует Power of Now, не имеющей никакого отношения к его собственному трансформирующему опыту.

В отчете Толле о событиях, приведших его к духовному перерождению, никакая садхана не упоминается вовсе. Можно только догадываться, почему или каким образом техники, описываемые в «The Power of Now», стали центральным ядром его учения.

Это любопытное расхождение между опытом учителя и наставлениями, которые он дает ученикам, – явление, распространенное на протяжении всей истории развития духовной садханы.

Медитация делает бытие в форме эго более сносным, не столь наполненным страхом и является проверенным противоядием к депрессии. Но практика The Power of Now или любой иной формы духовной дисциплины – будь то буддизм, дзэн или индуистская йога – не обеспечивает жизнеспособного контекста для пробуждения духа.

Эти дисциплинирующие практики склонны усиливать нейронные системы, которые поддерживают когнитивные способности и снижают возможность духовного пробуждения. Буддизм, джайнизм, сикхизм и индуизм наряду с их современными адаптациями вроде The Power of Now поддерживают и укрепляют все то же эго – только в позитивном, значимом и конструктивном ключе.

Если бы каждый человек практиковал какую-либо форму духовной дисциплины, мир определенно стал бы лучше; но чтобы стать джняной (тем, кто познал свое «Я»), садхана должна быть центрирована на точке перехода между сном и бодрствованием. Это и есть местоположение во времени и пространстве врат к самопознанию.

Просветление – это «возвращение к естественному состоянию», а не нечто такое, что можно обрести в будущем. Не существует такой вещи, как духовная эволюция, а прогрессивное и божественно санкционированное совершенствование человечества – это эгоистическое заблуждение, поддерживаемое «неувядаемой» духовной философией. Человечество уже совершенно. Поисками изъянов занимается только эго. И эта истина – как мы с вами увидим – неизбежна.

Духовное перерождение всегда включает в себя спонтанное пробуждение кундалини, а сама кундалини – это просто количественная форма биоэнергии. Так откуда берется эта энергия и почему кундалини легче всего пробуждается в переходе между сном и бодрствованием? Я вернусь к этому вопросу в главе шестой.

ИТОГИ ГЛАВЫ 2

1. Ни Рамана Махарши, ни Экхарт Толле не практиковали ни одной из форм садханы до своего духовного перерождения. Только Гопи Кришна и Гаутама Будда имеют за плечами историю духовной дисциплины, которая могла внести свой вклад в их трансформацию.

2. Точка перехода между сном и бодрствованием – самый благоприятный момент для свершения духовного перерождения. Эго возникает тогда, когда мы пробуждаемся от сна, и эта точка – местонахождение первых врат самопознания.

3. Традиционные духовные дисциплины, несмотря на всю их полезность, подходят к этой точке перехода из состояния бодрствования Вместо того чтобы превращать сонное состояние в бодрствующее, они пытаются перевести бодрствование обратно в сон, сохраняя осознание. Таким способом трансценденция не работает

4. Медитация и депрессия порождают противоположные состояния ума, однако принято считать, что они обе ведут к духовному перерождению

5. Просветление – это состояние всего тела. Самоосознание не заключается в некоем поддельном внутреннем покое, обретенном за счет волевого блокирования сенсорных данных из внешнего мира. Как средство достижения просветления, медитация в том виде, в каком ее ныне практикуют, является пустой тратой времени.

6. Просветления легче всего достичь путем засыпания и последующего непробуждения, а не засыпания и одновременных попыток оставаться бодрствующим. Бодрствование – вот в чем проблема. Духовное же пробуждение происходит тогда, когда во время перехода от сна к бодрствованию эго не возникает.

Дата: 2018-09-13, просмотров: 856.