Упадок вилл. Соседские общины (конселью)
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Мы уже видели, что в общественном строе вестготов знатный собственник являлся профессиональным воином. Именно ему, а не его сервам закон вменял в обязанность сопровождать короля в походах на войну. И совершенно естественно, что, призванный под знамена, он брал с собой много сервов, которые во время похода должны были ему помогать и его обслуживать. Впоследствии такая традиция обслуживания воина группой слуг долго сохранялась в средневековой военной организации. Но в сражениях участвовал только сеньор. Вот почему он больше других страдал от войн и почему именно этот слой населения был практически истреблен.

В ту пору многие виллы остались без хозяина. Нет свидетельств того, что в сельских районах Португалии сложился сколько-нибудь значительный слой мусульман. Арабы и берберы не занимались виноделием: религия запрещала им употреблять вино. Не оставили они следов — ни материальных, ни лингвистических — ив выращивании зерновых культур. Африка не нуждалась в пиренейской пшенице. Наконец, условия жизни, особенно в районах севернее Тежу, не способствовали расселению сарацинских земледельцев по изолированным наделам в окружении враждебного им населения.

В виллах теперь проживали не сеньоры, а сервы, если придать этому слову широкое толкование, включив в него мелких свободных издольщиков, материальное положение которых было ненамного лучше материального положения самих сервов. Оживление городов способствовало оживлению производства. Многие из бывших римских городов вновь превратились в важные торговые центры: Силвиш, Мертола, Бадахос, Алкасер-ду-Сал, Сантарен, Лиссабон, Коимбра.

Очень часто бывшие земледельцы оставались жить в виллах, но они уже не зависели от знати. И хотя теперь над ними не было сеньоров, однако оставались экономические вопросы общинного характера (коллективные пастбища, помол зерна, севооборот, производство вина, хранение зерна), а также заботы, связанные с общественной жизнью (правосудие, оборона, сбор подати). Эти проблемы касались каждого; при их решении все пользовались одинаковыми правами. Поэтому рождается традиция проведения собраний жителей, устанавливается коллективная власть соседей. Порт, vizinho («сосед») произошло от лат. vicus, обозначавшего «небольшой населенный пункт». Каждый работник виллы (villanus, servus), называется теперь по месту проживания; и это изменение означает его освобождение.

«Собрание жителей деревни» — это перевод словосочетания conventus publicus vicinorum, которое в некоторых документах обозначает эту новую форму местного народного самоуправления.

Мы не можем однозначно утверждать, к примеру, что именно так зародились средневековые португальские общины (конселью). Весьма вероятно, что в наиболее крупных городах конселью были результатом самоорганизации буржуазии, как это произошло в Западной Европе, где коммунальное движение возникло как реакция на уже отжившую и не соответствующую духу времени феодальную власть. Похожий процесс шел в Порту, где муниципальная организация горожан вступила в борьбу с сеньором города, епископом. Неизвестно, как развивались события в Лиссабоне и Коимбре, но в целом мы видим, что на начальном этапе возникновение соседских конселью происходило не в борьбе с властью сеньоров, а в условиях отсутствия этой власти, что произошло после вторжения мавров. Косвенным подтверждением именно сельского, а не городского происхождения португальских конселью служит тот факт, что не обнаружено признаков хотя бы одного средневекового здания ратуши; напротив, существовала традиция (на Мадейре она сохранялась вплоть до XV в.) проведения собрания соседей на открытом воздухе, в тени деревьев. Единственное исключение — domus municipalis в Брагансе — изобретение современных эрудитов, но это здание предназначалось не для собрания горожан, а для хранения воды.

 

 

Реконкиста

 

Мусульмане не захватили Астурию. Это горный район с сильно пересеченной местностью; там не было крупных населенных пунктов, а население жило бедно. Согласно распространенному преданию, по многим признакам легендарному, здесь скрывались после нашествия мусульман бежавшие знатные вестготы. Один из них, по имени Пелайо, встал во главе изгнанников и очень скоро организовал движение по отвоеванию (Реконкиста) утраченной территории. Фактически нет достоверных сведений об этом Пелайо. Имя его не готского происхождения; авторы небольших хроник (cronicoes), написанных в конце IX и в X в., стремятся возвести его происхождение, каждый на свой манер, к древним вестготским королям, с тем чтобы таким образом установить связь между горными воинами и «восстановлением» христианства в Испании. Живший в ту эпоху арабский писатель пишет, что речь шла о некоем галисийце. Уже в наше время один историк предположил, что это мог быть крестьянин, которому удалось выдвинуться среди своих собратьев в пору кризиса, последовавшего за уничтожением вестготского королевства. Другой историк, опираясь на окончание в имени, считает Пелайо выходцем из Астурии. Все, что можно сказать, — это то, что предполагаемое сопротивление со стороны вестготской знати свелось к возникновению местного очага независимости, сложившегося вокруг предводителя из числа тех же местных жителей.

Еще до 750 г. воины-берберы, находившиеся в северных районах (в частности, в Галисии), взбунтовались против арабов. Чтобы подавить мятеж, немногочисленные арабы призвали на помощь сирийские войска. Последовала длительная и ожесточенная гражданская война, в результате которой земли к северу от Доуру оказались полностью или почти свободными от захватчиков: жившие там берберы отправились на юг воевать с арабами.

Теперь испано-готское население этих районов смогло поднять голову и встало на сторону астурийцев в их противостоянии с маврами. Галисия стала одним из тех регионов, где борьба между маврами и христианами была наиболее ожесточенной и разрушительной. Данное обстоятельство повлияло на формирование некоторых социальных характеристик местного населения этой области, давшей начало средневековой Португалии.

Еще до конца VIII в., больше из-за ухода мавров, занятых междоусобными войнами, чем вследствие активной христианской «реконкисты», Пиренейский полуостров оказался разделен на две зоны, граница между которыми проходила примерно следующим образом: от Коимбры она шла по руслу реки Мондегу, затем через города Талавера, Толедо, Тудела и Памплона. Население этой территории не имело определенного постоянного единства, кроме церковного. Некоторые епархии (среди них епархии городов Порту и Брага) были покинуты епископами; однако, несмотря на это, католический культ там не прерывался.

Отдельные историки, среди них Алешандри Эркулану[16], воспринимали буквально некоторые фразы из хроник времен Реконкисты, в частности, той, которая приписывается Себастьяну, епископу Саламанки. В них говорится о том, что именно Альфонс I (предводитель астурийцев времен восстания берберов) постепенно отвоевал значительную территорию, куда входили вся Галисия, Минью, Доуру, а также часть современной провинции Верхняя Бейра, вырезав всех мавров и уведя с собой в Астурию всех христиан, которых встречал на пути. В этом — истоки известной теории «опустошения территории» (teoria do ermamento); если все мавры на этих территориях были уничтожены, а все христиане уведены, то земля здесь превратилась в одну большую пустыню, где общественная жизнь заглохла и вновь пробудилась лишь после окончательного присоединения этих территорий к новым христианским королевствам.

Позднее эта точка зрения была уточнена. Уход христиан на север можно объяснить потребностью в рабочей силе в тех землях, где возрождался феодальный строй готов. А кроме убитых и раненых всегда бывают и спасшиеся; сегодня нам известно, что даже напалмовые дожди или ковровые бомбардировки не могут стереть с лица земли народы, оказывающие сопротивление своему уничтожению. Средневековые войны не обладали большой разрушительной силой. Набеги устраивались только на те районы, где нажива могла оправдать расходы, и сам факт их повторяемости показывает, что местное население было крепко привязано к земле. При приближении солдат (порой это были мавры, порой христиане, но всякий раз они представляли себя в качестве освободителей) сельские жители, вероятно, поступали так, как это случилось в Коимбре: они бежали в горы, а потом возвращались и строили новые жилища, возобновляли посевы. Между тем трудности укрепляли стихийно возникавшие организации населения и органы управления.

О социальной жизни того времени известно очень мало, потому что в сохранившихся коротких повествованиях основное внимание уделено перечислению королей и их военным успехам. Однако есть свидетельства об ожесточенных социальных конфликтах между сервами и сеньорами. Тот же Себастьян из Саламанки (а кроме него еще хронист, названный Альбельдским, потому что, по-видимому, его хроника была написана в IX в. в монастыре Альбельды) рассказывает нам о восстании «либертинов» — потомков бывших рабов. Он пишет, что, взяв в руки оружие, они подняли кровопролитный мятеж против собственных сеньоров, однако были побеждены и «возвращены к своему прежнему рабству». Есть и другие ссылки на восстания низов против знати. В ряде случаев население восставало после присоединения территорий, на которых они проживали, к христианским владениям. Эти бунты не носили религиозного характера; нет пи малейшего признака глубокой приверженности жителей мусульманской вере. Но «реконкистадоры» не признавали уже укоренившиеся на местах соседские организации. Война преследовала одну цель: овладеть землями и всем, что на них находилось. Очевидно, идея крестового похода возникла лишь в соответствующую историческую эпоху (первый поход состоялся в 1096 г.). Существовал церемониал занятия территорий: cum cornu et albende de rege, то есть под звуки труб и с развернутым королевским стягом. Подобная торжественность не годилась для пустынных территорий; с другой стороны, ее нельзя считать пустой формальностью. Она олицетворяла установление религиозного, политического и социального господства: Евангелия над Кораном, нового христианского государства над гнетом сарацин, но также и сеньоров над сервами, сеньориального общества над обществом форальным.

 

 

Дата: 2018-12-21, просмотров: 442.