Фуэрос закрепляли наследственные права жителей

общин На полученные ими земли. Примером может служить грамота, пожалованная консехо Нахеры в 1154 г. королем Санчо III: «Я король Санчо… составил грамоту и подтвердил вам, жителям Нахеры, как нынешним, так и будущим, и детям вашим и всему потомству вашему границы вильи вашей, чтобы с этого дня вы владели ею вместе с потомством, по наследственному праву навеки. Предоставляем вам все в этих пределах- и виноградники, и огороды, дороги, воды, леса, которые вы можете иметь. И ни я, ни какой-либо другой человек вместо меня не может отобрать это у вас…»'

Существенную роль в колонизации в XI-XIII вв. играли военные ордена, получавшие от королей значительные земельные пожалования, особенно в Андалу-зии. Вотчины орденов здесь носили преимущественно скотоводческий характер.

В этот период отчетливо заметно руководство колонизацией со стороны королевской власти. Это выражалось в непосредственном участии королевских должностных лиц в наделении консехос землями, определении с помощью фуэрос прав и обязанностей членов городских общин, пожалованиях земель светским магнатам, церквам и орденам, в планомерной колонизации различных территорий в соответствии с политическими и стратегическими интересами королевства.

Поощрение колонизации проявлялось в установлении льгот для поселенцев на новых землях. Они освобождались на первое время от ряда платежей и повинностей. На колонизацию наложили свой отпечаток сдвиги в социальных отношениях, типичные для этого периода, т. е. развертывание процесса феодализации.

К. Санчес-Альборнос справедливо подчеркивал большую рюль свободных людей и консехос в заселении новых земель. Нельзя, однако, как отметил И. Конча, недооценивать и определяющую роль магнатов в экономической и политической жизни Кастилии2. В освоении новой территории наряду с королем активно участвовали светские магнаты, епископы, аббаты, ордена. Содейст-вуя колонизации, осуществляемой консехос, короли в

1 Цит. по.: Gonzalez J.  El reino de Castilla en la epoca de Alfonso VIII, t. II. Madrid, I960, N 14.

2 См.: Concha J.  Consecuencias juridicas, sociales у economicas de la reconquista у repoblacion. - «La Reconquista espanola у la repob-lacion del pais». Zaragosa, 1951, p. 217.

то же время заботливо оберегали интересы магнатов и церковных корпораций. Об этом свидетельствуют такие факты, как передача многих деревень, находившихся первоначально в составе городских округов (Бургаса, Карриона, Сальданьо, Муньо), сеньорам1. Характерно, что короли принимали порой меры для ограничения ухода хуньорес из сеньорий на старых землях. Важное значение, имело. возложение королевской властью повинностей на консехос.

Колонизация играла важную роль в развитии многих стран средневековой Европы. Но для Леона и Кастилии она имела особое значение^ В других странах колонизация осуществлялась уже сложившимися феодальными государствами. В Испании же она развернулась еще в раннефеодальный период. Само феодальное общество и государство складывались здесь в ходе Реконкисты, наложившей отпечаток на феодальные отношения. В этом мы убедимся, останавливаясь далее на социальной структуре и политическом устройстве Леона и Кастилии в XI-XIII вв.

В исторической литературе распространено мнение, что в результате колонизации в Кастилии значительно вырос слой свободного крестьянства. Следует, однако, уточнить характер этой свободы.

Земледельцы, поселившиеся на новых землях, и по владельческим правам, и по общему своему статусу нередко мало отличались от хуньорес де эредад и со-ларьегос. Поселенцы, как правило, имели сеньора (иногда это сам король). Ему выплачивали оброки, несли барщину, находились порой под его юрисдикцией (хотя могли судиться и в королевских судах). Иногда им запрещалось находить себе другого сеньора.

В лучшем положении 'находились те из крестьян, которые имели коня и- несли военную службу в коннице. Остальные же представляли собой в сущности зависимых земледельцев, хотя и более высокого статуса, • чем хуньорес и соларьегос.

Вопрос же о статусе населения городов Новой Кастилии требует специального рассмотрения.

1 См.: Gonzalez J.  Reconquista у r-epoblacion de Castilla, Leon, Extremadura у Andalucfa. La Reconquista espanola у la repoblacion del pais, p. 192.

 

 

ЗАВИСИМЫЕ КРЕСТЬЯНЕ

 

 

Для леонской и кастильской деревни в это время, как и прежде, характерно наличие ряда категорий крестьян несобственников. Сохраняется еще слой сервов, в положении которых не произошло существенных изменений.

Юридический памятник XIII в. «Сиете партидас» свидетельствует о сохранении ряда основных норм римского и вестготского права о рабах; «сеньор имеет полную власть над своим сервом, чтобы делать с ним все, что ему будет угодно»; рабство характеризуется как наиболее презренная и низкая вещь, какая только может быть среди людей1. Все имущество серва по-прежнему •формально считалось собственностью его сеньора. Большая часть сервов имела земельные наделы. Отсюда наименование casati. Продавать свой надел, как и прежде, они не могли, но имели право дарить церкви одну пятую часть своего имущества. Самих сервов отчуждали иногда и без земли. * '

Хотя основным источником рабства были.война и торговля, имели место случаи самопродажи в рабство. Улучшилось правовое положение сервов. Они могли вступать в брак со свободными даже без разрешения своего господина. Альфонс X предписывал не дробить семьи сервов при обменах и продажах. Если господин морил раба голодом или подвергал пыткам, тот имел право жаловаться судье. Если жалоба подтверждалась, серв получал свободу. Сервы XI-XIII вв. по существу представляли собой крепостных крестьян.

Численность сервов, однако, сокращалась. Официальное право и местные обычаи создавали теперь более благоприятные условия для выхода из рабского состояния. Серв, который прожил 10 лет на земле своего сеньора или 20 лет на земле другого сеньора, согласно Пар-тидам, становился свободным. Стремление властей и местных консехос привлечь переселенцев на новые территории вело к тому, что в фуэрос включались постановления, облегчавшие оседание здесь беглых. Как отмечалось выше, еще фуэро Леона требовало, чтобы явившегося в город беглого серва оставляли жить в нем и никому не выдавали (если только его господин не до-

1 См.: Siete Partidas, IV, 1, 6; VI, 5.

казывал, что тот принадлежит ему). Некоторые более поздние фуэрос уже без каких-либо оговорок устанавливали, что поселившийся в данном месте раб становится свободным. В фуэро Бургоса говорилось даже о том, что получают свободу сервы, бежавшие в Бургос для того, чтобы не терпеть несправедливых притеснений со стороны своих господ1.

Вольноотпущенничество формально не претерпело коренных изменений. Часть сервов получала полную свободу. Нередко же они оказывались под покровительством прежнего господина или другого патрона. Патрон имел некоторые права на имущество умершего либерти-на: если у того не 'было детей и он не оставил завещания, все его достояние переходило к патрону; если он оставлял завещание, патрон получал половину.

На новых землях в Месете институт рабства и вместе с ним вольноотпущенничество в XI-XIII вв. уже не играли большой роли. Партиды, отражающие рецепцию римского права, енде уделяют внимание либертинам, но ближе стоявшие к практике повседневной жизни муниципальные фуэрос не упоминают о них.

Основную массу зависимого крестьянства составляли хуньорес, колласос, соларьегос. Если первоначально и были какие-то различия в положении лиц, относившихся к данным категориям, то теперь они постепенно стирались (не считан хуньорес де кабеса, стоявших по своему статусу ниже, чем прочие разряды зависимых крестьян).

В статусе всех этих крестьян на первый план выступает поземельная зависимость. Партиды так определяют понятие «соларьего»: «Соларьего - это человек, являющийся поселенцем на земле другого лица». Термин «соларьего», применявшийся первоначально в Новой Кастилии, со временем получает все более широкое распространение в Леоне и во всей Кастилии. Иногда употребляется наименование villanos, которое может обозначать зависимых земледельцев или же всех крестьян, в том числе и мелких собственников в целом.

Хуньорес, колласос и соларьегос были наследственными держателями земельных наделов. Иногда они могли отчуждать земли, но, как правило, крестьянам той же сеньории.

1 См.: Fuero de Burgos. Munoz Т.  Op. cit., p. 257.

Соларьегос (мы  так обозначаем всех  зависимых крестьян) несли разнообразные сеньориальные повинности. Некоторых из них - инфурсьон, маньерия, серна - уже характеризовались выше. В рассматриваемый период, помимо указанных повинностей, источники упоминают ряд других. К ним относятся посада (posada) - предоставление постоя как королевским должностным лицам, так и сеньору и его агентам; апеллидо (apellido) - обязанность являться на защиту виллы по требованию сеньора; эксебрадурас (exebraduras) - плата, вносившаяся крестьянином, жена которого уличена в прелюбодеянии; уэсас (huesas) - брачный взнос, который платил сеньору крестьянин (если он брал жену из чужой сеньории, то платил вдвое больший взнос); люк-туоса (luctuosa) - побор, причитавшийся с имущест-. ва умершего крестьянина.

Указанные категории крестьян и в этот период несли повинности в пользу государства: платили налог (tributum) и выполняли различные службы. Наиболее часто упоминаются фазендера, фонсада. Крестьяне также выплачивали церквам десятину (в готской Испании не было церковной десятины как обязательного побора). В X-XI вв. короли нередко жаловали монастырям виллы вместе с десятинами, причитавшимися с крестьян. В Партидах же выплата церковной десятины фиксируется как правовая норма.

В XI-XIII вв. осуществлялась фиксация крестьянских повинностей. Так, например, согласно фуэро Леона, тот, кто живет на чужой земле, если не имеет лошади и осла, выплачивает собственнику земли ежегодно 10 пшеничных хлебов, половину кувшина вина и один окорок. Фуэро Логроньо заменяет ряд прежних оброков выплатой 1 солида с каждого дома. Фуэро де Миранда устанавливает аналогичный взнос размером в 2 солида.

Выше отмечалось, что фуэрос зачастую снижали отработки до нескольких дней в году. Но в ряде случаев в XII-XIII вв. крестьяне должны были исполнять барщину ежемесячно или один раз в три недели. Зачастую фуэрос предусматривали взыскание с крестьян штрафов за уклонение от барщины, недостаточно усердное ее выполнение, уход с работы до установленного часа.

Фуэрос освобождали крестьян от ряда повинностей

или ограничивали их. Так, например, вдова сельчанина, не  имевшая сына  и не располагавшая сервом, вносила только половину прежнего оброка. В XIII в., согласно некоторым фуэрос, взносы сеньору платал лишь тот соларьего, у которого имелось недвижимое имущество не менее чем на 10 и движимое на 20 мараведи. Служба по защите виллы и обязанности посыльного ограничивались определенным сроком. Иногда предоставлялась возможность выкупить повинность, например маньерию.

Личный статус колласос и соларьегос в этот период, носил двойственный характер. Мы обнаруживаем в этом, статусе черты личной зависимости от сеньора, явное ограничение свободы. Крестьян продают и дарят вместе с землей. В документе 1207 г. говорится б продаже двух колласос вместе с их земельными наделами и домами за одну лошадь стоимостью в 30 мараведи. Известны случаи, хотя и немногочисленные, когда крестьян-колла-сос продавали или дарили вовсе без земли и использовали не в качестве земледельцев. Так, Фернандо II наряду,с другим имуществом пожаловал собору Леона сорок колласос, с тем чтобы они служили при церковной трапезной.

Нередко фуэрос сохраняли за крестьянами повинности личного характера - маньерию и нунсьо, обязанность сопровождать сеньора на судебные собрания, заменяемую денежным взносом, брачную пошлину, выплачиваемую вдовой, желавшей вновь выйти замуж. Крестьяне не могли отказываться от назначения на должность мерино под страхом уплаты штрафа.

В некоторых грамотах упоминаются колласос-ремес-ленники: плотники, скорняки и др. Не исключено, что одновременно они занимались и сельским хозяйством.

Порой семьи крестьян дробились: дети от браков колласос, принадлежавших различным сеньорам, делились между ними. Власть сеньора по отношению к зависимым крестьянам иногда выражается термином dominium. Церковные сеньории добивались того, чтобы крестьяне признавали себя их вассалами. Но это не обычный вассалитет, который связывал мелких и крупных феодалов. Партиды характеризуют отношения между сеньорами и их соларьегос как особый вид вассальных отношений.

Об ограничении статуса свободы крестьян свидетельствуют следующие факты: ответственность сеньора за

некоторые преступления,  совершаемые соларьегос, от сутствие у крестьян права давать в залог имущество без разрешения сеньора, получение сеньором компенсации за нанесенный его соларьего ущерб. Соларьего,  поднявший руку на сеньора, лишался руки. За сожительство с женой сеньора он мог быть безнаказанно убит.

Тенденции к установлению личной власти над соларьегос достигли своей кульминации в известном положении юридического памятника XIII в. - Старое фуэро Кастилии: «… у каждого соларьего сеньор может взять его жизнь и все его достояние…»1

Имеются, однако, данные, рисующие статус соларьего совсем в ином свете. Если колласос и соларьегос отличались по своему положению от крестьян из бегетрии, не говоря уже об идальгос, то они в то же время, как видно из Партид, отграничивались от сервов. Соларьегос могли приобретать новые земли и иметь их в собственности. Они иногда обладали сервами. Короли запрещали сеньорам (как и своим собственным агентам) захватывать в залог земли таких крестьян. Соларьегос могли обращаться в королевский суд с жалобами на незаконное взимание сеньорами поборов, которые рассматривали алькальды. Как уже отмечалось, соларьегос несли государственные повинности, платили налоги и участвовали в военных походах.

У зависимых крестьян была своя общинная организация, совет, который, как и общинный совет крестьян-, аллодистов, решал вопросы аграрного распорядка, поселения чужаков на территории Деревни, выбора сторожей, охранявших владения сельчан и общие угодья.

В документах этого периода встречаются упоминания о принудительной общности владения имуществом и ведения хозяйства, устанавливаемой главой семьи. Так, например, согласно одному документу из архива Сантьяго в Галисии от 1126 г., некий Овеко Диае в своем завещании' определил, что его сыновья частью имущества могут владеть раздельно, а частью - сообща. Иногда такая общность владения устанавливалась сеньором. Так, в 1215 г. аббат монастыря Монтеррамо предписал, что после смерти крестьянина Гундиеальво

1 El fuero Viejo de Castilla, I, 7, 1.

его держанием должны владеть все его сыновья соё*  местно1,

Двойственность статуса зависимых крестьян особен» но наглядно выступает при рассмотрении вопроса об их праве ухода. Выше отмечалось, что в X в. хуньорес де эредад имели право оставить свою сеньорию, отказавшись от земельного надела и пожертвовав половиной своего движимого имущества. Для зависимых крестьян и в XI-XIII вв. характерно ограничение права ухода. Крестьянин, пользуясь этим правом, зачастую терял наследственный надел, дом и половину движимого имущества.

Некоторые положения Старого фуэро Кастилии принижали статус соларьегос, например запрещали им уходить от сеньоров, угрожая нарушителям отобранием движимого имущества. Это, вероятно, нельзя считать чем-то случайным, тем более что подобные положения воспроизводятся в некоторых других юридических сочинениях. Определенные слои господствующего класса стремились усилить власть сеньоров над зависимыми крестьянами. Из сочинений Бомануара и Брактона мы знаем, что тенденция приравнять серва и виллана к римскому рабу не была чужда юридической литературе данной эпохи также во Франции и в Англии. Но общая линия социального развития Леона и Кастилии заключалась в смягчении зависимости данных категорий крестьянства.

Партиды провозглашают право соларьегос уходить от сеньора со всем движимым имуществом. Правда, при этом подчеркивалось, что соларьего не может ни отчуждать землю, которую он обрабатывал, ни требовать возмещения за улучшения, которые выполнены им в его хозяйстве. Все это он должен был оставить сеньору. Практически в XII-XIII вв. крестьяне указанных категорий имели значительные права и на свой наследственный надел. Оставляя свою деревню, они могли продать свой земельный надел, но в большинстве случаев либо сеньору, либо своим соседям, людям того же сеньора. В некоторых случаях такие крестьяне, уходя из сеньории, могли сохранить за собой свои наследственные наделы, уплатив небольшой взнос сеньору. Вернувшись на старое место через несколько лет, они могли

1 См.: Hinojosa Е.  La fraternidad artificial. Obras, t. I,  p. 268.

восстановить свое владение землей. Согласно фуэро Ка-строкальбона, если такой 'Крестьянин умер-на чужбине, могли вернуться и получить отцовское наследство его дети. Альфонс IX в 1215 г. установил, что хуньорес при переходе из имений короля во владения церкви Сантьяго сохраняют свои земельные наделы.

0 тенденции к упрочению прав соларьегос на их наследственные наделы свидетельствует законодательный свод 1348 г., который устанавливает, что никакой сеньор не может отобрать у соларьего или у его детей и внуков еолар, если они выплачивают оброк К

Судя по памятникам XII-XIII вв., среди крестьян в это время существовала значительная имущественная дифференциация. Фуэрос обычно различают среди жителей деревни две категории в соответствии с готской традицией - «больших» и «малых» людей (majores и minores). Критерием дифференциации чаще всего служило количество тягловой силы, которой владел земледелец. Обычно различались те, кто имел упряжку быков, одного быка (или осла) или вовсе не имели скота. Иногда ценз крестьянина определялся общей стоимостью его недвижимого и движимого имущества. В отдельных случаях основой для классификации крестьян были размеры пахотной земли, которой они располагали, - югада, пол-югады. В соответствии с количеством скота, земли или стоимостью имущества в целом назначались оброки и отработки.

В этот период выделяется слой зажиточных земледельцев, которые обладают значительными наследственными земельными владениями и иногда получают дополнительно землю в держание (престамо). Они располагают несколькими быками, коровами, лошадью, движимым имуществом, используют в своем хозяйстве труд одноГо-двух рабов или наемных работников. В то же время в деревне имелись крестьяне, лишившиеся земельных наделов, не имевшие быков или иной тягловой силы и находившиеся на грани нищеты. Согласно некоторым фуэрос, человек, продавший свой наследственный надел из-за голода, имел право выкупить его. Иногда в особую группу выделялись крестьяне, все имущество которых не превышало по стоимости 5 мараведи2. С них

1 См.: Ordenamiento de Alcala, 1, 13, tit. XXXII.

2 См.: Gonzalez  /.El reino de Castilla en la epoca de Alfonso VIII. Madrid, I960, t. Ill, p. 351.

Ill

взимали оброк в !Д мараведи в год. В иных.случаях бедняки вовсе освобождались от выплаты оброка. Фуэро Куэнки разрешает беднякам собирать колосья на чужой ниве, но «лишь столько, сколько можно удержать в руке». Если они применяли серп или являлись дважды на чужую ниву, с них взимался штраф. Такие безземельные крестьяне были основным контингентом для пополнения рядов наемных работников.

В конце XII-XIII в. зависимое крестьянство представляло собой.в юридическом и имущественном аспектах мозаичную картину. Рядом с зажиточными крестьянами, которые легко могли бы стать кабальерос, находились безземельные бедняки. Бок о бок с соседями, лишенными права уйти от сеньора, выполнявшими барщину и всевозможные личные повинности, находилась община, связанная с сеньором лишь обязанностью выплачивать небольшой денежный взнос. Но осуществить градацию крестьян по их юридическому статусу и хозяйственному положению весьма затруднительно. Статус крестьян определялся местными фуэрос, поселенными грамотами, которые были весьма разнообразны. Нередко состоятельный крестьянин, имевший значительный земельный надел, упряжку быков, верховую лошадь и стадо мелкого скота, обязан был оставаться вассалом своего сеньора и выполнять барщину. В то же время в другой деревне все ее жители, в том числе и бедняки, были свободны от барщины, могли уходить со всем движимым имуществом, а иногда и сохраняли право на наследственный надел и не обязаны были оставаться в вассальной зависимости от какого-либо определенного сеньора. Так, например, колласос селений Вилласилья и Вилламелендро, согласно фуэро, предоставленному им Альфонсом VIII в 1180 г., обязаны были выполнять барщину' один раз в 3 недели и не могли оставлять работу до 9 часов вечера. Они выплачивали в качестве инфурсьОн три четверти хлеба, 2 кувшина вина и с каждых трех человек - 2 окорока. В качестве фонсадеры каждый сосед вносил 2 солида. В то же время эти колласос имели свой консехо, были освобождены от маньерии и нунсьо в пользу короля, мерино или. «господина вильи» и имели право уходить, забирая движимое имущество и сохраняя за собой недвижимое имущество.

В XI-XIII вв. крестьяне, как и прежде, получали

нередко земли во владение в качестве престамо, т. е. в прекарное владение. Иногда крестьяне дарили свои владения сеньорам и получали их вслед за этим в пожизненное владение (precaria oblata). Примером может служить грамота 1061 г., согласно которой некто Педро Эриз передал свой наследственный надел монастырю Гуимараэс с условием, что сможет использовать его до своей смерти1. В 1129 г. Педро Мартинес получил от монастыря Сан Висенте де Овьедо в престамо землю, которую его сестра подарила монастырю. После смерти Мартинеса земля снова поступила в распоряжение монастыря. Обычно, осуществляя дарения в пользу вотчины, крестьяне договаривались об условиях, на которых они смогут в дальнейшем пользоваться ими. Иногда, как, например, в Сан Мигель дель Камино в 1187 г., земледельцы в случае, если на них будут возложены более тяжелые повинности, чем это предусмотрено в грамоте, оставляли за собой возможность вернуть себе право собственности на подаренные земли2. В ряде случаев сеньоры предоставляли крестьянам земли в качестве престамо из своих владений (precaria data)3.

Прекаристы крестьянского типа мало отличались по своему общественному положению от соларьегос, тем более что иногда последние получали дополнительно к своим наследственным наделам еще и землю в престамо. Так, в монастыре де Вега в начале XIII в. крестьянин, покидая сеньорию, мог продать свой наследственный надел, но должен был вернуть престамо4.

Наряду с указанными категориями зависимых крестьян в сельском хозяйстве в ту эпоху применялись наемные работники - мансебос. Их значение особенно возросло со второй половины XII в. в связи с недостатком рабочей силы в крупных имениях и развитием товарно-денежных отношений. Фуэрос XII-XIII вв. уделяют много внимания наемным работникам - паха-

1 См.: Sanchez-Albornoz С.  Contratos de arrendamiento en el reino Asturleones.- «Cuadernos de historia de Espana», X, 1948, p. 151.

2 См.:' Gibert у Sanchez de la Vega R.  Los contratos agrarios en el derecho medieval. - «Boletin de la Universidad de Granada», 1950,. p. 320.

3 Cm,: Alamo у de  Coleccion diplomatica de San Salvador de, Ona, I, p. 360-361-, 365-366.

4 См.: Gibert у Sanchez de la Vega R.  Los contratos agrarios en el derecho medieval; p. 322.

рям (yugueros), огородникам (hortelanos), виноградарям (vinadores), пастухам (pastores). Одним из способов более широкого использования наемной рабочей силы, чем прежде, стала оплата принудительного труда крестьян в вотчинах. В исторической литературе отмечалось, что барщина с харчами была в Англии XIII в. своеобразной формой оплачиваемого принудительного труда1. Подобная система широко практиковалась в Леоне и Кастилии. Иногда можно наблюдать переходные формы от принудительного труда к оплачиваемому наемному труду. Так, согласно фуэро Сан Кристина, крестьяне, выполнившие основные земледельческие работы (вспашку, посев, жатву), помимо хлеба и вина получали еще по 7з мараведи за каждую из данных категорий барщины2. Фуэрос регламентировали условия труда и оплату наемных работников. Например, в начале XI в. фуэро Леона предписывало, чтобы в первый день великого поста горожане устанавливали подобные нормы оплаты. Пахарь нанимался обрабатывать землю с упряжкой быков. В случае нужды он мог сам нанимать еще подсобных рабочих. В вознаграждение он получал зерно, сыр, овощи, соль, лапти из бычьей кожи и пр. На сходных условиях использовались виноградари и огородники, оплачивавшиеся в соответствии с площадью обрабатывавшегося ими участка. Пастух получал оплату натурой - xh  часть находившихся на его попечении овец, коз, шерсти, сыра, молока 3.

Если в ранних фуэрос вознаграждение назначалось натурой, то позднее - в денежной форме. В 1268 г.  на кортесах в Хересе были установлены нормы оплаты для сельскохозяйственных работников по зонам: в Андалузии - 12 мараведи в год, в Толедо и окружающей территории - 6, в Эстремадуре вплоть до Дуэро - 4, в долине Дуэро и Кастилии -6, в Леоне - 6 и т. д. * Однако не только в XIII в., но и позднее сохранялась оплата натурой наряду с денежной 5.

Нарушение назначенных фуэрос такс оплаты влекло наказание: в некоторых случаях и для того, кто боль-

1 См.: Косминский Е. А.  Исследования по аграрной истории Англии XIII в. М.-Л., 1947, с. 375-376.

2 См.: Munoz у Romero Т.  Op. cit., р. 224-225.

3 См.: Fuero de Cuenca, IV, 7.

4 При Альфонсе X.1 мараведи равнялся 15 солидам,

5 См.: Klein J.  Mesta, p. 68.

Ше дайаЛ, й Дли foro, Шо  больше получал: чаще - дли претендующих на оплату,.превышавшую норму. Правила касались и продолжительности рабочего дня, и качества труда, и условий ухода мансебо. Фуэро Куэнки, например, предписывало, что поденщик, бросивший работу до того, как ударит колокол в церкви св. Марии, теряет заработок за весь день1. Если же он плохо выполнял свои обязанности, хозяин увольнял его, выплатив то, что тот заслужил. Если пастух уходил без достаточно основательной причины до истечения срока найма-, он вовсе ничего не получал; если уходил по уважительной причине, получал столько, сколько заработал. Пахарь, причинивший собственнику земли урон в результате недоброкачественной работы, возмещал ущерб.

Для оценки места, которое занимали наемные работники в социальной структуре Леона и Кастилии в XI- XIII вв., необходимо учитывать также их общественное положение и юридический статус. Источники не дают оснований видеть в них полноправных свободных людей, не отягощенных феодальной зависимостью. Мансе-бос не были вполне правоспособны ни по отношению к- сеньору, с которым были связаны экономическими узами, ни по отношению к консехо, на территории которого находились. Юридическая неполноправность таких работников, их приниженное состояние по сравне-' нию с сеньором явственно выступают в локальном праве. Если мансебо ударял сеньора, он терял правую руку и плату, которая ему причиталась. Если же сеньор нанес ранение мансебо, он не подлежал наказанию. Если работник лишал жизни господина, его либо сбрасывали со скалы, либо сжигали.

' По своему правовому положению наемный работник был близок к соларьегос. Партиды рассматривают аренду земли со стороны наемных работников как один из источников возникновения статуса соларьего. Имеющиеся данные позволяют заключить, что в Леоно-Кастиль-ском королевстве, как и в ряде других стран Европы, подлинный наемный труд еще только зарождался. В целом же мансебос включались в феодальную систему хозяйства.

1 См.: Fuero de Cuenca, XLIII, 16.

Личная  зависимость крестьян от сеньорой нередко  внешне оформлялась как отношения вассалитета.

В источниках широко употребляется термин vassal!, имеющий различное значение. Вассалами именовались и знатные и крестьяне. Документы упоминают о  мелких земледельцах, которые вступали в вассальную зависимость от землевладельцев, с тем чтобы получить защиту. Они брали определенные обязательства: выплачивать оброк, иногда выполнять барщину и нести другие повинности. Так, например, в 1213 г. жители виллы Торонела (18 человек) заключили договор с монастырем Озера, согласно которому они становились его вассалами, обязывались являться один раз в год на барщину, давать лкжтуозу и еще взнос в размере 12 денариев; монастырь же должен был защищать их как своих людей1. Некий Мартин Хуан стал в 1267 г. вассалом монастыри св. Торибия со своим соларом и обещал платить инфурсьон в размере 3 хлебов и курицы. В грамоте подчеркивается, что приор «не может требовать ничего сверх этого в качестве инфурсьон»2.

Иногда в грамоте говорится о том, что человек становится вассалам монастыря «за многочисленное имущество и помощь», которую он получал от данного церковного учреждения3.

Землевладельцы явно стремились связать мелких держателей отношениями вассалитета. Монастырь Собрало в фуэро, предоставленном в 1215 г. жителям Ви-ляновы, указывал, что никто не мог иметь в этом селении солар или престимоний, если не являлся вассалом монастыря. Во владениях Саагуна, согласно фуэро 1255 г., действовало правило: тот, кто покупал наследственные наделы у людей монастыря, должен стать его вассалом. Нередко от вассалов требовали, чтобы они не продавали своих наследственных наделов никому, кроме вассалов тех же сеньоров. Держателям монастыря не разрешалось иметь других сеньоров, помимо Саагуна. Иногда монастыри получали в этом отношении помощь от королей, которые запрещали каким-либо сеньорам ставить в вассальную зависимость от себя людей во владениях того или иного монастыря.

1 См.: Hinojosa Е.  Documentos para la.historia de las instituciones de Leon у Castilla. Madrid, 1919, p. 107-108.

2  Cartulario de S.  Toribio de Liebana, doc. 179.

3 См.: ibid.,  doc. 203.

Положение вассалов - мелких земледельцев мало отличалось, от положения соларьегос, Иногда в документах говорится о «в а с с а л а х - с о л а р ь е г о с» или сопоставляются вассалы и колласос.

Все вышеизложенное позволяет квалифицировать упомянутые слои земледельцев как социальную категорию. В исторической литературе высказывалось мнение, что хуньорес де эредад и соларьегос - это свободные земельные держатели1. Как видно из исторических памятников, современники действительно не смешивали их с сервами и считали свободными людьми. Но само понятие свободы в этот период не исключало пребывание в феодальной зависимости. Знакомясь-с положением хуньорес, колласос, соларьегос, мы видим перед собой непосредственных производителей, находившихся в поземельной зависимости. Правда, личная зависимость здесь выражена в значительно более мягкой форме, чем та, которая характерна для французских сервов или английских вилланов в тот же период: крестьяне в Леоне и Кастилии не прикреплены к земле; они судились в королевских судах и не отстранялись от военной службы. Но в известной мере они связаны со своими сеньорами узами личной зависимости. Все это дает основания считать данные категории непосредственных производителей особой категорией феодально-зависимых крестьян.

Эволюцию в положении колласос и соларьегос в XI- XIII вв. можно сопоставить с «освобождением крестьян-" ства» в Западной Европе XI-XII вв. В Леоно-Кастиль-ском королевстве изменение статуса крестьян, основная масса которых и ранее не находилась в крепостной зависимости, выразилось в облегчении условий их ухода-из вотчины (без утраты имущества), освобождении от ряда специфических повинностей, лежавших на личности крестьянина (маньерия, нунсьо, баналитеты), в фиксации оброков и отработок. Сервы же в большинстве своем получили свободу, слившись с соларьегос и колласос в общую массу зависимых крестьян или став членами городских общин. Несколько иначе складывались судьбы крестьян бегетрии.

1 См.: Sanchez-Albornoz' С.  Espana, un enigma historico, t. II, Buenos-Aires, 1956, p. 36.

Эволюция бегетрий

В рассматриваемый период существовали прежние бегетрий и возникали новые. Источники пополнения числа бегетрий были различны. Иногда члены королевского дома и сеньоры предоставляли права бегетрий населению подвластных им селений. Так, в 1104 г. граф Гарема Ордоньес и его мать Уррака пожаловали жителям Фреснилло права бегетрий: «… и вы не станете вступать в споры и совершать разделы, но будете иметь бегетрию в ваших делах от наших детей и внуков или от кого захотите…»1 Такой же примерно характер носят фуэро Эскалоны, Св. Киприана и др. В 1181 г. король Фернандо II дарит церкви Асторга бегетрию Валь-кавадо,со всеми повинностями, которые лежат на ней. Иногда сеньор, жалуя грамотой статус бегетрий своим крестьянам, сохранял за собой право быть пожизненно их патроном. Крестьяне лишь после его смерти получали возможность свободно избирать сеньоров. В некоторых случаях сеньоры, отпуская на волю своих рабов, предоставляли им статус бегетрий. Такой характер носит, например, грамота бегетрий, пожалованная в 1228 г. Альфонсом IX сервам селения Сьерра де Агиар.

Вначале бегетрий могли свободно избирать своего сеньора, где угодно: «от того места, где восходит солнце, •до того, где оно заходит», или «от моря до моря.» (behetrias de mar a mar), т. е. от Канта-брийского моря до Атлантического океана. При этом бегетрия могла свободно смещать своего сеньора и.избирать нового «до семи раз в день». Такая смена сеньора происходила, как видно из хроник, в том случае, когда члены бегетрий находили, что сеньор притесняет их и нарушает обычаи.

Позднее распространяются бегетрий другого типа, имеющие право избирать сеньора лишь из определенного рода (behetrias de linaje). Порой права члена бегетрий приобретались в индивидуальном порядке. Так, в одной из грамот картулярия монастыря св. Ъорибия от 1190 г. говорится о некоем Мартине Муньосе. Он купил заброшенный земельный участок, соорудил дом и вошел в состав бегетрий. Своим сеньором Муньос избрал монастырь св. Торибия, но сохранил право уйти

1  Hlnojosa Е.  Documentos para la historia…, p. 47.

к другому сеньору, не теряя свою землю, если будуч-нарушены условия, на которых он вступил в зависимость от упомянутого монастыря1.

Согласно одной из грамот 1162 г. из архива монастыря Беневивере, некий Родриго де лос Фуэнтес, живший вместе со своей женой по праву бегетрии, избрал своим сеньором кабальеро Педро Нуньеса де Аркас. Тот должен его защищать, а Родриго в соответствии с фуэро берет на себя следующие обязанности: давать сеньору пару окороков, одну эмину ячменя, 6 хлебов, один кувшин сидра. Родриго обязывался за себя и свое потомство не быть ничьим вассалом, кроме Педро Нуньеса и его наследников 2. Нередко во владениях какого-либо сеньора жили люди, пользующиеся правом бегетрии, а также колласос. Вотчинная администрация стремилась четко разграничить крестьян этих категорий.

Бегетрии иногда передавались по наследству. Порой сеньоры приобретали отдельные наследственные наделы в 'бегетриях, хотя это," насколько можно судить по выступлению кортесов 1331 г., не разрешалось. Как видно из «Телячьей книги бегетрии» -описи всех бегетрии, составленной в XIV в., встречалось немало деревень, в которых лишь один или неоколько дворов относились к бегетриям. В некоторых бегетриях имелись разные сеньоры, а во многих из них обитали представители знати - идальго.с и соларьегос, не принадлежавшие к бегетрии. Сам состав деревень, получавших права бегетрии, мог быть пестрым: рядом с пеонами там находились и кабальерос и идальгос, которые иногда тоже несли повинности в пользу сеньора: нунсьо, маньерию, омисидио. Иногда бегетрии возникали в результате прямого принуждения со стороны сеньоров, навязывавших свой патронат свободным деревням.

Между магнатами велась война из-за бегетрии. Стараясь" привлечь новых поселенцев в свои бегетрии, сеньоры предоставляли им льготы, освобождали, от различных повинностей. Старое фуэро Кастилии грозило утратой права иметь бегетрии тем идальгос, которые переманивали крестьян у других сеньоров. Бегетрии в XII-XIII вв. приобретались церковными корпорациями, а также городами.

1 См.: Cartulario de S.Toribio deLiebana. N 119.

2 См.: Hinojosa E.  Documentos para la historia…, p. 69-70.

В общем бегетрий вое же сохраняли известную устойчивость. Бегетрий как таковые не-дробились в отличие от других деревень. Поэтому создалось такое положение, что во многих бегетриях наряду с сеньором, пользовавшимся правами основного патрона деревни, появились так называемые девиеерос или натуралес (devise-ros, naturales), которые имели право на получение некоторых доходов от членов бегетрий.

Девиеерос - это потомки прежних сеньоров бегетрий, не ставшие их прямыми наследниками, но сохранившие в качестве родственников некоторые права на доходы от бегетрий 7 Это право на получение девисы позднее иногда покупалось. Основные же платежи и поборы взимались сеньором; девиеерос получали лишь особые взносы - девисас. Взимание этих поборов, очевидно, встречало сопротивление. В грамотах иногда встречается оговорка о том, что наследники сеньора не будут иметь права получать какие-либо платежи от наследников крестьянина. Все же к' XIV в. из 628 зарегистрированных в «Телячьей книге бегетрий» 272 имели обязанности по отношению к девиеерос. Обычно повинностями в пользу девиеерос являлись янтар, мартиньега, а чаще всего денежные взносы в несколько мараведи.

Бегетрий к концу рассматриваемого периода оставались широко распространенным институтом в Леоне и Кастилии. Но к югу от Дуэро бегетрий не привились. Здесь ведущую роль играли городские консехос.

В XIV в., согласно «Телячьей книге», из 2600 населенных пунктов 7б часть представляла собой бегетрий в чистом виде, а 7е часть - смешанные формы (бегетрий и соларьегос) 2.

Жители бегетрий продолжали считаться собственниками своей земли, имели право ухода, именовались свободными людьми. Они подобно всем простым свободным имели вергельд в 300 солидов. По своему юридическому статусу члены бегетрий стояли выше, чем соларьегос.

1 Термины «девиеерос» и «натуралес» употребляются нередко как синонимы. Но иногда они не смешиваются. Возможно, имелись такие девиеерос, которые не были натуралес, т. е. не являлись потомками прежних сеньоров-патронов бегетрий, а приобрели каким-либо путем право взимать девисас (ом.: Sanchez-Alb о тог С.  Estu-dios sobre las instituciones medievales espanolas, p. 127-131).

2 См.: Ferrari A.  Castilla dividida en dominios segun el Libro de las Behetrias. Madrid, 1958, p. 165.

Среди членов бегетрии имелась имущественная дифференциация. Повинности (во всяком случае инфурсьон) распределялись в соответствии с наличием тягловой силы у домохозяина. Тот, у кого имелась пара быков, платил больше, чем обладатель одного быка.

Наличие значительного слоя свободных мелких земельных собственников, какими были члены бегетрии, использовалось К. Санчес-Альбориосом и рядом других историков как довод в пользу тезиса об отсутствии феодализма в Кастилии. Но, как отмечалось выше, статус свободных людей в оценке современников отнюдь не исключает объективной принадлежности к классу феодально-зависимых крестьян. Ingenui Реймского и coloni Сен-Жерменского полиптикоз тоже считались свободными, но фактически находились в феодальной зависимости. Поэтому следует подробнее рассмотреть взаимоотношения членов бегетрии и их сеньоров и эволюцию бегетрии в XI-XIII вв.

В XII-XIII вв.-повинности, выполняемые бегетриями в пользу сеньоров, претерпели существенные изменения. Если в предшествующий период они носили порой символический характер и были добровольными, то теперь.стали регулярными и фиксированными платежами и службами. Члены бегетрии, подобно соларьегос, вносили инфурсьон, на них- лежала повинность яитар. Они зачастую выплачивали мартиньегу1. Инфурсьон крестьян бегетрии обычно по своим размерам был меньше, чем тот же оброк у соларьегос. Члены бегетрии,-упоминаемые в картулярии св. Торибия, выплачивали, например, в качестве инфурсьон в год 3 хлеба и курицу или б хлебов и барана. Помимо этих, наиболее часто встречающихся поборов, жители бегетрии выполняли такие характерные для личной зависимости повинности, как маньерию, нунсьо. Еще в XIV в. нунсьо выплачивался в 123, а маньерия - в 96 из 659 числящихся в «Телячьей книге» бегетриях.,

Сервы, либертины и соларьегос, получившие права бегетрии, нередко продолжали нести повинности (или часть их), которые они выполняли ранее. Но помимо повинностей в пользу сеньора члены бегетрии вносили

1 Мартиньега вносилась ежегодно в день св. Мартина. Может быть, это пережиток поземельного налога, слившегося с оброком за пользование чужой землей. Сначала мартиньега вносилась в пользу короля, а потом - и сеньоров.

еще платежи девиеерос и обязаны были предоставлять им постой. К тому же бегетрий выполняли повинности в пользу короля: мартиньегу, монеду, янтар и др. Они несли военную службу или же выплачивали фонсадеру. Согласно Партидам, королю причиталась половина всех платежей, взимавшихся в бегетриях. В это время новые бегетрий могли создаваться лишь с разрешения короля.

Все повинности крестьян бегетрий регламентировались. Примером может служить отрывок из «Телячьей книги»: «Педроса де Люсио. Это местечко является бе-гетрией и его натуралес - дон Гутьерре Фернандес Дальгадиелло и Гонсало Гонсалес де Люсио и де Рохас де Лос Гормиедо. Права короля: мартиньега ежегодно 63 мараведи. Несут службы и платят монеду1. Не платят ни янтар, ни фонсадеру, так как никогда этого не платили. Права сеньоров. Дают сеньору местечка в качестве инфурсьон, тот у кого пара быков, - ежегодно одну фанегу хлеба, наполовину пшеницей, наполовину ячменем, а тот, у кого не более одного быка, - половину этого количества хлеба»2. Мартиньега и янтар выплачивались коллективно, а инфурсьон индивидуально. Члены бегетрий обычно не несли отработочные повинности в пользу сеньоров.

В XIV в. бегетрий, которые не несли-никаких служб и платежей своим сеньорам, уже были исключениями. Лишь в некоторых мериндадах сохранилось еще значительное число таких бегетрий.

В общем уже в XII-XIII вв. члены бегетрий выплачивали ренту в пользу сеньоров, оставаясь в то же время налогоплательщиками по отношению к государству3. Можно предположить, что выплата государственных налогов означала резкое усиление бремени, лежавшего на бегетриях. Желая сохранить прежние свои доходы сеньоры должны были увеличить повинности крестьян вдвое 4.

Если учесть, что ряд бегетрий выплачивал… поборы

1 'Монеда - «алог, взимаемый со всех подданных с начала XIII в.

2 Becerro, Libro famoso de las Behetrias de Castilla. Santander, 1866, p. 58.

3 См.: Пичугина И. С.  Из истории средневековых общин-бегет-рий Кастилии. - «Социально-экономические проблемы истории Испании»,.М., 1965, с. 118.

4 Как отмечает «Телячья книга», повинности взимались сеньорами порой произвольно, «под принуждением, без оснований и не по праву» (Becerro, р. 159. Ср.: ibid.,  р. 5, 207).

нескольким сеньорам, причем каждый из них стремился расширить свою долю ренты, то станет очевидным ощутимый рост бремени, лежавшего на бегетриях.

В XII-XIII вв. заметна тенденция к ограничению свободы выборов сеньора бегетриями. Нередко магнаты требовали от находящихся под их покровительством людей бегетрии, чтобы они не уходили от них к другим сеньорам. С-XII в. все чаще бегетрии лишались права произвольно избирать сеньора. В XIV в. уже большая часть их - это бегетрии de linaje l.

Наблюдается усиление личной зависимости крестьян бегетрии от сеньоров. Об этом свидетельствует наличие известных судебных и полицейских полномочий у сеньоров. Нередко владельцы бегетрии пользовались им-мунитетными правами в своих владениях еще до того, как они становились бегетриями, и продолжали пользоваться такими правами после получения их деревнями статуса бегетрии. Иногда сеньоры получали иммунитет на,все свои владения, включая и бегетрии2. Во всяком случае в «Телячьей книге» упоминается выплата крестьянами в бегетриях штрафов за убийства и другие преступления.

Сеньоры в некоторых случаях представляли в суде' лиц, находившихся под их патронатом. Возможно, это применялось и по отношению к крестьянам из бегетрии, особенно в тех случаях, когда сеньоры обладали имму-нитетными правами.

О некотором принижении юридического статуса крестьян бегетрии свидетельствует введение уже в XIII в. ряда ограничений в их право распоряжаться своим имуществом. Они не могут давать поручительства относительно наследственного владения идальго. Их старают-

1  См.: Sanchez-Albornoz С.  Estudios sobre las instituciones me-dievales espanolas, p. 132.

2 Иммунитетная грамота, предоставленная в 1075 г. Сиду Кам-пеадору, гласит: «Я, Альфонс, король Кастилии, предоставляю этой грамотой привилегию верному моему Родриго Диасу, относительно всех наследственных владений и бегетрии (ex omnes hereditates et benefetrias), которые тебе принадлежат от твоих родителей, и относительно тех, которые ты намерен приобрести, чтобы ты имел их свободными от какого-либо вступления нашего мерино или сайо-на. Пусть не вступают упомянутые мои сайоны и меринос «и в Ви-вар, ни в другие владения ни ради фонсадо, ни из-за кражи, разврата, анубды, кастеллярии или какой-либо службы, относящейся к королю…» (Menendez Pidal R. Espana del Cid, t. II, Madrid, 1969, P. 854).

ся лишить права отчуждать полностью свое недвижимое имущество, обязывая оставлять усадьбу, дом, огород в данной сеньории К

О том, что эволюция в статусе крестьян бегетрий происходила именно в указанном направлении, свидетельствует юридический памятник XIV в. (Ordcnamiento de Alcala de Henares), запрещавший членам бегетрий продавать земли тем, кто не обязан платить такие оброки, которые лежат на жителях бегетрий. Из Старого фуэро Кастилии видно, что в деревнях иногда незаконно захватывали в залог имущество членов бегетрий за дс^лги их сеньоров.

По существу бегетрий превращались в своеобразные сеньории, и современники, по-видимому, так и воспринимали данный институт, ставя behetrias в один ряд с realengos и solariegos. Королевские юристы в XIII в. сближали понятия соларьегос и бегетрий. Партиды, характеризуя различные виды вассальной зависимости, включают в одну и ту же категорию зависимость соларьегос и членов бегетрий от сеньоров2.

Нередко сеньоры стремились превратить крестьян - членов бегетрий в соларьегос. В ряде документов говорится о тяжбах крестьян, претендовавших на правда бегетрий, против сеньоров, считавших их своими зависимыми людьми и требовавших от" них соответствующих повинностей. Так, согласно картулярию монастыря Се-лановы в 1050 г. велась тяжба между жителями деревни Альварелиос в Галисии, с одной стороны, доньей Мариной и ее сыновьями - с другой. Представители сеньоры в королевском суде обвиняли крестьян в том, что они, используя вторжение мавров, перестали выполнять службы и вносить оброки. Крестьяне отвечали, что они никогда никому не служили по какому-либо праву, кроме как по своему желанию, по беыефактории. Но тяжба была решена в пользу сеньоры.

В Т226 г. жители Сан Висенте де Мурюс и де Сантьяго де Прокул были привлечены церковью Луго к суду. Майордом церкви обвинял их в том, что они отказываются от служб и оброков, которые лежат на них как на вилланах церкви. Представитель крестьян доказывал, что ни они, ни их предки никогда не несли тех

1  См.: El Fuero Viejo de Castilla, IV, 1, 7.

2  См.; Siete Partidas, IV, 25, 3,

служб, которых требуют от них, так как они принадлежат к бегетрии «от моря до моря» и были «свободными вассалами» тех лиц, кого избирали.

Крестьяне бегетрии, несмотря на сохранение ими в глазах современников статуса личной свободы, права отчуждения земли (хотя и с некоторыми ограничениями) и перехода, фактически оказываются в феодальной зависимости. То что данная форма зависимости была более мялкой, чем та, которая связывала соларьего с его сеньором, не меняет ее феодальной сущности.

 

 

КРУПНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

 

 

В XI-XIII вв. продолжался рост крупного землевла- -дения. Этому не препятствовало сохранение на данной территории (особенно в Кастилии) значительного слоя свободного крестьянства. С одной стороны, огромные пространства, завоеванные во время Реконкисты, явля-•лись мощным резервом, который использовался короной для расширения -земельных владений светских магнатов и церковных корпораций, с другой - значительная часть свободных крестьян постепенно втягивалась в орбиту влияния крупной вотчины, способствуя тем самым ее росту.

Картулярии ряда церквей и монастырей, расположенных на старых землях королевства (в Галисии, Леоне, Сантандере), в 'частности Овьедо, Хувии, Саагуна, св. Торибия, Оньи, показывают, что основная масса дарений поступала от королей, светской знати и духовенства. Но и в Леоне еще в XI в. были свободные деревни и свободные мелкие собственники. Некоторые же монастыри, как, например, Карденья в Кастилии, еще в XI в. расширяли свои владения в значительной степени ' за счет мелких собственников.

Иногда королевские дарения церквам~и монастырям представляли собой значительные замкнутые территории. Так, например, Альфонс VI пожаловал епископству Овьедо всю долину Лагнео с владениями не только мелких аллодиетов, но и  инфансонов, несмотря на сопротивление всего этого населения. Король специальной грамотой установил, что те, которые считали себя собственниками в этой долине, впредь могут оставаться здесь лишь в качестве держателей, выполняя определенные

повинности. Тот, кто не согласен на это, должен оставить свое владение и удалиться1.

По-прежнему большую роль в росте крупного землевладения играли иммунитеты.

Несмотря на наличие значительных сплошных территориальных комплексов, в большинстве случаев и в этот период вотчины носили разбросанный характер. Картулярии свидетельствуют о наличии в XI-XIII вв. у монастырей владений во множестве населенных пунктов, но зачастую рядом с другими вотчинниками и мелкими аллодистами, членами бегетрий. В «Телячьей книге» можно найти такую, например, характеристику деревни: «Виллануэва де ля Пеква. Это местечко является соларьего, в котором Иоанн Родригес де Циснерос имеет трех вассалов, сыновья Гарей Гонсалеса де Буэдо - одного, сыновья Диэго' Ордоньеса - одного и семь вассалов пребывают на соларах, которые принадлежат Гарей Ласо». Или: «Хокес. Это местечко является соларьего и абаденго, в котором дон Иоанн Альфонс Альбукерк имеет четырех вассалов, а орден св. Иоанна из Акры - двух вассалов 2.

В то же время диапазон действия крупных вотчин велик. Так, например, к XIV в. магнат Иоанн Родригес де Циснерос имел в мериндаде Салданья в Кастилии свои владения в нескольких десятках селений - соларьегос и бегетриях. Десять селений ему принадлежали целиком, а свыше сорока - частично.

Владения Саагуна охватывали территорию между Тахо и Бискайским заливом. Монастырь имел земли в нынешних провинциях Паленсии, Саморе, Вальядолиде, Бургосе, Саламанке, Сантандере. Некоторые крупные сеньории выходили за рамки Леона и Кастилии, имели владения в других государствах, в Наварре, Арагоне.

Свободные общины, возникавшие в X в. в ходе колонизации в Кастилии и пользовавшиеся согласно фуэрос при своем основании рядом привилегий, теперь нередко принадлежат светским или церковным землевладельцам. Судьба некоторых упомянутых свободных поселений такова: к XIV в. община Сан Задорнин представляла собой уже соларьего, община villa Aiuta и

1  См.:  Мильская Л. Т.  К вопросу о характере землевладения в Астурии IX--XII вв,-В сб.: Средние века, вып. 30, 1967, с. 90.  * Beccerro,  р. 111, 112.

Agusyn - абаден.го, а общины Мельгар де'Сузо  и Са-лас де Инфантес - бегетрии.

Рост крупного землевладения в рассматриваемый период характерен также и для областей, отвоеванных у мусульман. На территории арабского Толедского государства ко.времени захвата его кастильцами находился значительный слой мелких аллодистов - мосарабов. Данные о хозяйственных сделках в XII-XIII вв., о покупке земли светскими магнатами и церквами, с одной стороны, о продаже мосарабами своих земельных наделов -с другой, позволяют, заключить, что к концу XIII в. крупное землевладение поглотило большую часть земельной собственности мосарабов-крестьян1. К этому следует добавить щедрые земельные пожалования королей церковным корпорациям и светским магнатам. Так, например, при разделе земель в Севилье после отвоевания ее у мусульман 200 идальгос получили значительные земельные комплексы. В их состав входило по 20 аранзад2 оливковых насаждений, 6 - виноградников, 2 - огорода, 6 югад3 пашни4. В Андалу-зии, как уже отмечалось выше, королевские пожалования создали крупные вотчины военных орденов.

Структура и организация крупных имений не претерпели коренных изменений по сравнению с предшествующим периодом. Большая часть имений эксплуатировалась путем наделения землей мелких держателей - сервов, зависимых крестьян (колласос, соларьегос), прекаристов. Обычным наименованием крестьянского держания с XI в. становится solar. Термин casata сохраняется преимущественно для обозначения земельного участка серва. Наделы свободных крестьян-solares, возможно, были менее обременены повинностями, чем casata, но нередко различия между ними стирались. В прекарии отдавались не только пахотные участки и виноградники, но и леса, луга, мельницы. Держания эти были и в данный период пожизненными, иногда и наследственными.

Домен, очевидно, оставался незначительным. Основ-

1 См.: Pastor de Tognerl R.  Les mozarabes de Tolede. - «Anna-les», 1970, mars-avril, N 2.

2 Аранзада равна 0,447 гектара.

3 Югада в Севилье равна примерно 27 гектарам.

4 См.: Gonzalez J.  Repartimiento de Sevilla, I. Madrid, 1951, p. 293.

ные работы в нем выполнялись зависимыми крестьянами и наемными работниками. Барщинные повинности относительно невелики: для сервов (особенно в Астурии и Галисии) они доходили до двух дней в неделю; для основной же массы зависимых крестьян - не более 15- 24 дней в год. Фуэрос нередко снижали отработки до нескольких дней в течение года.

Барщина заключалась в основном в полевых работах. Те, у кого имелась тягловая сила, являлись на барщину со своим скотом для выполнения работы на полях и для перевозки господского зерна, винограда, дров. Транспортная повинность выполнялась несколько раз в год, и ее продолжительность была определена условием: крестьянин должен иметь возможность "в тот же день вернуться домой. Иногда в фуэрос указывалось, в каких именно хозяйственных комплексах имения (gran-gias) держатели должны выполнять работу.

Барщина в два дня в неделю считалась тягостной повинностью. В памятниках немало данных об усилиях вотчинников принудить зависимых земледельцев к ее выполнению. Так, например, граф Пиньоло и его жена Альдонса дарят в 1044 г. монастырю Сан Хуан де Ко-риае вильи вместе с еервами, обязывают последних работать на барщине два. дня в неделю и угрожают тем, кто откажется выполнять эту повинность, 100 ударами бича и возвращением в рабство фиску1. В 1190 г. Альфонс VIII предписывает, чтобы все крестьяне монастыря Карденья дважды в месяц являлись с быками для работ на полях монастыря; кроме того, они обязаны возить монастырю виноград и дрова.

Фуэрос во многих случаях предписывали обеспечивать крестьян питанием в те дни, когда они находились на барщине. Обычным требованием к крестьянам было' хорошее качество работ на барщине. Основной же повинностью мелких держателей являлся оброк, который они выплачивали, как правило, в натуральной форме. Размеры его, устанавливаемые обычаем имения или специальными фуэрос, были различными. Иногда требовалась выплата определенной части (одной четверти, одной трети или половины) урожая.

В монастыре св. Торибия, например, оброк - инфурсьон составлял четвертую часть урожая хлеба и 0Д7

1  Hinojosa Е.  Documentos…, р.!03; 19-21.

ну треть вина; иногда же он равнялся лишь одной десятой части урожая зерновых.

Порой оброк устанавливался в соответствии с размерами обрабатываемой пахотной земли. Согласно фуэро де Эспина, например, в 1231 г. те, у кого была югада земли, вносили один мойо зерна, у кого половина югады •- половину мойо 1. Зачастую размеры оброка дифференцировались в зависимости от наличия у крестьянина тяглового скота (упряжка, один бык или вовсе нет скота).

В ряде случаев, а в XII-XIII вв. все чаще, оброки назначались в денежной форме. Это было не только формой измерения оброка: во многих случаях денежные взносы сочетались с натуральными. В XIII в. денежный оброк в Г-2 солида (или 7г - 1 мараведи) с двора становился широко распространенной формой ренты 2. Ремесленные изделия лишь в виде исключения встречались в составе натурального оброка (несколько штук полотна), главным образом в церковных сеньориях севера Испании. В случае стихийного бедствия- (если при этом погибло не менее половины урожая) оброк мог быть понижен.

Качество, работы держателей контролировалось не только тогда, когда они обслуживали домен, но и когда трудились на своих участках. В случае плохого качества работы держатели штрафовались, принуждались к возмещению ущерба, который понес вотчинник. Если держатель не обрабатывал свой надел в течение года, земля у него отбиралась. Так же поступали с держателем виноградника, если у него погибали две трети посаженных на участке виноградных лоз.

Отношение статуса держания и обрабатывавшего его крестьянина было в Леоне и Кастилии не таким, как к северу от Пиренеев. В Каролингском государстве, как известно, статусы манса и мансуария зачастую не совпадали; повинности, лежавшие на мансе, определялись его собственным характером. В Леоне и Кастилии положение держателя определяло статус солара. Здесь нередко запрещалось продавать землю, за которой были

1 Югада -мера земельной площади различного размера, зачастую около 30 гектар. Мойо составляет 258 литров.

2 Эта сумма, судя по некоторым фуэрос, иногда составляла одну десятую часть стоимости движимого и недвижимого имущества крестьянина.

5 Зак. 526

 

закреплены определенные повинности, лицам некрестьян-ско,го звания (точнее, не колласос или соларьегос)1.

Вотчинники иногда пользовались баналитетными правами. Так, например, Саагун имел баналитеты на мельницы, хлебные печи и виноградные прессы. В некоторых случаях крупные вотчины стремились захватить каналы и небольшие реки, которые играли важную роль как источники энергии для мельниц, служили для орошения. Обладание ими оказывалось действенным средством давления на крестьян соседних свободных общин. В XI-XIII вв. соляные источники, первоначально находившиеся в руках крестьян, переходили к вотчинникам. Церковные сеньории Астурии, Галисии, Старой Кастилии в XII-XIII вв. нередко имели уже в своем составе соляные источники, которые эксплуатировались преимущественно с помощью наемных работников.

Товарно-денежные отношения медленнее, чем в Западной Европе, проникали в леоно-кастильскую деревню. Вплоть до› конца XII в. в ренте явно преобладали платежи натурой. Были распространены еще взносы натурой без оценки в деньгах. Связи.вотчины с рынком были незначительными, во.всяком случае в источниках мало упоминаний о таком обмене. Рыночные же связи зависимых крестьян, покупка ими товаров и продажа своих продуктов в некоторых случаях регулировались вотчинной администрацией. Так, например, фуэро, предоставленное Альфонсом VI Саагуну в 1085 г., запрещало крестьянам продавать вино до того, как монахи продали свое; никому не разрешалось также покупать ткани, рыбу, дрова для печей, пока не сделали соответствующие закупки монахи. Подобные постановления свидетельствуют, с одной стороны, о начинающемся втягивании крестьян в рыночные связи, с другой - об узости рынка и относительно низком уровне развития товарно-денежных отношений в XI-XII вв.

С начала XIII в. заметно возрастает роль денежных платежей крестьян, но оброки натурой продолжали занимать большое место в феодальной ренте. Нет данных, которые позволили бы сделать вывод, что уже к концу XIII в. денежные платежи стали основной формой ренты.

1 См.: Guglielmi N.  La dependencia del campesino no-.proieta-rio. - «Anales de historia antigua у medievab, v. 13, 1967, p.;172-173.

О,, вотчинном ремесле имеется немного сведений. В некоторых имениях работали ремесленники, не имевшие земельных наделов, - горшечники, токари, скорняки, кузнецы. Но упоминаются такие ремесленники нечасто.

В конце рассматриваемого периода в связи с развитием овпеводства в характере хозяйственной деятельности крупной вотчины, в первую очередь церковной, заметны изменения. Земледелие в господской части имения занимает теперь меньшее место, чем прежде. Крупные вотчинники основное внимание уделяют перегонному скотоводству. Земледелие же предоставляется мелким крестьянским держателям.

В скотоводстве получили распространение договорные отношения различных типов. Крестьяне, нанимаясь в качестве пастухов, заключали с вотчинниками краткосрочные контракты (на год), получая вознаграждение натурой.

Как уже отмечалось выше, наемные работники использовались и в земледелии. Найм осуществлялся обычно в соответствии с договором. Удельный вес таких работников в вотчинах особенно вырос в XIII в.

В некоторых случаях в крупных вотчинах использовались и сезонные работники, которых * набирали на короткие сроки. Главной же рабочей силой в вотчинах оставались соларьегос и другие категории свободных держателей, что дало основание именовать светские вотчины «соларьегос». Согласно «Телячьей книге», соларьегос составляли в XIV в. одну треть всех населенных пунктов в Кастилии1.

В общем в XI-XIII вв. крупное землевладение занимало господствующие позиции в экономике Леоно-Ка-стильского королевства. Реконкиста способствовала сохранению значительного слоя мелких земельных собственников в Кастилии, но она же создала и такие благоприятные условия для концентрации земли в руках короны, знати и церкви, которые редко где еще встречались в Европе в средние века.

1 См.: Ferrari A.  Castilla dividida en dominios segun el Libro de las Behetrias. Madrid, p. 165.

 

 

Глава V

Дата: 2018-12-21, просмотров: 145.