ВИЛЬИ И КРУПНЫЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЫ
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

 

Условия Реконкисты и колонизации привели к тому, что в Кастилии многие поселения получали городской статус с самого своего основания, миновав обычный для Западной Европы этап борьбы против сеньоров. Но это не означает, что между городами и феодальными сеньорами в Леоне и Кастилии не было борьбы. Она происходила порой в весьма острых формах, хотя протекала по-разному в различных районах страны.

В Галисии, где относительно рано сложилось крупное феодальное землевладение, особенно прочна была власть сеньоров, главным образом церковных, над городами. Города Сантьяго, Луго, Туй были подчинены местным епископам. Саагун в Леоне находился под властью одноименного монастыря. В зависимости от сеньоров находились многие малые и большие консехос не только в Галисии и Леоне, но и в Кастилии.и в Ан-

1 См.: Grassotti Н.  Pro bono et fideli servitio…, p. 835.

далузии. Ряд городов во время завоевания юга полуострова были отданы под власть военных орденов: Зори-та - Калатраве; Уклее, Усагра, Мерида - Сантьяго; Алкала была пожалована архиепископу Толедо. В таких городах сеньор сам организовывал местное управление, назначал должностных лиц. Здесь в руках сеньора сохранялась юрисдикция над населением города. Он принуждал жителей к сеньориальным повинностям. В ряде консехос члены городских общин не считались собственниками той земли, которую они обрабатывали (Луго, Туй и др.), или их право распоряжаться этой землей было ограничено. В Алкале, например, соседи могли продавать свои земельные наделы лишь тем, кто принимал на себя обязанность выполнять соответствующую повинность. Борьба городов за свою эмансипацию выражалась, в первую очередь, в попытках получить право выбирать должностных лиц. Эта борьба велась в ряде городов на протяжении всего XII-XIII столетий, и результаты ее были неодинаковы в различных областях. В некоторых случаях управление в консехос оставалось в руках феодальных сеньоров (см. ниже, гл. IX).

Давлению со стороны феодалов подвергались и не зависевшие ранее от сеньориальной власти консехос.

Короли все чаще жаловали земли, принадлежавшие городам, магнатам, церквам и орденам. Иногда король предоставлял сеньорам право собирать налоги в некоторых деревнях городских округов. Особенно сократилась территория консехос в результате королевских дарений в пользу светской знати, церквей и орденов в Андалузии в XIII в. Такие крупные консехос, как Кордова и Севилья, имели в своих пригородах владения, оказавшиеся в руках магнатов и церквей. Еще в XIV в. в кортесы поступали жалобы от городов на- то, что идальгас приобретают земли на их территории.

Внедрение сеньоров в консехос проходило также в результате установления индивидуальной зависимости горожан от тех или иных феодальных землевладельцев или вследствие приобретения последними собственности в городах. Это явствует из специальных постановлений и обращений некоторых консехос по данному поводу. Так, в 1280 г. консехо Торо принял решение, по которому никто из жителей города не мог вступать в число вассалов сеньоров, кабальерос и орденов. Еще более решительно выступает против подобных действий фуэро д@

Парга в 1225 г.: если какой-либо горожанин, кабальеро или пеон станет чьим-либо вассалом, он будет считаться предателем, его убьют, а принадлежавший ему дом будет разрушен. Некоторые фуэрос мирились со вступлением членов городской общины в зависимость от сеньоров вне города и старались лишь регламентировать подобные отношения. Так, фуэро Паленсии 1181  г. предоставляло кабальерос города право избирать себе сеньора вне города и даже воевать вместе с ним против сограждан. Вернувшись же из военного похода в свой город, этот кабальеро должен был отдать соседям полученную им военную добычу, после чего мог считать себя в безопасности. Но если сеньор напал на Паленсию, когда вассал находился внутри города, тот мог выйти вместе с другими соседями сражаться против сеньора, и это не вменялось ему в вину.

 

 

РЕМЕСЛЕННИКИ И КУПЦЫ

 

 

Относительно слабое, по сравнению с западноевропейскими странами, развитие ремесла и социально-экономический характер городов Леона и Кастилии в XI- XIII ш. в целом отразились и на положении ремесленников и купцов. Еще в XI в. в большинстве городов имелось весьма незначительное число ремесленников. В городах, принадлежавших церковным сеньориям, находились ремесленники, работавшие в 'церковных мастерских и шлявшиеся зависимыми людьми. Такие же ремесленники находились при королевском.дворе. Но помимо этого, были ювободные, самостоятельные ремесленники в консехос. Круг специальностей, упоминавшихся в ранних фуэрос, весьма узок: ткачи, бочары, кузнецы. Города порой стремились привлечь ремесленников определенных специальностей на свою территорию, обещая свободу беглым крестьянам (хуньорес де кабеса), владевшим определенными профессиями (особенно ткачам, бочарам). Городское право в этот период уделяло ремесленникам минимальное внимание, ограничиваясь облегчением им доступа в города и в отдельных случаях установлением норм оплаты труда.

В XII-XIII вв. значение ремесленников в городской жизни несколько возрастает. В ряде фуэрос упоминаются уже многочисленные ремесленные профессии: в фуэро Ку®нки и Этцнаторафа, например, плотники, штука-

туры, каменщики, кузнецы, золотых дел мастера, сапожники, скорняки, ткачи, красильщики, портные. Ремесленникам уделяется больше внимания. Это касается их правового положения и регулирования хозяйственной деятельности. Одним из показателей выделения ремесленников в особый социальный слой служит тот факт, что Партиды различают труд земледельцев на полях (labor) и работу ремесленников в городе (obra)1.

Ремесленники в городах в основной своей массе принадлежали к пеонам. Их статус обычно принижался. Так, фуэро Сепульведы предписывало, чтобы монтазго, причитавшийся с чужаков, распределялся между кабальерос, не считая, однако, ремесленников. Фуэро Са-ламанки исключало ремесленников из числа тех, кто мог занимать выборные должности в городском совете. Им приходилось добиваться того, чтобы их признавали полноправными свободными гражданами. В Эскалоне ремесленники добились в ИЗО г. официального признания того факта, что они равны по суду другим соседям2. Но еще в 1250 г. король Фернандо IV в своем постановлении для города Уседы указывал, что судей следует избирать лишь из «добрых людей», но не из «подлых» (ome vil), т. е. не из ремесленников. Разбогатевшие ремесленники, очевидно, претендовали на включение в состав кабальерос. Но городская верхушка и в этом случае старалась ограничить их права. А Партиды прямо заявляли, что занятие «подлым ремеслом» ради денежного заработка - достаточная причина для исключения жителя города из числа кабальерос3.

Контроль над хозяйственной деятельностью ремесленников находился в руках городского совета и его должностных лиц. Некоторые фуэрос, в частности Куэн-ки, Этцнаторафа, обстоятельно регламентировали взаимоотношения ремесленников с потребителями, контролировали качество их продукции. Так, устанавливались штрафы для тех мастеров, которые не.выполняли в срок заказ, подменяли материал заказчика. Если кузнец продавал плуг, серп или другой инвентарь, который оказывался сломанным,- он обязан был немедленно отремонтировать его или вернуть деньги. Фиксировался стандарт, которому должны соответствовать различные изделия.

1 См.: Siete Partidas, II,  20, 5.

2 См.: Munoz Т.  Coleccion…, p. 487. ' 3 См.: Siete Partidas, II, 24, 25.

Совет вмешивался и в технологию производства: кра-" сильщик, например, не должен красить сразу более трех тканей. Нарушение этого правила влекло за собой штраф. Иногда принимались меры для охраны монопольных прав мастеров данного города на занятие соответствующим ремеслом. Фуэро Куэнки запрещало ремесленникам негорож.анам являться в Куэнку и продавать стаи'изделия. Местным ремесленникам разрешалось захватывать таких пришельцев и требовать от них уплаты штрафа. В то же время городской совет ограничивал порой своих ремесленников в праве свободного сбыта продукции. Так, консехо Леона в 1298 г. потребовал, чтобы сапожники продавали башмаки только жителям города, а не посторонним лицам.

О внутренней организации ремесла сведений имеется очень мало. Можно полагать, что состав ремесленников, как и в большинстве других стран, определялся следующим образом: мастер - подмастерье - ученик. Власть мастера над учеником была значительной, он мог его сурово наказывать1. Иногда в городах имелись должностные лица - препозиты, возглавлявшие ремесленников определенной профессии. На них городской совет возлагал обязанность контролировать качество изделий. В других случаях это делало жюри из нескольких наиболее почтенных мастеров.

В XIII в. в некоторых городах, в частности в Саагуне, Сеговии, складывались профессиональные организации ремесленников (cofradias, confraderias). Возможно, это объясняется влиянием французских ремесленников, поселившихся в городах, расположенных на пути в Сантьяго де Компостела. Но могли также сказаться традиции мусульманских- ремесленных корпораций, с которыми христиане встретились во вновь завоеванных городах Аль-Андалуза. В Леоне и Кастилии эти братства представляли собой ассоциации ремесленников одной и той же специальности.^Функции их сводились главным образом к благотворительной и религиозной деятельности (участие в погребении умерших членов братства, помощь беднякам и т. п.). Но в некоторых случаях эти организации выбирали своих должностных лиц, алькальдов, выполнявших судебные функции. В

1 Если ученик умирал от побоев, нанесенных мастером, тот на нес ответственности, согласно некоторым фуэрос.

Саагуне такие братства играли активную роль  в борьбе ремесленников против церковной сеньории.

Консехос не склонны были уступать ремесленным братствам руководство хозяйственной деятельностью ремесленников, в частности регулирование цен на изделия. Альфонс X пресекал попытки организаций ремесленников договариваться о ценах на изготовляемые ими товары и относительно мер по устранению конкуренции со стороны лиц, не принадлежавших к данным организациям. Партиды запрещали организацию братств ремесленников, преследовавших какие-либо иные цели, кроме религиозно-благотворительных.

Наиболее ранний из сохранившихся уставов цехов Кастилии - статут сапожников Бургоса, составленный в 1:259 г., представляет собой соглашение мастеров-сапожников, утвержденное городским советом, алькальдами и мерино. Содержание его касается весьма узкого круга вопросов. Устанавливаются норма оплаты подмастерьев, контроль над качеством используемой ремесленниками кожи; контроль осуществлялся комиссией  в составе четырех «добрых людей» из числа мастеров. Назначался штраф за использование кожи низкого качества. Не допускались какие-либо работы, осуществляемые на выпасах, в воскресные и праздничные дни1. Можно предположить, что братства ремесленников имели какое-то общее имущество. Так, предписывая в 1255 г. распустить созданные в Саагуне братства, Альфонс X потребовал, чтобы их имущество (hereda'des) было продано2.

Можно констатировать, что в Леоно-Кастильском королевстве в XII-XIII вв. появляются, лишь зачатки цеховой организации. В целом здесь существовало так называемое «свободное ремесло», сходное с тем, которое характерно для южной Франции. Оно контролировалось городскими советами. Специализация ремесленников была и к концу рассматриваемого периода незначительной, по сравнению со странами, где цеховое ремесло достигло высокого развития. Ремесленники в Леоне и Кастилии не имели доступа к городскому управлению.

Дата: 2018-12-21, просмотров: 149.