Глава 260 - Тяжелое положение племени Исполинских быков
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Уэльс смотрел на своих воинов, что ни о чем не жалели, в то время как его сердце было очень эмоциональным. В прериях зверолюдей, если вы не были весьма талантливым лидером, никто не следовал бы за вами. Ведь зверолюди, в отличие от человеческих королевств, сами выбирали своих лидеров.

Так что, если вождь оказывался некомпетентным, его соплеменники постепенно покидали его. И в конце концов племя попросту исчезало из прерий.

Текущая ситуация для Уэльса была не слишком хороша. Газоль контролировал все племя Исполинских быков, а это значит, что и семьи воинов его эскорта также были в руках его брата. Поэтому, если бы не глубочайшая преданность его подчиненных, они, вероятно, уже покинули бы его некоторое время назад.

Разумеется Уэльс был тронут тем, что его эскорт остался. Он спокойно наблюдал за ними, и сказал: «Братья, я уверен, что все уже знают о том, что произошло в племени. И, хотя ваши семьи все еще в племени. Я рад, что вы все решили остаться рядом со мной. Наши враги будут здесь где-то через час. Но мы не отступим. Великие воины Исполинских быков никогда не отступают. Так что сейчас, братья, седлайте своих быков и поднимайте свои топоры. Следуйте за мной, и пусть наши враги узнают, что мы самые сильные воины племени Исполинских быков».

Говоря все эти слова Уэльса не кричал. Фактически, он говорил им очень спокойно, как будто он просто рассказывал. Но воины, услышав это, ощутили эмоциональный подъем. Они прислушались к нему и с громким лязгом оружие поддерживали его.

Уэльс проигнорировал их и спросил у Чжао: «Брат, ты ведь идешь с нами, ведь так? На лошади или повозке?».

Вот только Чжао лишь улыбнулся и покачал головой: «Нет, старший брат. Я собираюсь выбрать что-то получше». И как только он это сказал, перед ним появился Чужой.

Естественно, Уэльс очень заинтересовался мощным обликом необычного монстра. Что же касается Чжао, то он улыбнувшись и сказал: «Пойдем, старший брат. Выпьем немного кеджи». А затем залез Чужому в пасть.

(ПП: Для тех кто забыл Кеджа - местный аналог кофе).

Уэльс и другие с любопытством последовали за Чжао и вскоре оказались внутри Чужого. Стоит отметить, что внутренняя полость грудной клетки пережила серьезные изменения. Лаура изменила внутреннюю обстановку до такой степени, что теперь она стала похожа на интерьер ее собственной кареты. Несколько коробок были помещены туда, дабы их можно было бы использовать в качестве скамеек. На них лежали одеяла и другие вещи, в то время как в центре стоял короб с верхним и нижним отсеками. Нижний отсек был холодильником, который можно было использовать для поддержания соответствующей температуры. Верхнее отделение содержало различные мелкие вещи, что же касается чайного набора, то он стоял на самом коробе, возле магической горелки для нагревания воды.

Уэльс и другие смотрели с удивлением в глазах. Они не ожидали увидеть внутри нежити уютную комнату.

Чжао улыбнулся им и сказал: «Садитесь. Старший брат хочешь чашечку?»

Уэльс сел и осмотрелся: «Неплохо. Мы даже можем видеть, что происходит снаружи. Учитель, я думаю, вы должны остаться здесь с маленьким Чжао. Я же тем временем разрешу вопросы снаружи».

Йель не возражал и просто улыбнулся: «Все в порядке. Здесь на удивление весьма уютно. Так что, можете идти готовиться. К тому же, как мне кажется, Газоль и его войска уже скоро будут здесь».

Уэльс кивнул, а затем посмотрел на Чжао: «Брат мой, когда дела приобретут суровый оборот, не стоит быть вежливым. Просто действуй».

Чжао улыбнулся: «Не волнуйся, старший брат. Я не буду добрым. Но сейчас тебе стоит поспешить. Ведь возможно, они уже обнаружили, где мы находимся».

Уэльс кивнул, после чего вылез из Чужого, впрочем, как и Мендес. В то время как Чжао и Йель остались. Лаура и остальные находились рядом с Чжао, а повозки с продовольствием снаружи так и остались стоять на месте.

Чжао налил в чашку кеджи и протянув ее Йелю, спросил: «Мистер Йель, как вы думаете, мы будем сражаться? Или же увидев наши силы Газоль не станет атаковать?»

Йель покачал головой и ответил: «Не обязательно. Газоль - весьма тщеславный. Поэтому он не станет так просто отказываться от подобной возможности. Ведь прямо сейчас, Уэльс - его самая большая проблема. Если он сможет убить своего брата, то получит полный контроль над племенем Исполинских быков. К тому же несмотря на то, что у нас есть довольно много нежити, зверолюди обычно не воспринимают их всерьез, так как в их глазах немертвые весьма слабый и ветхий противник. Да и вряд ли они знают, что твоя нежить просто невообразимо сильна, поэтому я думаю, что Газоль все таки сделает свой ход».

Чжао кивнул. Он действительно не хотел этого делать. Однако его страшили не убийства. Ведь к этому моменту глава клана Буда убил уже много людей, но прямо сейчас он собирался сражаться с Исполинскими быками.

Если бы потери племени были слишком велики, то его статус в прериях зверолюдей значительно понизился бы, что было плохо уже для самого Чжао. Ничто иное кроме силы не имело значения для зверолюдей. С силой появлось уважение. Поэтому, если у вас нет огромной мощи, то извините. Неважно, насколько вы были хороши в прошлом, никто не станет вас уважать.

Несмотря ни на что, они должны были нанести ответный удар. К тому же, сам Чжао предпочитал именно сражаться, а не отступать. Именно поэтому ему нечего было сказать против, когда Уэльс и другие решили нанести ответный удар.

Чжао вздохнул: «Я все еще не понимаю. Неужели Газоль так сильно хочет стать вождем племени? Ведь из-за его столкновения с братом умрет довольно много Исполинских быков, что весьма печально скажется на всем племени. Так какая же польза от всего этого? Он причинил вред своему отцу в процессе становления вождем и поэтому его репутация, довольно сильно упала. Неужели он никогда не задумывался обо всем этом?»

Йель вздохнул: «Ты просто не знаешь Газоля. Он очень гордый и слишком поглощен собой, поэтому считает, что его собственная сила весьма велика. И в довершении всего, он настоящий маньяк. Могу сказать, что, если бы не его темперамент, Уэльсу не пришлось бы сражаться с ним за место вождя. Поэтому, Уэльс и я очень ясно понимаем, что когда Газол станет вождем, нас будут ждать лишь бесконечные войны».

Сказав это, Йель вздохнул и снова продолжил: «Пусть тебя не обманывает теперешняя мощь племени. Существует еще очень много зверолюдей, что провоцируют Исполинских быков. Да даже, те же Боевые быки постоянно нам досаждают».

Услышав это Чжао был ошеломлен. Он знал, что Боевые быки считались весьма могущественной субрасой среди племен быков, и что между ними и Исполинскими быками установились кровные родственные связи. Так почему же Йель сказал, что племя Боевых быков провоцирует Исполинских быков?

Естественно увидев непонимание в глазах Чжао, Йель разъяснил: «Положение каждой правящей субрасы не закреплено. Если вы сильны, тогда именно вы руководите остальными. С другой стороны, если вы слабы, то не имеете права быть правящей субрасой. Вот только несмотря на то, что предыдущий вождь весьма успешно вел сражения, сила племени была потрачена на многое. Поэтому сейчас пришло время для отдыха и восстановления. А если такой маньяк как Газоль станет вождем, то наши потери лишь возрастут».

Йель остановился, дабы сделать несколько глотков, а потом продолжил: «Боевые быки - весьма мощная субраса среди всех субрас расы быков. Они мускулистые и обладают огромной физической силой. Даже Исполинские быки не всегда смогут взять верх над ними. Но самое страшное в том, что раньше они не были так сильны, все изменились после того, как их новый вождь возглавил племя. В отличие от своих предшественников, он не лезет буквально в каждую битву. К тому же, все эти годы они отдыхали и поэтому стали намного сильнее, чем раньше. Покойный вождь племени Исполинских быков безусловно видел, что положение правящего племени становится неустойчивым и поэтому отдал всех своих 4 дочерей в качестве жен в племя Боевых быков. Он пытался использовать их замужество для умиротворения племени боевых быков, но это не помогло. И именно по этой причине племя Исполинских быков тоже начало избегать боевых действий. Однако Газоль предположил, что старый вождь в силу своего преклонного возраста потерял амбиции и поэтому был очень недоволен его политикой. Чем очень сильно разочаровал своего отца. Даже не знаю как он мог игнорировать подобную угрозу со стороны? Вот почему он весьма уступает Уэльсу. Его брат не любит сражаться и он весьма умен. Так что именно поэтому покойный вождь сделал своим приемником именно его».

Чжао даже не думал, что борьба за место вождя может оказаться настолько серьезной. Можно было сказать, что она в какой-то мере решала судьбу племени Исполинских быков.

Йель вздохнул: «Мы не знаем, сколько будет жертв, если эта война действительно начнется. Но в любом случае, чем больше число погибших, тем более неустойчивое положение у правящей субрасы Исполинских быков. Вот только к сожалению, Газоль не видит этого. Этот чрезмерно надменный дурак продолжает полагать, что Исполинские быки непобедимы, а Боевые быки его самые верные союзники. Он даже не подозревает, что эти «хорошие парни» накапливают свои силы, дабы поставить его на колени».

В этот момент на лице Йеля красовалась саркастическая насмешка. Тот, над кем он издевался, был не кто иной, как Газоль. Ну как подобные ему могли вести Исполинских быки в светлое будущее? Именно поэтому Йель полностью поддерживал Уэльса.

Чжао вздохнул. Теперь он знал немного больше о племени Исполинских быков, но не привык иметь дело с такими беспощадными правителями как Газоль, что использовали любые средства, дабы достичь своих целей. Однако, это закончится трагедией с таким правителем, что не умел видеть на несколько лет вперед.

Глава 261 - Перед битвой

Дрожь галопа нарушила тишину прерии, и пыль, которую они подняли, кажется, даже затмила заход солнца. Уэльс не хотел видеть сцену битвы между братьями. Он молча сидел на своем быке, даже не надев никаких доспехов, а его большой топор торчал в траве рядом с ним.

Мендес выглядел практически также как Уэльс, но держал свой большой топор в своих руках. А за ними выстроилось 400 Исполинских быков. Позади которых разместилась неживая армия Чжао.

И вот вскоре далеко на горизонте появилась черная линия, что весьма стремительно, словно поток, приближалась к ним. Увидев это Уэльс прищурился, а Мендес и все остальные крепко сжали свое оружие.

После чего, через некоторое время, послышался звук скачущих галопом быков. Да, что там даже сама земля задрожала. Но это никак не повлияло на Уэльса и остальных. Они, не проявляя никаких чрезмерных эмоций, просто ждали. Уэльс даже закрыл глаза.

Вскоре принц исполинских еще четче услышал топот приближающихся к ним быков. Разуметься, Уэльс знал, что Газоль уже рядом и поэтому открыл глаза.

Солнце лишь собиралось садиться. Однако, хотя враги уже были не слишком далеко, Уэльс все еще не мог разглядеть их лица. Но постепенно ему все же удалось определить, что их лидером действительно был Газоль.

Однако, Уэльса весьма удивил тот факт, что среди солдат, которых Газоль привел с собой, было не так уж много Исполинских быков. Где-то только около 500. А вот всеми остальными были Боевые быки. Поэтому вполне естественно, что Уэльс был весьма озадачен тем, почему так много Боевых быков пришло вместе с Газолем.

Впрочем, в это же время Мендес холодно хмыкнул: «Маленький Чжао был прав. Похоже Газоль действительно получил поддержку от племени Боевых быков. Так что неудивительно, что он просто переполнен желчью. О боже, какой же он идиот.»

Уэльс хорошо знал, что означают эти слова сказанные Мендесом. Когда дело касалось Боевых быков, Исполинские быки относились к ним весьма двояко. Так, если Газоль и его подчиненные полностью доверяли им, то Уэльс и его отец считали, что последние так и ждут подходящего момента дабы бросить вызов их племени.

Так что Уэльс хорошо понимал какую угрозу, представляют собой Боевые быки. А тот факт, что Газоль привел их сюда, дабы разобраться с ним, даже заставлял Уэльса гневно заскрежетать зубами. Теперь он подозревал, что причина, по которой его брат так поступил с их отцом, была связана с тем, что именно Боевые быки подсказали ему подобную идею.

Уэльс сделал несколько вздохов и постепенно успокоился. И вот Газоль и его воины остановились в 100 метрах от них.

Несмотря на то, что силы Газоля насчитывали всего 2000 воинов, все они были высокими, мужественными зверолюдьми, поэтому издалека казались самым настоящим бесчисленным войском.

Естественно Чжао тут же заметил Газоля. Вот только, глава клана Буда также отметил парочку весьма занимательных персонажей, скачущих на своих быках рядом с ним.

Они были очень похожи на Исполинских быков, но в отличие от последних их шерсть была черной, а рога значительно короче и изогнутыми, а не прямыми. Что делало их похожими на пару кинжалов.

Вот только, в тот момент, когда Чжао весьма внимательно рассматривал этих представителей бычьего народа, которого он никогда раньше не видел, Йель холодно фыркнув сказал: «Как и ожидалось от Боевых быков. Именно они, являются теми, кто поддерживал Газоля».

И только сейчас Чжао тоже понял, что те, на кого он смотрел были Боевыми быками. То с непониманием спросил у Йеля: «Мистер Йель, а разве мой старший брат не намеревался получить поддержку у племени Боевых быков? Так почему же они все рядом с Газолем?»

Йель вздохнул: «На самом деле, Боевые быки разделены на две фракции. Первую возглавляет нынешний вождь племени Боевых быков, за которого вышли замуж старшая и четвертая принцессы. Так что, именно они сотрудничают с Газолем. Вторая фракция – это Западные боевые быки, что всегда были значительно ближе к старому вождю и соответственно молодому мастеру Уэльсу. Вторая принцесса и 3-я принцесса вышли замуж за их лидера. Так что, молодой мастер пытался встретиться с фракцией Западных Боевых быков».

Чжао кивнул и спросил: «Но если Боевые быки никогда не были, так сказать, "единым племенем", так как же они могут угрожать статусу Исполинских быков, как правящей расы?»

Йель снова вздохнул и сказал: «По правде говоря, племя Боевых быков изначально было весьма единым и достаточно сильным, дабы попытаться отобрать у Исполинских быков статус правящего племени. Естественно, когда покойный вождь обнаружил это, то поддержал лидера Западных боевых быков, что был в не ладах со своим вождем. И его план прошел весьма успешно. Под присмотром Исполинских быков, племя Боевых быков было разделено на 2 фракции. И несмотря на то, что сила лидера Западных боевых быков была значительно ниже, чем у вождя, его все же не стоило недооценивать. Однако, в последние годы вождь приблизился к Газолю. А тот в свою очередь, дабы получить поддержку племени Боевых быков, начал поддерживать их вождя. Так что, теперь его сила значительно больше, чем раньше, а лидер Западных исполинских быков находится в весьма невыгодном положении».

Сказав это Йель задумался на мгновение, но затем продолжил: «Возможно, Боевые быки узнали, что именно племя Исполинских быков оказывало поддержку лидеру Западных Боевых быков. И теперь решили применить туже тактику, поддерживая Газоля, дабы тот при помощи гнусных методов заполучил место вождя, тем самым разделив племя Исполинских быков. Так что, если Газоль будет вести войну, многие молодые Исполинские быки погибнут, а сила племени значительно уменьшится. И когда это произойдет, уже никто не сможет остановить Боевых быков, когда они захотят стать правящей расой».

Использовать те же приемы против своих врагов. Когда Чжао внезапно подумал об этом, то даже не ожидал, что зверолюди, казавшиеся ему простыми и негибкими, могут быть способны на подобное. Что же, похоже в этом мире не следует недооценивать любую из разумных рас, какой бы она не казалась на первый взгляд.

Йель же сделав глубокий вдох продолжил: «Племя Исполинских быков всегда считалось самым прочным, а племя Боевых Быков порочным и расколотым. Теперь же племя Боевых быков стало еще более порочное. И они хотят, чтобы корни племени Исполинских быков были отрезаны. А ведь все травы без корней со временем увянут».

Чжао с недоверием наблюдал за Боевыми быками. Он даже не думал, что вождь Боевых быков вдруг окажется настолько хорошим манипулятором. Ведь даже смерть предыдущего вождя Исполинских быков можно было бы записать на его счет.

Однако Уэльс не сделал ни единого шага назад, он просто совершенно спокойно смотрел на Газоля. И судя по выражению его лица, нынешнему вождю племени Исполинских быков очень не нравилось, что за спиной его брата стоит огромная армия неживых существ.

Газоль мягко спрыгнул со своего ездового маунта и в сопровождении Исполинского, а также, Боевого быков медленно пошел в сторону Уэльса. Все трое были весьма мускулистыми и имели весьма ужасные шрамы по всему телу. Так что даже их вид показывал, что их нельзя воспринимать легкомысленно.

Уэльс тоже слез с его быка и подошел к Газолю. Мендес же последовал за ним так и не выпустив из своих рук оружие. После чего, обе враждующие стороны стали медленно приближаться друг к другу, пока расстояние между ними не сократилось до 10 метров.

Газоль холодно посмотрел на Уэльса и сказал: «Уэльс, похоже ты действительно вступил в сговор с людьми. И тем самым предал племя Исполинских быков».

На что Уэльс не менее холодно ответил: «Думаю, здесь все хорошо знают, кто именно сговорился с людьми. Похоже такой идиот, как ты, действительно достоин, что бы его глупостью могли пользоваться другие».

Но Газоль лишь рассмеялся: «Твои слова бесполезны. Я вождь, а ты всего лишь предатель. Сдайся, брат, и я пощажу ваши жизни».

Уэльс холодно смотрел на Газоля: «Неужели ты действительно думаешь, что я поверю тебе после того, как ты без угрызений совести убил нашего отца и пятого брата? Сейчас я даже сомневаюсь, течет ли в твоих венах кровь Исполинских быков? Или же это совсем не кровь, а лишь мутная бычья моча?»

Услышав это, глаза Газоля вспыхнули. Ведь, несмотря на то, что он действительно убил своего отца, Уэльс не сказал ни слова об этом. Он лишь утверждал, что их отец был отравлен. Так что, слова его младшего брата, для Газоля были словно пощёчина.

Газоль гневно проворчал: «Кто сказал, что это я убил нашего отца? Я говорю, что он был убит именно тобой. Ты посмел объединиться с человеческими черными магами. А абсолютно всем на континенте хорошо известно, что они ненавидят всех и вся. И предпочитают, для достижения своих грязных целей использовать яд».

Однако, услышав это, Уэльс лишь холодно засмеялся: «А разве ранее ты не утверждал, что отец умер от болезни? Так как же он может быть «отравлен»? К тому же, как бы ни были смертельны яды черных магов, они не так ядовиты, как твое сердце, что уже предало Бога-зверя. И за это тебя будут судить».

Выражение лица Газоля тут же изменилось и он сказал: «Хватит нести эту чушь. Тебе все-равно не удастся избежать смерти. Или ты всерьез считаешь, что горстка воинов и те рыхлые, старые кости смогут выстоять против нас? Перестань мечтать и готовься умереть».

Вот только Уэльс с холодом в голосе ответил: «Сегодня я дам тебе понять, что ты отнюдь не непобедим. Изначально я не хотел этого делать, так как думал, что ты приведешь с собой лишь воинов нашего племени. Но так как ты решил использовать войска Боевых быков, я не буду сдерживаться».

На что Газоль ответил: «Невежественный болван. Как неживые существа могут сравниться с одной из самых могущественных рас прерий с точки зрения силы? Видимо, ты даже не способен сохранить свою репутацию одного из умнейших быков. Похоже, ты и вправду дурак».

Уэльс же холодно улыбнулся Газолю: «Ты несешь слишком много чуши, Газоль. Может быть, после долгого времени без битвы, ты стал абсолютно бесполезным существом?»

Газоль холодно фыркнул. Он хорошо знал, что никогда не сможет одолеть Уэльса в разговорах, поэтому нынешний вождь племени Исполинских быков молча развернулся и вернулся к своим войскам. А Уэльс к своему эскорту.

Дата: 2018-11-18, просмотров: 198.