Предмет исторической науки. Структура истории как науки. История в системе гуманитарно-социальных наук
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Лекция 1. История как область научного познания. Функции истории. Основы методологии исторической науки.

 

1. Предмет исторической науки. Структура истории как науки. История в системе гуманитарно-социальных наук.

2. Социальные функции истории (роль истории в жизни общества).

3. Отличие исторического познания от познания в других науках

4. Методология и методы истории.

5. Принципы истории.

6. Источниковедение и историография.

7. Периодизация истории человечества.

 

Релятивность (относительность) исторического познания

А. Я. Гуревич: «Восстановить картину того фрагмента прошлого, который мы исследуем, во всей полноте и бесконечном многообразии, во всех его бесчисленных связях и переплетениях нам не дано».

И.Я Биск: «Ныне, кажется, никто не сомневается, что труд историка, по большому счету, это жалкий обеднённый сколок огромной, многоплановой и яркой реальной жизни, свершавшейся в прошлом».

Роберт Джордж Коллингвуд: "Каждое новое поколение должно переписывать историю по-своему, каждый же новый историк не удовлетворяется тем, что даёт новые ответы на старые вопросы: он должен пересматривать и сами вопросы. А так как история – поток, в который нельзя вступить дважды, то даже отдельный историк, работая над определённым предметом в течение какого-то времени, обнаруживает, когда он пытается вернуться к старой проблеме, что сама проблема изменилась".

Причины релятивности исторического знания. Релятивность знаний о прошлом объясняется, прежде всего, зависимостью историка от источниковой базы: когда источников мало, фрагментарность чрезвычайно затрудняет восстановление из дошедших до нас осколков и черепков общей картины. Неполнота источников и различные трактовки значительно сужают возможность реконструкции. Когда же источников много, возникает другая трудность: трудность отбора, которая при отсутствии четких критериев значимости источников может привести к произволу.

Несмотря на то, что историю принято считать наукой, в действительности она занимает промежуточное положение между точными, естественными и прикладными науками, с одной стороны, и публицистикой и беллетристикой с другой. Причина этого в том, что, в отличие от подавляющего большинства наук, у истории нет таких важнейших методов верификации, то есть, проверки теории на достоверность, как научный эксперимент и наблюдение. Во многом поэтому наличие исторических законов признаётся не всеми, и они существуют в приблизительном виде.

Помимо этого, чрезвычайно искажают достоверную картину прошлого конъюктурщина и пропаганда.

Главные причины релятивности исторического знания кратко суммировал отечественный философ А. И. Ракитов: «Исследование исторической истины осложняется тремя обстоятельствами: неполнотой информации о прошлом, невозможностью экспериментально-практического взаимодействия с прошлым, тесной связью исторического познания с идеологией».

 

Периодизация истории человечества. Место России в истории мировой цивилизации

Периодизация истории — особого рода систематизация, которая заключается в условном делении исторического процесса на определённые хронологические периоды.

Лекция 1. История как область научного познания. Функции истории. Основы методологии исторической науки.

 

1. Предмет исторической науки. Структура истории как науки. История в системе гуманитарно-социальных наук.

2. Социальные функции истории (роль истории в жизни общества).

3. Отличие исторического познания от познания в других науках

4. Методология и методы истории.

5. Принципы истории.

6. Источниковедение и историография.

7. Периодизация истории человечества.

 

Предмет исторической науки. Структура истории как науки. История в системе гуманитарно-социальных наук.

В различных словарях (напр., Толковом словаре русского языка, Оксфордском словаре английского языка, словаре иностранных слов и др. ) то обнаружим в них до 8-9 значений слова «история». Но основное из них восходит к древнегреческому слову ἱστορία (иоториа), в переводе означающему «рассказ о прошедшем, об узнанном» «расследование», «исследование», «узнавание», «установление». Современные авторы чаще всего выделяют три значения слова «история» –

- любой процесс развития в природе и обществе;

- процесс развития человеческого общества;

- наука, изучающая развитие человеческого общества.

Конечно, существует множество определений, что такое история как наука. Например:

«История – наука о последовательном развитии человеческого общества», «наука, изучающая прошлое человечества во всей его конкретности и многообразии».

Удачными определениями этого предмета можно назвать следующие:

· «Исто́рия – наука, занимающаяся изучением человека (его деятельности, состояния, мировоззрения, социальных связей и организаций и так далее) в прошлом».

· «История – наука, изучающая прошлое человеческого общества в его значительных конкретных проявлениях и с его закономерностями».

· История – наука, изучающая процессы и события, характеризующие жизнь человечества и локализованные во времени и пространстве.

Таким образом, мы понимаем, что объектом изучения истории являются факты и события, всесторонне характеризующие жизнь человечества, при этом эти события разворачивались в определённом месте /местах/ в определённое время.

Но нередко поднимается вопрос: только ли прошлое должна изучать история? Вы увидели, что в сформулированных выше определениях истории говорится, что это наука, изучающая прошлое. Против «прошлого» также имеются возражения. Но большинство учёных настаивают на том, что это слово в дефиниции должно сохраниться, ибо оно отражает специфику предмета этой науки.

Казалось бы, это аксиома: жизнь человечества включает прошлое, настоящее и будущее. Прошлое – удел истории, настоящим занимаются политология, социология, психология и другие дисциплины, будущее — область футурологии. Жизнь человечества, по образному выражению английского историка, это река, текущая из прошлого – через настоящее – в будущее. Сравнение отечественного писателя: «... корни "сегодня" уходят во "вчера" точно так же, как его ветви тянутся в "завтра"». Но современный историк как будто вынужден полемизировать: «...разве история не занимается преимущественно прошлым, а политология и социология – преимущественно настоящим?». Постановка вопроса такова: надо ли в дефиниции Истории к словам «наука, изучающая прошлое» добавить «и настоящее» или «и современность»?

История и современность. Граница между настоящим, тем более современностью, протяженность которой не дольше жизни отдельного человека, и прошлым более чем относительна. Каждый прожитый день и час, каждый момент текущей жизни через мгновение становится прошлым и приращивается к изучаемому историей предмету, а необходимая для текущих нужд документация – скажем, запись рождения и смерти человека, фиксируемая соответствующим государственным учреждением, – превращается в исторический памятник.

По выражению И.Я. Биска, «эти приблизительно 100 лет текущей жизни — предмет ряда дисциплин, изучающих настоящее. «У истории по горло хватает своих забот при всестороннем исследовании жизни общества на протяжении прошлых тысячелетий. Так что в дефиницию предмета Истории настоящее-современность включать не следует. Дай Бог Истории справиться с одним безбрежным океаном фактов прошлого, которое ведь изучается комплексно и ныне включает экономику и политику, культуру и религию, ментальность и повседневную жизнь – даже условия этой жизни, то есть и историческую географию, и климатологию, и другие смежные дисциплины».

Именно вследствие необъятности предмета Истории в дефиницию внесены ограничения: она изучает прошлое «в его значительных конкретных проявлениях». Но какие конкретные проявления прошлого были значительными и могут претендовать на «пропуск в историю»? На этот вопрос каждый историк отвечает по-своему.

Т.е., можно сказать, что привычная нам история изучает «макрокартину», по выражению одного из философов истории (Анкерсмит), такой истории неинтересна каждая отдельная травинка в этой картине. Это взгляд на историю человечества, так сказать, «с высоты птичьего полёта». Но большое число историков увлечены «микроанализом» – изучением так называемой малой истории, истории повседневности, иными словами «микроистории»: им интересна именно каждая травинка, каждая ниточка на поле «ковра истории»; это взгляд «гусеницы», рассматривающей мельчайшие объекты перед её глазами. По их мнению, из таких фрагментов и складывается общая картина исторической жизни человечества.

 

Формы познания прошлого. Зададим вопрос: только ли через историческую науку люди познают свое прошлое? Или, иными словами: является ли наука единственной формой познания прошлого? Очевидно, что это не так: существуют и другие формы исторического познания.

Одной из самых старых форм является историческая традиция: передававшиеся изустно и впоследствии записанные мифы, легенды, народный эпос – например «Илиада», «Одиссея», «Песнь о Роланде», «Песнь о Нибелунгах», русские былины.

Другая форма познания людьми прошлого – мемуары (В. Г. Белинский писал, что мемуары еще не история, а только материалы для неё).

Широко распространённой формой познания прошлого является искусство — художественная литература (в том числе исторические романы), живопись, скульптура, прикладное искусство, фото, кино, телевидение. Средневзятый человек, не являющийся историком, забывает давно изучавшиеся им школьные учебники по истории, а прошлое ассоциирует с теми произведениями искусства, которые оказали на него особенно сильное эмоциональное воздействие (например, Людовика XIII с Ришелье и Людовика XIV с Мазарини он вспоминает по романам Дюма, Отечественную войну 1812 года — по батальной живописи В. В. Верещагина и по толстовскому роману «Война и мир», Великую Отечественную войну – по многочисленным художественным фильмам и т. д.).

Но все эти формы познания прошлого — донаучные или ненаучные. Показателем научности является глубина исследования и осмысления некоего предмета, процесса, явления.

Наука – это форма сознания, которой присущи: строгая доказательность; не образное, а точное мышление; лежащее в её основе теоретическое сознание; едва ли не главный признак науки – в кажущемся хаосе явлений она выясняет какие-то закономерности, устанавливает определённые законы (например, сколько бы люди ни наблюдали, ни рассказывали, ни рисовали падение на землю различных предметов или живых существ, эти повествования и изображения до Ньютона нельзя отнести к рангу науки, а закон тяготения Ньютона – это наука).

Таким образом, для всякой науки, в том числе исторической, характерны глубина исследования и осмысления материала. Поскольку история занимается прошлым, критерием при определении её научности является глубина исследования и осмысления прошлого,

Когда история стала наукой. В Древнем мире и в Средние века история как знания о прошлом существовала, но науки истории еще не было. Задачи её сводились к пересказу некоторых событий прошлого для развлечения и поучения читателей. Пересказ был без анализа и выяснения смысла событий, морализирующие поучения – упрощёнными: везде искали аналогии между современностью и стариной, прямо призывая подражать хорошим примерам прошлого и избегать дурных.

Лишь в конце Средневековья и начале Нового времени, при значительном прогрессе в производительных силах и умственном развитии, постепенно складываются «основные элементы научной истории: более глубокое понимание ею своих задач и разработка строго научных методов исследования исторических свидетельств. Слияние этих элементов привело к превращению истории в науку».

Превращение исторических знаний в науку не было одномоментным явлением, происшедшим в определенном году. Историческое знание становилось наукой постепенно, по мере исследования материала, с рождением критики исторических источников, формированием теории познания.

Антиисторический скепсис конца 19 в.. В течение всего XIX века, вплоть до его конца никому в голову не приходило сомневаться в том, что история является наукой. Более того, история была в XIX веке самой уважаемой наукой, царицей наук. XIX век даже называли «историческим веком», «золотым веком исторической науки».

Однако в самом конце XIX века возник так называемый «антиисторический скепсис»: некоторые историософы стали сомневаться в возможности адекватного постижения историей прошлого, больше того, стали доказывать, будто история вообще наукой не является. Эти историософы классифицировали науки не по их предмету, то есть содержанию, а по методу и в зависимости от метода делили все науки на две группы: номотетические и идиографические.

Номотетические науки (от греч. nomos закон) изучают повторяющиеся явления с помощью генерализирующего, или обобщающего, метода. Обобщая, номотетические науки отыскивают, выводят, устанавливают законы. Физика, биология, другие естественные и технические науки являются науками номотетическими.

Идиографические науки (от греч. idios – своеобразный, особый) с помощью индивидуализирующего метода изучают неповторяющиеся явления и поэтому не могут выводить законы. Таковы науки о культуре, в частности история, изучающая неповторяющиеся, единичные, только раз случившиеся явления. (Только раз перешел Цезарь Рубикон, а Суворов через Альпы. Ничего в истории как будто не повторяется. Даже если бы Цезарь перешел Рубикон вторично, это было бы совсем другое историческое явление: не тот был бы Цезарь – в другом возрасте, весе, настроении; не тот был бы Рубикон, – ещё Гераклит заметил, что нельзя дважды вступить в один – неменяющийся! – поток; изменилось бы и время, и цели, и количество переходящих Рубикон солдат и т. д.) Эти единичные, индивидуальные, неповторяющиеся явления можно более или менее подробно описать, выведение же из них законов невозможно. Но если история как идиографическая наука лишь описывает явления, если она лишь скользит по их поверхности и не способна проникнуть внутрь, не способна выводить законы, то какая это вообще наука? Строго говоря, её таковой считать нельзя. История как наука «исчезает».

Подобные рассуждения представляются состоятельными лишь на первый взгляд. Для их критики важно учитывать диалектику соотношения единичного и общего.

Единичность исторических фактов всегда относительна. В каждом из единичных явлений прошлого содержатся элементы общего, которые можно вычленять (выносить за скобки, находить общий знаменатель) и таким образом выявлять закономерности общественного развития.

Является ли история искусством. Некоторые историки не только лишают историю ранга науки, но и причисляют её к искусствам. Они выдвигают при этом следующие аргументы. Прежде всего – многовековая традиция. В представлении древних история была искусством.

Древние греки верили, что от брака бога Зевса и богини памяти Мнемозины родилась муза истории Клио, которая стала одной из девяти муз, окружавших бога солнца, света и искусств Аполлона. На протяжении столетий история являлась отраслью литературы, одним из литературных жанров – подобно эпосу или новелле.

Постепенно история отпочковалась от литературы – прежде всего в Англии и во Франции – и приблизительно с конца XVIII века, как мы уже говорили, стала наукой. Но отголоски отношения к истории как к разновидности литературного творчества отчетливо слышны еще в первой половине XIX века. Знаменитый историк французской школы Реставрации Огюстен Тьерри утверждал: «...на мой взгляд, всякое историческое сочинение есть произведение искусства в той же мере, что и учености: забота о форме и стиле здесь нужна не меньше, чем изучение и критика фактов».

Решающий убедительный аргумент противников отнесения истории к искусству: при общности цели они коренным образом расходятся по методам ее достижения: у историков на первом плане историческая правда с точным воспроизведением событий, литераторы добиваются того же с помощью образности, вымысла.

Отличие от художественного познания. Литератор и историк по-разному изображают реальную действительность. Литератор мыслит при помощи образов, в которых воплощает типические черты многих людей или явлений. Он имеет законное и бесспорное право на вымысел и широко им пользуется. Литераторы всегда отстаивали свое право на вымысел, доказывая, что в противном случае они превратились бы в ремесленников-фотографов.

В отличие от литератора историк обязан восстановить изучаемые им явления с максимально возможной достоверностью и точностью, вплоть до деталей. Всякое преднамеренное отклонение от этого представляет собой искажение истины, фальсификацию, преступление против морали и науки.

Итог размышлений на тему, является ли история искусством:

– да, история ближе естественных и точных наук к искусству; да, она также может оказывать на людей эмоциональное, этическое, воспитательное влияние; да, если понимать под искусством мастерство и талант изложения;

– однако прямой и итоговой ответ звучит безоговорочно отрицательно: нет, попытки отождествления истории с искусством абсурдны: история обязана восстанавливать точную картину прошлого и не может быть отнесена к искусству с его правом на вымысел.

Дата: 2018-11-18, просмотров: 382.