ВОПРОС : Стадии псих секс развития по Фрейду
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Теория Зигмунда Фрейда.

 Другой вариант объяснения природы человека и его потребностей был предложен великим австрийским психологом и психиатром Зигмундом Фрейдом (1856-1939). Согласно созданному им учению — психоанализу,— в основе человеческого поведения лежат чисто биологические инстинкты и потребности. В первую очередь это сексуальное влечение — либидо, скрытое в подсознательных слоях психики. Общество отличается от природы тем, что уже в древности, у первобытных людей возникли социальные механизмы, которые резко уменьшали возможности удовлетворения сексуальных потребностей. Последние были жестко ограничены всевозможными обы-чаями, традициями, нормами поведения, а с появлением государства — правовыми нормами. В результате возникновения социального контроля сексуальные потребности не могли быть удовлетворены так просто, как это возможно у животных. Сексуальная энергия либидоподвергалась сублимации— т. е. переводилась в другие формы психической энергии. На основе сублимации либидо возникли новые, чисто человеческие группы потребностей — в разумном познании, религии, искусстве, творческом самовыражении.

С точки зрения Фрейда, если бы общество не ограничило удовлетворение сексуальных потребностей, не подвергло их фрустрации, человек так и остался бы в животном состоянии и не смог бы создать культуру. Именно ограничение удовлетворения сексуальных потребностей привело к возникновению потребностей социальных, чисто человеческих.

Учение Фрейда — очень яркая и смелая попытка понять мир человеческих потребностей, практически первая научная концепция сексуального поведения человека. Однако позже психологи, социологи и философы в большинстве своем пришли к выводу, что он сильно преувеличил значение сексуальных влечений. Корректировку его концепции начали уже ближайшие ученики Фрейда — создатели нео-фрейдизма. Дело в том, что, вопреки мнению австрийского психиатра, сексуальные влечения при всей своей значимости — не единственный фактор, определяющий человеческое поведение. Сексуальные потребности даже нельзя признать насущными: многие люди (например, монахи) отказываются от их удовлетворения и благополуч-но доживают до глубокой старости. В то же время отказ от удовлетворения хотя бы на минимальном уровне насущных потребностей (в еде, питье, воздухе, температурном режиме) полностью несовместим с жизнью.

Оральная стадия

0-6 месяцев: область рта наиболее тесно связана с удовлетворением биологических потребностей и приятными ощущениями. Главная задача в закладке основных установок: зависимости, независимости, доверия и опоры в отношении других людей. Изначально ребенок не в состоянии отличить собственное тело от материнской груди и это дает ему возможность чувствовать нежность и любовь по отношению к самому себе. Но со временем грудь будет замещена частью собственного тела: ребенок будет сосать свой палец или язык, чтобы уменьшить напряжение, вызванное недостатком материнской заботы. Поэтому так важно не прерывать кормление грудью, если мама в состоянии кормить его сама.

Фиксация поведения на этой стадии может произойти по двум причинам:

•      Фрустрация или блокирование потребностей ребенка.

•      Сверхзаботливость – ребенку предоставляется много возможностей самому управлять своими внутренними функциями. В результате этого у ребенка формируется чувство зависимости и некомпетентности.

Впоследствии, в зрелые годы, фиксация на этой стадии может выразиться в виде «остаточного» поведения. Взрослый человек в ситуации сильного стресса может регрессировать и это будет сопровождаться слезами, сосанием пальца, желанием выпить. Фрейд выдвинул постулат, согласно которому у ребенка, который получил чрезмерную или недостаточную стимуляцию во младенчестве, скорее всего сформируется в дальнейшем орально-пассивный тип личности. Основными его чертами является:

•      ожидает от окружающего мира «материнского» отношения к себе,

•      постоянно требует одобрения,

•      чрезмерно зависим и доверчив,

•      испытывает потребность в поддержке и принятии,

•      жизненная пассивность.

6-18 месяцев: орально-агрессивная стадия. Теперь у младенца появляются зубы. Фиксация на орально-агрессивной стадии выражается у взрослых в таких чертах, как любовь к спорам, пессимизм, сарказм, циничное отношение ко всему окружающему. Людям с этим типом характера свойственно эксплуатировать других людей и доминировать над ними с целью удовлетворения собственных нужд.

Анальная стадия (18 месяцев – 3 года)

Ребенок учится самостоятельно ходить в туалет. Он получает большое удовлетворение от этого контроля, т.к. это одна из первых функций, которая требует от него осознанности своих действий.

Все будущие формы самоконтроля и саморегуляции берут начало в анальной стадии, их варианты зависят от способа приучения ребенка к туалету.

Существуют 2 основные родительские тактики, связанные с приучением ребенка контролировать свои внутренние процессы.

1.) Требовательная тактика, «сейчас же сходи на горшок». Если подобная тенденция «удерживания» становится чрезмерной и распространяется на другие виды поведения, то у ребенка может сформироваться анально – удерживающий тип личности. Такие взрослые необычайно упрямы, скупы, методичны и пунктуальны. Им очень сложно переносить беспорядок, неразбериху, неопределенность.

Второй отдаленный результат анальной фиксации, обусловленный родительской строгостью в отношении туалета – это анально – выталкивающий тип личности. Черты данного типа включают в себя склонность к разрушению, беспокойство, импульсивность. В любовных отношениях в зрелом возрасте такие люди чаще всего воспринимают партнеров в первую очередь как объекты обладания.

2)Поощрительная тактика. С точки зрения Фрейда, подобный подход, поддерживающий старания ребенка контролировать себя, воспитывает позитивную самооценку и даже может способствовать развитию творческих способностей.

Изречения

З. Фрейд: «Промахи являются удобнейшим материалом для любого желающего убедиться в истинности аналитического понимания».

З. Фрейд: «Индивид, совершивший промах, может его заметить или просмотреть; лежащая в основе промаха подавленная тенденция может быть хорошо известна индивиду. Но без анализа он обычно не знает, что соответствующий промах является результатом этой тенденции».

18 вопрос. Диагностика на основе психоанализа сновидений

Сновидение представляется как «Царский путь» в глубины бессознательного, поскольку в процессе сна как физиологического акта существенно снижена цензура сознания. Материал сновидений, в этом случае, представляет собой в чистом виде психический материал бессознательной сферы. Фрейд различал бытовое толкование сновидений и психоаналитическое. При психоаналитическом анализе сновидений он требовал соблюдения ряда принципов: 1. Сновидение представляет собою психический конгломерат, поэтому для его толкования и понимания нужен не универсальный ключ, а анализ сновидения поэтапно и в деталях. 2. Сновидение со схожим сюжетом у разных людей в сходных жизненных условиях может раскрывать совершенно различные побуждения. 3. Материал сновидения всегда имеет тесную ассоциированную связь с событиями реальной жизни сновидца и с прошлыми жизненными событиями. К такому толкованию относится разъяснение содержания сновидения по сонникам и подобным брошюрам, например, тараканы снятся к деньгам, а мухи к хлопотам и т.п. Этот момент является существенно важным в представлении психоаналитической теории. У Фрейда упор делается именно на прошлые жизненные события, в то время 4. Сюжеты сновидения представляют собой символический и искаженный материал бессознательной сферы. Следует также отметить, что динамические психические процессы протекают в период сна также, как и в бодрствующем состоянии человека, но с одним достаточно существенным исключением. Исключение состоит в том, что импульсы бессознательного не встречают существенного сопротивления со стороны сознания, поэтому прорываются с большей силой и манифестируют в сюжетах сновидения в символической форме. Прорываясь и манифестируя в сюжетах сновидения, импульсы ИД, также, как и при бодрствующем сознании сталкиваются с цензурой Супер-Эго и Я аналогичным образом вынуждено защищаться, что происходит с помощью уже упомянутых механизмов защиты. В отношении сновидений наиболее частым является действие вытеснения и искажения, что реализуется в формах забывания и искажения сюжетов сновидения после пробуждения. Другим распространенным в отношении сновидения защитным механизмом является сублимация, таким образом, в сновидении в приемлемой как для личности, так и для социума могут реализовываться самые нежелательные побуждения. В связи с этим сублимирующие сновидения даже получили условное название терапевтических сновидений. Сильной стороной анализа сновидений является несколько моментов. Во-первых, анализ сновидения позволяет диагностировать те же феномены, которые можно обнаружить, применяя метод анализа поведенческих и личностных проявлений. Во-вторых, с помощью анализа сновидений можно диагностировать феномены доступные при анализе ошибочных действий. В-третьих, только анализ сновидений позволяет обнаруживать скрытые психопатологические процессы, которые временно не проявляют себя в бодрствующем состоянии сознания личности. В-четвертых, только анализ сновидений предоставляет исследователю материал о всей диалектике противоборствующих сил бессознательной сферы и сознания. Анализ диагностики имеет четыре основные трудности. Первая из них — правильное понимание символики сновидений. Вторая — как у Карла Юнга указывается, что сновидения могут быть и предсказывающими, что объясняется Юнгом на основе иного понимания бессознательного, установление правильной ассоциативной связи между символикой сновидений и реальными жизненными событиями. Третья трудность — увязывание аналитического материала с реальными поведенческими и личностными проявлениями сновидца. Четвертая трудность — раскрытие завуалированных в символах и сюжетах сновидения скрытых, часто подавляемых истинных бессознательных побуждений личности.

19 Вопрос: Технология ассоциативного эксперимента

Ассоциативный эксперимент тесно связан с развитием такого направления в психологии, как ассоцианизм. Ассоцианизм, или ассоциативная психология, – это общее название для целого ряда концепций и школ, которые считали ассоциацию главным (или даже единственным) механизмом функционирования сознания и психики.

Процедура проведения ассоциативного эксперимента такова: испытуемому предъявляется слово-стимул и требуется дать первые пришедшие в голову ассоциации. Фиксируется ответ и, в первоначальном варианте, время реакции. Отмечено, что ответ на аффективно окрашенные слова - стимулы вызывает большую задержку по времени, чем ответ на нейтральные. Обычно каждому испытуемому даётся 100 слов и 7‒10 минутнаответы1. Большинство реакций, приводимых в ассоциативных словарях, получено у студентов университетов и колледжей в возрасте 17‒25 лет (приэтом слова‒стимулы давались на родном для испытуемых языке).

По способу проведения ассоциативный эксперимент может быть прямым (свободным), направленным и цепным. При прямом ассоциативном эксперименте реакции ограничены только количественно (испытуемого просят назвать 1–3 реакции на каждое предъявляемое слово-стимул), при направленном – качественно (реакция должна относиться к определен-ной лексической или тематической группе, части речи и т. п.). Цепной экспери-мент предполагает, что последовательно следующие друг за другом реакции ограничены только временем их порождения.

Разновидностью ассоциативного эксперимента являются также методика незаконченных предложений, парный ассоциативный тест, вычисление коэффициента сплоченности группы и под.

Методика оценки данных ассоциативного эксперимента. Существует несколько вариантов возможной интерпретации результатов ассоциативного эксперимента. Приведем некоторые из них.При анализе словесных реакций испытуемых выделяют, прежде всего, так называе-мые синтагматические (небо ‒ голубое, дерево – растет,машина ‒ едет, курить ‒ вредно) и парадигматические (стол ‒ стул, мать ‒ отец) ассоциации.Синтагматическими называются ассоциации, грамматический класс которых отличен от грамматического класса сло-ва‒стимула и которые всегда выражают предикативные отношения. Парадигматические ассоциации представляют собой слова‒реакциитогожеграмматическогокласса, чтоисло-ва‒стимулы. Ониподчиняютсясемантическому принципу «минимального контраста», согласно которому чем меньше отличаются слова‒стимулыотслов‒реакцийпосоставусе-мантических компонентов, тем более высока вероятность актуализации сло-ва‒реакциивассоциативномпроцессе. Этотпринципобъясняет, по-чемупохарактеруассоциацийможновосстановитьсемантическийсоставслова‒стимула: целыйрядассоциаций, возникшихуиспытуемогона данное слово, содержит ряд признаков, аналогичных тем, которые содержатся в слове‒стимуле (например: летние, лето, начались, отдых, скоро, ура, безделье, школа, лагерь отдыха). По этим словесным реакциям можно достаточно легко восстанавливать слово‒стимул (в данном случае ‒слово каникулы).Некоторые исследователи полагают, что парадигматические ассоциации отражают языковые отношения (в частности, отношения слов‒лексемврамкахлексическихиграмматическихпарадигм), асинтагматические–отображаемыев речи предметные отношения (21, 155, 251 и др.)Среди словесных реакций в психолингвистике выделяют также реакции, отображающие родо‒видовыеотношения (кошка – домашнее животное, стол ‒ мебель), «звуковые» ассоциации, имеющие фонетическое сходство со стимулом (кошка – крошка, дом ‒ том), реакции, отображающие ситуационные связи обозначаемых предметов (кошка – молоко, мышка), «клишированные», восстанавливающие «речевые клише» (мастер ‒золотые руки, гость – каменный), «социально‒детерминированные» (женщина – мать, хозяйка) и др.

Одной из главных отличительных особенностей ассоциативного эксперимента является его простота и доступность применения, поскольку он может проводиться и индивидуально, и одновременно с большой группой испытуемых. Испытуемые оперируют значением слова в контексте ситуации речевого общения, что позволяет выявлять в ходе эксперимента и некоторые неосознаваемые компоненты значения.

Особое значение ассоциативный эксперимент имеет для практической психологии; не случайно он является одним из старейших методов экспериментальной психологии. К числу первых вариантов ассоциативного эксперимента относится методика «свободных ассоциа-ций» Х.Г. Кента – А.Дж. Розанова (313). В ней в качестве стиму-лов‒раздражителейиспользуетсянабориз 100 слов. Речевыереакциинаэтисловастандартизированынаматериалебольшогочислаисследований (психическиздоровыхлюдей, восновном‒взрослых), наосновечего определён удельный вес нестандартных речевых реакций (их соотношение со стандартными). Эти данные позволяют определить степень неординарности и «эксцентричности» мышления испытуемых.

Впервые ассоциативный эксперимент был предложен К. Г. Юнгом для выявления скрытых бессознательных комплексов. Ассоциативный тест базируется на гипотезе о том, что человек в любой момент способен на ассоциации, его представления взаимосвязаны друг с другом, то есть любое представление вызывает в памяти другое представление. Большое значение имеют те стимулы, на которые человек не может реагировать, на которые испытуемому ничего не приходит в голову или он дает ассоциации, только спустя длительный промежуток времени. К.Г. Юнг обнаружил, что «артефакты», которые всегда были обусловлены сильно проявляющимися аффектами. Такими артефактами являются: увеличенное время реакции, непонимание, повторение слов-стимулов, отсутствие реакции, ослышка, заикание и т. д. Исходя из этого, К. Г. Юнг делает вывод о том, что внимание человека нарушено внутренними факторами. Внимание привлекается существующими в них эмоциональными комплексами, независимо от их эмоциональной окраски (положительной или негативной). Учитывая тот факт, что эмоции оказывают регулирующее влияние на все психические процессы, то разрабатываемая методика обладает широкими функциональными возможностями.

22 вопрос: Анамнестический метод в Судьбоанализе.

АНАМНЕСТИЧЕСКИЙ МЕТОД

Судьбоанализ — это направление глубинной психологии, которое делает осознанным бессознательные притязания предков личности. Другими словами индивид ставится перед бессознательными возможностями собственной судьбы и перед выбором лучшей форм экзистенции.

Концепция судьбоанализа была разработана венгерским психологом и психиатром Леопольдом Сонди. В основу данной концепции лег психоанализ Фрейда, где основное внимание уделено индивидуальному бессознательному, и аналитическая психология Юнга, в которой основной акцент сделан на коллективном бессознательном. Однако, судьбоанализ идет намного дальше этих представлений, основной акцент данная концепция делает на исследовании феноменов, так называемого семейного или родового бессознательного, основной особенностью которого является проявление его в выборах человека.

Концепция судьбоанализа изначально разрабатывалась в контексте генетики. Относительно истории ее возникновения Сонди пишет: «Я спрашивал себя снова и снова, что могут представлять собой повторяющиеся время от времени латентные генетические тенденции, которые сближают партнеров вместе в браке или любовной связи? Почему каждый из них выбирает именно этого, а не другого человека в качестве объекта своей любви? Почему человек выбирает себе в друзья именно этого человека, а не другого? Почему люди выбирают себе именно эту профессию? Ответы на эти вопросы имели важное значение… Именно так, от сухого как пыль исследования наследственности, я пришел к удивительно интересному и всепоглощающему изучению судьбоносных ситуаций, таких как любовные взаимоотношения, брак, выбор друзей и профессии. Я стал «аналитиком судьбы».Это высказывание Сонди выступает в качестве отправной точки отсчета зарождения Научного Судьбоанализа.

АНАМНЕСТИЧЕСКИЙ МЕТОД (от греч. anamnesis - воспоминание), один из видов ретроспективного наблюдения демографических процессов, при к-ром сведения о демографич. и иных событиях собираются путем опроса людей о прошлом, по их воспоминаниям.

А. м возник в связи с необходимостью изучения недокументированного прошлого нас. В СССР получил широкое распространение в первые годы Сов. власти в серии исследований сан.-гигиенич. условий жизни нас. ряда малых народностей. Значение метода не ограничивается восполнением офиц. регистрации, он дает возможность изучать демографич. процессы по более подробной и углубленной программе, чем это предусмотрено текущей регистрацией, исследовать взаимозависимость изучаемых явлений, а также их связь с социально-экон. факторами и условиями внеш. среды. А. м позволяет получить сведения о прошлом в той форме и в тех разрезах, к-рые требуются для совр. исследования.

Осн. содержание анамнестич. обследований заключается в сборе сведений за длит. период, предшествующий моменту опроса. Наиболее плодотворным оказалось использование A.M. при изучении рождаемости и младенческой смертности. В этом случае опрашиваются женщины, к-рые сообщают сведения о браках, poдах и судьбе детей за весь период своей жизни. Специфич. особенностью сбора сведений А. М. отличающей его от др. аналогичных опросов нас., является установление точной даты наступления каждого из демографич. событий, что позволяет изучать их в хронологич. последовательности. Другая важная особенность А. м - в способе статистической разработки материала, при котором совокупность опрашиваемых представляется как совокупность прожитых ими человеко-лет.

А. м имеет ряд преимуществ по сравнению с др. методами. Единоврем. сбор сведений за ряд лет обеспечивает единство терминологии и толкования, единство формы опроса и разработки. При использовании А. м нет необходимости иметь контрольную группу для выявления влияния тех или иных факторов на демографич. процессы. A. м дает возможность, не нарушая однородности материала, образовывать отд. совокупности по тому или иному признаку. Данные анамнестич. обследований позволяют применить продольный анализ для изучения демографич. процессов. Недостаток метода - неточность и неполнота ответов опрашиваемых, особенно касающихся отдаленных во времени событий. Кроме того, имеют место искажения, обусловленные самой спецификой метода: о демографическом прошлом исследуемой группы нас. судят на основании ответов той ее части, к-рая дожила до момента обследования. Между тем частота нек-рых событий в жизни доживших и не доживших может быть разной, особенно если сам факт дожития зависит от изучаемого процесса. Напр., если частые роды увеличивают риск смерти, то среди доживших будет меньше много рожавших женщин. Т. о., состав опрошенных может отличаться от состава лиц, живших в отдаленные календарные периоды. Поэтому точность А. м находится в обратной зависимости от уровня миграции и смертности исследуемого нас.

 С понятием «осознание судьбы» Зонди связывает надежду «приостановить рост дегуманизации современного человека и способствовать его свободному становлению и гуманизации» состоит в постоянном движении противоречий и противоположностей и не Таким образом, судьбоанализ делает людей сознательными, чтобы они пережили бессознательное принуждение (навязывание) судьбы, кроме того, чтобы они рядом с этим навязыванием судьбы также располагали другими, лучшими возможностями существования и среди них могли выбирать. Только тогда можно говорить, что человек имеет собственную личностную судьбу. «Судьба является целостностью всех унаследованных и свободно выбранных возможностей существования».

Помимо индивидуального и коллективного бессознательного Л. Зонди определяет еще одну сферу, обуславливающую судьбу – родовое бессознательное. Эта родовая сфера с ее «фигурами предков», является наследственной основой всех вариантов судьбы притязания предков. «Под притязанием предков судьбоанализ понимает стремление фигуры предка полностью повториться в жизни потомка в той же самой форме экзистенции, в которой она один или несколько раз проявляла себя в истории целого рода». Даже если фигура предка «захотела» бы манифестировать в определенной форме судьбы, носитель подобного притязания все-таки имел бы различные варианты выбора своей будущей всегда имеет возможность выбора. «В случае навязанного выбора предок может проявить себя в виде болезни. Если же человек знает об этой опасности, то он может сознательно – хотя чаще всего он делает это бессознательно – выбрать такой вид профессиональной деятельности, в которой он социализирует притязания предков, вместо того чтобы составление генеалогического дерева, родословной пациента. Необходимо получить информацию хотя бы о двух поколениях по вертикали вверх и об одном-двух поколениях – вниз (если они есть), а также по горизонтали (т.е. о родителях, бабушках и дедушках, дядях и тетях, родных и двоюродных братьях и сестрах и о всех известных родственниках пациента).

Генеалогическое дерево показывает ситуацию в семье и возможные формы человеческую жизнь. Все многообразие функций он подразделяет на две группы: навязанная судьба (четыре функции) и свободная судьба, которой он также дает определения «Я-судьба», «Выбор – судьба», тем самым подчеркивая значимость субъектности в жизни человека. Выделенные функции должны рассматриваться не статически, а диалектически, так как они всегда между собой взаимосвязаны и взаимообуславливают друг друга.

Эти две формы судьбы находятся в тесных отношениях друг с другом.

Понятие судьбы теряет не только свой характер принуждения, оно граничит со свободой. Судьбу человека обуславливают стремление к свободе и навязанность. Психические противоположности и возможность управления ими образуют динамику, которая формирует судьбу.

 

притязаний предков, продолжающих динамически функционально жить и действовать в родовом бессознательном человека.

бессознательной защитной деятельности «Я» (З. Фрейд) в течении жизни и выражается в качестве индивидуальных потребностей побуждений напротив, затормозить развитие определенных потенций человека.

человек, равно как и его интеллектуальные способности, которые формируют властью, своей целенаправленностью и своим «Сверх-Я» может при благоприятных обстоятельствах, благодаря свободе выбора, взломать границы наследственности, природы побуждений, социальной и духовной среды и добиться для себя свободной судьбы Я. При неблагоприятных условиях – Я в своем бессилии, напротив, полностью обречено на вынужденную судьбу и повторяет, как правило, судьбу одного из своих формируют судьбу, все время меняют направление своего движения. Таким образом, судьба постоянно меняет формы своего проявления. Подобно смене декораций и актеров на вращающейся сцене театра, на сцене жизни отдельной личности тоже происходят изменения.

превращается в навязанную. Если же, напротив, «Я» с помощью Духа способно оказать энергичное сопротивление окаменевшему влиянию функций, определяющих навязанность судьбы, и снова привести в движение вращающуюся «сцену», то при благоприятных обстоятельствах может реализоваться свободный выбор судьбы, человеческое становление.

23 вопрос: Биографический метод в Судьбоанализе.

Традиционные тесты

Традиционный тест обладает составом, целостностью и структурой. Он состоит из заданий, правил их применения, оценок за выполнение каждого задания и рекомендаций по интерпретации тестовых результатов. Результат традиционного теста зависит от количества вопросов, на которые был дан правильный ответ.

Нетрадиционные тесты К нетрадиционным тестам можно отнести тесты интегративные, адаптивные, многоступенчатые и так называемые критериально-ориентированные тесты.

Интегративные тесты

Интегративным можно назвать тест, состоящий из системы заданий, нацеленных на обобщенную итоговую диагностику подготовленности выпускника образовательного учреждения. Диагностика проводится посредством предъявления таких заданий, правильные ответы на которые требуют интегрированных (обобщенных, явно взаимосвязанных) знаний двух и большего числа учебных дисциплин.

Адаптивные тесты

Адаптивный тест представляет собой вариант автоматизированной системы тестирования, в которой заранее известны параметры трудности и дифференцирующей способности каждого задания. Эта система создана в виде компьютерного банка заданий, упорядоченных в соответствии с интересующими характеристиками заданий. Самая главная характеристика заданий адаптивного теста - это уровень их трудности, полученный опытным путем, что означает: прежде чем попасть в банк, каждое задание проходит эмпирическую апробацию на достаточно большом числе типичных учащихся интересующей контингента.

 Классификация I.Поформетестирования:1) Индивидуальные и групповые Индивидуальные тесты — тип методик, когда взаимодействие экспериментатора и испытуемого происходит один на один. Индивидуальное тестирование имеет свои преимущества: возможность наблюдать за испытуемым (за его мимикой, непроизвольными реакциями), слышать и фиксировать непредусмотренные инструкцией высказывания, что позволяет оценить отношение к обследованию, отмечать функциональное состояние испытуемого и др. Групповые тесты — тип методик, предназначенных для одновременного обследования группы испытуемых. По характеру групповые тесты являются, как правило, типичными психометрическими тестами с весьма жесткой регламентацией процедуры обследования, обработки и интерпретации данных.2) Устные и письменные3) Бланковые (проведение стандартизированного теста в форме бумажной технологии - с помощью тестового буклета с заданиями и бланка (ответного листа), на котором испытуемый фиксирует свои ответы на задания), предметные (материал тестовых заданий представлен в виде реальных предметов: кубиков, карточек, деталей геометрических фигур, конструкций и узлов технических устройств и т. п),аппаратурные (требуют применения специального оборудования для проведения исследования или регистрации полученных данных)компьютерные (тесты, которые предлагают сбор тестовой информации в режиме диалога испытуемого с компьютером)4) Вербальные и невербальные. Эти тесты различаются по характеру стимульного материала. В вербальных тестах основным содержанием работы испытуемых являются операции с понятиями, мыслительные действия, осуществляемые в словеснологической форме. Составляющие эти методики задания апеллируют к памяти, воображению, мышлению в их опосредованной языковой форме. Они очень чувствительны к различиям в языковой культуре, уровню образования, профессиональным особенностям. Вербальный тип заданий наиболее распространен среди тестов интеллекта, тестов достижений, при оценке специальных способностей. Невербальные тесты — это такой тип методик, в которых тестовый материал представлен в наглядной форме (в виде картинок, чертежей, графических изображений и т. п.). От испытуемых требуется понимание вербальных инструкций, само же выполнение заданий опирается на перцептивные и моторные функции. Невербальные тесты уменьшают влияние языковых различий на результат испытания. Они также облегчают процедуру тестирования испытуемых с нарушением речи, слуха или с низким уровнем образования. Невербальные тесты широко используются при оценке пространственного и комбинаторного мышления. В качестве отдельных субтестов они включены во многие тесты интеллекта, общих и специальных способностей, тесты достижений.

II. По содержанию1)Тесты интеллекта (стандартизованные методики, направленные на измерение общего уровня способности индивида к решению широкого класса мыслительных задач) 2) Тесты специальных способностей (тесты, направленные на измерение уровня успешности решения задач конкретного типа и в конкретных областях деятельности) 3) Тесты достижений (тесты, направленные на оценку усвоения испытуемым конкретных знаний, умений и навыков, приобретенных в результате определенного курса обучения или тренировки) 4) Тесты личности (тесты, направленные на измерение неинтеллектуальных проявлений личности. Включает в себя проективные методики, личностные опросники и любые другие методики, предназначенные для диагностики эмоциональных, мотивационных, межличностных свойств индивидуума.                                                                          

III. По цели тестирования -Определение отклонений психического развития -Индивидуальное консультирование -Профотбор и профподбор -Определение уровня достижений (овладения знаниями, умениями, навыками) -Тренинговый процесс -Судебно-психологическая экспертиза

35 Вопрос: Ассоциативный метод и его разновидности

Метод ассоциативный(метод ассоциаций свободных)— терапевтиче-ский прием фрейдовского психоанализа: в ходе терапевтического сеанса клиентуПредлагает-ся свободно высказывать все, что приходит в голову. Предполагается, что клиент, сам того не осознавая, может «проговориться» - спонтан-но произнести слова, что укажут на невольно возникающие у него мысли; анализ-же этих мыслей и ассоциаций укажет причину и источник его заболевания или тревоги.

Это психоаналитическая процедура изучения бессознательного, в процессе которого индивидуум свободно говорит обо всём, что приходит в голову, невзирая на то, насколько абсурдным или непристойным это может показаться. Один из первых проективных методов. Метод активно использует-сяв психоанализе, психологии, социологии, психиатрии, социальной рабо-те, психолингвистике.

З. Фрейд и его последователи предполагали, что неконтролируемые ассоциации — это символическая или иногда даже прямая проекция внутреннего, часто не осознаваемого, содержания сознания. Это позволяет использовать ассоциативный эксперимент для выявления и описания аффективных комплексов. В контексте такого понимания ассоциаций все проективные методики могут быть классифицированы как разновидность метода свободных ассоциаций.

Вудворт приводит четыре основных типа применяемых ассоциативных методов:

Свободная ассоциация в сопоставлении с управляемой и дискретная в сопоставлении с континуальной.

1. Дискретная свободная ассоциация: исследуемый отвечает первым словом, которое придет ему в голову после слова-раздражителя, произнесенного экспериментатором. При этом хронометром измеряется время реакции.

2. Дискретная управляемая ассоциация: исследуемый отвечает по данной инструкции (например, должен ответить словом, имеющим противоположное значение слову-раздражителю, или назвать окраску предмета, которое было словом-раздражителем или же назвать его составные части и т. п.).

3. Континуальная свободная ассоциация: экспериментатор произносит слово-раздражитель и исследуемый отвечает серией самостояетельных слов так быстро, как только может (как правило, это делается с условием, чтобы он не называл предметы, находящиеся в комнате, где производится эксперимент).

4. Континуальная управляемая ассоциация: в отличие от свободной континуальной ассоциации исследуемый получает инструкцию каким- либо способом ограничить ассоциации (например, он должен называть слова, связанные со словом «футбол»). Одновременно с произнесением слова-раздражителя пускается секундомер (с последним слогом).

36 вопрос: Теоретическая модель психотерапевтического процесса при психоанализе. Классическая форма психоанализа. Возможности и ограничения психоанализа. Ситуации применимости и не применимости психоанализа.

Психоаналитическое направление в психотерапии является одним из старейших, но ортодоксальный психоанализ, разработанный 3. Фрейдом, используется редко. Внутри психоаналитического направления развивается много течений, придерживающихся его главных принципов. В психоаналитическом направлении выделяются следующие теоретические, принципы психотерапии.

•     предмет исследования — содержание бессознательного:

• вытесненные конфликты;

■ эмоции;

• переживания и т. п.;

• бессознательное и его иррациональное содержание являются источником и причинами внешних особенностей поведения, проблем, различного рода патологий, возникающих у клиента;

• сущность человека определяется энергией либидо, составляющей мотивационную сферу, и ранними переживаниями детства;

• основное внимание сосредотачивается на изучении истории жизни клиента, а именно:

• на его психосексуальном развитии;

• специфике разрешения соответствующих каждой стадии комплексов;

• нормальное развитие обусловлено своевременным прохождением всех стадий психосексуального развития и правильным разрешением комплексов, возникающих на каждой стадии;

• анализ защитных механизмов личности, использование которых предохраняет индивида от осознания многих вытесненных в бессознательное конфликтов.

В психоаналитическом консультировании для консультанта ставятся следующие задачи:

• не сосредотачивать своего внимания на симптомах (защитных механизмах), а совместно с клиентом осуществлять поиск причин такого защитного поведения;

• помочь клиенту найти такие способы выражения своих подсознательных стремлений, которые более приемлемы как с социальной точки зрения, так и с точки зрения удобства для самого клиента;

• помощь в развитии психологической зрелости клиента через осознание им своих защитных механизмов и бессознательных импульсов и умение справляться с ними приемлемым образом;

• ориентация не на глубинную трансформацию личности, а на поиск решений проблем, которые связаны с внутренними конфликтами и переживаниями, становящимися более или менее осознаваемыми клиентом в ходе консультационной работы.

В психоаналитической психотерапии выделятся следующие методы работы:

• свободные ассоциации, то есть анализ терапевтом тех представлений, мыслей, воспоминаний, которые свободно, спонтанно возникают у клиента в ответ на то или иное явление;

• интерпретация, когда терапевт, анализируя поведение, действия или мысли клиента, разъясняет скрытые, не вполне осознаваемые им аспекты переживаний и действий;

• анализ переноса, то есть тех чувств, испытывая которые к другим людям клиент неосознанно переносит на консультанта и думает, что испытывает их к консультанту;

• анализ сновидений, то есть попытка понять скрытый смысл тех символов и образов, которые фигурируют в сновидении клиента и источник которых — бессознательное самого клиента.

• анализ сопротивления. Основная функция этой техники — обеспечить осознание клиентом своих эго-защитных механизмов и принять необходимую конфронтацию по отношению к ним, учитывая то обстоятельство, что именно сопротивления Эго являются главной помехой на пути осознания различных проблем. Главное правило консультанта — использовать для интерпретации наиболее очевидные эго-защитные механизмы.

Необходимые      условия психоаналитического процесса:

Психоаналитическое лечение представляет собой поиск правды. Правдивость и подлинность переживаний в рамках самих отношений между пациентом и аналитиком требует для своего достижения соединения трех основных условий:

•      Строгость и нерушимость рамок психоанализа.

•      Способность психоаналитика осмыслять и истолковывать движения души

человеческой. 

•      Строгое соблюдение психоаналитиком этики: врачебной, психологической и психоаналитической.

Рамки психоанализа:

•      Длительность психоанализа не может и не должна быть заранее определена.Глубокое и стойкое изменение требует длительной душевной работы, и свобода от ограничений во времени является непременным условием успеха.

•      Эта свобода имеет обратную сторону в строгости правил касательно числа,регулярности и продолжительности сеансов.

•      Оптимальное развитие психоаналитического процесса достигается при частоте от трех до четырех сеансов в неделю.

•      Регулярность сеансов психоанализа представляет собой неизменную константу,позволяющую почувствовать все колебания и перемены в душевном состоянии пациента.

•      Длительность сеансов психоанализа должна содействовать свободному излиянию речи пациента. Классические сорок пять минут представляются достаточным временем для сеанса, соответствующим способностям пациентов и психоаналитиков.

•      Продолжительность сеансов фиксирована, и ничто из того, что пациенту,соблюдая основное правило, доведется сказать, ничто не может ни укоротить, ни продлить время, отведенное и для его речи, и для его молчания. Психоаналитик, запрещая себе произвольно устанавливать длительность сеанса, таким образом, одновременно уважает и личный ритм пациента, и правила своей профессии.

 

37 Вопрос :Юнгианский анализ. Процессы и этапы психотерапевтической практики.

Надо заметить, что сам Юнг возражал против превращения лечения в сугубо техническую или научную процедуру, утверждая, что практическая медицина есть и всегда была искусством; это относится и к анализу. Поэтому нельзя говорить о методах аналитической психологии в строгом смысле. Юнг настаивал на необходимости оставлять все теории на пороге консультационной комнаты и работать с каждым новым клиентом спонтанно, не имея каких-либо установок или планов. Единственной теорией для аналитика является его искренняя, идущая от сердца жертвенная любовь - агапе в библейском смысле - и активное действенное сострадание людям. А его единственным инструментом является вся его личность, потому что любая терапия осуществляется не методами, а всей личностью терапевта. Юнг считал, что психотерапевт в каждом конкретном случае должен решать, хочет ли он вступать на рискованный путь, вооружившись советом и помощью. Хотя в абсолютном смысле лучшая теория - не иметь теорий, а лучший метод - не иметь методов, эту установку не следует использовать защитным образом для оправдания собственного непрофессионализма.

Исходной методологической моделью для юнгианского анализа послужил психоанализ 3. Фрейда. Однако в аналитической психологии этот метод получил несколько иное теоретическое обоснование и практическое выражение, так что можно говорить о юнгианском анализе как о совершенно другом типе работы.

Анализ начинается как обычные человеческие отношения и больше напоминает теплую дружескую беседу. В сущности, клиенту не нужно как-то специально «подстраиваться» под аналитика, в значительной степени он сам дирижирует процессом. Аналитик - это не тот человек, который научит жить, спасет или вылечит. Прежде всего, это близкий друг, с которым у клиента есть личные отношения, в участии, внимании и доброте которого он стопроцентно уверен. В то же время условия соглашения с аналитиком позволяют клиенту в этих отношениях не зависеть от него так, чтобы это могло принести какой-либо вред или причинить неудобство. Таким образом, анализ становится опытом нетравматических и целительных близких взаимоотношений. Можно предположить, что аналитическую терапию ищут люди, испытывающие в жизни дефицит таких отношений.

В анализе клиент делегирует аналитику те части своей личности, которые отвечают за сравнение, оценивание, контроль, организацию. Например, клиент может относиться к аналитику как хорошему специалисту в психологии, возможно, как к тому самому человеку, который единственно ему нужен, понимая в то же время, что он не Бог и не гуру, а простой человек, такой же, как все, со своими недостатками и проблемами. Но он приходит к нему на сеансы как к специалисту, а не как к случайному человеку с улицы. Только тогда анализ будет работать.

Таким образом, успех анализа определяется тем, насколько пациент умеет быть пациентом. Только тогда он позволит и аналитику быть аналитиком. В этом состоит важнейшее условие анализа. Аналитик использует правила и устанавливает рамки, чтобы создать наиболее благоприятную ситуацию для лечения. Но последнее слово все-таки за самим клиентом, за его доброй волей и желанием сотрудничать. Поэтому очевидно, что анализ как метод психотерапии предназначен не для всех. Требуется определенная готовность со стороны пациента и сохранность функций его Эго. Задача аналитической психологии - раскрыть творческий потенциал любого переживания, помочь клиенту ассимилировать его полезным для себя образом, индивидуировать его.

Введение правил для внешних элементов анализа, касающихся обстановки приемной, частоты встреч, оплаты, связано не только с рациональными причинами. Аналитическая приемная должна стать для клиента тем местом, где произойдет встреча с глубинами собственной души и психическая трансформация.

Продолжительность сеансов. Обычно выбирается длина сеансов от сорока до шестидесяти минут.

Кушетка или кресло? Одно из важных изменений в технике анализа, введенное Юнгом, относилось к отказу от использования традиционной психоаналитической кушетки. Он предпочитал ситуацию «лицом к лицу», подчеркивая тем самым равенство позиций клиента и аналитика. Когда оба участника процесса сидят друг против друга, они открыты друг другу, видят реакции партнера. Это естественная и, в каком-то смысле, более уважительная ситуация, приближенная к реальной жизни. В ситуации «лицом к лицу» хорошо заметны невербальные сигналы, и пространство коммуникаций становится более плотным и многоуровневым.

Метод свободных ассоциаций. Общей инструкцией в начале анализа является предложение расслабиться, войти в полусонное состояние со свободно плавающим вниманием и говорить абсолютно все, что приходит в голову. При этом акцент делается на том, чтобы проговаривать все возникающие мысли и чувства, даже если они кажутся несущественными, неприятными или глупыми, в том числе относящиеся к анализу и личности аналитика. Именно так в идеале применяется основной метод - метод свободных ассоциаций.

Метод основан на идее, что по-настоящему свободные ассоциации человека, сумевшего оставить рациональное мышление, вовсе не являются случайными и подчинены четкой логике - логике аффекта. В юнгианской практике важно кружить возле образа, все время возвращаться к нему и предлагать новые ассоциации, пока не станет ясен его психологический смысл. Задача этого метода - не в том, чтобы «вывести клиента на чистую воду», а в организации свободного доступа к бессознательному содержанию. Такой подход требует от аналитика отказа от собственныхмоноидей, которые могут вести процесс ассоциирования и в результате обеднять образ. Существует соблазн привести клиента к тем же ассоциациям, которые возникли у аналитика.

Частота сеансов. Исторически для анализа требовались как можно более частые регулярные встречи. Однако Юнг отступил от этого принципа, решив, что на продвинутых этапах, когда наиболее тяжелые невротические моменты уже проработаны и клиент в большей степени ориентируется непосредственно на задачи индивидуации, число сеансов можно сократить. Тем самым уменьшается зависимость клиента от терапевта, и ему предоставляется больше самостоятельности. Юнг и большинство его первых соратников предпочитали один-два сеанса в неделю.

Интерпретация. Любой психологический анализ предполагает умение строить умозаключения, интерпретировать. Это всегда вербальный и сознательный акт, нацеленный на осознание ранее бессознательного материала. Можно предположить, что аналитику нужно быть весьма наблюдательным, иметь развитую речь и достаточные интеллектуальные способности. Однако интерпретация не является чисто интеллектуальной процедурой. Даже блестяще сформулированная и точная интерпретация, если она высказана несвоевременно и не принята клиентом, является совершенно бесполезной. Поэтому юнгианские аналитики в целом редко обращались к методологии интерпретации, делая акцент на спонтанности и больше полагаясь на интуицию.

Этапы анализа. Юнг предлагал линейную модель психотерапевтического процесса. В качестве первой стадии он выделял исповедание, признание, или катарсис. Эта процедура более или менее аналогична известным религиозным практикам. Любое душевное движение начинается с попытки избавиться от ложного и открыться истинному. Вторую стадию - прояснение причин - он связывал с фрейдовским психоанализом. На этом этапе человек должен освободиться от «неадекватных детских притязаний», «инфантильного потакания себе» и «ретрогрессивной тоски по раю». Третья стадия - обучение и воспитание - близка к адлерианской терапии. Она направлена на лучшую адаптацию к повседневной реальности. Наконец, четвертый этап - психическую трансформацию, объект своего главного интереса - Юнг противопоставлял трем предыдущим. Однако очевидно, что совершенно невозможно представить реальную терапию как последовательную смену стадий. Поэтому многие аналитики предлагали свои структурные метафоры для лучшего понимания динамики аналитических отношений.

Активное воображение. Термин «активное воображение» был введен Юнгом, чтобы отличить его от обычных грез и фантазий, являющихся примерами пассивного воображения, в котором образы переживаются нами без участия Эго и поэтому не запоминаются и ничего не меняют в реальной жизненной ситуации. Юнг предложил несколько особых причин для введения активного воображения в терапию:

1) бессознательное переполнено фантазиями, и есть необходимость внести в них какой-то порядок, их структурировать;

2) очень много снов, и есть опасность в них утонуть;

3) слишком мало снов или они не запоминаются;

4) человек чувствует на себе непонятное влияние извне (что-то вроде «сглаза» или рока);

5) человек «зацикливается», попадает в одну и ту же ситуацию снова и снова;

6) нарушена адаптация к жизни, и воображение для него может стать вспомогательным пространством для подготовки к тем трудностям, с которыми он пока не справляется.

Юнг говорил об активном воображении как о погружении, проводимом в одиночестве и требующем концентрации всей душевной энергии на внутренней жизни. Поэтому этот метод он предлагал пациентам как «домашнее задание». Некоторые юнгианские аналитики вводят элементы этой техники в свою работу с детьми или с группами. Применение же их в индивидуальном анализе не так распространено. Однако иногда активное воображение получается как бы само собой, когда пациент спонтанно развивает свои фантазии. И если они несут важную смысловую нагрузку для него и не являются выражением защит или сопротивлений, то имеются все основания их поддержать и помочь ему быть в контакте со всплывающим бессознательным материалом. Но в любом случае аналитик не предлагает исходного образа и не направляет процесс по своему усмотрению. Ведь активное воображение сродни художественному творчеству, а подлинное творчество - дело очень индивидуальное и самоценное и не может осуществляться «на заказ» или под принуждением.

Самое трудное при овладении этим методом - избавиться от критического мышления и предотвратить сползание к рациональному отбору образов. Только тогда нечто может совершенно спонтанно прийти из бессознательного. Надо позволить образам жить собственной жизнью и развиваться по своей логике. В отношении второго пункта есть подробные советы самого Юнга:

1) созерцайте и внимательно наблюдайте, как картина меняется, и не спешите;

2) не пытайтесь вмешиваться;

3) избегайте перескакивать с темы на тему;

4) анализируйте, таким образом, ваше бессознательное, но также дайте возможность бессознательному анализироваться самому и создавайте этим единство сознательного и бессознательного.

Как правило, возникает драматическое развитие сюжета. Образы становятся ярче и переживаются нами почти как реальная жизнь (конечно, при сохранении контроля и осознания). Возникает новый опыт позитивного, обогащающего сотрудничества Эго и бессознательного. Сеансы активного воображения можно зарисовывать, записывать и при желании обсуждать позже с аналитиком. Но нужно помнить, что это делается исключительно для себя, а не для аналитика. Это не то же самое, что необходимость вынести произведение искусства на суд публики, чтобы получить признание. Некоторые образы требуют того, чтобы их держали в секрете как самое сокровенное. И если ими делятся, то, скорее, в качестве знака глубокого доверия. Поэтому особой необходимости интерпретировать эти образы нет, если только толкование не является логическим продолжением и завершением сюжета. И ни в коем случае к ним нельзя относиться как к психодиагностическим проективным методикам. Для клиента важен сам непосредственный опыт сотрудничества с образами, потому что образы — это психика, это истинная жизнь души.

Амплификация.Амплификация означает расширение, увеличение или умножение. Иногда для прояснения бессознательного содержания недостаточно обычных методов. Такие случаи бывают, например, когда образы кажутся явно странными или необычными и пациент может дать очень мало личных ассоциаций на них. Образы могут быть очень емкими, намекающими на что-то не поддающееся описанию в простых формулировках.

Часто такие образы имеют богатый спектр символических значений; чтобы их увидеть, полезно обратиться к материалу мифов, легенд, сказок и исторических параллелей. Восстановление этой целостной картины связей, существующих в мире воображения, в определенном смысле оставляет образ в бессознательном, не прикрепляя его к конкретному истолкованию в терминах текущих проблем клиента. Благодаря этому он остается истинным символом для нас, позволяя войти в контакт с творческой силой бессознательного.

Говоря об амплификации, Юнг утверждал, что необходимо давать таким фантастическим образам, которые возникают перед глазами сознания в столь странном и угрожающем виде, некоторый контекст, чтобы они стали более понятны. Опыт показал, что лучший способ сделать это — использовать сравнительный мифологический материал. Как только эти параллели начинают разрабатываться, они занимают очень много места, из-за чего представление случая становится трудоемкой задачей. Здесь-то и необходим богатый сравнительный материал. Знание субъективного содержания сознания дает очень мало, но оно сообщает все-таки что-то о реальной скрытой жизни души. В психологии, как и в любой науке, довольно обширные познания в других предметах являются необходимым материалом для исследовательской работы (Юнг, 1991). Амплификация приводит туда, где личное соприкасается с коллективным, и дает возможность увидеть сокровищницу архетипических форм и почувствовать энергии архетипического мира. Она размывает наше жесткое отождествление с привычным мировосприятием, позволяя ощутить себя частью чего-то большего и более сущностного. Парадокс амплификации связан с окольными путями самопознания. Подобно тому, как когда мы хотим увидеть себя целиком в зеркале, то не подходим к нему, а наоборот, удаляемся, так и это растворение в мифах и в чем-то на первый взгляд не имеющем к нам непосредственного отношения, на самом деле позволяет приблизиться к себе настоящему. В психическом мире все организовано по принципу аналогий, и его познание требует метафорического мышления. Поэтому амплификация дает опыт научения такому мышлению. Конечно, в анализе не стоит задача учить клиентов чему-то специально.

И нет смысла перегружать их познаниями, которые им совсем не нужны в повседневной жизни или даже опасны из-за угрозы психической инфляции. Принцип анализа тесно связан с пониманием проспективной природы бессознательных процессов. Усиление их с помощью амплификации способствует появлению чего-то нового и ценного, реализации той цели, на которую они направлены. Фактически это опыт доверия бессознательному, когда мы просто следуем за ним, позволяя ему совершить полезную для развития работу. Но не следует думать, что амплификация предполагает активное вмешательство терапевта, забивающего время сеанса своими аналогиями. Сам Юнг, работая с интересными сновидениями, действительно частенько пускался в длинные рассуждения. Его энциклопедические познания и поразительная интуиция позволяли ему, начав издалека, медленно кружа вокруг архетипических элементов сна, неожиданно предложить такое истолкование, которое, по свидетельствам очевидцев, рождало ощущение чуда, какого-то магического, волшебного события. Безусловно, уникальный талант Юнга давал ему право работать очень спонтанно, не по правилам анализа в их сегодняшнем понимании. Например, он мог давать прямые советы, отправлять клиентов на время к своим ученикам, кричать на них, когда считал нужным растормошить их и вывести из состояния ступора (он сравнивал этот прием с электрошоком и с приемами дзенских мастеров). Однако в современной повседневной практике не стоит задача придумывать и разыгрывать для клиента какие-то фокусы. Даже таким основным юнгианским методом, как амплификация, большинство аналитиков предпочитают пользоваться крайне осторожно, учитывая наличие у самого пациента интереса к этим параллелям и следя за обратной связью. Знание мифологических аналогий нужно прежде всего самому терапевту, и достаточно, если он будет амплифицировать про себя.

Юнгианская психология - единственная психология, которая, по существу, ничего не утверждает, а только «вопрошает», поддерживая активный интерес к жизни, которая не гарантирует никаких спасительных соломинок тому, кто согласен идти по лезвию бритвы без страха и надежды.

Юнг не делал из своих идей окаменевших догм и не предлагал им слепо следовать.

 

38 ВОПРОС: Перенос и контрперенос

Перенос, трансфер (лат. transfere – переносить, перевозить) – перенос на терапевта эмоционального отношения клиента к значимым для него людям (отцу, матери и другим). Термин «перенос» впервые стал применяться в психоанализе.

В консультировании и психотерапии переносу свойственны такие черты (Gelso, Fretz, 1992):

1.    Перенос всегда ошибочен в том смысле, что клиент представляет консультанта в ложном свете, т.е. приписывает ему черты, свойственные другим людям в других обстоятельствах и времени.

2.    Различается «позитивный перенос» – перенос чувств любви, уважения, доверия, привязанности и «негативный перенос» – перенос чувства страха, ненависти, отвращения.

3.    Возникновению переноса содействуют нейтральность и неопределенность консультанта. Понятие "нейтральность" в психотерапии не имеет определения. Нейтральность не идентична равнодушию или дефициту заботливости. Имеется в виду, что консультант беспристрастен и не навязывает клиенту своих ценностей. Неопределенность означает сокрытие от клиента своих чувств, установок, событий жизни. Нейтральность и неопределенность консультанта создают специфическую атмосферу отношений, которая позволяет возникнуть и полностью проявиться переносу. Он проявляется и при отсутствии этих условий, однако они облегчают возникновение переноса и усиливают его.

4.    Перенос — бессознательный процесс. Хотя чувства клиента по отношению к консультанту могут быть и вполне сознательными, но сам факт, что они привнесены из других, более ранних отношений, не осознается. В консультировании психодинамической ориентации консультант побуждает клиента к осознанию такого переноса.

5.    Перенос чаще возникает в сферах, где имеются неразрешенные детские конфликты со значимыми личностями.

Контрперенос – ситуация, при которой чувства и установки терапевта по отношению к клиенту являются следствием прежних ситуаций жизни терапевта, перемещенных на клиента.

Наиболее часто встречаются следующие причины контрпереноса:

1.    Стремление консультанта понравиться клиентам, быть принятым ими и хорошо оцененным.

2.    Боязнь консультанта, что клиенты могут о нем плохо подумать, не прийти на встречу и т.п.

3.    Эротические и сексуальные чувства консультанта по отношению к клиентам, сексуальные фантазии, связанные с клиентами.

4.    Чрезмерная реакция на клиентов, провоцирующих у консультанта чувства, обусловленные его внутренними конфликтами.

5.    Стремление занимать пророческую позицию и давать клиентам навязчивые советы, как им следует жить.

 

39 вопрос: Сопротивление и регрессия в анализе. Использование контр переноса в процессе терапии. Интерпретация и техника. о поведении психолога при сопротивлении клиента.

Регрессия — описательная концепция, она относится к возвращению к более ранним, более примитивным формам умственной деятельности. Пациент имеет тенденцию возвращаться к тем местам, которые были точками фиксации в более раннее время. Фиксация и регрессия формируют компле­ментарные серии. Можно лучше понять эти взаимосвязи, воспользовавшись такой аналогией: армия пытается продвинуться на территорию врага. Наибольшее число групп оккупантов будет в тех местах, где они испытывают наибольшие трудности, или в наиболее безопасных местах, там, где им приятнее всего. Однако, поступая так, наступающая армия ослабевает и, стоит ей встретить трудности на своем пути, как она возвращается на те позиции, где она оставила самые сильные оккупационные группы.

Регрессия мотивирована бегством от боли и опасности. Это кажется верным, когда мы имеем дело с патологической регрессией. В случае, когда пациент отвергает свою эдипову любовь и соперничество, свою мастурбацию и свою фаллическую, эксгибиционистскую гордость и однажды снова становится открыто неповинующимся, язвительно-покорным, «туалетно-ориенти­рованным» к навязчивым, причина именно в этом. Ес­ли удовлетворение и играет какую-то роль в регрессии, то только в том случае, когда оно продуцирует травматическую тревожность. Если удовлетворение не становится травматическим, оно вызывает фиксацию на эдиповом уровне, а не регрессию.

 

Теория Зигмунда Фрейда.

 Другой вариант объяснения природы человека и его потребностей был предложен великим австрийским психологом и психиатром Зигмундом Фрейдом (1856-1939). Согласно созданному им учению — психоанализу,— в основе человеческого поведения лежат чисто биологические инстинкты и потребности. В первую очередь это сексуальное влечение — либидо, скрытое в подсознательных слоях психики. Общество отличается от природы тем, что уже в древности, у первобытных людей возникли социальные механизмы, которые резко уменьшали возможности удовлетворения сексуальных потребностей. Последние были жестко ограничены всевозможными обы-чаями, традициями, нормами поведения, а с появлением государства — правовыми нормами. В результате возникновения социального контроля сексуальные потребности не могли быть удовлетворены так просто, как это возможно у животных. Сексуальная энергия либидоподвергалась сублимации— т. е. переводилась в другие формы психической энергии. На основе сублимации либидо возникли новые, чисто человеческие группы потребностей — в разумном познании, религии, искусстве, творческом самовыражении.

С точки зрения Фрейда, если бы общество не ограничило удовлетворение сексуальных потребностей, не подвергло их фрустрации, человек так и остался бы в животном состоянии и не смог бы создать культуру. Именно ограничение удовлетворения сексуальных потребностей привело к возникновению потребностей социальных, чисто человеческих.

Учение Фрейда — очень яркая и смелая попытка понять мир человеческих потребностей, практически первая научная концепция сексуального поведения человека. Однако позже психологи, социологи и философы в большинстве своем пришли к выводу, что он сильно преувеличил значение сексуальных влечений. Корректировку его концепции начали уже ближайшие ученики Фрейда — создатели нео-фрейдизма. Дело в том, что, вопреки мнению австрийского психиатра, сексуальные влечения при всей своей значимости — не единственный фактор, определяющий человеческое поведение. Сексуальные потребности даже нельзя признать насущными: многие люди (например, монахи) отказываются от их удовлетворения и благополуч-но доживают до глубокой старости. В то же время отказ от удовлетворения хотя бы на минимальном уровне насущных потребностей (в еде, питье, воздухе, температурном режиме) полностью несовместим с жизнью.

ВОПРОС : Стадии псих секс развития по Фрейду

4 Вопрос: Основные направления критики классической психоаналитической теории. Ограничение применимости теории и практики психоанализа.

Ни одна психологическая теория не была объектом столь пристального изучения и столь жесткой критики, как психоанализ. С любой стороны и по любому мыслимому поводу Фрейд и его теория подвергались нападкам, оскорблениям, насмешкам и клевете.

В последние годы теория Фрейда подвергалась критике за слишком тесную связь с механистическим и детерминистическим научным подходом девятнадцатого века и, следовательно, недостаточную гуманистичность. Сегодня многие считают, что теория эта рисует слишком мрачную картину человека. Феминисты яростно нападали и нападают на размышления Фрейда относительно психологии женщины, в частности, на представление о зависти к пенису.

То, что Фрейд не соблюдал условностей составления научных отчетов, оставляет простор для сомнений относительно научного статуса психоанализа. (Hook, 1960). Не привносил ли Фрейд в анализируемые случаи то, что хотел в них найти? Не были ли его заключения основаны на собственных предубеждениях, а не на самом материале? Были ли свободные ассоциации пациентов действительно свободными или же те говорили то, что хотел услышать Фрейд? Не создал ли Фрейд сложную, претендующую на универсальность теорию личности на основе высказываний относительно малой группы нетипичных пациентов? Сколько надежных данных в реальности добыл Фрейд и могут ли они считаться подкрепляющими его высокопарные рассуждения? Какие стражи хранили его от влияния собственных предрассудков? Вопросы такого рода ставят под сомнение валидность психоаналитической теории.

Выдающийся психоаналитик Лоуренс Куби (Kubie, L.S.) следующим образом обозначил ограниченность психоанализа как фундаментальной науки.

"В целом они (ограничения) могут быть обозначены так: основной план аналитического процесса обладает необходимой научной валидностью, однако трудности в записи и воспроизведении первичных наблюдений, трудности в плане достаточно свободного изучения циркулярной связи между бессознательным и сознательным, трудности количественной оценки многочисленных переменных и, наконец, трудности в определении того, что увеличивает или уменьшает ясность гипотез и валидность предсказаний все это среди основных научных проблем, которые еще не решены" (1953, сс. 143-144).

Другого типа критика направлена на саму теорию, при этом утверждается, что теория "плоха", так как многие ее разделы не имеют и не могут иметь эмпирических следствий. Например, невозможно вывести никакого эмпирического положения из постулата о стремлении к смерти. Это так, "желание погружено в метафизическую тьму" и не имеет значения для науки. Хотя можно использовать "стремление к смерти" для объяснения эмпирических феноменов, таких, как суициды и несчастные случаи, такое объяснение "постфактум" стоит немногого. Хорошая же теория – это такая теория, которая позволяет предсказывать.

Примечательно, что теория Фрейда не располагает набором соотносимых правил, на основе которых возможно было бы точно предсказать, что произойдет, если будут иметь место те или иные явления. Какова в точности природа взаимоотношений между травматическими переживаниями, чувством вины, вытеснением, образованием символов и сновидениями? Что связывает формирование Сверх-Я с Эдиповым комплексом? Эти и тысяча других вопросов все еще нуждаются в ответах, поиск которых приходится вести в запутанном лабиринте понятий и допущений, вызванных к жизни Фрейдом.

Теория хранит молчание и о том, как можно количественно измерить взаимодействие катексиса и антикатексиса. Фактически непонятно, как возможно даже грубое определение количественных различий. Насколько интенсивным должно быть переживание, чтобы оказаться травматическим? Насколько слабым должно быть Я, чтобы его захватил инстинктивный импульс? Как должны взаимодействовать различные величины, чтобы получился данный результат? В конечном анализе все зависит от таких спецификаций. Без них невозможно вывести ни одного закона.

1)    Недостаточно эмпирических данных и доказательств

2)    Ограниченность подхода

3)    Взгляд на человека, как на существо движимое инстинктами и безсознательным

4)    Слишком неопределенные для научного диагностирования концепции.

5)    Мифологичность, метафоричность отсутствие строгих, формализованных методов исследования

6)    Нет статистических данных, трудно проверить.

7)    Пессимистичен взгляд на возможности развития за пределами «Подросткового» возраста.

8)    Пансексуализм (развитие человека определяется развитием его либидо.

9)    Нерепрезентабельность выборки (преимущественно женщины из высшего сословия г.Вены)

10)  Раннему опыту придается ведущее значение в дальнейшем развитии на протяжении всей жизни, не существует значимых доказательств, что ранние конфликты (оральные, анальные и др.) надежно предсказывают структуру взрослой личности.

11)  Постулируется изначальный конфликт между человеком и обществом

 

Ограничения

Несмотря на уникальные особенности психоанализа, большинство современных профессиональных консультантов не используют этот подход. Причин этому – множество, но среди них можно выделить следующие ограничивающие факторы.

• Подход требует значительных временных и денежных затрат. Человек, обращающийся к психоаналитику, обычно видится с ним от трех до пяти раз в неделю в течение ряда лет Эффективность краткосрочных версий психоанализа оспаривается.

• Подход, по-видимому, не предназначен для применения в работе с пожилыми клиентами. Многие психоаналитики предпочитают не работать с клиентами старше 50 лет.

• Подход был востребован почти исключительно психиатрией, несмотря на то что сам Фрейд иначе видел область его применения Консультанты и психологи без медицинского диплома испытывали трудности при получении углубленного образования в области психоанализа Психоанализ по-прежнему имеет тенденцию оставаться довольно узкой профессией.

• Подход базируется на многих понятиях, которые нелегко пересказать или понять. Ид, Эго и Супер-эго, например, могли бы быть представлены более легкими и понятными способами. Психоаналитическая терминология кажется чрезвычайно сложной.

• Подход является детерминистским. Например, Фрейд считал, что женщинам, вследствие их половой принадлежности, неотъемлемо свойственны некоторые ограничения. Эта спорная сторона его теории осталась в тени из-за влияния Эго-психологии и интерпретации Фрейда учеными-женщинами Однако полезность психоанализа в консультировании женщин продолжает подвергаться сомнению.

• • Подход не соответствует потребностям большинства людей, которые обращаются за профессиональным консультированием. Психоаналитическая модель консультирования стала в основном применяться в работе с людьми, имеющими серьезные трудности саморегуляции, либо с теми, кто испытывает желание или потребность исследовать собственное бессознательное. Однако многие люди обращаются к консультированию в связи с проблемами и расстройствами, которые связаны с конкретной ситуацией или стадией жизненного развития и носят менее разрушительный для личности характер.

8 Вопрос : Архетипы и функции сознания. Типы личности по Юнгу.

 

Задачей аналитической психологии Юнг считал толкование архетипических образов, возникающих у пациентов. Юнг развил учение о коллективном бессознательном, в образах (архетипах) которого видел источник общечеловеческой символики, в том числе мифов и сновидений. Цель психотерапии, по Юнгу, это осуществление индивидуализации личности. Также получила известность концепция психологических типов Юнга: экстравертированных и интровертированных.

Юнгианская психология фокусируется на установлении и формировании связей между процессами сознания и бессознательного. Диалог между сознательными и бессознательными аспектами психики обогащает личность, и Юнг верил, что без этого диалога процессы бессознательного могут ослабить личность и подвергнуть её опасности.

Юнг выдвинув собственную систему, названную им «аналитической психологией». Одним из ее центральных пунктов стало «учение о коллективном бессознательном». Подобно инстинктам животных, у человека, согласно Юнгу, врожденными для различных рас являются архетипы, представляющие не индивидуальное, а коллективное бессознательное. Архетипы – априорные организаторы нашего опыта, невидимый ультрафиолетовый конец психического спектра. Они обнаруживаются в сновидениях, фантазиях, галлюцинациях, психических расстройствах, а также в творениях культуры. В качестве объекта своих спекуляций Юнг выбрал историю алхимии, символы которой, по его мнению, запечатлели стремление к «индивидуализации», выражающей потребность индивидуальной души синтезировать присущее ей коллективно-бессознательное начало с элементами собственного познания.

Юнг предложил достаточно обширную и впечатляющую систему взглядов на природу человеческой психики. Его труды включают глубоко разработанную теорию структуры и динамики психическо - сознательного и бессознательного, обстоятельную теорию психических типов и, что еще важнее, детальное описание универсальных и психических образов, берущих свое начало в глубинных пластах бессознательной психики. Юнг называл эти изначальные образы архетипами коллективного бессознательного.

Понятие архетипов коллективного бессознательного придает аналитической психологии дополнительное измерение по сравнению с другими школами психологии и психотерапии, связывая ее учение со всей историей эволюции человеческой психики во всех ее культурных проявлениях.

Психологические типы личности

Юнг считал исследование психики наукой будущего. Для него актуальная проблема человечества заключалась не столько в угрозе перенаселения или атомной катастрофе, сколько в опасности психической эпидемии. Таким образом, в судьбе человечества решающим фактором оказывается сам человек, его психика. Для Юнга этот «решающий фактор» сфокусирован в бессознательной психике, являющейся реальной угрозой; «мир висит на тонкой нити и эта нить - психика человека».

Идея психической энергии, саморегуляции, компенсации тесно связана в аналитической психологии с классификацией «психологических типов». Различаются несколько таких типов. Они относятся к врожденной разнице в темпераменте, интегральном сочетании устойчивых психодинамических свойств, проявляющихся в деятельности, которые заставляют индивидов воспринимать и реагировать специфическим образом. Прежде всего следует различать два устойчивых типа: экстраверт и интроверт.

Экстраверт характеризуется врожденной тенденцией направлять свою психическую энергию, или либидо, вовне, связывая носителя энергии с внешним миром. Данный тип естественно и спонтанно проявляет интерес и уделяет внимание объекту - другим людям, предметам, внешним манерам и благоустройству. Экстраверт ощущает себя наилучшим образом - что называется «в своей тарелке», - когда имеет дело с внешней средой, взаимодействует с другими людьми. И делается беспокойным и даже больным, оказываясь в одиночестве, монотонной однообразной среде. Поддерживая слабую связь с субъективным внутренним миром, экстраверт будет остерегаться встречи с ним, будет стремиться недооценить, умалить и даже опорочить любые субъективные запросы как эгоистические.

Интроверт же характеризуется тенденцией своего либидо устремляться вовнутрь, непременно связывая психическую энергию со своим внутренним миром мысли, фантазии или чувства. Такой тип уделяет значительный интерес и внимание субъекту, а именно его внутренним реакциям и образам. Наиболее успешно интроверт взаимодействует сам с собой и в то время, когда он освобожден от обязанности приспосабливаться к внешним обстоятельствам. Интроверт свою собственную компанию, свой «тесный мирок» и немедленно замыкается в больших группах.

Как экстраверт, так и интроверт обнаруживают те или иные свои недостатки в зависимости от выраженности типа, но каждый невольно стремится недооценить другого. Экстраверту интроверт кажется самоцентричным, так сказать, «зацикленным на себе». Интроверту экстраверт кажется мелким пустым приспособленцем или лицемером.

Любой реальный человек несет в себе обе тенденции, но обычно одна развита несколько больше, нежели другая. Как противоположная пара они следуют закону противоположностей. То есть чрезмерное проявление одной установки неизбежно ведет к возникновению другой, ей противоположной. Но противоположная в силу ее недифферинцированности, более слабого проявления, будет осуществляться в неадаптированной - грубой, не зрелой, негативной форме. Так, например, выраженный экстраверт может стать жертвой подчиненной сосредоточенности на самом себе, проявляющейся в негативной форме, в виде депрессий. Крайний интроверт иногда переживает эпизоды вынужденной экстравертности, то есть сосредоточенности на других. Но эта сосредоточенность будет выглядеть грубой, неэффективной и неприспособленной к внешней реальности.

Экстраверсия и интроверсия всего лишь две из многих особенностей человеческого поведения.

В дополнение к ним Юнг выделял четыре функциональных типа,

четыре основные психологические функции: мышление, чувство, ощущение, интуиция.

Мышление есть рациональная способность структурировать и синтезировать дискретные данные путем концептуального обобщения. В своей простейшей форме мышление говорит субъекту, что есть присутствующая вещь. Оно дает имя вещи и вводит понятие.

Чувство- функция, определяющая ценность вещей, измеряющая и определяющая человеческие взаимоотношения. Мышление и чувство - функции рациональные, поскольку мышление оценивает вещи под углом зрения «истина – ложь», а чувство – «приемлемо – неприемлемо». Эти функции образуют пару противоположностей, и если человек более совершенен в мышлении, то ему явно не достает чувственности. Каждый член пары стремится замаскировать другого и затормозить. Скажем, вы желаете размышлять бесстрастным образом - научно или философски - что ж, необходимо отбросить все чувства. Объект, рассмотренный с чувственной позиции, будет отличаться в целостном отношении от рассмотрения под углом зрения мыслительной установки. Вечная тема борьбы между чувством и разумом в истории человеческой культуры - очевидное тому подтверждение.

Ощущение - функция, которая говорит человеку, что нечто есть, она не говорит, что это, но лишь свидетельствует, что это нечто присутствует. В ощущении предметы воспринимаются так, как они существуют сами по себе в действительности.

Интуицияопределяется как восприятие через бессознательное, то есть понижение картин и сюжетов действительности, происхождение, которых неясно, смутно, плохо объяснимо. Функции ощущения и интуиции являются иррациональными - внешним и внутренним восприятием, независимым от каких либо оценок.

В свою очередь, рациональные и иррациональные функции действуют взаимоисключающим образом.

Все четыре функции представлены двумя парами противоположностей: мышление - чувство, ощущение - интуиция.

Хотя каждый индивид потенциально располагает всеми четырьмя функциями, на поверку одна из них обычно оказывается наиболее развитой, нежели остальные. Ее называют ведущей. Функция же, которая развита меньше остальных, как правило, пребывает в бессознательном состоянии и оказывается подчиненной.

Зачастую еще одна функция может быть достаточно развита, приближаясь по степени активности к ведущей функции. Очевидно, что она представлена другой парой противоположностей. Эта функция вспомогательная. В соответствии с ведущей функцией мы будем иметь четыре функциональных типа: мыслительный, чувственный, сенсорный, интуитивный.

Мыслительный тип в большей степени соответствует мужчинам. Ментальная жизнь данного типа сводится к созданию интеллектуальных формул и последующей подгонке наличного жизненного опыта под эти формулы. В той степени, в какой этот тип идентифицирует себя с мыслительными процессами и не осознаёт в себе наличия других функций, а попросту подавляет их, его мышление носит автократический характер, интеллектуальные же формулы оказываются своего рода прокрустовым ложем, постоянно сковывающим целостное проявление жизни. В данном случае чувство оказывается функцией подчиненной, следовательно, чувственные оценки субъекта неизбежно пребывают в пренебрежительном запустении. Человеческие взаимоотношения сохраняются и поддерживаются лишь до тех пор, пока они служат и следуют управляющим интеллектуальным формулам, во всех иных случаях они легко приносятся в жертву.

Чувственный тип соответственно больше распространен у женщин. Утверждение и развитие межличностных взаимодействий и отношений партнерства являются здесь главной целью. Чувствительность и отзывчивость к нуждам других являются показательной чертой, основным качеством данного типа. Самое большое удовлетворение здесь встречает переживание эмоционального контакта с другими людьми. В своем крайнем проявлении этот функциональный тип может вызывать неприязнь своим чрезмерным интересом, нездоровым любопытством по поводу личных дел других. О таких людях часто говорят: «Вечно он суется не в свои дела».

Сенсорный (ощущающий) - тип характеризуется приспособленностью к обычной сиюминутной реальности, к «здесь и сейчас». Он охотно довольствуется жизнью в ее простейших незамысловатых проявлениях, бесхитростных формах, без каких-либо тонкостей, сложного размышления или туманного воображения. Ощущающий тип выглядит устойчивым и земным, реальным и настоящим в смысле готовности «жить» в данную минуту, но одновременно он выглядит довольно глупым. Глубинное зрение и воображение, способное приглушать это заземленное состояние, - продукты интуиции, выступающей в нашем случае как функция подчиненная. Ощущающий тип фактически подавляет все интуитивные проявления как нереалистические фантазии и таким образом избавляется от обременительных дрожжей внутренней неуклюжести, инертности.

Интуитивный тип мотивируется главным образом постоянным потоком новых ведений и предчувствий, проистекающих от его внутреннего активного восприятия. Все новое и возможное, непонятное и другое, отличное являются приманкой для данного типа. Интуиция есть некое свидетельство о прошлом и будущем вещей. Данная функция позволяет видеть круглые углы: живя в четырех стенах и выполняя рутинную работу, к интуиции прибегают редко, но она очень нужна, скажем, при охоте в тайге на медведя. Интуитивный тип чаще ухватывает слабые связи между вещами, которые для других кажутся несвязанными и чуждыми. Его разум работает скачкообразно и быстро, трудно проследить его действие. Если попросить его действовать более медленно, он может раздражаться и посчитать своих собеседников тугодумами и тупицами. Ощущение как психическое свойство у него подчинено и подавленно. В реальной жизни зачастую такой человек остается непонятым окружающими, и его прозрения, если в результате они оказываются конструктивными, должны терпеливо разрабатываться другими людьми.

Обычно развитие вспомогательной функции смягчает и модифицирует остроту проявления описанных выше характеристик. Но и это еще не все, поскольку согласно установленному типу каждая из функций может быть ориентирована либо интровертно, либо экстравертно.

В результате мы имеем восемь возможных типов, впечатляюще описанных в шестом томе собрания сочинений К.Г.Юнга «Психологические типы».

В идеале индивид должен полноценно владеть всеми четырьмя функциями (в расширенном виде восемью) с тем, чтобы давать соответствующий адекватный ответ на любые жизненные запросы. К сожалению, в действительности что недостижимо, хотя и остается желанной целью, идеалом, определяя, таким образом, одну из главных задач аналитической психотерапии: привести к сознанию данное положение вещей и помочь в развитии подчиненных, угнетаемых, неразвитых функций с тем, чтобы достичь психической целостности.

 

9 Вопрос: Понятие комплекса у Юнга.

Психологический комплекс это все психические содержания вокруг ядра комплекса. Комплексы забирают нашу психическую энергию и замедляют развитие. Анализируя эти содержания можно ослабить "хватку" комплекса.

Согласно теории Юнга, психика состоит из трех отдельных взаимодействующих между собой структур: эго, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Эго, это то, что находится в сфере сознания-мысли, чувства, воспоминания, ощущения. Личное бессознательное включает в себя воспоминания, конфликты, чувства, которые были когда то раньше, но вытеснены или забыты. Коллективное бессознательное общее для всего человечества. В нем отражены мысли, чувства, знания, духовное наследие всего человечества.

Юнг открыл, что личное бессознательное содержит в себе комплексы чувств, представлений, мотивов и установок, которые были вытеснены из сознания индивидуума и/или из памяти его семьи, рода. Комплекс состоит из группы психических проявлений и чувств, привязанных к этим проявлениям. Комплексы могут быть частично осознаваемы или вытесненными в бессознательное. Комплекс вытесняется в силу душевной боли, связанной с воспоминаниями о травме, в результате которой образовался комплекс или в связи с неприемлемой репрезентацией комплекса. Юнг предположил, что комплексы являются фрагментами психики, осколочными психе. Источником происхождения комплекса является травма, эмоциональный шок или моральный конфликт. Юнг считал, что в ситуации травматического воздействия психика начинает образовывать множество различных комплексов, каждый из которых содержит определенный набор архетипических мотивов или образов в своей сердцевине, которые сформированы более глубокими «пластами» бессознательного, придающими им нуминозный характер. Диссоциация психического на комплексы это способ самосохранения, надежный, но разрывающий связь с реальностью, вплоть до актуализации психотического содержимого бессознательного.

К. Юнг считал, что травма это не просто ситуация или процесс, невыносимый для психики, но нечто, имеющее отношение к ее бессознательному смыслу.

Комплекс обычно подавляется усилием воли, но его существование не подвергается серьезной опасности, и при первой же возможности проявляется с прежней силой. Определенные экспериментальные исследования показывают, что кривая его активности или интенсивности имеет волнообразный характер, с «длиной волны» в несколько часов, дней, или недель»

Иными словами Комплекс – это организованная группа или констелляция чувств, мыслей, воспоминаний, существующая в личном бессознательном. У него есть ядро, действующее как своего рода магнит, притягивающий или "констеллирующий" различные переживания и психические проявления.

Согласно Юнгу, комплексы обладают универсальной тенденцией выражать себя в образах живых существ, динамически взаимодействуя с эго в сновидениях и другом фантазийном материале. Присущая психике символа образующая функция автоматически персонифицирует аффекты в форме узнаваемых образов. Каждый комплекс представляет собой неразрывное единство непрерывных бессознательных психологических изменений и проистекающих из них аффектов, а также формообразующего фактора, выраженного в виде символических образов, делающих комплекс доступным сознанию в виде мысленного образа. Из комплексов состоят персонажи и сюжеты снов, образы видений.

Сами по себе комплексы живут в нашей психике и это нормально. Когда наше поведение захватывает какой-то комплекс, наше поведение выходит за рамки нормы. Юнг утверждал, что личное бессознательное у каждого человека уникально, и, как правило, доступно для осознания. В результате источник возникновения комплекса, сам комплекс или его части, могут быть до некоторой степени осознаны и интегрированы в сознание.

Комплексы, как важные составляющие бессознательного, «подают» сигналы, которые можно распознавать через определенные проявления в характере и внешних проявлениях человека. Комплекс автономен, пока находишься внутри комплекса, влияние комплекса невозможно осознавать, поведение человека автоматическое.

Комплексы проявляют себя по-разному:

- когда мы иррационально чего-то боимся или стесняемся, например, позвонить знакомому, который заведомо будет рад звонку, но мы все равно откладываем звонок;

- когда человек раз за разом повторяет одни и те же ошибки. Эти ошибки его ничему не учат. Такие ошибки могут проявляться как на работе (в повторе одних и тех же рабочих ошибок), так и в личной жизни на стадии выбора партнера и при выстраивании с ним отношений.

- Когда мы чувствуем внутренний конфликт, который можно объяснить или тем, что неосознаваемый комплекс хочет совсем другого, чем сознательное Я, или сражением двух неосознанных комплексов между собой.

- Когда нам отказывают наши когнитивные способности. Мы не можем вспомнить имя другого человека, оговариваемся, слышим совсем не то, что говорилось. В этом случае комплекс искажает наше восприятие, память и внимание.

- комплекс проявляется в измененных состояниях сознания, например, когда в условиях выживания, стеснительный мягкий человек превращается в героя, или, наоборот, из героя в обычной жизни превращается в труса, неспособного к адекватному действию

- комплексы проявляются под воздействием алкоголя или других психоактивных веществ: В этом случае верна поговорка: «Что у трезвого на уме, у пьяного на языке» можно понять так: спрятанный комплекс в измененном состоянии сознания вышел на поверхность и показал себя во всей красе.

- Когда мы ведем себя, как будто в нас вселился другой человек. Когда человек совершает несвойственные ему поступки, за которые ему потом стыдно. Очень часто человек, совершивший массовое убийство, описывается его знакомыми как тот, кто и мыши не обидит. Они бывают, потрясены тем, как за внешностью и поведением обычного и очень тихого обывателя, скрывался жестокий маньяк.

10 Вопрос: Судьбоанализ Зонди.

Генотропизм. Согласно теории Зонди, значение в жизни человека имеют не только доминантные, но и рецессивные гены. Рецессивные гены имеют некоторую силу, но, не имея возможности проявиться напрямую, проявляют себя «обходным путем». В 1939г. Зонди вводит понятие либидотропизма – выбора брачного партнера на основе схожести набора рецессивных генов. На этом этапе либидотропизм считается единственной формой проявления генотропизма. Генотропизм – заложенная в латентно-рецессивных генах сила, которая притягивает друг к другу людей на основе их генетического родства (идентичных или схожих рецессивных генов).

Позже Зонди приходит к выводу, что либидотропизм не является единственной формой проявления генотропизма. Хотя рецессивные гены не проявляются фенотипически, они сохраняют свою силу и влияют на наш выбор в социально значимых сферах жизни.

Зонди постулирует следующие формы генотропизма:

- социотропизм – выбор друзей и окружения

- оперотропизм – выбор профессии

- морботропизм – выбор болезни возможность заболеть только определенным типом заболеваний или конкретным заболеванием, как психическим, так и соматическим, из всей совокупности заболеваний, имеющихся в линии рода)

- танатотропизм – выбор способа смерти (различные причины наступления смерти как повторение судьбы предка)

Родовое бессознательное – своеобразная форма притязаний предка на то, чтобы полностью повториться в жизни своего потомка в той же самой форме экзистенции, в которой один или несколько раз она проявляла себя во всей линии рода. Через родовое бессознательное, через латентно-рецессивные гены, потомку как бы передается судьба предка; родовое бессознательное направляет выбор человека в любви, дружбе, профессии, болезни и смерти таким образом, чтобы повторить судьбу предка.

 

Система побуждений.

В психике каждого человека существуют 4 вектора побуждений, каждый из которых содержит в себе 2 разнонаправленных фактора, находящихся в постоянной диалектической борьбе. Совокупность всех 4 факторов создают личность человека.В каждом человека каждый из факторов представлен в той или иной мере. Разница между нормой и болезнью не в качестве, а в количественной напряженности тенденций.

Сексуальный вектор S: фактор h (стремление к персональной любви или любви к человечеству) и фактор s(стремления к активности, доминированию, жестокости или к пассивности, мягкости)

Пароксизмальный вектор P: фактор e(стремление к доброте или к накоплению злобы) и фактор hy (стремление к демонстративности или к сокрытию себя)

Вектор ЯSch: фактор k (стремление к присвоению, накоплению или к отказу, отрицанию) и фактор p (стремление к инфлятивному расширению Я или к проекции и партиципации с внешним миром)

Вектор контактов C: фактор d(стремление к поиску или к отказу от него) и фактор m(стремление к установлению прочной связи с объектом или к отказу от него)

 

12 Вопрос: Феномен партиципативной связи. Партиципация матери и ребенка.

Партиципация с эрзац-объектами. Духовная, религиозная партиципация.

1) Партиципация - характерная особенность именно мышления.

2) Партиципация необходима для устранения объективных и логических противоречий между мистическими коллективными представлениями и объективной реальностью.

3) Партиципация позволяет человеку адаптироваться к реальной действительности, за счёт снятия противоречий между её явлениями, событиями и объектами.

4) Партиципация представляется как духовная связь и тождества сущностей, мистического единения и сопричастности, сохранение и поддержка которых идёт за счёт множества ритуалов.

5) Партиципация позволяет индивиду ощутить бытийное могущество, за счёт чувства обладания свойствами, качествами и способностями, которых не хватает человеку, «перенесёнными» с другого, более могущественного существа.

6) Партиципация устраняет противопоставление человека окружающей действительности, позволяя чувствовать себя частицей природы, а её – своей частицей.

В современной науке существует множество психологических концепций, среди которых можно выделить три, наиболее полно представляющие феномен партиципации и раскрывающие его: школа Аналитической психологии Карла Густава Юнга, Судьбоанализ Леопольда Зонди и Теория травмы рождения Отто Ранка

В своих работах, посвящённых детским душевным конфликтам, Юнг использует понятие «мистической сопричастности», объясняя тесную связь между бессознательным детей и их родителей. По мнению К.Г. Юнга партиципативная связь с родителями существует у ребёнка, за счёт того, что у него еще слиты понятия "Я" и "Ты", потому что он не может обособить отчетливо свое "Я" из сферы бессознательного. Т.е. первое состояние ребенка есть состояние слитости с родителями, "Как организм ребенка в эмбриональном состоянии есть почти исключительно часть материнского тела, и всецело зависит от состояния этого тела, так и психика раннего детства есть в известном смысле только часть материнской психики, а позже, в следствие общности психологической атмосферы в семье, и отцовской психики"

Судьбоанализ Леопольда Зонди. В рамках данного учения партиципация понимается как "Стремление всех людей к единобытию с матерью, вынашивающей, кормящей и заботящейся о них в едином...безопасном дуальном союзе (Дуал-Юнионе), стремление относить к матери, как к всемогущей, любую силу бытия и участвовать в этом всемогущем дуальном существовании, то есть в партиципации...

Согласно теории Отто Ранка, при рождении человек получает определённую травму, поскольку он выходит из комфортной среды, названной О. Ранком "райской", и попадает в жестокую, холодную и неприятную для него действительность, из которой, согласно этой же теории, он хочет вернуться обратно в место, где ему было наиболее комфортно.

 

На ранних стадиях своего развития ребёнок ещё не умеет верно и равномерно распределять свои интересы, потребности, устремления и собственные ресурсы между "Я" и объектами среды, поэтому он «с одной стороны, как обладатель некоторого потенциала, находясь в партиципативной связи с матерью, переносит часть своей экзистенциальной силы на мать, а с другой стороны, берет недостающую часть этой бытийной мощи от матери. Это происходит при помощи механизма проекции и последующей партиципации. В этом партиципативномединобытии не существует разделения на "Я" и "Ты". Ребенок является неотъемлимой, неотделимой частью матери, а мать есть изначально данная его. Партиципативная связь означает тождество сущностей, поэтому могущество матери — это экзистенциальное могущество ребенка, который своим существом придает могущество матери. Мать и ребенок являются источниками всемогущества друг для друга». Таким образом, создаётся дуальный союз, необходимый обоим и являющийся идеальным для ребёнка, который через этот союз защищён от всех возможных опасностей этого мира и, с точки зрения иерархии ценностей Маслоу, удовлетворяет практически все потребности, если нет факторов, которые этому препятствуют.

 

Партиципация в вере является мистической, так как будет происходить приближение человека к Богу с целью объединения. Она является позитивной и круглогодичной, то есть, не прекращающейся. 589 V. Защищенность и безопасность с этой партиципацией будет оптимальной. Она сравнивается чаще всего с примитивной партиципацией примитивных людей (Леви-Бруль) и с двойственным союзом между матерью и ребенком в матке, и во время кормления грудью. Обожание молящегося указывает на этот вид изначального «быть единым». Молящиеся руки символизируют в их соединении партиципацию.

Инстинктивная изначальная функция «Я» - это стремление к партиципации к другим, то есть, к единым, равным и родственным. Партиципация является той изначальной формой распределения власти, при которой «Я» проецирует принесённое всевластие на другое существо, на всевластии которого проецирующее «Я» через «быть единым» имеет часть его власти. Посредством участия в этой двойственной власти, «Я» удовлетворяет своё стремление быть равным с другими. Цель любой партиципации является преодоление непереносимого одиночества. Отсюда - трансцендирование. «Я» трансцедирует, чтобы не быть одиноким. Возможность трансцедирования является предпосылкой интенграции - и, таким образом, партиципации. Стремление партиципации есть вечное стремление человека, в котором душу от рождения до смерти всё время сильнее всего овладеваеют удовлетворяющей потребностью. Стремление к партиципации будет удовлетворено - хоть и на короткое время - в образовании двойственного союза с матерью. После прекращения этой целостности, с этого момента человек ищет объекты, с помощью которых он может заменить неверную мать, разрушенную целостность. Основная часть Я-функции у любого человека состоит в образовании замены для потерянной патриципации с матерью. История «Я» является последствием этой замены образования партиципации. Большая часть этих заменённых образований является псевдопартиципацией.

Современная культура не может дать человеку такой защищенности посредством партиципации, как это позволяют ритуалы и культы первобытных народов. Однако, эта тенденция остается постоянной потребностью современного человека. Это подтверждается наличием эрзац-партиципации с техникой (радио, телевидение, автомобиль и др.). Культурный человек обречен подпадать под действие обманчивых партиципации, стремясь уйти от одиночества

15 вопрос: Диагностика по поведенческим и характерологическим проявления фаз развития

З. Фрейд считал, что стадии развития являются своеобразными ступенями для человека, на любой из которых он может «застрять» даже до самого конца жизни. Тогда определенные компоненты детской сексуальности будут входить в невротический комплекс взрослого .

 

Фрейд выделил 5 стадий психосексуального развития личности:

1.    Оральная (0 – 18 мес.)

2.    Анальная (18 мес. – 3 года)

3.    Фаллическая (3 года – 6 лет)

4.    Латентная (6 – 12 лет)

5.    Генитальная (период полового созревания и до 22лет)

Оральная стадия

0-6 месяцев: область рта наиболее тесно связана с удовлетворением биологических потребностей и приятными ощущениями. Главная задача в закладке основных установок: зависимости, независимости, доверия и опоры в отношении других людей. Изначально ребенок не в состоянии отличить собственное тело от материнской груди и это дает ему возможность чувствовать нежность и любовь по отношению к самому себе. Но со временем грудь будет замещена частью собственного тела: ребенок будет сосать свой палец или язык, чтобы уменьшить напряжение, вызванное недостатком материнской заботы. Поэтому так важно не прерывать кормление грудью, если мама в состоянии кормить его сама.

Фиксация поведения на этой стадии может произойти по двум причинам:

•      Фрустрация или блокирование потребностей ребенка.

•      Сверхзаботливость – ребенку предоставляется много возможностей самому управлять своими внутренними функциями. В результате этого у ребенка формируется чувство зависимости и некомпетентности.

Впоследствии, в зрелые годы, фиксация на этой стадии может выразиться в виде «остаточного» поведения. Взрослый человек в ситуации сильного стресса может регрессировать и это будет сопровождаться слезами, сосанием пальца, желанием выпить. Фрейд выдвинул постулат, согласно которому у ребенка, который получил чрезмерную или недостаточную стимуляцию во младенчестве, скорее всего сформируется в дальнейшем орально-пассивный тип личности. Основными его чертами является:

•      ожидает от окружающего мира «материнского» отношения к себе,

•      постоянно требует одобрения,

•      чрезмерно зависим и доверчив,

•      испытывает потребность в поддержке и принятии,

•      жизненная пассивность.

6-18 месяцев: орально-агрессивная стадия. Теперь у младенца появляются зубы. Фиксация на орально-агрессивной стадии выражается у взрослых в таких чертах, как любовь к спорам, пессимизм, сарказм, циничное отношение ко всему окружающему. Людям с этим типом характера свойственно эксплуатировать других людей и доминировать над ними с целью удовлетворения собственных нужд.

Анальная стадия (18 месяцев – 3 года)

Ребенок учится самостоятельно ходить в туалет. Он получает большое удовлетворение от этого контроля, т.к. это одна из первых функций, которая требует от него осознанности своих действий.

Все будущие формы самоконтроля и саморегуляции берут начало в анальной стадии, их варианты зависят от способа приучения ребенка к туалету.

Существуют 2 основные родительские тактики, связанные с приучением ребенка контролировать свои внутренние процессы.

1.) Требовательная тактика, «сейчас же сходи на горшок». Если подобная тенденция «удерживания» становится чрезмерной и распространяется на другие виды поведения, то у ребенка может сформироваться анально – удерживающий тип личности. Такие взрослые необычайно упрямы, скупы, методичны и пунктуальны. Им очень сложно переносить беспорядок, неразбериху, неопределенность.

Второй отдаленный результат анальной фиксации, обусловленный родительской строгостью в отношении туалета – это анально – выталкивающий тип личности. Черты данного типа включают в себя склонность к разрушению, беспокойство, импульсивность. В любовных отношениях в зрелом возрасте такие люди чаще всего воспринимают партнеров в первую очередь как объекты обладания.

2)Поощрительная тактика. С точки зрения Фрейда, подобный подход, поддерживающий старания ребенка контролировать себя, воспитывает позитивную самооценку и даже может способствовать развитию творческих способностей.

Дата: 2019-07-24, просмотров: 285.