Структура современного английского языка

Одним из основных понятий лингвистики является «тип языка», но дать его точное и адекватное определение сложно, так как и на данный момент существуют различные подходы к тому, что следует считать типом языка, варьируются критерии, которые могли бы служить надёжным основанием для определения того или иного типа языка.

Современное языкознание исходит из понимания языка как системы, в которой отдельные элементы, материально оформленные единицы – фонемы, морфемы, слова и т.д. – находятся в определённых, строго установленных в данном языке отношениях. Этим предопределяется то основное положение, что в языке как в очень хорошо отработанной системе одно явление может быть обусловлено другим или же само обуславливает другое явление. С другой стороны, каждый элемент системы в силу того же принципа оказывается взаимосвязанным с множеством других элементов этой системы.

Чешский лингвист В. Скаличка определил тип языка как «совокупность благоприятствующих друг другу явлений» (В. Скаличка, 1966: 27) или «сумма свободно сосуществующих явлений» (В. Скаличка ,1963: 34).

Т.П. Ломтев считает, что тип отдельного языка - это набор признаков, «общих для некоторого подмножества общего множества языков» (Т.П. Ломтев, 1965: 41). Однако это понятие имеет отвлечённый характер и мало чем способствует раскрытию понятия «тип» в приложении к отдельно взятому языку.

Под понятием «тип в языке» многие лингвисты понимают черты в структуре языка, не являющиеся ведущими для данного языка, но образующие некоторую устойчивую совокупность признаков.

В терминах В.А. Родионова «тип в языке» понимается как «качества собственно языковой структуры». Тип в языке понимается конкретнее, чем тип языка. В каждом языке представлено, как правило, в различной пропорции несколько типов (В.А. Родионов,1989: 16-30) - несколько основополагающих черт языка, определяющих его типологическую характеристику, иными словами, принадлежность языка к тому или иному языковому типу. Тип языка описывается при этом как модель-конструкт, которая не находит полного воплощения в конкретном языке, однако языки могут рассматриваться как более или менее приближенные к этой идеальной модели, включающей некоторое количество признаков, определяющих характер преобладающих в языке типов (И.В. Шапошникова, 1999:12). Набор типов (в узком понимании) не является статичным образованием, что определяется динамическим характером всей модели языка. Аккумулирование изменений типов в языке неизбежно ведет к смене его типологической доминанты, чему, как известно, был подвержен английский язык в ходе своего исторического развития, и это находит подтверждение в многочисленных историко-типологических исследованиях германистов в России и за рубежом (см. например, В. Скаличка, Т.П. Ломтев, Б.А. Успенский).

В типологии XIX в. было установлено четыре языковых типа: флективный, к которому были отнесены индоевропейские и семитские языки; агглютинативный – тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские, финно-угорские, японский языки; изолирующий – языки китайской группы; полисинтетический – чукотско-камчадальские языки и языки американских индейцев за исключением языков кечуа и аймара в Перу и Боливии, которые относятся к агглютинативным языкам. Эта классификация языков была произведена на основании учёта признаков и свойств формальных сторон слова, его способности присоединять словоизменительные и словообразовательные морфемы.

В современной науке типологическая характеристика языка составляется не только на основании учёта типа формы, но и на основании учёта типа отношений. Кроме того, определение типологических признаков производится по уровням языка.

В. Скаличка пришёл к выводу о существовании в языках мира пяти языковых типов: флективного, интрофлективного, агглютинативного, изолирующего и полисинтетического. Он подчёркивает, что в каждом конкретном языке эти различные типы реализуются одновременно. Этот вывод свидетельствует о том, что языковой тип представляет собой некоторое абстрактное понятие, которое проявляется в каждом конкретном языке или группе языков.

В. Скаличка отмечает в агглютинативных языках обилие причастий, деепричастий, инфинитивов и глагольных имён, чего нельзя сказать о других языковых типах.

Неравномерность в распределении функциональной нагрузки внутри динамических систем вынуждает лингвистов выделять как в макросистеме языка, так и в его подсистемах, ядро и периферию.

Ядро языковой системы включает в себе элементы и создаваемые ими модели (структуры) c высокой функциональной нагруженностью. Ядерные модели оказывают непосредственное влияние на эффективность функционирования всей системы и определяют её структурный тип. Поэтому ядерные характеристики языка отличаются высокой продуктивностью, т.е. способностью порождать открытые парадигмы (с неограниченным количеством элементов). Образованные на основе продуктивных моделей парадигмы носят регулярный характер. Так, в грамматической подсистеме современного английского языка чрезвычайной высокой продуктивностью (регулярностью) отличается модель образования множественного числа с помощью суффикса – (e)s. Например: table – tables; chair – chairs; figure – figures; cow – cows и т.п.

В глагольной подсистеме современного английского языка очень продуктивна лексическая аналитическая модель типа «V + наречие» (например, run away, go out), в которой наречие указывает на направление глагольного действия в пространстве. Это регулярный способ называния пространственно-направленных действий в современном английском языке. Только в словарях зафиксировано около 1400 глаголов, образованных по этой модели.

В отличие от ядерных, периферийные элементы и структуры относятся к разряду непродуктивных. Их функциональная нагрузка ничтожна мала для того, чтобы сколько-нибудь существенно повлиять на структурную организацию языковой макросистемы. Непродуктивные модели составляют закрытые парадигмы. Как правило, это реликты (остатки) парадигм, некогда активно функционировавших, но постепенно утративших свою продуктивность в ходе истории. К их числу можно отнести в современном английском языке «застывшие» формы множественного числа с внутренней флексией (чередованием) типа foot – feet; tooth – teeth в словоизменительной (грамматической) подсистеме, а также образованные от прилагательных существительные в парах long – length; strong – strength в словообразовательной (лексической) подсистеме (И. В. Шапошникова,2003) .

Сосуществование ядерных и периферийных характеристик позволяет языковой системе адаптироваться к воздействию внешних факторов, так как границы между ядром и периферией подвижны в диахронии и определяются доминирующими тенденциями в каждый отдельно взятый период истории языка.

Современный английский язык отличается высокой степенью аналитичности своих структур, так как в нём не только активно используется агглютинация, но и функционируют в изобилии аналитические грамматические и лексические конструкции. Первые служат для выражения грамматических значений, вторые – для образования новых слов, которые называют аналитическими лексемами.

Если сравнивать современный английский язык с эталоном корнеизолирующего типа, то первый признак этого типа – преобладание моносиллабов (т.е. односложных по своей природе слов) – кажется типичным для современного английского языка. Во всяком случае моносиллабы составляют ядро его лексической подсистемы. Сюда можно отнести такие слова как: have, round, go, up, back, love, walk, man, etc. Аффиксы в корнеизолирующих языках в идеале должны отсутствовать, а определить частеречные характеристики слова помогает контекст, для этого нужно хотя бы сочетание двух слов (минимальный контекст) (И.В. Шапошникова, 2003).

Типологическая перестройка английского языка, особенно активно проходившая в среднеанглийский период, затронула все его подсистемы и привела к существенному преобразованию его структурного типа. Редукция стала причиной нарастания агглютинативных и корнеизолирующих тенденций в структуре английского слова, сокращение же структуры до моно- и диссилабов вызвало некоторые другие изменения в системе языка. Так как все типологические признаки взаимосвязаны, то «последовательное нарастание изоляции ведёт к нарастанию аналитичности в языке» (Н.В. Солнцева, 1985: 132). Постепенно синтетическая техника соединения связанных между собой носителей значений сменяется техникой аналитической. При этом меняются не только способы соединения носителей значений, но могут измениться и сами способы создания номинативных единиц, так как последние тоже предопределены типологическими характеристиками языка. Необходимо признать, что «лишь относительно ограниченный набор лексических единиц хранится во внутреннем лексиконе (mental lexicon) вместе с правилами и определённого рода принципами, которые позволяют создавать возможно неограниченное число новых (не обязательно сохраняемых) единиц» (D.A. Cruse, 1997: 50). В процессе же эволюции языка эти правила и принципы создания новых лексических единиц могут изменяться, как это и случилось в английском языке. Особенно ярко эти изменения проявились в системе английского глагола. В древнеанглийском языке для выражения хронотопных характеристик действия широко использовалась словообразовательная модель: «префикс + основа глагола», в современном английском языке этим целям служат аналитические деривационные модели: V+V; V+adj; V +N; V+adv.

В.Я. Плоткин утверждает, что элементом лексической системы надо признать не слово, а лексему, последняя может быть как однословной, так и не однословной, т.е. аналитической (В.Я. Плоткин, 1989).

Если суммировать всё сказанное о ядерных (типологически значимых) чертах английского языка, то можно прийти к выводу о том, что в ходе своей письменной истории английский язык претерпел структурную перестройку от неярко флективного и синтетического типа к типу аналитическому, совмещающему неяркие черты корнеизоляции и агглютинации (И.В. Шапошникова, 2003).

 

Дата: 2019-05-28, просмотров: 7.