Взаимосвязь культа личности с массовыми репрессиями в СССР в 30-е годы
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Репрессии 30-х годов в СССР неотъемлемо связана с такими терминами как "культ личности", "сталинизм", "сталинщина". Многие историки и публицисты обращаются к этой теме, пытаясь объяснить суть этих терминов, и, конечно же, каждый толкует их по-своему. И по-своему объясняет причины появления, укрепления, развития культа Сталина и последствия, вызванные культом - массовые репрессии невиновных людей.

"Самообман сталинской эпохи - как обезболивание идеологическим гипнозом и самогипнозом. Оперировали топорами, утратившую чувствительность народную душу и изрубили ее до того, что до сих пор все в ней кровоточит и не срастается. И - не больно. Или уже начинает болеть?"[37].

"Культ личности" - одна из политических форм, отражающих при определенных условиях и для определенной группы стран давление старого на новое, проявление старого в новом на ранних стадиях формационного перехода"[38]

Большинство авторов сходятся во мнении, что сталинизм" и "сталинщина" термины более узкие, нежели "культ личности". Определения же даются разные.

"Сталинщина" - не отличающийся полнотой термин, - считает З.И. Файнбург, - поэтому, "культ личности наиболее универсален. И.В. Сталин вынужден был строить социализм, отстаивать его, но делал он это так, чтобы процесс развития общества не мешал культу его собственной личности. Личное было на первом месте и поэтому процесс строительства социализма в какой-то степени искажается. Вот почему исследование "культа личности" не может быть сведено к психологической характеристике Сталина, его соратников и оппонентов"[39].

В своей монографии З.И. Файнбург приводит объективные и субъективные предпосылки культа личности. Начнем с объективных.

Октябрьская революция 1917 года в России привела к возникновению избыточно централизованного государства. Только сильная власть была способна в обстановке столь значительной разнонаправленности интересов не дать взорваться новой гражданской войне. В итоге сложилась благоприятная обстановка для нового "издания" политической абсолютной власти, "социалистического абсолютизма". Основы такой власти обосновываются, в общем виде, теорией марксизма- ленинизма в качестве концепции диктатуры рабочего класса как обязательного условия движения к социализму в мелко буржуазной стране.

Политическая грамотность масс была очень низкой: крестьяне, которые получили землю, были согласны с правительством, чтобы удержать эту землю. Также, конечная цель - социализм - в представлении людей была чем-то туманным и неясным. К тому же, веками крестьянство жило в условиях абсолютной власти монархии. Сталин воспринимался как "великий вождь", т.е. как царь, т.е. это попытка реализации социалистических тенденций феодальными методами. Многочисленные обращения (через ходоков) к председателю ВЦИКа и т.п. лишь подтверждают это.

Отсутствие в России развитых демократических политических традиций и крайняя нетерпимость и ожесточенность классовой борьбы в годы революции, явились предпосылкой к формированию однопартийной системы. Затем произошло огосударствление партии, т.е. она взяла на себя все политические функции государства. Постепенно в авангард партии попадали лица, которые просто хотели дорваться до власти и не интересовались ни какими теориями. Таким образом, шла трансформация диктатуры через диктаторство, прежде всего, шла через партию как политический институт.

Это одна из предпосылок возникновения культ личности крестьянство и мелкая буржуазия атомизированны, поэт в политике нуждается в лидерах. Этим вождям - в обмен на их всевидение, их способность к организаторским функциям, способность взять на себя ответственность за общие политические решения - делегируется вся возможная полнота власти. С религиоподобным трепетом от власти ждут очевидного конкретного социального результата. Таким образом, культ личности является закономерным в историческом процессе.

Для анализа происхождения культа личности важно выяснить, каким образом сочеталось в массах революционное и религиозное сознание? Отличительной чертой религиоподобного сознания является то, что все принимается на веру, характерно "лозунговое" освоение идей социализма. Религиоподобное сознание, практически лишено, возможности проверить достоверность тех или иных постулатов, соответствие идеологии реальным потребностям практики.

З.И. Файнбург считает, что Сталина могло и не быть. Культ личности - продукт социальной экономики и политической истории, что он закономерен как определенный тип общественных отношений, выдвигающий на первый план истории людей определенного типа.

Но, однако, управление революцией невозможно без централизации. Вокруг личности руководителя возникает ореол успеха. Тут встает проблема выбора - как руководитель распорядится этой властью, идущей ему в руки. Истинный руководитель - коммунист использует это отношение не для истинных целей, а для консолидации масс вокруг революции, для укрепления общего дела. Ленин решительно пресекал попытки, возвести особое отношение к нему - в культ.

Ленин сдерживал культ личности на уровне предпосылок. "Культ личности означает одно - авторитарная личность, целенаправленно сооружал и обустраивал "культ" своего имени, паразитирует на объективном ходе истории"[40]. Неправомерно хотят объяснить культ личности паранойей Сталина. Трудно предположить, что существовало массовое движение параноиков в "великие вожди". Неправомерно также пытаться свести объяснения культа личности к тому, что Сталин был "восточным человеком". Авторитарные личности разных стран имели отнюдь не "восточное" происхождение.

Ф.М. Бурлацкий написал о Мао Цзэдун то, что может быть применено к Сталину: "На первом месте - личные победы, затем - интересы группировки, на третьем - партии. А интересы рабочего класса - некая абстракция, своего рода дань общепринятому в партии ритуалу"[41]. Ленин и Сталин сопоставляются как Моцарт (Ленин) и Сальери (Сталин). То, что Сталина (Сальери) тянет к Моцарту (Ленину) ясно - дружба с ним льстит. Сталин как мещанин во дворянстве, а для мещанина все земные блага выше духовных. Но Сталин талантлив в политике, а в подлости - еще больше. Суть пафоса Сталина - как можно больше благ иметь от политики. Логика гениальности и злодейства.

Революционные потрясения истории всегда выдвигают на первый план либо убежденных, самоотверженных и безразличных к благам людей, либо беспринципных и безжалостных авантюристов, одержимых идей личного успеха, личной власти. Олицетворением этой личности был И.В. Сталин.

Полуутопическая интерпретация марксизма явилась идейно-теоретической предпосылкой, которая дала возможность сложиться культу личности. Суженная социальная база, ориентированная на рабочий класс и бедное крестьянство; отрицание товарности; объявление, что общенародная собственность тождественна собственности государства; что можно заменить участие самих масс в строительстве социализма для масс. "Культовые", харизматические вожди и полуутопическая интерпретация марксизма взаимно "ищут" друг друга. И обязательно находят. Это "предмарксизм". Он способен к развитию и постепенно может превратиться в зрелый марксизм. Трансформация же его в псевдомарксизм сохраняет себя путем физического устранения оппонентов. Так было в 1929 - 30-е, 1937 годы и после 1953 годов. Утопические представления способствовали энтузиазму: утопия всегда обещает больше, обещает осуществить все быстрее, обещает все всем поровну.

Постепенно культ личности становится особой системой отношений в обществе. Нужно быть хорошим организатором Беспартийного масштаба. "Необъятная" власть Сталина заключалась (когда он стал Генеральным секретарем партии в 1922 г.) в том, что через него проходили назначения на ведущие посты. Это позволило ему подбирать "нужных" людей. Сам пост Генсека неспособствовал культу личности. Сталин лишь получил возможность, чтобы формировать культ своей личности. Культ личности получил свое окончательное завершение, когда власть соответствующего персонажа становится не только исключительной, но и целиком абсолютной. Авторитет вождя становится нормой права. Мотив - не стремление сделать что-то для людей, для социализма, а укрепление собственной личной власти.

Признание ошибочности даже самого малого политического решения спускает на землю, принижает "божественную власть великого вождя". Признание ошибок - удар в самое сердце культа личности. Отсюда непризнание собственных ошибок - характерная черта культа личности.

Возвышение личной власти и личного авторитета Сталина было политическим итогом "большого скачка" первой пятилетки. Все заслуги приписывались лично Сталину, все просчеты и провалы были отнесены на счет оппозиции, врагов, контрреволюционеров и т.п.

Принятия идеи социализма стало наиболее значимое сопротивление культу личности. "Предмарксизм" эволюционировал постепенно в сторону последовательного марксизма и становился идейно-теоретической основой сопротивления сталинщине с позиций коллективизма.

На 1930 - 34 гг. приходится первый кризис культа личности. Борьба с культом личности приобретает характер утверждения принципов коллективности в общественных отношениях против эгоцентричного интереса вождя. Сопротивление культу личности уходит в подполье, особенно после убийства С.М. Кирова. Представители оппозиции - Сырцов С.И., Ломинадзе В.В., Шацкин Л.А.

Идея массовых репрессий вызрела после XVII съезда ЦК КПСС, когда против Сталина проголосовало 300 человек, что показывает, что в партии были не безумный люди, а опытные руководители. Но для Сталина важно было удержать власть, физически расправляясь с врагами. Поэтому это голосование подписало смертный приговор С.М. Кирову. Культ личности нужно было поднимать до такой ступени, что любое сомнение, реальное или кажущееся, расценивалось как тягчайшее преступление, акт террора.

Неизбежно ли связан культ личности с репрессиями? Связаны ли репрессии со Сталиным или любой руководитель оказался бы перед необходимостью их проведения?

Культ личности в какой-то мере тяготеет к массовым репрессиям в силу своей природы. Они являются не случайным явлением, однако, и не являются, безусловно, обязательными. Становление культа проходит в борьбе за власть, и победитель хочет обезопасить себя от конкурентов. Такие репрессии будут если не массовыми, то не единичными.

Репрессии были формой борьбы Сталина и его клики с коммунистической партией за личную власть, формой утверждения антиколлективной системы отношений в обществе, именуемой культ личности.

З.И. Файнбург считает несостоятельным мнение о том, что репрессии – это сведение личных счетов Сталина, В.Н. Молотова, А.П. Берии, К.Е. Ворошилова, Л.М. Кагановича, Г.М. Маленкова, А.А. Жданова. Так можно было уничтожить одного-двух, но не тысячи, 99 % которых ни Сталин, ни его окружение даже знать не могли.

Нужно было сформировать соответствующее умонастроение широких масс, чтобы они верили чудовищным обвинениям. Эта вера проявляла себя и в массовом доносительстве, вера в массовое вредительство, во "врагов народа". Прежде всего, действовало религиоподобное культовое отношение к "вождю", комплекс антиинтеллигентских настроений, они ассоциировались с дворянством, помещиками. Все это подогревало фальсификационные процессы против "вредителей".

В 1937-38 гг. Сталин второй раз за время своего властвования устроил (первый - в 1932-33 гг.), руководствуясь прямым личным интересом, массовое человекоистребление. Провозгласив защиту социализма от его врагов, объективно, он действовал как враг социализма - он изнутри уничтожал искренних строителей этого социализма, выстрадавших саму идею социализма на царской каторге, в огне Гражданской войны, в бессонных ночах пятилеток. Именно этих людей он, прежде всего, хотел представить "врагами народа".

После репрессий 1937-38 гг. культ личности достиг своего зенита. Положение Сталина стало исключительным.

Вопрос массовости репрессий, объяснение массовости волнует и другого исследователя - О. Лациса[42]. Как и зачем были уничтожены тысячи людей, которых Сталин даже не знал? Ответ на загадку автор дает через анализ классовой направленности сталинской политики.

Сталин не мог ограничиться разгромом партии, отстранением от власти старой партийной верхушки. У колхозов обирался весь произведенный продукт. Создавалось впечатление, что не его, народа, а сталинской заслугой были решения приятные - вроде ежегодного снижения цен. Все, что создавалось трудом народа, представало как дар вождя. Изжить подобные элементы массового сознания - задача, актуальная и по сей день. Решить эту задачу нелегко. Взять, например, феномен "духа 30-х гг.", откуда воспоминание о нем как о времени светлом, радостном, "утре социализма"? И тем заметнее переход в "подземелье" 1937 г.

"Культ личности не обязательный атрибут социализма вообще. Но, похоже, он атрибут раннего социализма, опирающегося на молодой рабочий класс. Это особенно верно для страны, где нет вековой культуры демократии. В такой стране этап раннего социализма требует от вождя сознательной и активной борьбы против культа личности. Достаточно ничего не делать – и культ возникает".

Парадокс "социалистического культа" заключается в том, что наибольшую силу ему придает опора пролетарской революции на широкую, демократическую социальную базу - попросту говоря, её демократический характер. Именно демократические корни придают режиму прочность. Даже те, кто отвернулся от Сталина, не могли отвернуться от революции. А для большинства Сталин и революция были неразделимы

Плимак Е.Г. так характеризует суть культа личности: ".. .если следовать оценкам известного постановления ЦК от 1956 г., состоит в том, что некоторые временные ограничения советской демократии, связанные с борьбой против внутренних и внешних врагов, Сталин стал возводить в постоянную норму, нарушая принципы коллегиального руководства"[43].

Плимак Е.Г. замечает существенное различие в отношении к оппозиции Ленина и Сталина, развенчивает миф, что "Сталин - это Ленин сегодня" . Ленин подходил к оппозиции так: в кризисные дни для Советской власти требовал запрещения фракций, предусматривал в рядах партии разумную критику для пользы дела. Он предлагал издавать "Дискуссионный листок". Его подход был конструктивным и товарищеским.

Сталин был антиподом Ленина. Он осуществлял великие идеи в примитивной форме. Он не понимал того, что марксизм - это не состояние перманентности гражданской войны. Если Ленину были присущи человечность, простота, то Сталину - жестокость, помпезность.

У Сталина борьба отражала личный интерес и борьбу за власть. Убийство Кирова было списано на деятельность оппозиции. Концепция "злого умысла": принципиальная борьба Ленина с оппозицией не обескровливала партию и страну. Ленин умел - после горячей "пропарки" - впрягать заблудших оппозиционеров в работу. Сталин же сразу озлобился по отношению к "врагу"[44].

Сталин шел к диктатуре, - по мнению И. Клямкина, - выставлял себя самым убежденным демократом и поэтому всегда побеждал. Поэтому получал поддержку в партии независимо от того, какую программу выдвигал.

"Массовые репрессии - закономерный итог сталинской диктатуры. Сталинская диктатура - закономерный итог победы принципа единства над принципом демократии. Победа принципа единства - закономерный итог заболевания сознания, которое в один прекрасный день начинает демонстрировать подчинение большинства меньшинству, толковать как право большинства на подавление меньшинства. Чтобы использовать это право для установления личной диктатуры, нужно не так уж много: желание, воля и - вхождение в большинство"[45].

Сталин все хорошо обосновал и объяснял. Социализм хотя и победил, но возможна интервенция. "Враг не дремлет. Чем больше у нас успехов, тем сильнее злоба и ненависть. Везде кишат враги и двурушники. Мы их уже ловим..."[46]. Режиму Сталина ничего не угрожало, но он сделал объектом террора все общество.

С.А. Папков[47] пишет, что террор Сталина имел характер заранее спланированных компаний.

В период Гражданской войны и интервенции партия была вынуждена прибегать к террору, и он стал частью государственной политики. Сталину не потребовалось изобретать что-то новое. Он просто унаследовал то, что было создано до него другими.

В свое время деятелям, наделенным правом изрекать истины, угодно было именовать сталинщину "культом личности". Сталин, говорили они, допуская нарушения внутрипартийной демократии. Люди обязаны знать о судьбе безвинно погибших.

Следующий автор, изыскания которого приведем - А.В. Антонов-Овсиенко. "Сталинщина - эпоха гнусных, кровавых злодеяний, политический бандитизм, обращенный в государственную политику" "Сталинщина по своим последствиям оказалась губительнее мировых воин"[48].

Сейчас очень многое уничтожено: документы и ценные свидетели. Но те, которым было дозволено умереть в собственной постели, были знающие свидетели. И соучастники. Но они молчали. Смертный испуг они завещали детям и внукам.

Репрессии и их "громадное расширение вытекают из сталинского режима. Без массовых репрессий режим такого типа просто не мог бы существовать сколько-нибудь длительное время"[49].

Приход Сталина к власти - случайность или необходимость? История уже ответила на этот вопрос. Сталин появился в нужное время в нужном месте. В 1922году одна парижская газета писала: "Ленин смертельно болен. Когда он умрет, к власти придет этот волосатый ингуш и устроит им всем кровавую бойню"[50]. Поразительное предвидение.

Для поддержания всякой авторитарной политической системы нужна своего рода "подсистема страха"[51], которая действовала бы с огромным размахом. К несчастью для нашего народа, эта "подсистема" действовала с начала 30-х до середины 50-х годов, когда она "вошла в берега" и стала обычной для системы административно-приказного типа.

Р.А. Медведев приводит интересную версию, что после 1917 года в России установилась монархия, "сталинократия"[52]. Сталин одержал победу над социалистической революцией, уничтожив коммунистическую партию и реставрировал Российскую империю в гораздо более деспотической форме, чем до 1917 года. При всем этом он пользовался монархистской фразеологией и скрывал свои цели. Он использовал монархистскую терминологию, но монархистский метод. Он был не столько участником, сколько попутчиком социалистической революции.

Сталин был популяризатором ленинских идей, но не создал собственной теории. Теория стала служить лишь средством завоевания и удержания власти.

"Сталинизм - это практика, а не идеология. Сталин всегда прикрывался учением Маркса и Ленина. Сталин говорил одно, а делал - другое. Постепенно сталинизм превратился в законченную практику, которая полностью противоречит ленинизму. Сталину нужна была не только послушная партия, но и послушный народ. Отсюда - террор. Сталинизм - это история болезни советского общества. Это совокупность извращений марксистско-ленинского учения, деформация социалистического идеала и практики"[53].

"Культ личности вероятен в слаборазвитых странах, ставших на путь социализма. Однако он не является неизбежным. Да и сам культ личности не всегда должен вести к преступлениям. Кроме того, культ личности можно назвать только определенное внутреннее состояние человека, общества. Теория должна непрерывно развиваться, следовать веяниям времени, а Сталин закоснел"[54].

Сталин не был неизбежен. Но его неизбежность нарастала с каждым годом. Не сама собой, он сам строил эту нужность. Он утверждал её, придавая всему совершающемуся такие черты, которые делали его все более необходимым.

М. Гефтер рассуждает об актуальности Сталина. Да, он актуален, причем в двух смыслах: в меру его присутствия в нас и в меру нашего освобождения от него - и обе эти меры неизвестны! Сталин - фигура историческая, но по сей день спорят о "сталинизме", и разве только как о пережитке? "Мы чувствуем: к былому здесь примешано грядущее. Сталин и кровь нерасторжимы. И не просто кровь человеческая, на которой история зиждется. Он весь связан с кровью ... и это рушит всякое рациональное объяснение - и его самого, и нас, и истории как таковой"[55].

Ю.С. Борисов разводит понятия "Сталин" и "сталинизм"[56]. Он считает, что одно может существовать без другого. Сталин, действовал без брони сталинизма. Да и выковал он его не один и не только для себя. Когда командно-административная система развернулась во всю мощь, он, будучи на ее вершине, мы мог действовать лишь как ее главный функционер. И в этом качестве мог быть заменен другим человеком, выполняющим функции "верховного обслуживателя" системы.

А.И. Зевелев[57] считал, что сталинщина начинается ни с марксизма, нис.ленинизма. Они были лишь оболочкой сталинщины. А удалось ее создать потому, что Ленин не успел сформулировать дельную концепцию социализма.

Но сталинщины могло бы и не быть. Ее возникновение не было закономерностью социализма. Культ личности не охватывает всю сложность этого политического явления. Взгляды Сталина не марксистские, не ленинские, не социалистические.

Сталин считал демократию "свободой поддерживать решения партии и вождя"[58]. Он никогда не понимал и не хотел понимать сути пролетарской демократии. Он узурпировал монополию на толкование ленинских положений, а несогласие с ним означало несогласие с Лениным. Д. Волкогонов поражается – "... ни одному человеку в мире не удалось ... совершить фантастическое - уничтожить миллионы собственных сограждан и получить взамен слепую любовь еще большего количества людей"[59]. Также Д. Волкогонов, как и выше упомянутые авторы, приводит факторы, которые "все, кроме совести, работали на Сталина"[60], а именно: почти полное отсутствие гласности в делах высшего руководства, придание особого веса "секретности", ликвидация контроля трудящихся над властью - все это рождало условия для обожествления вождя. Прибавим к этому цезаристские настроения в массах и наличие "угрозы нападения империалистов - все это давало в руки партии аргумент в необходимости ограничения демократии".

Таким образом, Сталин сформулировал свою "теорию" властвования в обществе. Под стать "теории" были найдены формы и методы осуществления ее на "практике".



Дата: 2019-05-28, просмотров: 216.