Репрессии среди крестьян на территории Западной Сибири в 1930-е годы
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ТГПУ)

 

 

Допустить к защите в ГАК

Зав. кафедрой истории России

кандидат исторических наук, доцент

________________О.А. Фефелова

«___» _________ 2006 г.

Репрессии среди крестьян на территории Западной Сибири в 1930-е годы

Квалификационная (дипломная) работа

 

 

Томск 2006


Оглавление:


Введение . 3

Глава 1. Осуществление карательными органами массовых репрессий в Западной Сибири . 13

Взаимосвязь культа личности с массовыми репрессиями в СССР в 30-е годы 13

Деятельности ОГПУ – НКВД в стране и регионах 26

Особенности функционирование системы карательных органов в условиях тоталитарного режима . 40

Масштабы и последствия осуществляемых под руководством государственных и партийных органов террористических акций . 48

Глава 2. Роль и место партийных органов западно-сибирского региона в репрессивной системе . 52

Политотделы: карательная функция в деревне. 52

Роль партийных органов в развертывании массовых репрессий . 58

Формы и методы работы партийных органов в осуществлении репрессивных акций . 62

Депортации крестьян Западно-Сибирского региона . 68

Заключение. 74

Список использованной литературы и источников . 77



Введение

В настоящее время, когда значительно возрос социальный интерес к проблематике взаимоотношений “Центр-провинция”, соответственно активизировались и исторические исследования в данной предметной области. В рамках разработки общей тематики обращение к изучению места и значения Сибирского региона в планах и практике государственных репрессий, особенно применительно к событиям первой половины ХХ в., представляется обоснованным, учитывая особую роль фактора государственного насилия и принуждения в теории и практике большевистского режима, с одной стороны, и исключительности Сибири как пространства, где репрессии получали свое концентрированное воплощение – с другой. Появление немногочисленных работ, в которых не просто описываются те или иные массовые карательные кампании сталинской эпохи, но и делаются попытки проанализировать конкретный механизм реализации государственной репрессивной политики на региональном уровне, лишь подчеркивает необходимость комплексного анализа взаимодействия региональных органов власти с центральными в указанной сфере.

Новый общественно-политический климат в России позволяет историкам делать более объективные научные выводы, непосредственно вытекающие из анализа исторического процесса, в том числе и касающихся отношений между крестьянами и государством.

В ряду проблем истории советского общества, наиболее нуждающихся в новом осмыслении, важное место принадлежит истории российского крестьянства в 30-е годы. При этом весьма важно сопоставить реальную роль крестьянства в системе общественного производства и распределения, в социальной структуре с тем действительным местом, которое было отведено ему в обществе.

На всем протяжении постоктябрьского периода партия и государство рассматривали деревню и сельское хозяйство как некую абстрактную систему единства производственных отношений и производительных сил. При этом многие стороны социального развития деревни игнорировались, так как все внимание сосредотачивалось на производственной сфере.

Нынешний кризис в сельском хозяйстве и во всей государственной экономике, во многом объясняется тем, что в течение многих десятилетий крестьянин, как основная фигура в деревне, по существу, был вне поля зрения государственной аграрной политики. Это сопровождалось пренебрежением интересами крестьянства, принесением их в жертву развития других отраслей экономики, что, в конечном счете, привело к раскрестьяниванию деревни.

Функционирование командно-административной системы сказалось на всей общественно-политической жизни страны: идейно-политическая борьба уже осталась позади, появились первые успехи в строительстве социализма, но, не смотря на это, методы, которые диктовались условиями борьбы с классовым врагом, стали переноситься руководством партии и государства на период мирного социалистического строительства. В стране создалась атмосфера нетерпимости, подозрительности и вражды.

Для рассмотрения данной проблемы необходимо изучить деятельности партийных и государственных органов, их роли и месте в репрессивной системе 30-х годов. Именно в то время произошли серьезные изменения в советском обществе, которые привели к людским потерям.

Культ личности, нарушение закона, произвол и репрессии 30-х годов стали возможными из-за недостатка уровня демократизации общества. Внимание ученых привлекает взаимосвязь между культом личности и массовыми репрессиями. Это объясняется тем, что фигура Сталина сфокусировала в себе реалии и противоречия тридцати лет жизни советского общества, и последующее его развитие шло под воздействием созданной при его жизни репрессивной системы.

Политическая система тоталитарного режима способствовала укреплению неограниченной власти Сталина, давала ему возможность осуществлять репрессии, а также поддерживать атмосферу страха, нужную для упрочнения положения правящей верхушки, и абсолютного всевластия в обществе.

Сегодня для нас является неизбежным отказ от многих привычных представлений о прошлом, а также полемика вокруг проблем сталинизма проходит в условиях, когда еще не создано правовое государство и отсутствует полная гарантия невозможности возобновления репрессий в стране. В связи с этим особенно важно осмыслить место 30-х годов в нашей истории. Именно в то время завершилось складывание тоталитарного режима, подчинившего всю власть в стране командно-приказной власти. Этот режим обеспечивал возможность директивного управления экономикой и т.д., но в то же время уничтожение малейших ростков демократии в государстве.

В массовых репрессиях периода 30-х - 40-х годов наиболее полно проявил свою античеловеческую сущность сталинизм, который был порожден самой системой тоталитарного государства.

Одной из приоритетных задач для исследований в этой области является историческое изучение процессов массовых репрессий среди крестьянства в 30-е годы, т.к. способствует конкретизации представлений о трагедии крестьянства России.

Лишь на новой волне осуждения сталинизма К теме репрессий в Советском Союзе впервые обратились отечественные историки в середине 50-х - начале 60-х гг. в период критики "культа личности". В многочисленных работах тех лет показаны судьбы отдельных репрессированных, обоснован вред, нанесенный стране, указаны виновные в этих беззакониях и приведены цифровые данные о масштабах репрессии. Поскольку репрессии связывались исключительно с личностью Сталина, то после 1965 г., в связи с реабилитацией вождя, эта тема стала нежелательной и вскоре полностью исчезла из исследований.

Ценность работ 30-х годов состоит в наличии в них большого количества статистических материалов, сведений о передовых колхозниках, ударниках.

Отечественные историки в своих многочисленных работах 30-40-х гг, в условиях тоталитарного режима, в целом искажает реальную обстановку в стране. Их работы выполняли функцию идеологического обоснования необходимости проведения репрессий против "врагов партии и народа".

Объекты исследования этих работ не выходили за рамки "Краткого курса истории ВКП(б)", а лишь подтверждали своим содержанием отдельные положения этого своеобразного "катехизиса социализма".

Появление первых монографии и диссертации по данной тематике относятся к периоду конца 40-х - первой половины 50-х годов. В большинстве своем они дают обобщающий характер данных[1]. Хотя среди «плюсов» следует отметить то, что в научный оборот стали вводиться материалы центральных и местных архивов. В целом же, работы историков 50-х годов отмечены ограниченностью их проблематики, слабостью научной аргументации, довольно небольшим кругом научно-исторических и статистических материалов.

В впервой половине 60-х годов, указанные недостатки стали преодолеваться, значительно возросло число исследований, расширилась их проблематика, появилась возможность более широкого доступа к материалам архивных фондов, документам.

XX съезд КПСС стал исторической вехой на этом пути. Со смертью Сталина в стране и партии начали происходить важные политические сдвиги. После доклада Н.С. Хрущева "О культе личности и его проявлениях" был положен конец "негласному" периоду борьбы с культом личности. Борьба против культа личности Сталина получила официальный политический статус.

Но историографические исследования обществоведческой литературы 50 - 60-х годов еще не освобождены от стереотипов и догм. Исторические исследования зачастую подменялись компиляцией партийных документов без попыток их объективного анализа.

Сталин воспринимался как "великий вождь", т.е. как царь, т.е. это попытка реализации социалистических тенденций феодальными методами.

В пример можно привести названия статей газеты "Правда" за 1954 год, которые красноречиво говорят о положении дел в то время: "И.В. Сталин - выдающийся теоретик марксизма", "Советский народ отмечает 75-летие со дня рождения И.В. Сталина"[2], "И.В. Сталин - великий продолжатель дела В.И. Ленина", "Твердокаменный большевик"[3] и т.п.

В негативном контексте понятие "культ личности" впервые прозвучало в 1953 г. в связи с "делом Берии". Но, тем не менее, еще на протяжении почти двух десятилетий сохранялся миф о Сталине, как о "создателе социализма", в связи с чем можно назвать работы таких авторов как Абрамова Б.А.[4], Краева М.А.[5], Финарова А.П.[6]

Только в 70-х годах выходит ряд работ, написанных с учетом достаточно полного представления о «культе личности». Это работы Бурлацкого Ф.М.[7], А.И. Володина, Вылцана М.А.[8], Ю.Ф. Карякина, Е.Г. Плимака[9], Н.А. Ивницкого[10], Погудина В.И.[11] и др

Значительный шаг в исследовании проблем сталинизма и его взаимосвязи с массовыми репрессиями был сделан лишь к середине 80-х годов. Во второй половине 80-х гг. этому вопросу уделили пристальное внимание публицисты, а затем и историки. Новое обращение к этой теме первоначально проявилось в форме общего осуждения репрессий в России в целом и в Западной Сибири в частности.

Наиболее значимыми из вышедших в этой области трудов являются работы Амбарцумова Е.[12], Амлинского В.[13], Борисова Ю.С.[14], Антонова – Овсиенко А.В.[15], Васецкого Н.[16], Гефтера М.[17], Данилова В.П. [18], Медведева Р.А.[19], Гордона Л.А. и Клонова Н.В.[20], Маслова Н.Н.[21], Лациса О.[22], Клямкина И.[23], Твардовского И.Т.[24], Вылцана М.А.[25], Ципко А[26].

Необходимо отметить, что для большого количества вышедших в 60-80-егоды работ и защищенных диссертаций характерно недостаточное освоение теоретических выводов и положений, нарушение соответствия общего и особенного, что выражается в стремлении подогнать общую схему социалистических преобразований к условиям областей и регионов и слабым выявлении особенностей доктриальных установок сталинского руководства. В последующее десятилетие наиболее активно разрабатывалась социально-философская концепции культа личности.

Проблема взаимосвязи сталинизма и массовых репрессий впервые предпринята в монографии З.И. Файнбурга[27], где даются объективные и субъективные предпосылки культа личности, идейные и социальные его корни, пути достижения Сталиным абсолютной власти, а также место культа личности в истории СССР и России.

Активно изучались эти проблемы и публицистами. В период с 1986 по 1991 гг. было опубликовано около 400 статей и очерков[28], посвященных памяти граждан, репрессированных в 30-е годы.

Ряд работ зарубежных авторов значительно расширили представление о периоде массовых репрессий в СССР, однако обобщить последствия функционирования карательной системы в СССР в 30 - 40-е им не удалось.

Американский публицист Владимир Нилов проводит аналогию с Иваном Грозным и Петром I, полагая, что все зверства Сталина были оправданы, т.к. совершались во имя великих целей; что «современники видят лишь деревья, и лишь последующим поколением виден лес»[29]. Данная точка зрения редка, но представляет собой определенный интерес. Автор находит больше плюсов, нежели минусов, во время правления Сталина, сравнивает современную ситуацию в России с тем, что хотел воплотить Гитлер в случае победы над СССР и что предотвратил когда-то Сталин.

В работе Ивницкого Н.А.[30] учитываются новые концептуальные подходы к изучению крестьянства и процессов коллективизации данного периода.

В конце 60-х был сделан огромный шаг в исследовании массовых репрессий в Западной Сибири. Опубликован ряд статей историков - И. Аристова, В. Бойко, В. Запецкого, С. Красильникова[31], Н. Ларькова, В. Лаврищева, В. Новокшонова[32], И. Павловой[33], В. Ханевича[34], В. Шуклецова.

В исследованиях сибирских ученых рассматриваются вопросы быта спецпереселенцев, их условия жизни и правовые гарантии[35], условия труда, социальная поддержка со стороны государства, в частности, гос. поставка продуктов, их количество и т.п. (Павлова. И). Таким образом, проводится исследование отдельных сторон механизма осуществления репрессии на определенной территории Сибири. В работах представлены достаточно полные данные из Новосибирского, Томского, Московского архивов[36].

Источниковую базу дипломной работы составляют достаточно разнообразные опубликованные и неопубликованные документы. Среди опубликованных источников необходимо, в первую очередь, выделить документы органов государственной власти и управления, а также партийных органов (стенографические "статистические" отчеты, резолюции партийных постановлений и т.д.).

Анализируя документы из сборника "КПСС в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК (1898 - 1986)" становится очевидным, что положительные результаты "работы в деревне" завышались, справедливая проверка членов ВКП(б) и борьба с "перегибами" в поисках врагов партии, существовали только в Постановлениях ЦК, а принудительное обобществление ската осуждалось только на бумаге.

Статьи государственных деятелей (в первую очередь Н.И. Бухарина и И.В. Сталина) стали важной составной частью источниковой базы. И.В. Сталин в своей статье "Головокружение от успехов", относит все "перегибы" и "просчеты" на счет "нерадивых" исполнителей "правильных" решений партии, и вся ответственность, следовательно, переносится на их плечи, но не руководство ЦК партии…

Н.И. Бухарин стоял на позициях НЭПа, и выдвигал его как альтернативный путь развития сельского хозяйства.

В своем докладе в 1928 году он критиковал нарушение соотношения между темпами индустриализации и развитием сельского хозяйства, ошибки планового руководства, которые появились в результате запоздания с рядом мероприятий в экономике, перегибы, выражающиеся в ударах не только по кулаку, но и по середняку (конфискация без суда хлебных излишков, запрет продавать эти излишки, обыски и т.п.). Все эти меры, по мнению Н.И. Бухарина, отбивали у середняка стимул расширять свое производство, товарооборот между городом и деревней сократится, и не будет перспективы развития. Также усиление коллективизации, по словам Бухарина, многими понималось чересчур примитивно, в результате чего "коллективы" образовываются, чуть - ли не по разверстке.

Особый интерес для изучения представляют архивные материалы. ЦДНИ Томской области.

Эти документы содержат, в основном, письма рядовых колхозников И.В. Сталину и вышестоящим органам о "бесчинствах" кулаков на местах и требования принятия мер, также акты и описи кулацкого имущества, списки лиц, подлежащих выселению, отчеты о выселении кулаков в пятерки при горкоме ВКП(б) и т.п., и оставляют впечатление, что на местах отношение к кулаку враждебное, т.к. в стране велась идеологическая обработка масс, и внушались соответствующие умонастроения, естественно, сильна вера в "батюшку-царя" и в непогрешимость партии.

Взятые в совокупности и исследуемые в их взаимосвязи с позиций принципа историзма, эти документы позволяют достаточно подробно отобразить все аспекты заявленной проблемы исследования.

Цель работы:

Изучить комплекс проблем, определяющих массовые репрессии среди крестьян Западной Сибири в период завершения коллективизации сельского хозяйства.

Исходя из степени изученности проблемы и не претендуя на исчерпывающее ее исследование, автор поставил следующие главные задачи:

-выявить причины осуществления массовых репрессий;

-определить масштаб локальных действий высылки крестьян в связи с насильственной коллективизацией в Западно-Сибирском крае;

-раскрыть структуру, формы и методы деятельности партийно-государственной «машины»;

-исследовать роль местных партийных органов в развертывании массовых репрессий;

-дать анализ влияния культа личности на колхозную деревню и политических взглядов, настроений крестьян.

В этой связи представляется актуальным анализ массовых репрессий в стране и регионе, осуществляемых карательными органами под руководством ВКП(б) в 30-е годы. Такой анализ необходим для воссоздания истинной картины масштабов репрессий и воздействия на этот процесс политики партии и Советского государства. В плане анализа исторического опыта партии актуально исследование форм и методов руководства ЗапСибкрайкома ВКП(б) и местных партийных органов в подготовке и осуществлении репрессий против коммунистов и беспартийных. Рассмотрение этих вопросов представляет научный интерес.

Временной аспект дипломной работы охватывает период с  1929 до приостановления массовых акций в 1939 году – один из самых сложных и противоречивых периодов Советской истории. Это было время, когда наряду со строительством нового общества, был осуществлен геноцид партийного и советского руководства против своего народа, повлекший огромные жертвы.

 



Заключение.

В период гласности нашего времени оценивая репрессии и карательный операции против крестьянства в период коллективизации надо сказать правду о сталинской эпохе.

В истории отечества не было ничего подобного коллективизации. Россия 20-30х годов была в массе своей крестьянской страной, и преобразование единоличных хозяйств в социалистическое сельского хозяйства оказалось труднейшей и сложнейшей задачей строительства нового общества.

Уровень коллективизации к началу второй пятилетки крестьянских хозяйств в целом по стране достиг 61,8 %. Задача реорганизации сельского хозяйства в основном была решена.

Крайнее обострение классовой борьбы явилось следствием сопротивления сельской буржуазии новым преобразованиям, обоснованно защищавших свои интересы. В ходе коллективизации ликвидация кулачества, как класса приняла характер раскулачивания - насильственной экспроприации, отнюдь не неизбежной в более благоприятных условиях.

Локальные высылки крестьянства и массовая гибель людей должна была вызвать негативное отношение к власти, лишить её социокультурной основы, однако, в этот период единство народа и власти достигло высшей точки.

Количество жертв было столь велико, что невозможно отказаться от предположения, что и крестьянство было соучастником этого истребления.

Углубленное изучение негативных процессов, характеризовавших развитие сибирской деревни в 30-е годы способствует взвешенному, реалистическому подходу к современным социально-экономическим процессам, научно обоснованной разработки теории и практики общественных преобразований.

В заключении так же необходимо еще раз отметить значимость культа личности Сталина в проблеме репрессий, подробно рассмотренного в первой главе. Без возникновения этого культа, его укрепления и развития, не могло возникнуть столь жесткой диктатуры, и не было бы её страшных последствий - массовых репрессий невиновных людей и тысяч исковерканных судеб. Массовые репрессии - закономерный итог сталинской диктатуры. Рассмотрению этого вопроса посвящено немало исторических и публицистических работ.

В основе репрессий лежит масса причин. В 1917 г. функция подавления у Советского государства была основной, а в условиях Гражданской войны – основной и ведущей. Это диктовалось не столько сопротивлением свергнутых классов, сколько являлось главным "стимулом" к труду в условиях "военного коммунизма". Массовые и локальный репрессии в СССР осуществлялись крайне жестокими методами.

Исследователи сходятся в том, что режим личной власти Сталина, повлекший за собой массовые репрессии как закономерный способ удержания этой власти, сформировался при истечении роковых для советского народа обстоятельств. Это и монархические, цезаристские настроения масс; и низкий уровень их политической культуры; отсутствие демократической традиции; искажение марксизма и изначальной идеи социализма и невозможность со стороны народа проконтролировать это. Прибавим сюда и субъективный фактор - религиоподобное отношение к вождю; обожествление Сталина; стремление его к власти и антиколлективным методам управления; сознательная подготовка общества к массовому психозу вокруг дутых "врагов народа".

Комплексное рассмотрение исследований о репрессиях в СССР показывает, что данный вопрос требует дальнейшего тщательного изучения. В имеющейся отечественной литературе по проблеме довольно четко выделяются две основные тенденции. В первой их них довольно четко проводится мысль, что организованные и проводившиеся НКВД репрессии были не только необоснованны, но и преступны в отношении судеб страны и являются "самым страшным" преступлением органов. Другая тенденция имеет явно "антисталинскую" направленность, поскольку в ней акцентируется внимание на роли Сталина в организации беспричинных и самоубийственных для страны репрессий. Думается, что подлинно научное изучение этих трагических событий возможно лишь за рамками вышеуказанных тенденций, и оно еще впереди.

 



Список использованной литературы и источников

I . Источники

1. Периодические издания (конспекты)

Газеты

1. Аргументы и факты. Шатуновская О.Г. Фальсификация. 1990. № 22.

2. Историческая газета. Нилов В. Сталин. Вынужденная необходимость. Опыт аналогии. 1998. №3

3. Литературная газета. Амлинский В. Даты, сроки, имена. 1988. №7

4. Правда. 1954.

5. Правда. Амбарцумов Е. Социализм и сталинизм. 1989.

Журналы

1. 3намя. Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме. Исторические очерки. 1989. №14

2. 3нание – сила. Гордон Л., Клопов Э. Тридцатые сороковые. 1988. №5.

3. Вопросы истории. "Круглый стол", Советский Союз в 30-е годы. 1988. № 12 и т.д.

4. Вопросы истории. Антонов-Овсиенко А.В. Сталин и его время. 1989. № 1

5. Вопросы истории. Данилов В.П. Дискуссия в западной прессе о голоде 1933 гг. и "демографической катастрофе" 30-40х гг. в СССР. 1989 №3

6. Вопросы истории. Зеленин И.Е. “Революция сверху”, завершение и трагические последствия 1994. № 10.

7. Вопросы истории. Конквест Р. Жатва скорби. 1990. №1

8. Вопросы колхозного строительства в СССР. 1951; №15

9. Знамя. Лацис О. Перелом 1988. №6

10. Новый мир Клямкин И. Какая дорога ведет к храму? 1987. №11.

11. Огонек. Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. 1989. № 46-49.

12. Проблемы мира и социализма. Сталинизм правда, без упрощений. 1989. № 6.

13. Роман-газета. Волкогонов Д. Триумф и трагедия. 1990. №20

14. Социологические исследования. Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) 1991. №6

Мемуары, воспоминания

1. Твардовский И.Т. Страницы пережитого. //Юность. 1988.№3. с. 51-58

2. Троцкий Л.Д. Преступления Сталина. М., 1994. 514 с.

3. Троцкий Л.Д. Сталинская школа фальсификации. М, 1990. 448 с.

4. Хрущев Н.С. Воспоминания: избранные фрагменты. – М., Вагриус, 1997. – 515 с.

Архивные источники

1. ГАНО Ф.П3, Оп.1, Д.412б, Л.19

2. ГАНО Ф.Р47, Оп.5, Д.125, Л.68., Л.126

3. ЦДНИ ТО Ф.80. Оп. 1. Д 173. Л 130-133

4. ЦДНИ ТО Ф 80. Оп 1. Д. 173. Л.12-13

5. ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д.242. Л.59.

6. ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д.242. Л.12-13.

7. ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д. 242. Л. 36-39

8. ЦДНИ ТО Ф 80. Оп. 1. Д.662. Л.10-11

9. ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп. 1.Д. 800 Л. 42

10. ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д.800. Л.27-28.

 

II . Литература

1. Абрамов Б.А. Организаторская работа партии по осуществлению ленинского кооперативного плана. Л., 1956. 378 с.

2. Абрамов Б.А. Партия большевиков – организатор борьбы за ликвидацию кулачества как класса. М., 1952. 525 с.

3. Анисимов Н. Советское крестьянство. М., 1947. 462 с.

4. Биргер В. Ссылка в Красноярском крае и Хакасии. Ссылка из региона. М., 2001. 96 с.

5. Борисов Ю.С. Политическая система конца 20-30х годов. О Сталине и сталинизме. // Историки спорят. М., 1989. 649 с.

6. Борисов Ю.С. Сталин, человек и символ. Факты истории и история культа. // Переписка на исторические темы. М., 1989. 718 с.

7. Борисов Ю.С. Эти трудные 20е-30е годы. // Страницы истории современного общества. М., 1989 266 с.

8. Бурлацкий Ф.М. Государство и коммунизм. М., 1963. 584 с.

9. Бутенко А.П. Откуда и куда мы идем: Взгляд философа на историю советского общества. Л., Лениздат., 1990. 390с.

10. Васецкий Н. Сталин, борьба за лидерство в партии. // Страницы истории КАСС, факты. Проблемы, уроки. М., 1988. 489 с.

11. Вылцан М.А. Завершающий этап создания колхозного строя. М., 1978. 340 с.

12. Вылцан М.А., Данилов В.П., Кабанов В.В. и др. Коллективизация сельского хозяйства в СССР, Пути, формы, достижения. М., 1982. 415 с.

13. Гефтер М. Сталин умер вчера ...// Иного не дано. М., 1988. 532 с.

14. Гущин Н.Я. “Раскулачивание” в Сибири (1928–1934 гг.), методы, этапы, социальноэкономические и демографические последствия. – Новосибирск, 1996. 355 с.

15. Гущин Н.Я. Сибирская деревня на пути к социализму. – Новосибирск, 1973. 427 с.

16. Зевелев А.И. Истоки сталинизма. М., 1990. 278 с.

17. Земсков В.Н. Кулацкая ссылка в 30-е годы, М., 1991 219 с.

18. Ивницкий Н.А. Классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса (1929-32 гг.). М., 1972. 336 с.

19. Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (в начале 30-х годов). М., 1994. 491 с.

20. Историки спорят, Тридцать бесед. М., Политиздат, 1989. 548 с.

21. История Сибири. В 3-х частях. Часть 3. М., 1992. 463 с.

22. Кламкин И. Почему трудно говорить правду М., 1986. 419 с.

23. Краев М.А. Победа колхозного строя в СССР. М., 1954. 594 с.

24. Красильников С.А. Массовые и локальные высылки крестьянства Западной Сибири в первой половине 30-х годов Новосибирск, 2000. 158 с.

25. Красильников С.А. Сибирь в планах и практике государственных репрессий в первой половине 1930х гг. // Историческая наука на рубеже веков. – Томск, 1999. – Т. 3. – С.4–12.

26. Красильников С.А. Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1933–1938 гг. – Новосибирск, 1994. –278 с.

27. Кузнецов И.Н. Знать и помнить. Томск, 1993. 239 с.

28. Новокшонов В.В, Тридцатые - комендантские. Томск. 1991. 167 с.

29. Овсянников Г.М. Московские большевики в борьбе за коллективизации сельского хозяйства. М., 1949. 436 с.

30. Павлова И. Возвращение памяти. Новосибирск. – 1991. 345 с.

31. Плимак Е.Г. Политическое завещание В.И. Ленина. М. 1989. 546 с.

32. Погудин В.И. Путь советского крестьянства к социализму, историографический очерк. М., 1975. 375 с.

33. Сибирская провинция и центр, культурное взаимодействие в ХХ веке, Сб. науч. трудов. – Новосибирск, ИИ СО РАН, 1997. 420 с.

34. Спецпереселенцы Западной Сибири 1930 - весны 1931 г. (ред. В.П.Данилов, С.А. Красильников). Новосибирск. 1992. 211 с.

35. Файнбург З.И. Не сотвори себе кумира. ...М.,1991. 406 с.

36. Финаров А.П. К вопросу о ликвидации кулачества как класса и о судьбе бывших кулаков в СССР. // История советского крестьянства и колхозного строительства в СССР. М., 1963. 380 с.

37. Ханевич В. Белостокская трагедия. Томск. 1993. 153 с.

38. Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак. М., 1991. 274 с.

39. Шевляков А.С. Политотделы МТС и совхозов, Чрезвычайные партийные и государственные органы управления в сельском хозяйстве Западной Сибири в 1930 годы. Томск., ТГУ, 2000. 161 с.

40. Шишкин В.И. Москва – Сибирь, история взаимоотношений (1917–1930) // История Сибири, человек, общество, государство. – Новосибирск, НГУ, 1995. 590 с.


[1] Анисимов Н. Советское крестьянство. М., 1947; Журнал Вопросы колхозного строительства в СССР. М., 1951; Абрамов Б.А. Организаторская работа партии по осуществлению ленинского кооперативного плана. Л., 1956; Овсянников Г.М. Московские большевики в борьбе за коллективизации сельского хозяйства. М., 1949.

[2] Правда. 1954. с.6

[3] Правда.1929. с. 11

[4] Абрамов Б.А. Партия большевиков организатор борьбы за ликвидацию кулачества как класса. М., 1952 с. 168

[5] Краев М.А. Победа колхозного строя в СССР. М., 1954. с. 174

[6] Финаров А.П. К вопросу о ликвидации кулачества как класса и о судьбе бывших кулаков в СССР. // История советского крестьянства и колхозного строительства в СССР. М.,1963. с. 206

[7] Бурлацкий Ф.М. Государство и коммунизм. М., 1963 с. 54

[8] Вылцан М.А. Завершающий этап создания колхозного строя. М., 1978. с. 93

[9] Плимак Е.Г. Политическое завещание В.И. Ленина. М. 1989. с. 98

[10] Ивницкий Н.А. Классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса (1929 32 гг.). М., 1972 с. 162

[11] Погудин В.И. Путь советского крестьянства к социализму, историографический очерк. М., 1975 с.257

[12] Амбарцумов Е. Социализм и сталинизм. // Правда. 1987 с 16

[13] Амлинский В. Даты, сроки, имена. // Литературная газета. 1988. с 26-35

[14] Борисов Ю.С. Сталин, человек и символ. Факты истории и история культа. // Переписка на исторические темы. М., 1989; Эти трудные 20е-30е годы. // Страницы истории современного общества. М., 1989; Политическая система конца 20-30-х годов. О Сталине и сталинизме. // Историки спорят. М., 1989

[15] Антонов Овсиенко А.В. Сталин и его время. // Вопросы истории. 1989. № 1 с. 48-54

[16] Васецкий Н. Сталин, борьба за лидерство в партии. // Страницы истории КАСС, факты. Проблемы, уроки. М., 1988 с 56-59

[17] Гефтер М. Сталин умер вчера. // Иного не дано. М., 1988. с 143-161

[18] Данилов В.П. Дискуссия в западной прессе о голоде 1933 гг. и "демографической катастрофе" 30-40х гг. в СССР // Вопросы истории, 1989 №3 с 56-69

[19] Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме. Исторические очерки.//3намя. 1989.№14 с 25-32

[20] Гордон Л.А., Клопов Э.В. Что это было? М.,1989; Они же. Тридцатые- сороковые//Знание – сила.1988. №25 с 27-31

[21] Маслов Н.Н. Политические процессы 30-х гг.: характеристики и особенности.//Страницы истории КПССМ.,1989.

[22] Лацис О. Перелом//Знамя.1988.№6

[23] Клямкин И. Какая дорога ведет к храму?//Новый мир,1987.№11. с 67-74

[24] Твардовский И.Т. Страницы пережитого//Юность.1988.№3. с 51-58

[25] Вылцан М.А.(Данилов В.П., Кабанов В.В. и др. Коллективизация сельского хозяйства в СССР, Пути, формы, достижения. М.,1982.

[26] Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак М., 1984

[27] Файнбург З.И. Не сотвори себе кумира. ...М.,1991

[28] В частности, можно отметить, Сталинизм правда, без упрощений. //Проблемы мира и социализма. 1989. № 6.; "Круглый стол", Советский Союз в 30е годы. // Вопросы истории. 1988. № 12 и т.д.

[29] Нилов В. Сталин. Вынужденная необходимость. Опыт аналогии. // Историческая газета. 1998.№3 с 44-50.

[30] Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (в начале 30-х годов). М., 1994.

[31] Спецпереселенцы Западной Сибири 1930 весны 1931 г. (ред. В.П. Данилов, С.А, Красильников). Новосибирск. 1992.

[32] Новокшонов В.В, Тридцатые - комендантские. Томск. 1991.

[33] Павлова И. Возвращение памяти. Новосибирск. 1991

[34] Ханевич В. Белостокская трагедия. Томск 1993

[35] Красильников С.А. Массовые и локальные высылки крестьянства Западной Сибири в первой половине 30-х годов. Новосибирск, 2000

[36] Ханевич В. Белостокская трагедия. Томск 1993

[37] Клямкин И. Почему трудно говорить правду. (Выбранные места из истории одной болезни). // Новый мир1989.№2. с. 110-15

[38] Там же. с. 117

[39] Файнбург З.И. Не сотвори себе кумира... М., 1991 с 89

[40] Файнбург З.И. Не сотвори себе кумира... М., 1991 с 93

[41] Там же с 96-98

[42] О. Лацис. Перелом. // Знамя. 1988. № 6 с 14-19

[43] Плимак Е.Г. Политическое завещание Ленина. М., Политиздат. 1988. с 68-73

[44] Папков С.А.. Сталинский террор в Сибири. Новосибирск.1992. с. 116

[45] Клямкин И. Почему трудно говорить правду. (Выбранные места из истории одной болезни). //Новый мир 1989. № 2. с.120

[46] Там же. с 121

[47] Папков С.А. Сталинский террор в Сибири… стр. 10

[48] А.В. Антонов-Овсиенко. Сталин и его время . // Вопросы истории. 1989. № 1. с 43-46

[49] Гордон Л., Клопов Э. Тридцатые - сороковые.//3наниесила. 1988. №5. с 22 - 28

[50] Там же, с 25

[51] Р.А. Медведев Трагическая статистика //Аргументы и факты 1989 №5 с 31-37

[52] Р.А. Медведев. О Сталине и сталинизме. Исторические очерки.//3намя. 1989. №4. с. 12-18

[53] Сталинизм правда без упрощений.//Проблемы мира и социализма. 1989. №6. с 10-16

[54] Гефтер М. Сталин умер вчера ...// Иного не дано., М. 1988 с. 9

[55] Там же. с. 11-12

[56] Историки спорят, Тридцать бесед. М., Политиздат, 1989. с 264

[57] Зевелев А.И. Истоки сталинизма. М. 1990 с 218

[58] Волкогонов Д. Триумф и трагедия // Романгазета. 19990. №20. с. 16-20

[59] Там же с 18

[60] Файбург З.И. Не сотвори себе кумира.... М., 1991. с 120

[61] История Сибири. В 3-х частях. Часть 3. М., 1992 с 104-106

[62] Там же с. 110

[63] Красилиников С.А. Спец переселенцы в Западной Сибири в 1930-31 гг. Новосибирск, 1992 с 114

[64] Красилиников С.А. Спец переселенцы в Западной Сибири в 1930-31 гг Новосибирск, 1992 с 128

[65] Красильников С.А. Указ. соч. с 131

[66] ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д.242. Л.12-13.

[67] Там же

[68] ГАНО, Ф.Р47, Оп.5, Д.125, Л.68.

[69] Там же, Л.126

[70] Красильниокв С.А. Указ. соч. с 149

[71] ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д.242. Л.59.

[72] История Сибири. В 3-х частях. Часть 3 М., 1992 с. 172 

[73] ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д.800. Л.27-28.

[74] ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д.800. Л.27-28.

[75] ЦДНИ ТО Ф.80. Оп. I. Д 173. Л 130-132

[76] Там же. Л. 133

[77] ЦДНИ ТО Ф 80. Оп 1. Д. 173. Л 12-13

[78] Конквест Р. Жатва скорби// Вопросы истории. 1990. №1 с 33

[79] Там же. с. 35

[80] Там же. с. 40

[81] Ивницкий Н.А. Классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса (1929-32 гг.). М., 1972 с. 184

[82] Конквест Р. Жатва скорби// Вопросы истории. 1990. № 1 с 38

[83] ЦДНИ ТО Ф 80. Оп. 1 Д.662 Л.10-11

[84] ЦДНИ ТО Ф 80. Оп. 1. Д. 662 Л.10-11

[85] Цаплин В.В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов// Вопросы истории.1991.№45. с 21

[86] История Сибири.В 3-х частях. Часть 3 М., 1992 с 172

[87] Там же. с. 170

[88] Цаплин В.В. Указ. соч. с.23

[89] Земсков В.Н. ГУЛАГ (историкосоциологический аспект)// Социологические исследования. 1991.№6 с 41

[90] Там же. с. 42

[91] Там же с. 44

[92] Шатуновская О.Г. Фальсификация//Аргументы и факты.1990. № 22. с 18-27

[93] Кузнецов И.Н. Знать и помнить. Томск, 1993. с. 117

[94]Там же. с 119

[95] Шевляков А.С. Политотделы МТС и совхозов, Чрезвычайные партийные и государственные органы управления в сельском хозяйстве Западной Сибири в 1930 годы. Томск.,ТГУ, 2000. с.24

[96] Там же. с. 24

[97]Там же. с. 34

[98] Там же. с. 34

[99] Там же. с. 36

[100]Шевляков А.С.Указ. соч. с. 36

[101] Там же. с. 74

[102] Там же. с. 82

[103] Шевляков А.С.Указ. соч. с. 119

[104] ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп. 1.Д. 800 Л. 42

[105] Зеленин И.Е. “Революция сверху”, завершение и трагические последствия // Вопросы истории. 1994. № 10. с.32

[106] Красильников С.А. Сибирь в планах и практике государственных репрессий в первой половине 1930х гг. // Историческая наука на рубеже веков. Томск, 1999. Т. 3. с.4–12.

[107] Спецпереселенцы Западной Сибири 1930 весны 1931 г. (ред. В.П.Данилов, С.А, Красильников). Новосибирск. 1992 с 181

[108] ГАНО, Ф.П3, Оп.1, Д.412б, Л.19

[109] ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.1. Д. 242. Л. 36-39

[110] Там же

[111] Там же

[112] Земсков В.Н., Кулацкая ссылка в 30е годы, "Социологические исследования", 1991, с. 120.

[113] Биргер В. Ссылка в Красноярском крае и Хакасии. Ссылка из региона. М., 2001 с 10

[114] Там же с 14

[115] История Сибири. В 3-х частях. Часть 3 М., 1992 с 188

[116] Биргер В. Ссылка в Красноярском крае и Хакасии. Ссылка из региона. М., 2001 с 20

[117] Там же с. 22

[118] Там же с. 25

[119] Там же с. 28


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ТГПУ)

 

 

Допустить к защите в ГАК

Зав. кафедрой истории России

кандидат исторических наук, доцент

________________О.А. Фефелова

«___» _________ 2006 г.

Репрессии среди крестьян на территории Западной Сибири в 1930-е годы

Дата: 2019-05-28, просмотров: 197.