ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Донецкий институт железнодорожного транспорта»

КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

«Социология»

специальность все специальности

квалификация (степень) специалист, бакалавр

форма обучения очная, заочная

 

Донецк – 2017



Тема 1. Социология как наука. Предыстория и социально-философские предпосылки социологии как науки.

 

Структура социологии

Социология является дифференцированной и структурированной системой знания. Система – упорядоченная совокупность элементов, взаимосвязанных между собой и образующих некоторую целостность. Именно в четкой структурированности и целостности системы социологии и проявляется внутренняя институционализация науки, характеризующая ее как самостоятельную. Социология как система включает в себя следующие элементы:

1) социальные факты – научно обоснованные знания, полученные в ходе исследования какого-либо фрагмента реальности. Социальные факты устанавливаются посредством других элементов системы социологии;

2) общие и специальные социологические теории – системы научного социологического знания, направленные на решение вопроса о возможностях и пределах познания общества в определенных аспектах и развивающиеся в рамках определенных теоретико-методологических направлений;

3) отраслевые социологические теории – системы научного социологического знания, направленные на описание отдельных сфер жизни общества, обоснование программы конкретных социологических исследований, обеспечение истолкования эмпирических данных;

4) методы сбора и анализа данных – технологии получения эмпирического материала и его первичного обобщения.

Однако помимо горизонтальной структуры, системы социологического знания четко дифференцированы по трем независимым уровням.

1. Теоретическая социология (уровень фундаментальных исследований). Задачей является рассмотрение общества как целостного организма, раскрытие места и роли социальных связей в нем, формулировка основных принципов социологического познания, основных методологических подходов к анализу социальных явлений.

На этом уровне происходит выявление сущности и природы социального феномена, его исторической специфики, сопряженность с различными сторонами общественной жизни.

2. Специальные социологические теории. На этом уровне располагаются отрасли социального знания, имеющие своим предметом исследование относительно самостоятельных, специфических подсистем социального целого и социальных процессов.

Виды специальных социальных теорий:

1) теории, изучающие законы развития отдельных социальных общностей;

2) теории, раскрывающие закономерности и механизмы функционирования общностей в тех или иных сферах общественной жизни;

3) теории, анализирующие отдельные элементы социального механизма.

3. Социальная инженерия. Уровень практического внедрения научных знаний с целью конструирования различных технических средств и совершенствования имеющихся технологий.

Помимо указанных уровней, в структуре социологического знания выделяются макро-, мезо- и микросоциология.

В рамках макросоциологии изучается общество как целостная система, как единый организм, сложный, самоуправляемый, саморегулирующийся, состоящий из множества частей, элементов. Макросоциология прежде всего изучает: структуру общества (какие элементы составляют структуру раннего общества и какие – современного), характер изменений общества.

В рамках мезосоциологии исследуются имеющиеся в обществе группы людей (классы, нации, поколения), а также созданные людьми стабильные формы организации жизни, названные институтами: институт брака, семьи, церкви, образования, государства и т. д.

На уровне микросоциологии ставится цель познания деятельности отдельного человека, мотивы, характер действий, стимулы и препятствия.

Однако эти уровни нельзя рассматривать отдельно друг от друга как независимо существующие элементы социального знания. Наоборот, эти уровни необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи, так как понимание общей социальной картины, общественных закономерностей возможно только на основе поведения отдельных субъектов общества и межличностного общения.

В свою очередь социальные прогнозы о том или ином развитии общественных процессов и явлений, поведения членов общества возможны только на основе раскрытия универсальных социальных закономерностей.

В структуре социологического знания выделяются также теоретическая и эмпирическая социология. Спецификой теоретической социологии является то, что она опирается на эмпирические исследования, но теоретические знания преобладают над эмпирическими, так как именно теоретические знания в конечном счете определяют прогресс в любой науке и в социологии тоже. Теоретическая социология – это совокупность многообразных концепций, разрабатывающих аспекты социального развития общества и дающих их интерпретацию.

Эмпирическая социология носит больше прикладной характер и направлена на решение актуальных практических вопросов общественной жизни.

Эмпирическая социология в отличие от теоретической не направлена на создание всеобъемлющей картины социальной действительности.

Эту проблему решает теоретическая социология путем создания универсальных социологических теорий. В теоретической социологии отсутствует ядро, которое бы оставалось стабильным со времени ее основания.

Существует множество концепций и теорий в теоретической социологии: материалистическая концепция развития общества К. Маркса основывается на приоритете экономических факторов в развитии общества (исторический материализм); существуют различные концепции стратификации, индустриального развития обществ; конвергенции и др.

Однако необходимо помнить, что определенные социальные теории не подтверждаются в ходе исторического развития общества. Некоторые из них не реализуются на том или ином этапе общественного развития, другие не выдерживают испытания временем.

Спецификой теоретической социологии является то, что она решает проблемы изучения общества на основе научных методов познания действительности.

В каждом из этих уровней познания конкретизируется предмет исследования.

Это позволяет рассматривать социологию как систему научного знания.

Функционирование данной системы направлено на получение научного знания как о всем социальном организме, так и об отдельных его элементах, которые выполняют различную роль в процессе его существования.

Таким образом, социология является многомерной и многоуровневой системой научного знания, которая состоит из элементов, которые конкретизируют общее знание о предмете науки, методах исследования и способах его оформления.

4. Система основных категорий и законов в социологии

Как и любая другая наука, социология имеет свой категориальный аппарат. Категориальный или понятийный аппарат – это один из главнейших вопросов для всякой науки. Категории, понятия каждой науки отражают прежде всего качество объективной реальности, которая является предметом данной науки. Предметом социологии являются социальные явления. Так как социальные явления всегда имеют социальные качества, то и категории социологии направлены прежде всего на характеристику этих качеств.

Социальные характеристики всегда динамичны и предстают самыми различными оттенками «целого», т. е. самого социального явления в целом. Это единство и многообразие, постоянство и подвижность любого социального явления в его конкретном состоянии отражается в соответствующих категориях, понятиях и законах социологии.

Особенностью категориального аппарата социологии является его универсальность. Это обуславливается тем, что многие понятия современной социологии пришли в науку из смежных наук и дисциплин.

Среди наиболее употребляемых категорий социологии можно выделить общество, стратификацию, мобильность, человека, общность, социальное и др. Система категорий и понятий в социологии имеет сложный характер строения и субординационную зависимость понятий.

Социальный закон – это выражение существенной, всеобщей и необходимой связи социальных явлений и процессов, прежде всего связей социальной деятельности людей или их собственных социальных действий. Существуют общие и специфические законы в социологии. Общие законы социологии – предмет изучения философии. Специфические законы социологии изучаются именно социологией и составляющие ее методологическую основу. Помимо данной классификации, существуют и другие типы законов, различающиеся по следующим основаниям:

По времени действия:

1) законы, характерные для социальной системы в любой период ее существования (закон стоимости и товарно-денежных отношений);

2) законы, характерные только для одной или нескольких социальных систем, отличающихся специфическими свойствами (закон перехода от одного типа общества к другому).

По способу проявления:

1) динамические – определяют динамику (направление, формы, факторы) социальных изменений, фиксируют четкую последовательность социальных явлений в процессе изменения;

2) статистические – отражают общие тенденции социальных явлений независимо от происходящих изменений, характеризуют социальные явления в целом, а не конкретные их проявления;

3) причинные – фиксируют существующие причинно-следственные связи между различными социальными явлениями;

4) функциональные – закрепляют строго повторяющиеся и эмпирически наблюдаемые связи между социальными явлениями.

Однако, несмотря на достаточно обширный теоретический материал, вопрос о законах социологии стоит очень остро. Дело в том, что в ходе исторического развития многие исторические события выходили за рамки существующих законов. Поэтому можно утверждать, что законы на самом деле оказываются лишь описанием вероятных тенденций развития.

Это является важным аргументом противников возможности создания всеобщих универсальных социологических законов.

Поэтому сегодня принято говорить не о социологических законах, а о социологических закономерностях.

Эти закономерности основаны на существовании в обществе детерминант, определяющих жизнь общества: власть, идеология, экономика.

Типологию социальных закономерностей можно произвести по пяти категориям, которые отражают существующие между социальными явлениями формы связи:

1) закономерности, фиксирующие неизменяемые связи между социальными явлениями, их взаимную обусловленность. т. е. если есть явление А, то обязательно должно быть и явление Б;

2) закономерности, закрепляющие тенденции развития социальных явлений, отражающие влияние изменения социальной действительности на внутреннюю структуру социального объекта;

 

3) закономерности, устанавливающие закономерности между элементами социального субъектами, обуславливающими его функционирование (функциональные закономерности) (пример: чем активнее студенты работают на занятиях, тем лучше они владеют учебным материалом);

4) закономерности, закрепляющие причинно-следственные связи между социальными явлениями (причинные закономерности) (пример: необходимым условием повышения рождаемости в стране является улучшение социально-бытовых условий для женщин);

5) закономерности, устанавливающие вероятность связей между социальными явлениями (вероятностные закономерности) (пример: рост экономической самостоятельности женщин повышает вероятность разводов).

При этом необходимо помнить, что социальные закономерности воплощаются в жизнь в конкретной форме – в деятельности людей. А каждый отдельный человек осуществляет свою деятельность в конкретных условиях общества, в условиях конкретной социально-политической или производственной деятельности, в системе которых он занимает определенное производственное и социальное положение.

Если мы наблюдаем за одним человеком – мы закон не увидим. Если мы наблюдаем множество, то с учетом отклонений у каждого индивида в том или другом направлении получаем результирующие, т. е. закономерность.

Таким образом, можно утверждать, что объективность социальной закономерности – это ряд совокупных действий миллионов людей.

5. Основные парадигмы социологии

Прежде всего, необходимо указать, что парадигма – это совокупность основных положений и принципов, лежащих в основе той или иной теории, обладающих специальным категориальным аппаратом и признающихся группой ученных.

Впервые термин «парадигма» ввел в научный оборот американский философ и историк науки Т. Кун. Исходя из данного определения, можно утверждать, что понятие парадигмы шире понятия теории. Иногда под парадигмой понимают крупные теории или группы теорий, а также всеми признанные достижения в данной области науки.

Необходимо также отметить, что наличие в социологии нескольких парадигм также подтверждает ее статус самостоятельной науки. Все социологические парадигмы можно разделить на три уровня: макропарадигмы, микропарадигмы и универсальные общие парадигмы. Помимо данной классификации, существуют и другие.

Одной из самых распространенных среди них является классификация российского социолога Г. В. Осипова, который выделял следующие группы социологических парадигм:

1) парадигмы социальных факторов (структурный функционализм и теория социальных конфликтов);

2) парадигмы социальных дефиниций (символический интеракционализм и этнометодология);

3) парадигмы социального поведения (теории обмена и социального действия).

В западной социологической мысли сегодня выделяется пять основных парадигм: функционализм, теория конфликта, теория обмена, символический интеракционализм, этнометодология. Таким образом, на сегодняшний момент не существует общенаучного мнения о системе социологических парадигм. Однако необходимо остановиться подробно на характеристике наиболее распространенных в социологии парадигмах.

Парадигма социального конфликта. Теория конфликта, основоположником которой считается Георг Зиммель, в социологии разрабатывалась целым рядом исследователей: Р. Дарендорфом (ФРГ), Л. Козером (США), К. Боулдингом (США), М. Крозье, А. Турэна (Франция), Ю. Гальтунгом (Норвегия) и др.

Сторонники данной теории рассматривают конфликт как естественное явление социальной жизни.

Его основой является объективно существующая в обществе дифференциация. Конфликт выполняет в обществе стимулирующую функцию, создавая предпосылки для развития общества.

Однако не все конфликты играют в обществе позитивную роль, поэтому на государство возлагается функция контроля над конфликтами, чтобы они не перерастали в состояние повышенной социальной напряженности.

Теория социального обмена. Наиболее интенсивно эта парадигма развивалась американскими исследователями Дж. Хомансом, П. Блау, Р. Эмерсоном.

Суть парадигмы заключается в том, что функционирование человека в обществе основывается на обмене различными социальными благами. Взаимодействие между субъектами социальных отношений носит ценностно-нормативный характер.

Данная концепция является промежуточной между макросоциологическими и микросоциологическими парадигмами. Именно в этом и заключается ее главная ценность.

Символический интернационализм. Данная парадигма также разрабатывалась в рамках американских социологических школ Дж. Мидом, Г. Блумером, Т. Шибутани, Т. Партлендом и др. Основанием символического интернационализма является утверждение о том, что взаимодействие людей происходит с помощью интерпретации символов и знаков.

Социальный прогресс рассматривается социологами как выработка и изменение социальных значений, не имеющих строгой причинной обусловленности, зависящих больше от субъектов взаимодействия, чем от объективных причин.

Этнометодология. Парадигма, тесно связанная с символическим интернационализмом (она также основана на изучении социального взаимодействия), разрабатывалась американским социологом Г. Гарфинкелем. Основой данной парадигмы является изучение смыслов, которые люди придают социальным явлениям.

Эта концепция возникла в результате расширения методологической базы социологии и включение в нее методов изучения различных общин и примитивных культур и переводе их на язык процедур анализа современных социальных и культурных явлений и процессов.

Неомарксистская парадигма. Она развивалась рядом представителей франкфуртской школы – М. Хоркхаймером, Т. Адорно, Г. Маркузе, Ю. Хабермасом. Неомарксисткая концепция основывается на таком социальном явлении, как отчуждение, которое рассматривается как социально-экономическое явление. Данная парадигма стала пересмотром основ марксизма и прежде всего стремлением обосновать разрыв «труда» и «интеракции» в том смысле, что на смену первому как господствующему типу отношений приходит универсальное взаимодействие людей во всех сферах жизни.

Конечно же, богатство парадигм социологии не исчерпывается этим перечнем. Однако сегодня именно они являются ведущими в социологических исследованиях и построении социологических теорий. Особое внимание в современных социологических парадигмах уделяется межличностным взаимодействиям, динамике развития личности, изменению социальных смыслов и значений, раскрывающих преобразование широких социальных структур. Вообще необходимо отметить, что в современной социологии очень ярко проявляется тенденция к плюрализму различных парадигм, что выражается в усилении дифференциации системы социологического знания. Данная особенность остро ставит проблему разработки и проведения единой теоретико-методологической линии в социологии. Этот факт позволяет говорить о социологии как о «мультипарадигмальной» науке.

Классический этап.

На протяжении всего XIX в. социология быстро развивается. Уже на рубеже XIX-XX вв. она превращается в общепризнанную науку. К. Маркс,Э. Дюркгейм, Ф. Теннис, М. Вебер, Г. Зиммель и другие мыслители оказали в этот период решающее воздействие на формирование социологии как науки. Социология обретает свой специфический предмет исследования и методы познания. Появляется большое количество теорий, методик, направлений и школ внутри социологии. С конца XIX в. социология становится университетской дисциплиной. Первая кафедра социологии была открыта в Чикагском университете А. Смоллом в 1892 г. В 1984 г. в Париже состоялся первый конгресс Международного института социологии. Начинают выходить социологические журналы, появляются первые центры социологических исследований – Лондонское социологическое общество (1903), Американское социологическое общество (1905), Немецкое социологическое общество (1909) и т.д. В классический период своего становления социология обогатилась многими теориями и учениями.

К. Маркс (1818-1883), Ф. Энгельс (1820-1895) свое понимание сущности человека и общества называли историческим материализмом, чтобы подчеркнуть отличие своих взглядов от идеалистических и метафизических (натуралистических) взглядов на историю. Они подчеркивали, что исследование исторического процесса надо начинать с изучения жизни реальных людей с их потребностями и интересами, находящихся во взаимном общении и взаимодействии. Совокупность общественных связей и отношений и образует то или иное общество. Личность в марксизме трактуется как «совокупность всех общественных отношений». Таким образом, «сведение индивидуального к социальному» является важнейшим принципом марксистской социологии и считается главным условием объективного анализа человеческой истории.

Марксизм не отрицает роли идей и отдельных личностей в истории, однако настаивает на изучении материальной основы и материальных мотивов человеческой деятельности. Согласно материалистическому пониманию истории, определяющую роль в жизни общества играет способ производства материальных благ, благодаря которому удовлетворяются различные потребности людей. В основе общества лежат не идеи, как считали идеалисты, а материальные производительные силы (человек, средства производства) и соответствующие им производственные отношения (отношения людей в процессе производства). Характер последних проявляется в общественном разделении труда и конкретной форме собственности. Существование людей предопределяется не только окружающей средой (природой), как всего животного мира, но и определенным способом материального производства. Последовательная смена этих способов производства и кладется марксизмом в основу периодизации истории.

Для объяснения макросоциологических изменений был предложен закон соответствия производственных отношений уровню и характеру развития производительных сил. В соответствии с этим законом прогресс в орудиях труда приводит к смене производственных отношений (в частности, форм собственности на основные средства производства) и надстроечных явлений (форм государственного устройства, идеологий и т.д.). Марксизм подчеркивает главенствующее значение социально-экономической структуры в общественной жизни: среди всех общественных отношений в качестве главных выделяются материальные отношения, складывающиеся и проявляющиеся независимо от сознания и воли людей (экономические и производственно-технологические отношения). Над ними надстраиваются идеологические отношения, складывающиеся сознательно (политические, правовые, конфессиональные и др.).

Марксизм широко использует понятие «общественно-экономическая формация» для обозначения конкретно-исторического типа общества с присущими ему способом производства, социально-классовой структурой, политической системой и духовной сферой. Каждая общественно-экономическая формация (первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, буржуазная, коммунистическая) является определенным историческим этапом в развитии человечества и одновременно представляет собой социальную систему. Системообразующим элементом такой социальной системы является способ производства. Социальная история представлена в марксизме как естественно-исторический процесс, основанный на последовательной и закономерной смене общественно-экономических формаций.

Объективные закономерности развития общества проявляются в классовой борьбе как главном источнике перехода от одной общественно-экономической формации к другой. Таким образом, К. Маркс и Ф. Энгельс стали одними из основателей конфликтологического направления в социологии. С точки зрения марксизма, социальные противоречия и конфликты – это не временное и локальное, а постоянное и повсеместное состояние общественной жизни. Они пронизывают все общество и все его структурные элементы: в экономике – это конфликт между постоянно растущими производительными силами и отстающими от них на определенном этапе производственными отношениями, в социально-политической сфере – это борьба классов и идеологий.

К. Маркс и Ф. Энгельс сформулировали одну из первых концепций стратификации в виде социально-классовой теории. Классовый подход к анализу общественной жизни был положен в основу социального анализа. Так, они выделяли в качестве главного элемента социальной структуры общества те или иные классы, борьба между которыми составляет основное содержание всей социальной жизни данной эпохи. Каждой общественно-экономической формации (кроме первобытнообщинной и коммунистической) присущи свои классы – основные и неосновные.

Например, в эпоху К. Маркса и Ф. Энгельса в качестве основных классов определялись буржуазия и пролетариат (в рабовладельческую эпоху – рабы и рабовладельцы, при феодализме – феодалы и крестьяне). Борьба классов в виде восстаний и политических революций предстает как проявление глубинной социальной революции, которая разворачивается по закону соответствия характера производственных отношений уровню развития производительных сил.

Материалистическое понимание истории позволило марксизму выделить экономическую жизнь общества, раскрыть ее место и роль в социальной жизни, однако это часто сопровождалось недооценкой духовных факторов общественного развития. Марксистское учение о классах и классовой борьбе позволило лучше понять социальную динамику, но одновременно невольно сводило всю социальную историю к истории борьбы классов. Акцент на противоречиях и конфликтах, с одной стороны, позволил выявить и описать мощный источник общественного развития, подчеркнуть место и роль социальных революций в истории, а с другой – привел к недооценке эволюционных форм социального развития, к отрицанию роли социального единства и согласия.

Э. Дюркгейм (1858-1917) – французский философ и социолог, представитель социологического позитивизма конца XIX – начала XX вв.

Он продолжил разработку теории общества как единого социального организма. Им разработаны методология и методы социологических исследований, что позволило подвести под социологические теории эмпирическую базу. С именем Э. Дюркгейма связывают введение в социологию термина «прикладная социология». Иногда его называют истинным основателем научной социологии.

С точки зрения Э. Дюркгейма, общество является результатом взаимодействия индивидов, однако, раз возникнув, общество уже существует как самостоятельная реальность, воздействует на индивидов и обладает специфическими свойствами. Например, при рождении индивид находит готовые законы и обычаи, правила поведения, язык и т.д., функционирующие независимо от него. Эти образы мыслей и действий, факты коллективного сознания (коллективные представления) существуют самостоятельно, т.е. объективно. Общество как реальность как бы сосуществует рядом с индивидами и детерминирует их действия. Общество не сводится к простой сумме составляющих его индивидов, а, наоборот, приоритетно по отношению к ним.

Э. Дюркгейм одним из первых попытался теоретически обосновать специфический предмет социологии. По его мнению, предметом социологии является особая реальность, которой до сих пор не занималась ни одна из существующих наук. Ее основу составляют социальные факты, которые нельзя свести к физической, психологической и иной реальности. Главными признаками социальных фактов являются: 1) объективное, независимое от индивида, существование и 2) способность оказывать на индивида принудительное давление. С точки зрения Э. Дюркгейма, социальная действительность также «реальна», как и природная реальность и поэтому подчиняется определенным законам. При этом Э.Дюркгейм требовал объяснять «социальное социальным», что означало применение специфического социологического метода: «социальные факты нужно рассматривать как вещи», т.е. изучать их не путем интроспекции, а извне, через внешние признаки.

Существуют два вида социальных фактов:

1) «морфологические» социальные факты (плотность населения, частота и интенсивность контактов, наличие путей сообщения и т.п.);

2) «духовные» социальные факты – «коллективные представления» (религия, мораль, право и т.д.).

Основным способом существования социальных фактов являются социальные институты, поэтому Э. Дюркгейм дает следующее определение социологии: «Социологию… можно определить как науку об институтах, их генезисе и функционировании». Любые социальные факты надо изучать статистически.

В своих исследованиях Э. Дюркгейм сочетал эволюционистский и структурно-функциональный подходы к изучению социальных явлений. Первый подход нашел свое применение в типологии обществ, в понимании сложных обществ как комбинации простых, в объяснении социальных институтов посредством обращения к их «элементарным» формам. Второй– нашел свое проявление в разработке сруктурно-функционального анализа. При этом под функцией он понимал соответствие того или иного явления определенной потребности социальной системы.

Идея социальной солидарности является центральной социологической идеей, которая проходит через все творчество Э. Дюркгейма. Ее решение связано с ответом на главный вопрос: «Каковы те связи, которые объединяют людей друг с другом?». Работа Э. Дюркгейма «О разделении общественного труда» (1893) посвящена этой теме. Он прослеживает влияние общественного разделения труда на социальную солидарность людей в обществе. При этом он отталкивается от идеи двух типов общества – традиционного и современного. Он вводит и описывает два типа солидарности, которым соответствуют две формы общественной организации:

1. Механическая солидарность – это солидарность вследствие сходства: индивиды подобны друг другу и взаимозаменяемы. Такой тип солидарности существует в примитивных, архаических обществах. В подобных обществах господствует репрессивное право. Таким образом, механическая солидарность основана на полном растворении индивидуального сознания в коллективном сознании.

2. Органическая солидарность – это такая сплоченность коллектива, которая вырастает из общественного разделения труда, дифференциации членов сообщества. Здесь уже индивиды отличаются друг от друга, существует автономная воля и индивидуальное решение. В подобных обществах уже господствует кооперативное право, кооперация и сотрудничество. Коллективное сознание здесь носит не всеобъемлющий характер, так как индивидуальное сознание становится относительно самостоятельным и активно участвует в коллективной жизни.

С точки зрения Э. Дюркгейма, социальная солидарность в любом сообществе – это главное, что цементирует и сплачивает человеческий коллектив. При этом в ходе человеческой истории смена этих двух типов социальной солидарности предстает как закономерность, в основании которой лежит разделение труда. Само разделение труда, или социальная дифференциация, есть результат сочетания двух явлений (причин): 1) увеличение объема общества (рост числа индивидов на данной площади) и 2) увеличение материальной и моральной плотности общества (интенсификация обменов и коммуникаций). Чем больше индивидов пробуют жить вместе, тем сильнее их борьба за существование. Однако общественная дифференциация как раз и есть тот мирный способ, с помощью которого в обществе разрешается данная проблема.

Решающую роль в деле социальной интеграции Э. Дюркгейм отводил идеалам и верованиям («коллективным представлениям»). «Коллективное сознание» выступает как источник и регулятор общественной жизни и общественного развития. Общество для индивида выступает как Бог.  Коллективные представления – это эмоционально окрашенные общие верования и идеи. С его точки зрения, не индивид, а общество является носителем чувств и представлений. Особенно сильным коллективное сознание является в примитивных обществах. Здесь его могущество связано с всеобщей распространенностью: оно покрывает большую часть любого индивидуального сознания. При органической солидарности сфера бытия коллективного сознания сокращается, в результате чего расширяется зона индивидуальной интерпретации социальных закономерностей.

В работе «Самоубийство» (1897) Э. Дюркгейм продолжает анализировать общество с социологической точки зрения. Наряду с нормальным разделением труда он отмечает в истории общества и «ненормальные формы разделения труда». Одной из таких форм является «аномия» – отсутствие четкой моральной регуляции поведения людей. Термин «аномия» закрепился в социологии и социальной психологии и является одним из ведущих в них.

Аномия (буквально – безнормность, беззаконие) – это такое состояние общества, когда часть членов общества, зная о существовании обязательных норм, нарушают их или относятся к ним равнодушно. Э. Дюркгейм ищет объяснение аномии в неразработанности правил или в их нарушении. Он одни социальные факты (самоубийства) объясняет с помощью других социальных фактов, не прибегая к психологическим или биологическим понятиям. Собрав обширный фактический материал, Э. Дюркгейм показал и доказал, что число самоубийств в разных социальных группах неодинаково (у католиков их меньше, чем у протестантов; у горожан больше, чем у сельчан и т.п.). Э. Дюркгейм соотносит уровень самоубийств с уровнем интеграции (солидарности, сплоченности) общества: чем выше уровень интеграции, тем ниже уровень самоубийств, и наоборот, – чем выше уровень аномии, дезорганизации общества, тем выше уровень самоубийств.

М. Вебер (1864-1920) – немецкий социолог и политолог, широко известный своими работами в области социологии, политологии и религиоведения: «Хозяйственная этика мировых религий» (1916-1919), «Политика как профессия» (1919), «Хозяйство и общество» (1921).

Отправной пункт в социологии М. Вебера – действующий человек, который представляет собой «атом социальных наук». М. Вебер определяет социологию как науку, которая занимается изучением социального действия. Социология «понимает» социальное действие и тем самым стремится объяснить его причину. При этом понимание означает познание действия через объяснение его субъективного смысла. Вместе с «субъективным смыслом» представляется все многообразие идей, идеологий, представлений и т.п., регулирующих и направляющих человеческую деятельность. В силу этого взгляды М. Вебера называют «понимающей социологией».

Основные категории понимающей социологии – поведение, действие и социальное действие. Согласно Веберу, поведение – всеобщая категория деятельности. Деятельность становится действием, если действующий связывает с ним субъективный смысл. Действие становится социальным действием, когда подразумеваемый смысл соотносится с действиями других людей и на них ориентируется. При этом выделяется два главных признака социального действия:

1. Рациональность, осознанность. Действие социально, «если и поскольку действующий или действующие связывают с ним некоторый субъективный смысл». 2. Ориентация на поведение других. Действие социально, если оно «отнесено к поведению других и этим ориентировано в своем протекании». В соответствии с критерием осознанности М. Вебер выделил четыре вида социального действия.

1. Целерациональное действие – «модель» человеческого действия. Здесь осознаны как цели, так и средства. Это такое действие, которое характеризуется ясностью и однозначностью осознания субъектом своей цели, соотнесенной с рационально осмысленными средствами по их достижению. Это действие подразумевает также ясное представление результатов действия. Таким образом, целерациональное действие это как бы полностью рациональное действие. Этот тип действия наиболее развит в экономической сфере.

2. Ценностно-рациональное действие основано на вере в безусловную ценность самого действия, безотносительно к его результатам. В ценностно-рациональном действии человек движется к цели, соизмеряя средства не только с внешним миром, но и со своими субъективными ценностями – этическими, эстетическими, религиозными. Чисто ценностно-рационально действует тот, «кто, не считаясь с предвиденными последствиями, действует в соответствии со своими убеждениями и выполняет то, чего, как ему кажется, требуют от него долг, достоинство, красота, религиозное предписание или важность какого-либо дела». Это тип действий Христа. По сравнению с предыдущим типом действия, здесь присутствует неполная осознанность, так как сознание предопределено ценностью (а ценность не поддается критическому осмыслению).

3. Традиционное действие основано на привычке к определенным действиям. Такое действие не опосредовано целеполаганием. Это почти автоматические действия, ориентированные на привычное, повторяющееся. Субъект поступает по традиции, и ему нет нужды ставить перед собой цель, определять ценности и испытывать эмоциональное возбуждение. Это действие, формируемое на основе подражания тем или иным образцам поведения, закрепленным в культурной традиции и не подлежащим рациональной критике.

4. Аффективное действие. Здесь доминантой действия является эмоциональное состояние субъекта (страсть, страх, гнев). Поступок определяется не целью или системой ценностей, а эмоциональной реакцией субъекта в определенных обстоятельствах. Основная функция такого социального действия – снять напряжение. Такой тип действия обычно присущ людям в толпе, на митинге и т.д. Поведение с аффективным типом действия находится на границе осмысленного действия, за пределами которого поступок перестает быть социальным. Только ценностно-рациональное и целерациональное действия являются социальными действиями в веберовском понимании.

Как отмечает М. Вебер, описанные четыре идеальных типа действия не исчерпывают собой всего многообразия человеческого поведения, однако их можно считать самыми характерными.

М. Вебер расположил четыре типа социального действия в порядке убывания рациональности, так как, с его точки зрения, рационализация социального действия является тенденцией самого исторического процесса. При этом главная тенденция рационализации социального действия и взаимодействия состоит в следующем. В традиционных обществах люди подчинялись нравам и обычаям, а в современном обществе они следуют собственным потребностям и интересам. Кроме того, происходит постепенное вытеснение ценностно-рационального поведения в пользу целерационального, при котором уже верят не в ценности, а в успех. Рационализация общественной жизни рассматривается М. Вебером как судьба западной цивилизации. Возрастание роли целерационального действия проявляется прежде всего в экономике, политике, науке и культуре. Так, проникновение науки во все сферы общественной жизни есть свидетельство универсальной цивилизации современного общества. Современный индустриальный тип общества отличается от традиционных тем, что в нем господствует формально-рациональное начало. Движение к формальной реальности – это движение самого исторического процесса.

М. Вебер прослеживает возрастание рациональности в жизни общества на примере самых разных сторон общественной жизни. В политической сфере он выделяет типы господства (легальный, традиционный и харизматический) и виды политического лидерства в соответствии со своей трактовкой социального действия (легальный, традиционный и харизматический). В религиозной сфере формулирует закон, согласно которому степень рационализации общественной жизни обратно пропорциональна силе влияния религии (происходит постепенная десакрализация общественной жизни). Именно действия в экономической сфере свидетельствуют о неуклонной рационализации общественной жизни.

Социология М. Вебера включает в себя не только концепцию понимания, но и учение об идеальном типе, а также постулат свободы от ценностных суждений.

Идеальный тип – некая идеальная модель того, что наиболее полезно человеку и объективно отвечает его интересам, сущность оптимальных общественных состояний (власти, межличностного общения и т.д.). Идея идеального типа была вызвана необходимостью выработки понятийных конструкций, которые помогают исследователю ориентироваться в многообразии эмпирического материала. Идеальный тип фиксирует «культурный смысл» того или иного социального явления и выполняет эвристическую функцию в научном исследовании.

Свобода от ценностных суждений. М. Вебер разграничивает два интеллектуальных акта – отнесение к ценности и оценку. Отнесение к ценности – это перевод индивидуального впечатления о каком-либо явлении в объективное и общезначимое суждение. Такой перевод отвечает требованию, что наука об обществе должна быть свободна от оценочных суждений. Однако это не означает, что каждый ученый должен отказаться от собственных оценок и вкусов, т.е. оценки явлений. Тезис о неизбежной связи познания с ценностями и интересами исследователя приводит М. Вебера к понятиям познавательного интереса, ценностной идеи и интереса эпохи. Познавательный интерес предопределяет выбор и способ изучения эмпирического объекта. Ценностная идея определяет специфический способ мировидения (социокультурный контекст научного исследования). Интерес эпохи – это более устойчивое и объективное, чем просто личный интерес того или иного исследователя, но одновременно это нечто более субъективное, чем неокантианская «ценность» (надысторический интерес). В каждый исторический период какая-либо из ценностей является определяющей в познании. Идеи и интересы, которые определяют направленность и цели исследования, изменяются, что и находит свое выражение в идеальных типах. Таким образом, идеальный тип есть «интерес эпохи», который выражен в виде какой-либо теоретической конструкции. Идеальный тип не извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема, но в виде «утопии». Такие понятия, как «капитализм», «христианство», «экономический обмен» и т.п., по М. Веберу, представляют собой идеально-типические конструкции, которые создаются для интерпретации индивидуальных исторических явлений. При этом идеальный тип выполняет функцию типизации, а не описания закономерных связей.

Современный этап.

В современной социологии, согласно американскому социологу Дж.Ритцеру, существуют четыре основные парадигмы – исходные концептуальные схемы, объективные модели, которые различаются в зависимости от того, как авторы понимают социальную реальность.

Парадигма социально-исторического детерминизма связана с работами К.Маркса, Ф.Энгельса. В этой парадигме социальная реальность рассматривается как совокупность отношений между людьми, складывающаяся в процессе их совместной деятельности. В фокусе ее внимания – социальные структуры, которые, взаимодействуя друг с другом, порождают социальный процесс. Более точно определить эту парадигму можно как экономический детерминизм.

Парадигма социальных фактов сводит социальную реальность к двум группам социальных фактов – социальным структурам и социальным институтам, которые рассматриваются в качестве реальных вещей. Ее возникновение связано с именем Э.Дюркгейма. В рамках этой парадигмы выделяются два противоположных теоретических направления – структурно-функциональный анализ (функционализм) и теория конфликта. Среди последователей данного направления можно назвать таких известных социологов, как П.Сорокин, Т.Парсонс, Р.Мертон, Р.Дарендорф.

Парадигма социальных дефиниций обязана своим возникновением работам М.Вебера. Согласно этой парадигме, социальное поведение людей строится в соответствии с пониманием ими социальной реальности. К данной парадигме относятся следующие теоретические направления: символический интеракционизм, феноменологическая социология и этнометодология. Наиболее видными представителями являются А.Шюц, Дж.Мид, Г.Гарфинкель, Т.Лукман.

Парадигма социального поведения опирается на психологическую ориентацию и выражается в бихевиористской социологии и теории социального обмена. Наиболее известными представителем первой является психолог Б.Скиннер, второй – Дж.Хоманс. Суть данной парадигмы заключается в понимании поведения человека как соответствующей реакции на определенные внешние стимулы. Особое внимание акцентируется на проблеме вознаграждения ожидаемого и наказания нежелательного социального поведения.

Несмотря на многочисленные попытки социологов, до сих пор не удалось создать единой общей социологической теории. Д.Ритцер разработал интегральную модель социальной реальности. Она представлена в виде взаимодействия четырех уровней социальной реальности: макрообъективного, макросубъективного, микрообъективного и микросубъективного (Рис.3).

Рис.3. Интегральная модель социальной реальности Д.Ритцера

Значение этой модели состоит в том, что она позволяет, во-первых, установить реальные взаимосвязи между различными уровнями социальной реальности, во-вторых, служит основанием классификации изучаемых явлений, в-третьих, требует применения соответствующей этим явлениям методики и техники.

Современная социология отличается необычайным разнообразием научных школ и направлений. Все они могут быть разделены на две большие группы: макросоциопогические теории имикросциологические теории. Среди первых наиболее влиятельными являются структурный функционализм и теория социального конфликта.

Концептуально-теоретические основы структурного функцио­нализма разработал видный американский социолог ТолкоттПарсонс (1902—1979), предложивший рассматривать общество как целостную систему, состоящую из функционально взаимосвязанных элементов. В качестве таких элементов могут высту­пать индивиды, группы, коллективы и другие общности, внутри которых и между которыми устанавливаются функциональные отношения. Характер этих связей и отношений позволял пост­роить более или менее полную картину общества. Естественно, при таком подходе менялось и представление о предмете социо­логии, который полностью сводился к выявлению социальных связей и взаимосвязей.

Парсонс пытался сформулировать универсальные принципы функционирования социальных систем. Он считал, что любая социальная система для сохранения своего равновесия должна выполнять следующие функции:

· приспособление к окружающей среде (адаптация);

· определение и достижение целей (целедостижение);

· координация функций и поддержание внутреннего единства (интеграция);

· снятие напряжения и воспроизводство культурно-ценностных образцов, норм и стандартов поведения (латентность — поддержание образца).

На уровне общества в целом функцию адаптации выполняет экономическая подсистема, функцию целедостижения — политическая подсистема, функцию интеграции — правовые и соци­окультурные институты, латентную функцию — институты се­мьи, образования, религии.

Парсонс рассматривал развитие общества как эволюционный процесс, характеризующийся растущим упорядочением систем­ных отношений, повышением сложности систем и увеличением их возможностей для удовлетворения своих потребностей.

В противовес структурно-функциональному подходу, делаю­щему акцент на стабильности социальных систем и эволюцион­ных формах их развития, в современной социологии сложилось конфликтологическое направление, наиболее известными представителями которого являются американский социолог Л. Козер и немецкий политолог и социолог Р. Дарендорф.

Льюис Козер (р. 1913) – автор теории позитивно-функцио­нального конфликта, в рамках которой обосновывается главный тезис, что стабильность социальной системы не исключает, а, напротив, предполагает борьбу интересов, социальные коллизии и столкновения. По теории Л. Козера, социальные конфликты выступают как неотъемлемый атрибут социальных отношений и выполняют такие позитивные функции, как интеграция соци­альной структуры, поддержание солидарности внутри групп, укрепление межличностных отношений, разрядка напряженности в обществе и др. За конфликтами признается также важная роль в обновлении общества: они не только порождают новые социальные институты и нормы, но и стимулируют экономический и технологичес­кий прогресс.

Значительный вклад в развитие современной конфликтологии внес Ральф Дарендорф (р. 1929), разработавший концепцию конфликтной модели общества. Предложенная им теоретическая конструкция основана на четырех положениях: 1) каждое общество в каждый момент находится в процессе изменений; 2) в каждом обществе есть несогласие и конфликт; 3) каждый элемент в обществе способствует его интеграции и изменениям; 4) каждое общество базируется на господстве одних его членов над другими.

Происхождение социальных конфликтов, их причины Р. Дарендорф объясняет преимущественно политическими фактора­ми: это борьба за власть, престиж, авторитет, возможность распоряжаться ресурсами. Конфликты могут возникать в любом сообществе, где есть господство и подчинение: одни группы имеют власть и стремятся ее сохранить, а другие лишены влас­ти и хотят изменить существующее положение.

Признавая конфликты естественным состоянием общества, Р. Дарендорф вместе с тем считает, что они должны быть легализированы, институционализированы, разрешаться на основе существующих в обществе норм и правил. Наиболее благопри­ятные условия для регулирования социальных конфликтов су­ществуют, по его мнению, в демократическом, открытом обще­стве, для которого характерны политический плюрализм, гибкая система управления и высокая мобильность.

Если структурный функционализм и конфликтология исследуют социальные явления и процессы на уровне общества и его крупных структур, то микросоциологические теории делают упор на изучение поведения людей, их социальных взаимосвя­зей. К основным микросоциологическим теориям относятся символический интеракционизм, феноменология, этнометодология и теория социального обмена.

Создателем теории символического интеракционизма считается известный американский философ, социальный психолог и социолог Джордж Герберт Мид (1863—1931), который разработал исходные принципы этого социологического направления, получившие развитие в работах его ученика Герберта Блумера (1900—1986). Основные положения символического интеракцио­низма сводятся к следующему:

· люди действуют, руководствуясь прежде всего символическими значениями, которые они придают тем или иным объектам;

· сами символические значения есть продукт социального взаимодействия;

· символические значения возникают и изменяются посредством их интерпретации и переопределения.

Рассматривая социальное взаимодействие как обмен между людьми социальными символами (словами, жестами и т.д.) и как интерпретацию этих символов, представители символического интеракционизма считают, что изучение непосредственных взаимодействий индивидов позволяет объяснить все соци­альные процессы, происходящие в обществе.

Близким к символическому интеракционизму является фе­номенологическое направление, основы которого разработал австро-американский философ и социолог Альфред Шюц (1899—1959). Свою цель эта социологическая школа видит в познании социальной реальности через изучение повседневной жизни людей, анализ обыденного сознания. Исследования кон­центрируются на выявлении универсальных структур, возника­ющих в процессе социального взаимодействия. Главная мето­дологическая задача феноменологической социологии — открытие общих, типичных форм организации повседневной жизни, поскольку обыденный мир — «высшая реальность», где человеческая субъективность воплощается наиболее последо­вательно и полно.

К феноменологии непосредственно примыкает этнометодологическое направление в социологии, основателем которо­го считается американский социолог Гарольд Гарфинкель (р. 1911). Этнометодолагия рассматривает социальную реаль­ность как продукт интерпретирующей деятельности людей и сосредоточивает свои усилия на эмпирических исследованиях единичных и локальных актов социального взаимодействия как речевой коммуникации. При этом основное внимание уде­ляется изучению обыденных норм, правил поведения, смыс­лов языка общения, скрытых механизмов межличностных взаимоотношений в повседневной жизни. Этнометодология критикует методы традиционной социологии как искусствен­ное наложение готовых схем на реальное человеческое пове­дение.

Особое место среди микросоциологических концепций занимает теория социального обмена, одним из авторов которой яв­ляется американский социолог Джордж Хоманс (1910—1989). Своеобразие предложенного им подхода заключалось в приме­нении принципов бихевиоризма (буквально «наука о поведении» от англ. behaviour — поведение) для объяснения социальных яв­лений и процессов. В интерпретации Дж. Хоманса социальное взаимодействие выступает как процесс обмена, участники кото­рого стремятся максимизировать выгоду и минимизировать затраты. Обмен определяется четырьмя основными принципами, трактуемыми в духе бихевиоризма:

· принцип успеха: чем чаще вознаграждается данный тип действия, тем выше вероятность его повторения;

· принцип стимула: если стимул привел к успешному действию, то в случае повторения этого стимула будет воспроизводиться данный тип действия;

· принцип ценности: чем выше ценность вероятного результата, тем больше прилагается усилий для его достижения;

· принцип «насыщения»: когда потребности близки к насыщению, прилагается меньше усилий для их удовлетворения.

С помощью этих принципов Дж. Хоманс пытался даже объяснить процессы, происходящие на макроуровне, что выяви­ло определенные методологические изъяны данного социологи­ческого направления.

Следует отметить, что в последние десятилетия наметилась тенденция к преодолению разрыва макро- и микросоциологии. Успешное решение этой актуальной задачи могло бы означать переход к качественно новому этапу в развитии современной социологии.

 



Поэтому для классификации социальных общностей важно выделить тот или иной системообразующий признак. В этом случае одни виды общностей определяются этнической принадлежностью (племя, народность, нация); другие – принадлежностью к исторически сложившимся территориальным объединения (город, деревня, поселок); третьи – социально-демографическими факторами (пол, возраст); четвертые – социокультурными и т. д. Соответственно выделяются социально-этнические, территориальные, демографические, культурные и другие общности.

Кроме того, в повседневной жизни часто встречаются ситуативно возникшие общности (толпа, публика, аудитория слушателей, социальные круги и др.), для которых характерны неустойчивость, кратковременность, непрочность взаимосвязей между контактирующими людьми. Такие общности еще называют «квазигруппами» или «социальными агрегациями». В ряде случаев они могут выступать как некие переходные образования в своих взаимодействиях – от хаотичных и случайных до более или менее устойчивых.

Существует много определений понятия «социальная группа». По мнению одних российских социологов, социальная группа – это объединение людей, имеющих общие социальные признаки и выполняющих совместно необходимые функции в общественной структуре разделения труда и деятельности. Другие социологи определяют социальную группу как совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, осознают свою принадлежность к данной группе и считаются ее членами с точки зрения других людей.

Все социальные группы можно подразделить:

- по характеру взаимодействия – на первичные и вторичные;

- по количественному составу – на малые и большие;

- по способу организации и регулирования взаимодействия – на формальные и неформальные.

Под первичной понимается такая группа, в которой взаимодействие носит непосредственный, межличностный характер и предполагает взаимную поддержку. Понятие «первичная группа» было введено в научный оборот американским социологом и социальным психологом Ч. Кули применительно к семье, где индивид получает первый опыт социального общения. Позднее этот термин стал применяться социологами при изучении любой группы, в которой сложились тесные личные отношения (группа друзей, сверстников, соседей и т. д.). Первичная группа является своего рода начальным связующим звеном между личностью и обществом.

В качестве вторичной выступает группа, взаимодействие в которой обусловлено достижением конкретной цели и носит формально-деловой характер. В таких группах основное значение придается не личностным качествам членов группы, а их умению выполнять определенные роли и функции. Вторичные группы имеют институционализированную систему отношений, а их деятельность регламентируется на основе формализованных правил. Примерами таких групп являются производственно-хозяйственные организации, профсоюзы, политические партии и др.

Вместе с тем не следует считать, что все вторичные группы абсолютно безличны и лишены какого-либо своеобразия. Внутри этих групп люди вступают в дружеские отношения и часто образуют, по сути, первичные социальные образования. При руководстве вторичной группой необходимо учитывать эти неформальные связи и отношения, которые оказывают существенное воздействие на функционирование всего коллектива.

2. Малая группа – это небольшое число непосредственно контактирующих индивидов, осуществляющих совместную деятельность. Для малых групп характерны следующие черты:

- малочисленный и стабильный состав (как правило, от трех до тридцати человек);

- пространственная близость членов группы;

- устойчивость и продолжительность функционирования;

- интенсивность межличностных взаимодействий;

- высокая степень совпадения групповых ценностей, норм и правил поведения;

- развитое чувство принадлежности к группе;

- неформальный контроль и информационная насыщенность общения.

Иногда малые группы отождествляют с первичными. Это не совсем справедливо, ибо не всякая малая группа является первичной. Существуют в высшей степени формализованные малые группы, отношения в которых регулируются строгими служебными предписаниями (например, экипаж самолета, космический экипаж, диверсионная группа – «командос»). При изучении малой группы выделяют два основных аспекта: лидерство и групповую динамику (3.10).

Большая социальная группа – это многочисленная по своему составу группа, которая создается для определенной цели и взаимодействия в которой носят, главным образом, опосредованный характер. Примерами такой группы могут служить крупные предприятия, трудовые коллективы, управленческие организации и т. д. Под большой социальной группой понимается также многочисленная совокупность (неконтактная, нецелевая, непсихологическая) людей, занимающих одинаковое положение в структуре общества и имеющих вследствие этого общие интересы. Сюда относятся социально-классовые, профессиональные, политические, религиозные и другие группы.

Формальная группа – это обладающая юридическим статусом группа, взаимодействие в которой определяется системой формализованных норм и правил. Эти группы имеют нормативно закрепленную иерархическую структуру и действуют согласно установленному административно-правовому порядку.

Неформальная группа – это не имеющая юридического статуса группа, возникающая на основе межличностных взаимодействий. Подобные группы лишены официальной регламентации и скрепляются общностью взглядов и интересов индивидов. Во главе таких групп стоят обычно неформальные лидеры. Примерами неформальных групп являются дружеские компании, объединения «неформалов» среди молодежи, любителей рок-музыки и т. д.


Тема 4. Личность и общество.

Что такое личность? Каковы ее отличия от природной особи? Какова степень влияния общества на поведение личности? Или социальное поведение определяется внутренними структурами (мотивами, убеждениями)? Эти вопросы давно волнуют не только ученых, но и всех людей.

Американский социолог Ф. Зимбардо провел так называемый «тюремный эксперимент». Он отобрал несколько студентов-добровольцев и ночью вывез их за город в специально оборудованное здание, имитирующее тюрьму. Очевидно, неожиданное перемещение ему нужно было для чистоты эксперимента: вхождение в роли «тюремщиков» и «заключенных» должно было быть таким, чтобы участники эксперимента максимально отрешились от их прежних ролей. «Тюремщики» изучили инструкции. Им была дана установка: «Поддерживать порядок и добиваться послушания». Все участники эксперимента были переодеты либо в форму надзирателей, либо в костюмы заключенных.

Вначале, при вхождении в роли, студенты допускали нарушение инструкций, фамильярность. Но затем, решая задачу поддержания должного порядка, «тюремщики» становились все более требовательными, забывая свои прежние роли студентов-коллег. Это привело к бурной реакции со стороны «заключенных». Они протестовали, высказывали неповиновение, один из «заключенных» бросил в лицо своему «тирану» тарелку с макаронами. «Надзиратели» отвечали насилием и запретами: отказывали в курении, вмешивались в разговоры при свиданиях, надевали наручники.

Насилие зашло так далеко, что Зимбардо пришлось прекратить эксперимент на шестые сутки, хотя он планировался на две недели. Когда после эксперимента студенты-участники описывали свои ощущения и переживания, все они отметили, что ранее вообще отрицали насилие.

В результате эксперимента Зимбардо сделал вывод, что социальное поведение человека гораздо больше зависит от внешних социальных сил (стимулов), чем от внутренних качеств личности (и вытекающих из них мотивов).

В момент появления на свет человек еще не обладает всей суммой человеческих качеств. Он приходит в мир как индивид, т. е. единичное природное существо, представитель вида Homo sapiens. Это продукт длительного эволюционного развития, носитель индивидуально-своеобразных черт. Это понятие скорее биологическое, природное, чем социальное. В него не входят специфические особенности человеческого общества, в котором индивиду предстоит жить.

В то же время понятие «индивид» включает задатки психических качеств, или психические свойства личности, которые, развиваясь, и создают личность человека.

Как из индивида формируется личность? Как те задатки психических и социальных качеств, которые передаются каждому из нас на генном уровне, вызревают в свойства личности?

В литературе описано немало случаев, когда маленькие дети попадали в мир животных, лишались человеческого общения. Всем известен пример Маугли. Во всех подобных случаях закономерности развития человеческого индивида сохранялись. В 1991 г. в Таджикистане у стаи волков был отбит юноша, который несколько лет провел с этими животными. Он был хорошо физически развит, ловок, имел крепкие зубы, умел угрожающе рычать, прыгать и т. д. Но он так и не смог научиться держать в руках карандаш, писать и читать, выражать свои мысли вслух (научился говорить отдельные слова). Он не смог овладеть какой-либо профессией.

Следовательно, решающее значение в формировании личности играет окружение, а именно общество, в котором живет человек.

Личность – это представитель общества, продукт социально обусловленного индивидуального развития, носитель социальных свойств. Личность – это индивид, включенный в систему общественных отношений

Индивидуальность – это характеристика уникальности, неповторимости, оригинальности. Это набор черт, присущих только данной личности.

Личность является предметом изучения целого ряда гуманитарных наук: физиологии, философии, психологии, социологии и др.

Философия рассматривает личность с точки зрения ее мировоззрения, как субъекта познания мира. Психология изучает личность в качестве более или менее устойчивой целостности психических свойств, процессов и состояний, которая и обусловливает поведение человека.

Социологический подход заключается в определении социальных свойств, социальных качеств личности, т. е. тех, которые формируются под воздействием непосредственного окружения и всего общества в целом. Именно эти качества в большей степени и определяют социальное поведение человека.

Таким образом, процесс формирования личности имеет две стороны.

Внутренняя сторона подразумевает развитие в человеке психических свойств (направленность, темперамент, характер, способности) и психических процессов (ощущение, восприятие, представление, память, внимание, мышление, воображение, воля, эмоции и чувства), появление психических образований (знания, навыки и умения). Эта сторона процесса формирования личности является предметом изучения психологии.

Внешняя сторона процесса формирования личности является ответом на вопрос: «В какой мере на эти психические (и физиологические) процессы влияет общество, в котором живет человек?»

Личность как объект социальных отношений, формируясь, впитывает эти отношения, учится играть определенные ей роли, усваивает ценности и нормы общества, образцы поведения. Все это накладывает отпечаток на те физиологические и психические процессы, которые формируют личность.

Личность как субъект социальных связей имеет определенную независимость, автономность от общества, дающую возможность чувствовать себя не только частью единого социального целого, но и противопоставить себя обществу. Автономность личности связана с умением управлять собой; предполагает наличие самосознания, т. е. не просто сознания мышления и воли, а способности к самоанализу, самооценке, самоконтролю.

Существуют различные взгляды на сроки формирования личности.

С точки зрения сторонников гетерохронного подхода, темпы развития у разных личностей неодинаковы, люди достигают зрелости в разном возрасте. Но конечный результат и критерии зрелости для всех одни и те же.

Сторонники гомохронного подхода утверждают, что период формирования личности жестко ограничен хронологическим возрастом: то, что упущено в детстве, наверстать невозможно. Следовательно, индивидуальные особенности личности можно предсказать уже в позднем детстве.

Существуют и взгляды, утверждающие принцип гетерохронности, т. е. разную продолжительность формирования каждой личности, но отрицающие возможность предсказать заранее результат развития личности, так как «дремлющие», «отсроченные» качества, заложенные в генную природу человека и сформированные его социальным окружением, могут проявиться в тот или иной период в определенных социальных, возрастных и других условиях.

В человеческом обществе немало людей, частично или полностью выпадающих из-под его влияния, не получивших в процессе своего формирования его развивающих импульсов. В результате – недоразвитие соответствующих личностных качеств. Неумение логически или абстрактно мыслить, недостаток фантазии, отсутствие интереса к культуре означают, что у данной личности в детстве не было достаточного детского и взрослого окружения, что ребенок не доиграл со сверстниками, не получил требуемых ответов от взрослых.

В случае недостаточного уровня общения, недогрузки процессов памяти, мышления, воли, отсутствия эмоционально-чувственных проявлений может наблюдаться процесс, обратный развитию, формированию, – деградация личности.

От недостатка, хронической нехватки мыслительной, логической деятельности может развиться умственная деградация.

Еще страшнее – моральная деградация – отсутствие нравственных ориентиров, отсутствие чувства сострадания.

Вот почему так опасно развитие насилия для общества. Во время войн, когда масса людей привыкают к насилию, крови и виду трупов, когда снижается порог чувствительности к страданиям, развивается моральная деградация общества. Преодолеть моральную деградацию общества очень трудно. Необходим целый комплекс мер по реабилитации людей, занимавшихся и подвергшихся насилию, улучшение социальных условий жизни, развитие образования, культуры, совершенствование системы воспитания подрастающего поколения, общая гуманизация отношений.

Формирование личности, полагает американский социолог Джордж Мид, начинается с рождения ребенка и проходит три стадии.

Стадия имитации (подражания). На этой стадии дети копируют поведение взрослых, не обязательно понимая его, часто бессознательно. На этой стадии (до полутора-двух лет) они стремятся делать то и так, что и как делает его мать, отец, старшие братья и сестры. Поэтому они предпочитают пользоваться не игрушками, а реальными предметами: ложкой помешать суп в кастрюле (как мама), позвонить по телефону (как папа), отказаться есть кашу (как старшая сестра). Имитация как социальное подражание существует не только в детском возрасте, но и у взрослых.

Игровая стадия. В этот период у ребенка настолько развились абстрактные представления, что он может подменить реальные предметы игрушками. Дети начинают примерять определенные роли (папы, космонавта, военного). Поэтому эту стадию Дж. Мид назвал также стадией ролевых игр.

Стадия коллективных игр. Ребенок учится распознавать ожидания окружающих. Например, играя в футбол и получив мяч, мальчик может идти в обводку, дать пас, ударить по воротам – все действия соответствуют роли нападающего. Выбор определенного действия полностью социален: ребенок исходит из своего положения и игровой ситуации (положения партнеров, противников и т. д.). Структура сформировавшийся личности (по Дж. Миду) состоит из двух компонентов: «Я – сам» и «Я – меня». «Я – сам» – это отклик личности на других людей и общество в целом. «Я – меня» – это объект самосознания, самопонимания, рефлексия на оценки других.

Американский социолог Чальз Кули считал, что личность есть продукт социальных взаимодействий – интеракций (концепция зеркального «Я»). Представления человека о себе (а это, по понятиям Ч.Кули, и есть структура личности) формируются в процессе взаимодействия с другими людьми. Человек познает себя (самосознание. – Б. И.), представляя, что о нем думают другие, т. е. в интеракциях человек как бы отражается в представлениях о нем других людей как в зеркалах, создает свое зеркальное «Я», которое состоит из трех элементов:

- представление о том, как другие видят меня;

- представление о том, как другие оценивают меня;

- ощущение «Я» как ответ представления оценки меня.

По представлениям Зигмунда Фрейда, человек всегда находится в конфликте с обществом и его биологические побуждения противоречат социальным нормам. Именно в постоянной борьбе с природными инстинктами, с социальным контролем и формируется структура личности, которая состоит из трех составляющих:

Ид («Оно») – является источником внутренней, в основном сексуальной, энергии, рождающей стремление к удовольствию. При ее освобождении ослабляется внутреннее напряжение и возникает удовлетворение. Это бессознательный компонент личности;

Эго («Я») – сознательный цензор, контролирующий побуждения бессознательного компонента, индивидуализирующий поступки человека. Развивается по мере роста самосознания личности;

Суперэго («сверх-Я») – оценочный компонент. Его формирование заменяет оценки родителя, окружающих. По мере развития личности суперэго, входящее в его структуру, как бы заменяет общественное мнение. На самом деле это и есть тот психический компонент, который сложился в структуре личности под действием социального контроля.

Мы считаем, что структуру личности лучше всего отражают два компонента: биофизическое «Я» и психосоциальное «Я», состоящие, в свою очередь из биологического («био-Я»), физиологического («фи-зио-Я»), психологического («психо-Я») и социального («социо-Я») компонентов (табл. 3).

Формирование личности осуществляется под воздействием социальных механизмов имитации, идентификации, социального и индивидуального контроля, конформизма.

Имитацией называется неосознанное или осознанное стремление копировать определенные образы поведения.

Под идентификацией социологи понимают способ усвоения индивидом ценностей и норм. Идентичность – это ощущение индивидуальности личности или принадлежности ее к какой-либо группе, отличной от других групп, или обществу, отличному от других обществ. Люди часто определяют идентичность по признаку социального положения, национальности, религии или расы. Ведь окружающие сначала идентифицируют нас по внешнему виду, а уже потом по качествам характера.

Социальный контроль (стыд) – оценка поступков личности, сравнение их с окружающими стандартами.

Индивидуальный контроль (совесть) – внутренний контролер каждой личности (в отличие от стыда – внешнего, общественного контролера).

Под конформизмом понимается податливость установок и поведения личности действию социальных сил, групповому, общественному давлению. Конформист быстро соглашается с позицией лидера (власти), изменяет свое поведение.

Действие этих механизмов мы рассмотрели в теориях Дж. Мида, Ч. Кули и З. Фрейда, их взаимодействие порождает и развивает процесс формирования личности.

Имитация и идентификация – позитивные механизмы, ускоряющие процесс формирования. Социальный (стыд) и внутренний контроль (совесть) – негативные, сдерживающие механизмы, действующие как запреты.

Итак, мы выяснили, что в отличие от индивида как природного существа в обществе действуют личности, сформировавшиеся в результате взаимодействия природных и социальных сил.

Процесс формирования определяет развитие личности под действием природных и социальных сил. Но даже сформировавшийся человек еще не в полной мере готов жить в обществе: он не имеет образования, профессии, навыков общения; он плохо представляет себе устройство общества, не ориентируется в социальных процессах.

Одновременно с процессом формирования личности идет процесс ее социализации.

Социализация – это внедрение человека в общество, овладение им навыками и привычками общественного поведения, усвоение ценностей и норм данного общества.

Если процесс формирования идет особенно интенсивно в детстве и юности, то процесс социализации интенсифицируется тем сильнее, чем активнее индивид вступает в систему социальных отношений. Детские игры, воспитание и обучение в школе и вузе, овладение специальностью и служба в армии и т. д. – все это и есть внешние проявления процесса социализации.

Отличия социализации от формирования заключаются в следующем:

- социализация изменяет внешнее поведение, а формирование личности устанавливает базовые ценностные ориентации;

- социализация дает возможность получить определенные навыки (общения, профессии), а формирование определяет мотивацию социального поведения;

- формирование личности создает внутреннюю психологическую установку на определенный тип социальных действий; социализация, корректируя эти социальные действия, делает всю установку более гибкой.

Процесс социализации в советской социологии привязывался к трудовой деятельности, которая понималась как оплачиваемая государством работа. При таком подходе выделяются три типа социализации:

- дотрудовая (детство, школа, вуз);

- трудовая (работа на производстве);

- послетрудовая (на пенсии).

Такая периодизация, делавшая упор на трудовую деятельность, неудовлетворительно раскрывала сущность социализации в детстве и неадекватно рассматривала положение пенсионеров.

Более простым и удобным представляется деление процесса социализации на два качественно различных периода:

- первичная социализация – период от рождения до формирования зрелой личности;

- вторичная социализация (ресоциализация) – перестройка уже социально зрелой личности, связанная, как правило, с овладением профессией.

Процесс социализации личности протекает на основе социальных контактов, взаимодействий личности с другими личностями, группами, организациями, институтами. В процессе этого взаимодействия срабатывают социальные механизмы имитации и идентификации, социального и индивидуального контроля, конформизма. На них накладывают свой отпечаток социальные, национальные, профессиональные, моральные, расовые различия людей.

Социологические исследования показывают, что родители из средних слоев общества гибко относятся к власти авторитета. Они учат своих детей осмысливать факты и отвечать за свои решения, а также поощряют способности к сопереживанию. В семьях нижних слоев общества, где родители в основном заняты физическим трудом и работают под строгим контролем, они внушают детям готовность подчиниться внешнему авторитету, власти. Здесь придают большее значение послушанию, чем развитию творческих способностей.

Национальные различия, национальные ценности и нормы также оказывают значительное влияние на социализацию личности.

Понятно, что, испытав одни и те же процессы социализации, но впитывая, приобщаясь к разным нормам и ценностям, американцы и россияне приобретают разные черты личности. Впрочем, следует отметить влияние реформ и общего направления развития российского общества на изменение базовых национальных ценностей и черт национального характера, которые берут свое начало еще в чертах русской общины в сторону сближения их с более рациональными характеристиками развитых постиндустриальных обществ.

Основными средствами социализации, обеспечивающими социальный контакт между личностями, личностью и группой, организацией, являются:

- язык;

- ценности и нормы поведения;

- навыки и умения;

- статусы и роли;

- поощрения и санкции.

Рассмотрим эти средства.

Язык – основной инструмент социализации. С его помощью человек принимает, анализирует, обобщает и передает информацию, выражает эмоции и чувства, заявляет о своей позиции, точке зрения, дает оценки.

Ценности, как мы уже выяснили, – это идеальные представления, принципы, с которыми личность соотносит свои поступки, а нормы – усвоенные личностью общественные образы мышления, поведения, общения.

Навыки и умения – это образцы деятельности. Они играют не только поведенческую, но и дидактическую (обучающую) роль в последующей социализации. Образование навыков и умений называют социализацией для социализации, так как закрепленные в поведении навыки и умения помогают быстрее и увереннее овладевать новыми навыками и умениями. Например, овладение компьютером значительно расширяет кругозор специалиста, помогает ему не только получать нужную информацию, но дает новые навыки общения во всемирной электронной сети Интернет.

Для иллюстрации социологического термина «статус» введем понятие «социальное пространство», под которым будем понимать всю совокупность социальных позиций данного общества, т. е. весь объем так называемой «социальной пирамиды». Социальное пространство, как видим, не совпадает с геометрическим. Например, в геометрическом пространстве король и шут почти всегда находятся рядом, но в социальном пространстве их разделяет почти вся высота социальной пирамиды.

Социальный статус – это положение личности в социальном пространстве, в социальной пирамиде, в социальной структуре общества. Социальный статус характеризуется социальным положением (т. е. принадлежностью к определенному классу, социальному слою, группе), должностью, заработком, уважением других людей (престижем), заслугами, наградами и т. д.

Следует отметить личный статус, который характеризуется личными качествами и ярче проявляется в небольшой группе.

Например, в любом давно сложившемся коллективе, особенно в неслужебное время, общение идет на основании личного, а не социального статуса, если различия в должностях невелики.

Одна и та же личность может иметь несколько статусов. Например: инженер, муж, верный друг, футбольный болельщик и т. д.

Статус, полученный от рождения, называется предписанным статусом. Например: сын крупного начальника.

Положение личности в социальной пирамиде, которого она добилась своими усилиями, называется достигнутым статусом.

Поведение личности, связанное с ее социальным статусом, т. е. диктуемое положением человека в обществе, называется социальной ролью.

Совокупность всех социальных ролей, соответствующая всем социальным статусам личности, называется ролевым набором.

Поведение личности

Если поведение человека соответствует общественным (групповым) ценностям и нормам, он получает социальное поощрение (престиж, деньги, похвалу, успех у женщин и т. д.); если не соответствует – социальные санкции (штрафы, осуждение общественным мнением, административные наказания, тюремное заключение и др.) (рис. 3).

С помощью средств социализации (язык, ценности и нормы, навыки и умения, статусы и роли) становится возможным постоянное взаимодействие между личностями, личностью и институтами социализации, т. е. теми группами, которые и обеспечивают процесс вхождения молодого поколения в общество.

Рассмотрим подробнее основные институты социализации.

Семья – один из ведущих определяющих агентов социализации. Оказывает функциональное воздействие не только на формирование и социализацию, но и на становление всей структуры личности. Эмпирические исследования показывают, что в конфликтных или неполных семьях процент детей с отклоняющимся поведением значительно выше.

Группа ровесников – выполняет функцию «охраны» от захвата приоритета взрослых в процессе социализации. Обеспечивает появление таких качеств личности, как самостоятельность, независимость, социальное равенство. Позволяет проявлять социализирующейся личности новые эмоции и чувства, невозможные в семье, новые социальные связи, статусы и роли (лидер, равный партнер, изгой, маргинал и др.).

Школа – действует как общество в миниатюре. Дает новые знания и навыки социализации, развивает интеллект, формирует ценности и нормы поведения. В отличие от семьи позволяет понять значения формальных статусов и ролей (учитель как формальный и временный начальник). Школа более авторитарна, рутинизирована. Ее социальное пространство обезличено, так как учителя, директор не могут быть такими же ласковыми, как родители; к тому же любой учитель может быть заменен другим человеком.

Средства массовой информации формируют ценности, образы героев и антигероев, дают образцы поведения, знания о социальной структуре общества. Действуют обезличенно, формально.

Армия осуществляет специфическую, вторичную социализацию (ресоциализацию). Военное образование дает возможность молодому офицеру быстро внедриться в военную систему. Другое дело – призванные на срочную службу. Разность ценностей и стереотипов поведения гражданской и военной жизни проявляется резко и часто вызывает у молодых солдат социальный протест. Это тоже своеобразный институт социализации, форма освоения новых социальных норм. Важно чтобы такие протесты протекали на невысоком уровне конфликтности, не вызывали у молодых людей психических потрясений. Для этого служит специальная подготовка (допризывные сборы, курс молодого бойца), на это направлена деятельность командиров, военных социологов и психологов. Старослужащие, прошедшие вторичную социализацию, не столько протестуют, сколько «примеряют» на себе новые роли «гражданской» жизни.

Если протест принимает открытые формы и действует постоянно, это означает так называемую неудачную социализацию.

Социологические исследования показывают, что когда в процессе социализации используют исключительно авторитарное давление, рассчитанное на слепое подчинение, то человек, попавший затем в нестандартную критическую ситуацию и оказавшийся без начальника, не может найти правильный выход. Результатом такого кризиса социализации может быть не только невыполнение задания, но и стресс, шизофрения, самоубийство. Причина этих явлений кроется в упрощенных представлениях о реальности, страх и подозрительность, недостаток эмпатии (сопереживания), конформизм личности, сформированные при неудачной социализации.

 


Тема 5. Социальные институты. Социология семьи.

Социальные институты – устойчивые формы организации и регулирования общественной жизни. Их можно определить как совокупность ролей и статусов, предназначенных для удовлетворения определенных социальных потребностей.

Термин «социальный институт» как в социологии, так и обиходном языке или в других гуманитарных науках выступает в нескольких значениях. Совокупность этих значений можно свести к четырем основным:

1) определенная группа лиц, призванных к выполнению дел, важных для совместной жизни;

2) определенные организационные формы комплекса функций, выполняемых некоторыми членами от имени всей группы;

3) совокупность материальных учреждений и средств деятельности, позволяющих некоторым уполномоченным индивидам выполнять общественные безличные функции, имеющие целью удовлетворение потребностей или регулирование поведения членов групп;

4) иногда институтами называются некоторые социальные роли, особенно важные для группы.

Например, когда мы говорим, что школа – это социальный институт, то под этим мы можем понимать группу людей, работающих в школе. В другом значении – организационные формы функций, выполняемые школой; в третьем значении важнейшим для школы как института будут учреждения и средства, которыми она располагает, чтобы выполнять функции, порученные ей группой, и наконец в четвертом значении институтом мы назовем социальную роль учителя. Следовательно, мы можем говорить о различных способах определения социальных институтов: материальных, формальных и функциональных. Во всех этих подходах мы можем, однако, выделить определенные общие элементы, которые и образуют основной компонент социального института.



Виды социальных институтов

Всего существует пять фундаментальных потребностей и пять основных социальных институтов:

1) потребности в воспроизводстве рода (институт семьи);

2) потребности в безопасности и порядке (государство);

3) потребности в добывании средств существования (производство);

4) потребности в передаче знаний, социализации подрастающего поколения (институты народного образования);

5) потребности в решении духовных проблем (институт религии). Следовательно, социальные институты классифицируются по общественным сферам:

1) экономические (собственность, деньги, регулирование денежного обращения, организация и разделение труда), которые служат производству и распределению ценностей и услуг. Экономические социальные институты обеспечивают всю совокупность производственных связей в обществе, соединяя экономическую жизнь с другими сферами социальной жизни. Эти институты складываются на материальном базисе общества;

2) политические (парламент, армия, полиция, партия) регулируют использование этих ценностей и услуг и связаны с властью. Политикой в узком значении этого слова называется комплекс средств, функций, основывающихся главным образом на манипулировании элементами силы для установления, исполнения и поддержания власти. Политические институты (государство, партии, общественные организации, суд, армия, парламент, полиция) в концентрированной форме выражают существующие в данном обществе политические интересы и отношения;

3) институты родства (брак и семья) связаны с регулированием деторождения, отношений между супругами и детьми, социализацией молодежи;

4) институты образования и культуры. Их задача состоит в укреплении, создании и развитии культуры общества, в передаче ее следующим поколениям. К ним относятся школы, институты, художественные учреждения, творческие союзы;

5) религиозные институты организуют отношение человека к трансцендентным силам, т. е. к силам сверхчувствительным, действующим вне эмпирического контроля человека, и отношение к священным предметам и силам. Религиозные институты в некоторых обществах оказывают сильное влияние на ход взаимодействий и межчеловеческих отношений, создавая систему доминирующих ценностей и становясь доминирующими институтами (влияние ислама на все стороны общественной жизни в некоторых странах Ближнего Востока).

Социология семьи.

Социология семьи – одна из важнейших отраслей социального знания. Интерес к семье в современном обществе обусловлен многими причинами, в том числе и тем, что большинство общественных проблем зарождается именно в семье. Внимание и интерес к семье проявляет не только социология, но и другие социальные дисциплины (психология, социальная психология, социальная антропология, социальная медицина).

С точки зрения социологии, семья представляет собой комплексное социальное явление, в котором сплелись воедино многообразные формы общественных отношений и процессов и которому присущи многочисленные социальные функции. Трудно найти другую социальную группу, в которой удовлетворялось бы столько разнообразных человеческих и общественных потребностей. Институт семьи представляет собой такую социальную среду, в которой разворачиваются основные процессы человеческой жизни и которая настолько связана с жизнью каждого индивида, что накладывает отпечаток на все его развитие.

Изучение семьи, а точнее досемейных, добрачных отношений, которые получили название «промискуитет» (лат. – смешанный, общий) или «полигамия» (греч. – многобрачие), началось во второй половине XIX в. В 1861 г. немецкий антрополог Баховен в работе «Материнское право» утверждал, что у первобытных людей сексуальные отношения не имели никаких ограничений. Так как установить отца не представлялось возможности, то, естественно, родство определялось по женской линии. Это вело к доминированию женщин во всех социальных отношениях (гинекократия, по Баховену, или, говоря современным языком, матриархат). В дальнейшем переход к единобрачию привел, в частности, к такой социальной норме, как выкуп, который в то время означал компенсацию другим мужчинам за их утерянные права на данную женщину. Здесь мы обнаруживаем уже развитые социальные отношения патриархата.

Английский антрополог Мак-Леннан, не знакомый с трудами Ба-ховена, нашел, что на определенной ступени развития общества появляется обычай экзогамии, т. е. правило для мужчин брать себе жен только в экзогамных группах, или внешних по отношению к его группе («Очерки по древней истории», 1886). Мак-Леннан выделил три формы брака: многоженство (полигиния), многомужество (полиандрия) и единобрачие (моногамия).

Американский социальный антрополог Льюис Морган (18181881) впервые попытался представить целостную картину истории семьи как социального института. С его точки зрения, семья в своем развитии прошла через следующие фазы: кровнородственная семья (брачные группы разделены по поколениям), пуналуальная семья (исключены сексуальные отношения между родителями и детьми), парная семья (у мужчины появляется главная жена среди многих жен).

Дальнейшие исследования уточнили общую картину. С точки зрения современной социальной антропологии в истории семьи выделяют следующие этапы.

Промискуитет (характерен для низшей ступени дикости) – это такая форма совместной жизни, когда отсутствовали отдельные, обособленные семейные группы, т. е. существовали неограниченные половые отношения между всеми членами общества. Постепенно происходило ограничение полового общения и начали выделяться отдельные группы, между которыми такое общение разрешено, что привело к возникновению особой формы семьи – кровнородственной.

Кровнородственная семья характеризуется групповым браком, а половое общение в ней разрешено лишь между теми, кто принадлежит к одному поколению, т. е. братья и сестры, независимо от степени их родства, образуют одну семью. Такая семья является эндогамной общностью, ибо включает людей одного поколения, принадлежащего к одному роду или племени. Сужение круга половых партнеров в рамках семьи подобного типа произошло под влиянием развития общества и привело к возникновению более развитой формы семьи – пуналуальной.

Пуналуальная семья возникает тогда, когда из полового общения исключаются сначала ближайшие кровные родственники по женской линии, а позже этот запрет распространяется и на остальных, более дальних родственников того же поколения. Этому типу семьи все еще присущ групповой брак, однако принцип эндогамии заменяется экзогамией, так что можно сказать, что это – брак между людьми, принадлежащими к одному поколению, но к разным родам. Пуналуальная семья, таким образом, представляет такую форму брачных отношений, когда брачными партнерами являются группа сестер из одного рода и группа братьев из другого рода. В рамках такого типа семейной жизни все более частыми оказываются устойчивые и продолжительные связи между одним мужчиной и одной женщиной. Это – первый шаг к появлению парного брака.

Синдиасмическая семья является переходным историческим типом. Она появляется на рубеже дикости и варварства. В такой семье один мужчина живет с одной женщиной, а полигамия (т. е. многобрачие или, в данном случае, многоженство – полигамия) остается исключительным правом мужчины. Брачные узы легко расторгаются, и тогда дети остаются с матерью. Регулируя половые отношения определенного мужчины и определенной женщины, синдиасмическая семья делала известным действительного биологического отца и создавала условия для создания моногамной семьи, возникающей во времена разложения родового строя и появления частной собственности.

Моногамная семья отличается тесной связью между мужчиной и женщиной, причем данная связь может быть расторгнута только по воле мужа. Непосредственной причиной возникновения моногамной семьи были появление частной собственности и стремление ее защищать, т. е. обеспечить бесспорность отцовства и право потомства на владение семейным имуществом.

Исторически развитие семьи шло от нерегулируемых половых отношений к их ограничению в рамках моногамной семьи. По сути, в генезисе человека как мыслящего существа он, развивая свои производительные силы и устанавливая множество отношений в обществе, все больше стремился найти в своем половом партнере личность, а не только объект для продолжения рода. Разумеется, этот процесс имел свои особенности в отдельные периоды развития общества и в отдельных социальных общностях.

Индивидуальная (брачная, супружеская) семья. Является сегодня наиболее распространенным типом семьи в мире. Она характеризуется тем, что является не только общественно, но и юридически признанной. Она образуется в результате особого акта бракосочетания. В семью входят лишь ближайшие родственники: муж, жена, дети, еще не вступившие в брак и не ставшие экономически самостоятельными (нуклеарная семья). Происхождение определяется по обеим линиям – мужской и женской.

Если выделить основные тенденции в историческом развитии семьи, получится следующая картина:

- по количеству супругов: полигамия (которая подразделялась на полигинию (многоженство) и полиандрию (многомужество)) – моногамия (однобрачие);

- по власти в семье: матриархат – патриархат – эгалитарная семья;

- по составу: родовая семья – нуклеарная (простая: только супруги или сложная: родители и дети) семья;

- по количеству детей: многодетная – малодетная или бездетная семья;

- по семейным взаимоотношениям: родственная (патриархальная) – детоцентристская – супружеская семья.

Можно проследить тенденции по развитию форм семейной жизни, по отношению церкви и государства к институту семьи, другие тенденции в длительной истории семьи.

Семья – самый фундаментальный универсальный социальный институт. Ученые изучают семью много десятилетий. Социологи дают свое определение понятия «семья». Например, Джордж Мердок, исследовав формы семей в 250 культурах (1949), предложил следующее определение:

Семья – это социальная группа, характеризующаяся: общим местожительством, экономической кооперацией, воспроизводством.

Таким образом, для социологии характерно рассматривать семью как социальный институт и как социальную группу.

Как социальный институт семья характеризуется совокупностью социальных норм, санкций и образцов поведения, регламентирующих взаимоотношения между супругами, родителями, детьми и другими родственниками.

При рассмотрении семьи как социального института изучаются:

- общественное сознание в сфере брачно-семейных отношений;

- образцы семейного поведения;

- ролевые отношения в семье;

- эффективность реализации институтом семьи своих основных функций;

- социальный механизм изменения норм и ценностей.

Как малую социальную группу семью можно определить как общность, складывающуюся на основе брака или кровного родства, члены которой связаны общностью быта, взаимопомощью и взаимной моральной ответственностью супругов за здоровье детей и их воспитание.

При рассмотрении семьи как социальной группы изучаются:

- условия формирования и этапы развития семьи;

- динамика супружеских отношений и характер отношений между родителями и детьми;

- распределение обязанностей в семье;

- причины и мотивы разводов;

- структура и функции семьи.

Говоря о семье, нельзя еще раз не подчеркнуть, что ее основу составляет брак.

Брак – это совокупность социальных норм, а также система взаимных обязанностей и прав, определяющих взаимоотношения женщины и мужчины, необходимых для функционирования семьи.

В браке и супружеских отношениях находят проявление как естественная, так и социальная природа человека, как материальная (общественное бытие), так и духовная (общественное сознание) сфера социальной жизни. Именно поэтому сущность и специфику брака нельзя сводить лишь к наличию сексуальных отношений. Так, если в биологическом, сексуальном инстинкте влечение к другому полу по существу деперсонализировано, то в любви оно направлено всегда на конкретного человека, физические черты и весь облик которого воспринимаются и оцениваются не сами по себе, а в единстве с морально-этическими качествами. Таким образом, в любви половой инстинкт приобретает уже нравственно-эстетический характер.

Социальное содержание брака неоднородно по своему характеру: оно включает и экономическую, и психологическую сторону. Экономическая сторона – это следствие половозрастного разделения труда в производстве и домашнем хозяйстве. Психологическая сторона брака имеет своим источником как особенности социально-экономической и культурной жизни общества, так и половое влечение, оказывающие влияние на потребности, чувства, черты характера и даже на способности и вкусы мужчины и женщины.

Брачные отношения имеют и юридическую сторону. Если на ранних стадиях развития общества отношения между мужчиной и женщиной регулировались племенными и родовыми обычаями, то с возникновением нравственности, религии и государства регулирование этих отношений приобрело соответственно нравственный, религиозный и правовой характер. Это позволило еще более усилить социальный контроль над браком.

Право оказало сильнейшее влияние на моральные устои брака. Оно ускорило преодоление пережитков отношений и увеличило ответственность родителей за воспитание детей. Такие правовые обязанности, как супружеская верность и взаимопомощь, способствовали формированию и развитию у людей соответствующих нравственных качеств, оказали общее облагораживающее воздействие на мораль, наконец, юридическое оформление брака налагало определенные обязанности не только на супругов, но и на власть, санкционировавшую их союз. И если брак нуждался в поддержке и защите, то люди, состоявшие в нем, могли апеллировать как к общественному мнению, так и к закону.

Социальная сущность семьи выражается через систему категорий, таких как условия жизни семьи, образ мыслей семьи, успешность брачно-семейных отношений и этапы жизненного цикла семьи. Эти категории отражают основные аспекты брака и семьи, важнейшие стороны их функционирования.

Условия жизни семьи – это совокупность факторов макросреды (общих социальных условий) и микросреды (ближайшего социального окружения). При рассмотрении данной категории мы должны иметь в виду как объективные, так и субъективные условия жизни. Объективные подразделяются на естественные (географические, биологические, экологические и т. п.) и социальные (социально-экономические, социально-политические, социально-культурные, идеологические). Субъективные условия жизни семьи можно разделить на внешнесубъективные и внутреннесубъективные. Это означает, что каждая семья, обладая определенной самостоятельностью, в то же время через комплекс опосредованных связей подчинена общим закономерностям явлений и процессов общественной жизни. Данные связи в зависимости от условий жизни воздействуют в целом на взаимоотношения в семье и способствуют или ее стабилизации, или дестабилизации.

Каждая семья насчитывает определенное количество членов, которые определенным образом связаны между собой.

Структура семьи – это совокупность отношений между ее членами, включающая помимо отношений родства духовные, нравственные отношения, в том числе отношения власти и авторитета.

Выделяют так называемую авторитарную структуру (авторитарные семьи), которая характеризуется жестким подчинением жены мужу, а детей – родителям. Демократические семьи основаны на распределении ролей в соответствии не с традициями, а с личностными качествами и способностями супругов, на равном участии каждого из них в принятии решений, добровольном распределении обязанностей в воспитании детей, на осознании, а не на принуждении.

Структура семьи представляет особый интерес в связи с тем, что она оказывает существенное влияние на выполнение семейных ролей каждым членом семьи, на вероятность конфликтов между супругами – одним словом, оказывает влияние на все стороны функционирования семьи.

Функции семьи – это формы проявления активности, жизнедеятельности семьи и отдельных ее членов.

Эти формы отражают систему взаимодействия семьи и общества, с одной стороны, и семьи и личности – с другой. В зависимости от эволюции общества и изменений требований, предъявляемых к семье как социальному институту, изменялись структура семьи и ее социальные функции.

Совокупность функций, которые выполняет современная семья, можно свести к следующим:

- репродуктивная (воспроизводство потомства);

- воспитательная (в первую очередь, детей);

- хозяйственно-экономическая (бытовая);

- рекреативная (от лат. recreatio – восстановление) функция дает возможность восстанавливать нравственные и физические силы, душевное равновесие и здоровье члена семьи за счет семейных отношений, опирающихся на любовь и эмоциональную поддержку, взаимопомощь. Она также предоставляет возможность организации досуга и отдыха, психологической разрядки, т. е. того, что необходимо для поддержания жизненного тонуса; ¦ коммуникативная и регулятивная функция. Она отражает социальные отношения внутрисемейного общения, взаимодействия с другими семьями, помогает налаживать отношения на работе (учебе), с соседями и друзьями, вживаться в новый коллектив, принимать важные для семьи решения.

Образ жизни – это совокупность тех видов жизнедеятельности, которые осуществляются совместно всеми или некоторыми из членов семьи либо одним из них, но от имени или для семьи.

Здесь идет речь о ролевом взаимодействии в семье.

Традиционные роли, когда женщина вела дом, хозяйство, воспитывала детей, а муж был хозяином и обеспечивал экономическую самостоятельность семьи, изменились. Сейчас большинство женщин участвуют в экономическом обеспечении семьи и принимают равное участие в общесемейных решениях. Это повлияло на образ жизни семьи, способствовало освобождению и развитию личности женщины-матери, равенству супругов, но вместе с тем оказало воздействие на демографическое поведение, что привело к снижению уровня рождаемости и росту числа разводов. Как мы видим, между образом жизни семьи и общества в целом наблюдается самая тесная связь.

Образ мыслей семьи – это совокупность ценностей, норм, установок в сфере семейной жизни.

Для современной семьи характерна ориентация на личностные, а не на статусные характеристики индивидов в ситуации брачного выбора. Изменяются отношения и родителей с детьми.

Во-первых, традиционные нормы и ценности становятся менее значимыми по сравнению с нормами и образцами поведения, устанавливаемыми в процессе межличностного общения в определенных семьях, различающихся по уровню образования, культурного развития, месту жительства (сельская местность, небольшой город, средний город, мегагород).

Во-вторых, происходят изменения структуры лидерства в семье и характера отношений между супругами и между родителями и детьми, изменения, ведущие к демократизации этих отношений.

Наконец, основой современного брака становятся не экономические или статусные, а эмоциональные и интеллектуальные стороны межличностных отношений. В социологических исследованиях данная категория рассматривается с точки зрения степени удовлетворенности супругов своей жизнью.

Успешность брачно-семейных отношений – это категория, характеризующая качество семейной деятельности и отношений супругов в семье. Она может включать в себя следующие компоненты:

- характер и степень выполнения социальных функций;

- характер и выполнение индивидуальных функций;

- степень удовлетворенности супругов отношениями между ними;

- степень стабильности брака;

- степень и характер влияния семьи на развитие личности каждого из взрослых ее членов.

Этапы жизненного цикла семьи – эта категория характеризует динамику изменений, которые происходят в семье от ее формирования до распада.

Семья проходит ряд этапов, последовательность которых складывается в семейный цикл, или жизненный цикл семьи. Обычно выделяют следующие фазы этого цикла:

- образование семьи – начинается от заключения брака;

- начало деторождения – от рождение первого ребенка;

- окончание деторождения – от рождение последнего ребенка;

- «пустое гнездо». Эта фаза берет начало от вступления в брак и выделения из семьи последнего ребенка;

- прекращение существования – смерть одного из супругов.

Современная семья характеризуется следующими особенностями.

Во-первых, она является нуклеарной, т. е. ее образует только семейное ядро: жена, муж, дети. Другие родственники, например, родители супругов, входившие ранее в состав расширенной семьи, в нуклеарную семью не входят. Такая семья – превалирующая форма современной семейной жизни. 87 % населения развитых стран живет сегодня в нуклеарных семьях.

Расширенная семья (семья с родственниками, состоящая из нескольких поколений) может существовать в следующих формах:

- патрилокальная (молодые живут в семье мужа);

- матрилокальная (молодые живут в семье жены);

- неолокальная (молодые живут отдельно).

Во-вторых, современная семья является эгалитарной. Основу такой семьи составляет равноправный добровольный, свободный от принуждения, материальных расчетов, вмешательства или давления третьих лиц союз женщины и мужчины. В такой семье не ущемляются права и достоинство мужчины и женщины, обеспечивающие каждому из них равные возможности профессионального, интеллектуального и духовного роста.

В-третьих, семья сегодня является экзогамной (т. е. подчиняется запрету на браки близких родственников). Кроме того, люди современного общества продолжают более или менее придерживаться и норм эндогамии, которые ограничивают возможности их выбора. Такие факторы, как вероисповедание, расовая принадлежность, социальный класс и уровень образования определяют группу, внутри которой индивид предпочитает искать спутника жизни.

В-четвертых, современная семья является «симметричной» (работают муж и жена), характеризуется высокой степенью гибкости семейных ролей, что, в свою очередь, дает высокую адаптацию в условиях быстрых изменений в обществе. Жесткое разделение ролей по гендерному признаку уходит в прошлое. Оба супруга теперь выполняют и лидерские функции, и функции ведомых в зависимости от ситуации и компетенции в том или ином вопросе. Симметричное строение более характерно для семей образованных людей в обществе с высоким уровнем социально-экономического развития. «Несимметричность» отношений (например, карьера мужа имеет более важное значение, чем карьера жены) характерна для семей, состоящих из менее образованных супругов и в менее развитых обществах.

Семейно-брачные отношения очень чутки к изменениям в экономике, политике и в социальной сфере общества. Отсюда те тренды, которым подвержена современная семья, и проблемы, ими вызываемые. Какие это проблемы?

Более позднее формирование социальной готовности к созданию семьи. Чем это вызвано? Одним из факторов является то, что необходимо больше времени для завершения образования (в связи с увеличением объема необходимых знаний). Другим фактором выступает желание сначала сделать карьеру, чтобы экономически обеспечить создаваемую семью.

Увеличение количества разводов. О том, что эта проблема семьи является достаточно острой, говорят следующие факты. За последние тридцать лет количество разводов в России возросло в шесть раз, ежегодно распадается каждый третий брак. Эта проблема характерна не только для нашей страны, но и для всех развитых стран. Социологические исследования показывают, что в основе этой проблемы лежат экономические причины. Дело в том, что достигнутый уровень развития производительных сил, образования позволяет женщине самостоятельно (в одиночку) содержать семью, т. е. кормить и воспитывать детей.

Современная научно-технологическая революция превратила брак из экономического института в морально-правовой. В то же время в такой среднеразвитой стране, как Россия, несимметричность семейных отношений еще имеет место за счет того, что мужские семейные обязанности (добывать пищу, строить жилье, заготавливать дрова и т. д.) ушли в небытие, а женские (приготовление еды, содержание дома, мужа и детей) остались. Ситуация, когда муж не принимает участия в домашних делах, зачастую приводит к разводу. Из десяти случаев разводов в семи из них инициатором выступает женщина.

Каковы последствия увеличивающегося числа разводов? Более всего от них страдают дети. Ежегодно в нашей стране свыше 700 тыс. детей остаются в неполной семье. При этом они получают и неполное воспитание, т. е. недополучают родительского внимания, любви, тепла. Это, в свою очередь, ведет к детским правонарушениям. Так, 90 % рецидивистов начали свою преступную деятельность с детских лет, а многие из них выросли в неполных семьях.

3. Уменьшение количества детей в семье. В настоящее время у нас в стране около 90 % семей имеют 1–2 детей, причем 58 % семей имеют одного ребенка. А демографическая статистика утверждает, что для хотя бы небольшого прироста населения необходимо, чтобы в семье было 2–3 ребенка.

Существуют объективные и субъективные факторы, которые связаны с этой проблемой семьи.

Социальное обеспечение. Ранее большое количество детей требовалось для того, чтобы они смогли впоследствии содержать своих родителей. Ныне пенсионное обеспечение, медицинское обслуживание, различные социальные льготы, прижизненные накопления дают возможность пожилым людям не прибегать к помощи детей.

Медицинское обеспечение. Ранее слабое развитие медобслужива-ния в России приводило к тому, что почти половина родившихся детей умирала, не достигнув возраста активных работников. Поэтому рождаемость держалась на высоком уровне. В настоящее время положение изменилось. Современная медицина в состоянии поставить на ноги почти любого ребенка.

Отягощенная наследственность. Угроза здоровью ребенка исходит, как показывает медицинская статистика, в основном из двух источников: от так называемого слабоумия (например, олигофрении) и алкоголизма родителей. Согласно официальным данным, доля новорожденных, у которых фиксируются признаки поражения олигофренией, достигает 12 %, в тяжелой форме болезнь поражает 33,5 % детей. При этом, как показало выборочное обследование в одном из регионов России, пьянство родителей является причиной более 80 % всех случаев этого недуга.

Изменение мотивации брака. Исследования мотивов вступления в брак показали, что любовь, как правило, является главным фактором выбора будущего супруга. Однако значительная часть браков, в которых главным мотивом является любовь, оценивается опрошенными как неудачные. Следовательно, приходится констатировать отсутствие жесткой взаимосвязи между основным мотивом брака и прочностью брачного союза. В качестве причин этого можно назвать следующие:

- сложность самого феномена любви, включающего такие характеристики, как постоянство, глубина, прочность, которые непосредственно зависят, во-первых, от господствующих в обществе нравственных и эстетических ценностей и, во-вторых, от интерпретации указанных ценностей на индивидуальном уровне;

- ожидание романтической любви, которое в браке разбивается о реальность жизни. Повышая ожидания, связанные с браком, а вместе с ними и требования к избраннику, любовь тем самым увеличивает опасность разочарования и в том и другом, а следовательно, нередко создает психологические конфликты, способные вызвать и негативное отношение к данному конкретному браку по любви;

- сплочение семьи на базе антисоциальных по своей сути интересов (например, индивидуалистических, эгоистических и т. п.). Налицо противоречивость некоторых социальных требований и семейных норм (продолжительность рабочего дня, размер зарплаты и др.). Это связано с необходимостью ускоренного развития современного общества и приводит в конечном счете к росту изоляции семьи как социального института и ослаблению семейных связей;

- большое различие между вступающими в брак по уровню интеллекта, образования, общей культуры.

Кроме того, каждое конкретное общество, страна имеет свои особенные, национальные семейные проблемы. Имеет их и Россия. По результатам опроса НИИ семьи Министерства социальной защиты РФ, основными проблемами российских семей являются:

- сложное материальное положение, особенно молодых семей и семей пенсионеров;

- жилищная проблема;

- проблемы внутрисемейных отношений, обостряющиеся на почве пьянства одного из супругов, безработицы, адюльтера.

В последние десятилетия в развитии института семьи появились новые тенденции, что, в свою очередь, вызвало новые подходы к ее изучению. Об этом обычно судят на основании динамики демографических показателей – общего снижения рождаемости, увеличения удельного веса разводов и неполных семей, уменьшения числа детей в семьях и их нуклеаризации (о чем шла речь выше). Феномен, который сложнее зафиксировать, опираясь на данные статистики, – это повсеместно происходящий процесс размывания поведенческих норм в сфере брака и семьи и представлений о содержании семейных ролей.

Одна из таких тенденций – тренд к детоцентристскому типу семьи. Для него характерно возвышение роли частной жизни, чувственной стороны брака и интимности. Более или менее равноправные отношения между мужем и женой привели к осознанию необходимости планировать время рождения детей и их количество. В силу этого ограничивается репродуктивный период непродолжительным временем (в пределах 5-10 лет) и рождением одного-двух детей. Желанный ребенок превращается в объект родительской любви и стойкой привязанности. Детоцентристская семья по природе малодетна.

В нашей стране поведение родителей, мотивированное интимно-эмоциональной привязанностью к детям, получило массовое распространение со второй половины XX столетия. Даже в деревенских семьях, где в недавнем прошлом детям не уделялось особого внимания, с 60-х гг. XX в. многие родители, в том числе и те, кто сам окончил лишь начальную школу, мечтают дать своим детям максимальные возможности для образования. Дети, судя по высказываниям большинства опрошенных сельских жителей, – главный смысл семьи. В детоцентристской семье, как показывают социологические исследования, сколь бы скромным ни был ее бюджет, изыскиваются средства на покупку одежды детям, посещение ими развивающих кружков и школ, театров, концертов и т. п. Многие родители стремятся дать им образование и специальность.

Стремление заботиться о материальной и духовной стороне жизни своих детей – явление положительное. Однако гипертрофированное чувство долга, дополненное отходом от аскетической традиции, подчас приводит к противоположным результатам. Вредит как избыток нежности, так и излишняя авторитарность. Нередко родители не общаются с ребенком на равных. Они навязывают ему свое мнение, не позволяя ребенку проявить самостоятельность.

Появление детоцентристского типа семьи предопределило новую семейную стратегию – адаптацию (психологическую совместимость) супругов. Совместное проживание мужа и жены в условиях отсутствия ожиданий и однозначно закрепленных ролей требует адаптации их индивидуальных планов и поведенческих стереотипов относительно друг друга. Иначе говоря, должен возникнуть ряд тесно связанных между собой приспособительных отношений, каждое из которых в большей или меньшей степени оказывает воздействие на стабильность семьи. И действительно, судя по эмпирическим материалам (опросы, проведенные С. И. Голодом[11]), существует семь адаптационных ниш: духовная, психологическая, сексуальная, информационная, родственная, культурная и бытовая. Эти ниши имеют подвижную иерархизированную структуру, а сдвиги в ней предопределяются стадией развития той или иной семьи.

В последнее время наблюдается зарождение еще одного типа моногамии – супружеская семья. В такого рода семье взаимоотношения определяется не родством (как в патриархальной) и не родительст-вом (как в детоцентристской), а в большей степени отношениями между мужем и женой, т. е. родители в такой семье отказываются полностью подчинять собственные интересы интересам детей. Часть социологов считают, что такая семья определяет лицо современной цивилизации.

Супружеская семья – исторически наименее стереотипизирован-ное образование. Если иметь в виду зрелую ее стадию, то здесь открываются уникальные возможности для отхода от господства зависимых отношений и раскрытия деятельной палитры по всем структурным составляющим семейных отношений: муж – жена, родители – дети, супруги – родственники, дети – прародители. Иными словами, в границах одного семейного типа возникают разнообразные и богатые отношения между полами и между поколениями, возможности самореализации для всех.

Супружество – это личностное взаимодействие мужа и жены, регулируемое моральными принципами и поддерживаемое имманентными ему ценностями.

Отсюда следует его институциональный характер, симметричность прав и ответственности обоих супругов. Это, кстати, и указывает на исторически недавнее происхождение данного феномена.

В самом деле, принципы, лежащие в основе супружества в современном его понимании, могли практически реализовываться лишь в результате социальных сдвигов, сопровождающихся индивидуализацией мужчин (расширение избирательности, внутренней ответственности, усиление самоконтроля) и распространением обозначенных качеств на женщин, что было бы невозможно без их экономической и гражданской эмансипации.

За последние десятилетия возникало несколько различных альтернатив семейной жизни.

Так, например, в Швеции с 1988 г. наряду с гражданским и церковным браком узаконена форма брачных отношений, называемая «самбо», – именно ее чаще предпочитают шведы и шведки традиционной семье. Самбо не влечет за собой никаких юридических обязательств супругов, предполагает раздельное владение имуществом, сбережениями, заработками, свободу взаимоотношений и выхода из брака. Закон только обязывает супругов, заключивших самбо, заботиться о совместных детях.

В Швеции есть и такая форма полубрачных отношений, как «сербо», предполагающая, что супруги могут навещать друг друга по определенным дням. Различные формы брака могут скрепляться специальным контрактом.

Совместная жизнь без вступления в брак. В России такая форма семьи получила название «гражданский брак». Напомним, что под гражданским браком, в отличие от брака, освященного церковью (церковного брака), со времени Великой французской революции понимались брачные отношения, утвержденные государством (брак, заключенный в мэрии). Более того, церковь, да и государство, долгое время не признавали законность того, что сегодня в России понимают под гражданским браком. По римскому праву, например, не зарегест-рированное длительное сожительство мужчины и женщины (конкубинат) допускалось, но дети от этого сожительства считались незаконнорожденными. За последние годы значительно увеличилось число гетеросексуальных пар, живущих вместе, но не вступающих в брак. Так, в США, с 1970 по 1981 г. их число выросло с 523 тыс. до 1 млн 808 тыс. чел., т. е. увеличивалась на 246 %. Большинство таких пар не имеет детей. Однако они бросают вызов монополии семьи на регулирование интимных связей между взрослыми людьми. Особое внимание вызывает юридический аспект этих связей, поскольку нет закона, контролирующего поведение партнеров. Ясно, что партнеры и их дети имеют меньше юридических прав в случае разрыва, чем супружеские пары.

Коммуны. Это форма расширенной семьи. Члены коммун полагают, что они уходят от узости, одиночества, материализма и лицемерия общества и его семейной основы. Нормы отношений между членами в коммунах разные. Во многих главной задачей считается воспитание детей, при этом каждый из родителей отвечает за всех детей. Однако проблемы все равно возникают. Выявлена нестабильность коммун, хотя некоторые существуют годы. Трудно координировать повседневную жизнь, избежать ревности и конфликтов. Есть проблемы работы и лидерства. Большинство коммун (например, в США их 3000) – сельскохозяйственные и воспроизводят патриархальность. Много проблем возникает в коммунах и с сексуальной свободой.

Растет число так называемых пробных браков, суть которых заключается во временном сожительстве партнеров. Когда они решают иметь детей, оформляется законный брак. Маргарет Мид назвала эту форму «двухшаговый брак».

Отмеченная тенденция разделения институтов брака и семьи, давно наблюдаемая на Западе, ныне характерна и для России. В то же время необходимо подчеркнуть, что в нынешних российских условиях роль института брака возрастает прежде всего в регулировании отношений собственности.

Все отмеченные тенденции не могут не вести к многообразию семейных форм. Сегодня, очевидно, более уместно говорить не о «семье», в определение которой уже трудно даже в рамках конкретной культуры вложить всевозможные вариации, а о различных формах семьи. Ответить на вопрос, что такое семья, можно либо сузив объем понятия, как предлагают некоторые западные ученые (например, считать семьей лишь такие общности, где есть зависимые члены – несовершеннолетние, инвалиды или пожилые), либо выделив различные типы семей как особого рода малые группы. Последнее важно при проведении эмпирических исследований.

Одни социологи считают, что семья достигла состояния глубокого кризиса и этот процесс необратим. Другие полагают, что семья скорее находится в процессе трансформации, чем в упадке. Следует помнить, что семья как социальный институт прошла длительный путь развития и адаптации к самым различным условиям существования, отличается гибкостью и устойчивостью. Предсказания ее гибели отражают скорее тревогу исследователей, а не реальную ситуацию. В конце концов, признаков полного уничтожения семьи не наблюдается.

История развития семьи сопровождается постепенной утратой ее функций. Так, монополия семьи на регулирование интимных отношений взрослых, деторождение и уход за маленькими детьми сохранится и в будущем. Однако произойдет частичный распад даже этих сравнительно устойчивых функций. Функция воспроизведения, присущая семье, будет осуществляться и незамужними женщинами. Функция социализации исполняется не только семьей, но и другими институтами (дошкольными учреждениями, школами). Дружеское расположение и эмоциональную поддержку можно обрести не только в семье. Таким образом, семья займет свое место среди других социальных структур, управляющих воспроизводством, социализацией и регулированием интимных взаимоотношений. Но, безусловно, она не исчезнет из современного общества.

 

 

Рабство

Рабство — экономическая, социальная и юридическая форма закрепощения людей, граничащая с полным бесправием и крайней степенью неравенства.

Рабство исторически эволюционировало. Различают две его формы: патриархальное и классическое. На зрелой стадии рабство превращается в рабовладение. Когда говорят о рабстве как историческом типе стратификации, подразумевают его высшую стадию. Рабовладение — единственная в истории форма социальных отношений, когда один человек выступает собственностью другого и когда низший слой лишен всяких прав и свобод.

Касты

Кастовый строй не такой древний, как рабовладельческий, и менее распространенный. Если через рабство прошли практически все страны, разумеется, в разной степени, то касты обнаружены только в Индии и отчасти в Африке. Индия — классический пример кастового общества. Оно возникло на развалинах рабовладельческого в первые века новой эры.

Кастой называют социальную группу (страту), членством в которой человек обязан исключительно своим рождением. Человек не может перейти из своей касты в другую при жизни. Для этого ему надо родиться еще раз. Кастовое положение закреплено индусской религией (понятно теперь, почему касты мало распространены). Согласно ее канонам люди проживают больше чем одну жизнь. Каждый человек попадает в соответствующую касту в зависимости от того, каким было его поведение в предшествующей жизни. Если плохим, то после очередного рождения он должен попасть в низшую касту и наоборот.

В Индии 4 основные касты: брахманы (священники), кшатрии (воины), вайшии (купцы), шудры (рабочие и крестьяне). При этом существует около 5 тысяч неосновных каст и полукаст. Особо стоят неприкасаемые. Они не входят ни в какую касту и занимают самую низшую позицию.

В ходе индустриализации касты заменяются классами. Индийский город все больше становится классовым, а деревня, в которой проживает 7/10 населения, остается кастовой.

Сословия предшествуют классам и характеризуют феодальные общества, которые существовали в Европе с IV по ХIV в.

Сословия

Сословиесоциальная группа, обладающая закрепленными обычаем или юридическим законом и передаваемыми по наследству правами и обязанностями.

Для сословной системы, включающей несколько страт, характерна иерархия, выраженная в неравенстве положения и привилегий. Классическим образцом сословной организации была Европа, где на рубеже XIV-XV вв. структура общества делилось на высшие сословия (дворянство и духовенство) и непривилегированное третье сословие (ремесленники, купцы, крестьяне). В X-XIII вв. главных сословий было три: духовенство, дворянство и крестьянство.

В России со второй половины ХVII в. утвердилось сословное деление на дворянство, духовенство, купечество, крестьянство и мещанство (средние городские слои). Сословия основывались на земельной собственности.

Права и обязанности каждого сословия определялись юридическим законом и освящались религиозной доктриной. Членство в сословии передавалось по наследству. Социальные барьеры между сословиями были достаточно жесткими, поэтому социальная мобильность существовала не столько между, сколько внутри сословий.

Каждое сословие включало множество слоев, рангов, уровней, профессий, чинов. Так, государственной службой могли заниматься лишь дворяне. Аристократия считалась воинским сословием (рыцарство).

Чем выше в общественной иерархии стояло сословие, тем выше был его статус. В противоположность кастам межсословные браки вполне допускались. Иногда допускалась индивидуальная мобильность. Простой человек мог стать рыцарем, купив у правителя специальное разрешение. Но термин «сословие» со временем заменяют на новое понятие «класс», выражающее социально-экономическое положение людей, способных изменить свой статус.

Класс

Класс понимают в двух смыслах: широком и узком.

В широком значении под классом понимают большую социальную группу людей, владеющих либо не владеющих средствами производства, занимающую определенное место в системе общественного разделения труда и характеризующуюся специфическим способом получения дохода.

Поскольку частная собственность возникает в период зарождения государства, считается, что уже на Древнем Востоке и в античной Греции существовали два противоположных класса: рабов и рабовладельцев. Феодализм и капитализм не являются исключением. И здесь существовали антагонистические классы: эксплуататоров и эксплуатируемых. Такова точка зрения К. Маркса, которой придерживаются и сегодня. Другое дело, что с вызреванием, усложнением многогранности социального организма возникла необходимость вычленения в обществе не одного-двух классов, а множества социальных слоев, называемых на Западе стратами. И соответственно расслоение общества — его стратификацией (появлением множества элементов в структуре общества).

Социальная стратификация.

Термин «стратификация» происходит от латинского stratum — слой. Таким образом, в этимологии слова заложена задача не просто выявить групповое многообразие, а определить вертикальную последовательность положения социальных слоев, пластов в обществе, их иерархию. У различных авторов понятие «страта» нередко подменяется иными ключевыми словами: «класс», «сословие». Употребляя ниже все эти термины, мы будем вкладывать в них единое содержание и понимать под стратой большую группу людей, отличающуюся по своему положению в социальной иерархии общества.

Социологи едины во мнении, что основа стратификационной структуры (социальной структуры общества) — естественное и социальное неравенство людей. Однако способы организации неравенства различны. Каковы те основания, которые определяли бы облик вертикального строения общества?

К. Маркс ввел единственное основание вертикального рассмотрения структуры общества — обладание собственностью. Поэтому его социальная структура общества сводилась фактически к двум уровням: класс собственников (рабовладельцы, феодалы, буржуазия) и класс, лишенный собственности на средства производства (рабы, пролетарии) или имеющий весьма ограниченные права на собственность (крестьяне). Попытки представить интеллигенцию, некоторые другие социальные группы в качестве промежуточных слоев оставляли впечатление непродуманности общей схемы социальной иерархии населения. Узость такого подхода стала очевидной уже в конце XIX столетия.

Вот почему М. Вебер расширяет число критериев, определяющих принадлежность к той или иной страте. Кроме экономического (отношение к собственности и уровень доходов) он вводит такие критерии, как социальный престиж и принадлежность к определенным политическим кругам (партиям). Под престижем понималось обретение индивидом от рождения или благодаря личным качествам такого социального статуса, который позволял ему занять определенное место в социальной иерархии.

Роль статуса в иерархической структуре общества определяется такой важной особенностью социальной жизни, как ее нормативно-ценностное регулирование. Благодаря последнему на верхние этажи социальной лестницы всегда поднимаются лишь те, чей статус соответствует укоренившимся в массовом сознании представлениям о значимости его титула, профессии, а также функционирующим в обществе нормам и законам.

Итак, общество воспроизводит, организует неравенство по нескольким основаниям: по уровню богатства и дохода, по уровню социального престижа, по уровню обладания политической властью, по уровню образования, а также по некоторым другим. Можно, видимо, утверждать, что эти виды иерархии значимы для общества, так как позволяют регулировать воспроизводство социальных связей, а также направлять личные устремления, амбиции людей на приобретение значимых для общества статусов.

Каковы механизмы, поддерживающие иерархическую структуру общества? Для поддержания социальной иерархии в обществе первоначально было найдено простое решение: рожденный в семье раба должен остаться рабом, в семье дворянина — представителем высшего класса. Вся система социальных статусов (право, армия, суд и церковь) следили за соблюдением правил сословной организации иерархической структуры общества.

Устойчивость такой иерархической системы могла поддерживаться только силой: либо силой оружия, обладание которым было исключительным правом высших слоев; либо силой религии, имевшей исключительные возможности воздействия на умы людей; либо силой соответствующих законов, норм, обычаев, на соблюдение которых была нацелена вся мощь государственного аппарата.

Иерархическая система современного общества лишена указанной жесткости. Формально все граждане имеют равные права, в том числе и право занимать любое место в социальном пространстве, подниматься на высшие этажи социальной лестницы или находиться в низших эшелонах. Резко возросшая социальная мобильность, тем не менее, не привела к размыванию иерархической системы. Общество по-прежнему поддерживает и охраняет свою иерархию (структуру).

Было замечено, что профиль вертикального среза общества не является постоянным. К. Маркс в свое время предположил, что его конфигурация будет постепенно меняться за счет концентрации богатства в руках немногих и значительного обнищания основной массы населения. Результатом этой тенденции станет возникновение серьезного напряжения между верхними и нижними слоями социальной иерархии, которое неизбежно выльется в борьбу за перераспределение национального дохода.

П. Сорокин, отвергая тезис К. Маркса об абсолютном обнищании масс при капитализме, тем не менее, был также склонен считать, что верхняя часть социальной пирамиды имеет тенденцию к возвышению над остальной частью. Но этот рост богатства и власти не беспределен. По его мнению, существует точка насыщения, дальше которой общество не может двигаться без риска крупной катастрофы. По мере приближения к этой точке в обществе начинаются процессы сдерживания пагубной тенденции: либо проводятся реформы по перераспределению богатства через систему налогообложения, либо начинаются глубинные революционные процессы, в которые вовлекаются широкие социальные слои.

Стабильность общества связана с профилем социальной стратификации (структурой общества). Чрезмерное вытягивание последнего чревато серьезными социальными катаклизмами, восстаниями, бунтами, несущими хаос, насилие, тормозящими развитие общества, ставящими его на грань развала. Утолщение профиля стратификации прежде всего за счет усечения верхушки конуса — явление, повторяющееся в истории всех обществ. Важно, чтобы оно осуществлялось не за счет неконтролируемых стихийных процессов, а путем сознательно проводимой государственной политики.

Описываемый процесс имеет и оборотную сторону, подмеченную П. Сорокиным. Уплотнение профиля стратификации не должно быть чрезмерным, низводящим на нет сам принцип социальной иерархии. Неравенство — не только объективная данность социальной жизни, но и важный источник социального развития. Уравнение в доходах, в отношениях к собственности, власти лишает индивидов важного внутреннего стимула к действию, самореализации, самоутверждению, а общество — единственного энергетического источника развития.

Плодотворной представляется идея, высказанная еще Г. Зиммелем о том, что стабильность иерархической структуры общества зависит от удельного веса и роли среднего слоя, или класса. Занимая промежуточное положение, средний класс выполняет своеобразную связующую роль между двумя полюсами социальной иерархии, снижая их противостояние. Чем больше количественно средний класс, тем больше у него шансов влиять на политику государства, на процесс формирования фундаментальных ценностей общества, мировоззрение граждан, избегая при этом крайностей, присущих противоположным силам.

Наличие мощного среднего пласта в социальной иерархии многих современных стран позволяет им сохранять устойчивость, несмотря на эпизодическое нарастание напряженности среди беднейших слоев. Эта напряженность гасится не столько силой репрессивного аппарата, сколько нейтральной позицией большинства, в целом удовлетворенного своим положением, уверенного в будущем, чувствующего свою силу и авторитет. Во всех развитых странах, несмотря на их культурные и географические различия, доля среднего класса примерно одинаковая 55-60%. На социальной лестнице он размещается между элитой (верхами) и рабочими либо социальными низами. Увеличение его роли в обществе объясняется вполне объективными причинами. В развитых странах в XX в. происходит сокращение ручного труда и расширение умственного как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Следовательно, сокращается численность рабочих и крестьян, последние составляют в США лишь 5%. Но это не традиционные крестьяне, а независимые и зажиточные фермеры. Список новых профессий обогащается не за счет малоквалифицированных, как прежде, а за счет высококвалифицированных, наукоемких специальностей, связанных с прогрессивными технологиями. Их представители автоматически попадают в средний класс. С 1950 по 2000 г. доход американской семьи удвоился. Возросла покупательская способность населения, меньше надо работать, чтобы купить то же самое. Расширился досуг, больше времени остается на развлечения, туризм, увеселения. Трудовое общество уходит в прошлое, ему на смену идет общество досуга.

Средний класс играет в обществе особую роль, образно ее можно уподобить функции позвоночника в человеческом организме, благодаря которому он сохраняет равновесие и устойчивость. В средний класс входят, как правило, те, кто имеет экономическую независимость (т. е. является собственником предприятия) или ярко выраженную профессиональную ориентацию. А это как раз те функции, которые обществом не только высоко ценятся, но и высоко вознаграждаются. Ученые, священники, врачи, адвокаты, средние менеджеры, банкиры и предприниматели составляют социальный стержень общества. Там, где нет среднего класса или он еще не сформировался, общество нестабильно.

Т. И. Заславская выделяет четыре основных признака среднего класса:

совокупность социальных групп, занимающих промежуточное положение в социальной структуре общества и выполняющая роль посредника между верхами и низами;

экономически независимая часть общества, уверенная в будущем и заинтересованная в сохранении социального порядка и стабильности общества;

наиболее квалифицированные, социально активные граждане, способствующие прогрессивному развитию общества;

основные носители общественных интересов, национальной культуры, составляющие большинство населения и распространяющие образы собственной культуры на другие социальные слои.

Все перечисленные признаки (и другие) делают средний класс в определенной степени самодостаточной и относительно независимой частью населения.

Социальная мобильность.

Мобильность (фр. mobile) — подвижность. Нас интересует социальная (общественная) мобильностьпроцесс изменения субъектом общественной жизни своего социального статуса, продвижение его по карьерной лестнице.

Термин «социальная мобильность» введен в социологию
П. А. Сорокиным, который рассматривал социальную мобильность как любое изменение социального положения. В современной социологии теория социальной мобильности широко применяется для исследования социальной структуры общества.

Различают следующие виды социальной мобильности:

вертикальная восходящая и нисходящая (индивид занимает более высокую должность, значительно улучшает свое материальное положение, побеждает на выборах и т. д. или теряет престижную работу, его фирма банкротится и пр.);

горизонтальная -перемещение индивида или группы в пределах одного социального слоя;

Межпоколенная мобильность предполагает повышение или понижение социального статуса детей по отношению к положению, занимаемому их родителями. Раньше не во всех обществах это было возможно. Межпоколенная мобильность относится к долговременным социальным процессам.

Внутрипоколенная социальная мобильность предполагает изменение статуса самого индивида в течение своей жизни. При этом не затрагивается положение его родителей. Этот процесс называется также карьерой (специалист повышает квалификацию, переходит на новую, более престижную должность). Иногда этот процесс сопровождается сменой сферы труда с физической на интеллектуальную.

Изучая структуру социальной мобильности, исследователи пришли к выводу, что на нее оказывают влияние такие факторы, как пол человека, возраст, плотность населения, уровень рождаемости в том или ином регионе. Более мобильными являются молодежь и мужчины;

групповая — целые социальные группы, социальные слои и классы меняют свое социальное положение в социальной структуре. Например, бывшие крестьяне переходят в категорию наемных рабочих; шахтеры ликвидированных из-за нерентабельности шахт становятся работниками других сфер;

индивидуальная -отдельный индивид перемещается в социальном пространстве в том или ином направлении.

В современном развивающемся обществе перемещения по вертикали носят не групповой, а индивидуальный характер. Поднимаются определенные личности, способные преодолеть притяжение своей социокультурной среды. Это не просто, хотя и рабочий может в принципе подняться до министра (особо показателен опыт СССР: М.С. Горбачев, Б.Н. Ельцин, В.В. Путин).

Вряд ли есть такое общество, страты которого не пропускали бы в себя отдельные единицы. В современном обществе передвижение по вертикали возможно. Однако этот переход всегда сложен! Если бы мобильность была свободной, то в обществе не было бы социальных страт, считал П. А. Сорокин. Оно напоминало бы здание без потолка и стен.

Вместе с тем все общества стратифицированы. В них есть определенное «сито» просеивающее индивидов и позволяющее некоторым подняться вверх, оставляя других в нижних слоях. Роль сита выполняют социальные институты, регулирующие движение по вертикали, и своеобразие культуры, образа жизни каждого слоя, проверяющие каждого выдвиженца на прочность, на соответствие нормам той страты, в которую он перемещается.

Так, система образования обеспечивает не только первичную социализацию личности, но и выполняет роль своеобразного лифта, который позволяет наиболее способным подняться вверх.

Политические партии формируют политическую элиту, институт собственности укрепляет класс собственников, институт брака позволяет подняться даже при отсутствии интеллектуальных способностей. Однако мало подняться. Надо закрепиться в страте т. е. принять ее образ жизни и вписаться в ее социокультурную среду, принять нормы, принципы.

Этот процесс труден, болезнен, так как требует большого психического напряжения и часто чреват нервными срывами. Человек может навсегда остаться изгоем там, куда стремится или попал волею судьбы.

Если социальные институты — «социальные лифты», то социокультурная оболочка, обволакивающая каждую страту, выполняет роль фильтра, осуществляющего своеобразный контроль. Фильтр может не пропустить индивида, стремящегося наверх, и тогда вырвавшийся из низов будет обречен быть изгоем. Поднявшись на более высокую ступень, он останется за дверью, ведущей в саму страту, что чревато нервно-психическими срывами.

Аналогичная картина может сложиться и при движении вниз. Утратив право, обеспеченное капиталом, жить в верхних слоях, человек не способен открыть дверь в другую страту с другой социокультурой и отсюда — конфликт.


Маргинальность

Нахождение человека как бы между двумя структурами называется в социологии маргинальностью .

Маргинал — это индивид, утративший свой прежний социальный статус и оказавшийся не способным адаптироваться к новой социокультурной среде.

Адаптация к новым условиям нередко сопряжена с радикальной перестройкой жизненных ориентаций. Кроме того, сама новая социальная среда имеет своего рода фильтры, осуществляющие отбор своих и отторжение чужих. Бывает так, что человек, потеряв свою социокультурную среду, не может адаптироваться в новой среде. Тогда он как бы застревает между двумя социальными слоями, между двумя культурами. Например, разбогатевший бывший мелкий предприниматель пытается попасть в более высокие слои общества. Он как бы выходит из своей старой среды, но и для новой социальной среды он чужой — «мещанин во дворянстве». Другой пример: бывший научный работник, вынужденный зарабатывать на жизнь извозом или мелким предпринимательством, тяготится своим новым положением; для него новая среда — чужая. Нередко он становится объектом насмешек и унижения со стороны менее образованных, но более приспособленных к условиям своей среды «коллег по цеху».

Маргинальность — понятие социально-психологическое. Это не только определенное промежуточное положение индивида в социальной структуре, но и его собственное самовосприятие, самоощущение. Если бомж чувствует себя комфортно в своей социальной среде, то он не является маргиналом. Маргинал тот, кто считает, что его нынешнее положение является временным или случайным. Особенно тяжело переживают свою маргинальность люди, вынужденные сменить вид деятельности, профессию, социокультурную среду, место жительства и др., например, беженцы.

Необходимо различать маргинальность как составную часть естественной социальной мобильности и вынужденную маргинальность, возникшую в кризисном обществе, которая становится трагедией для больших социальных групп. Естественная маргинальность не носит массового и долговременного характера и не представляет угрозы для стабильного развития общества. Вынужденная массовая маргинальность, принимающая затяжной долговременный характер, свидетельствует о кризисном состоянии общества.

Тема 7. Социальная динамика

Социальная динамика – это теория прогресса. Понятие прогресса характерно только для человеческих обществ, составляет их специфику и позволяет отделить социологию от биологии. Прогресс здесь возможен благодаря тому, что, в отличие от обществ животных, одни поколения могут передавать другим накопленные материальные и духовные богатства. Вследствие неразличения общества и человечества и включения социологии в “позитивную теорию человеческой природы” теория прогресса Конта в основе своей является антропологической. Социальный прогресс в конечном счете проистекает из врожденного инстинкта, заставляющего человека “непрерывно улучшать во всех отношениях любое условие своего существования”, развивать “в целом свою физическую, моральную и интеллектуальную жизнь...”.

Конт оговаривается, что прогресс не равнозначен безграничному росту счастья и человеческого совершенства, отмечая, что последнее понятие лучше заменить понятием “развития”. Социальная динамика лишена оптимизма, так как она признает возможность и даже необходимость отклонений. В истории “органические” периоды чередуются с “критическими”, когда преемственность нарушается. И тем не менее, социальное развитие в целом у Конта изображается как совершенствование, улучшение, прогресс.

Конт постоянно подчеркивает непрерывный и преемственный характер прогресса. Подобно тому как социальная статика выявляет солидарность в пространстве, социальная динамика выявляет солидарность во времени. Социальная динамика рассматривает каждое последовательное состояние общества как результат предыдущего и необходимый источник будущего, так как, согласно аксиоме Лейбница, “настоящее беременно будущим” [там же, 336].

Следуя взглядам традиционалистов, Конт постоянно подчеркивает преемственность поколений и колоссальное влияние всех предыдущих поколений на последующее развитие. В “Позитивистском катехизисе” он утверждает: “Живые всегда, и все более и более, управляются умершими: таков фундаментальный закон человеческого порядках”. С этим утверждением перекликается его тезис о том, что человечество в гораздо большей степени состоит из мертвых, чем из живых, и социальная связь нарушается в случае “бунта живых против мертвых”.

Главный закон социального прогресса у Конта – это закон трех стадий. Все общества раньше или позже проходят в своем развитии теологическую, метафизическую и позитивную стадии.

В теологическую эпоху люди верят сначала в фетиши (фетишистский период); затем – в богов (период политеизма); наконец – в единого Бога (период монотеизма). Основным мирским занятием являются завоевательные войны. Соответственно, духовная власть принадлежит священникам, мирская – военным.

В метафизическую эпоху люди обладают правом свободной дискуссии и основываются только на индивидуальных оценках. Духовная власть, принадлежащая метафизикам и литераторам, поглощена мирской, принадлежащей законодателям и адвокатам. Значение военной деятельности сохраняется, но она становится преимущественно оборонительной.

Наконец, в позитивную эпоху духовное управление осуществляется “учеными”, мирское – “индустриалами”. Основным видом деятельности становится индустрия, которая носит мирный характер.

По Конту, позитивная стадия в развитии человечества должна была начаться сразу после Великой Французской революции, но Революция осуществила лишь разрушительную задачу и уклонилась от нормального пути. В известном смысле она еще продолжается. С духовной точки зрения позитивная стадия начинается с “Курса позитивной философии”. Сначала Конт избегал указания точной даты начала позитивной фазы в мирском, или политическом, аспекте. Но в “Системе позитивной политики” он ее указывает: это 1860 – 1865 гг.

Чтобы эволюция человечества пришла к Земле Обетованной (позитивному состоянию), необходимо осуществить два ряда реформ. Первые должны быть теоретическими; их цель – создать твердые и общепринятые мнения; их начало положено “Курсом”. Другие реформы – практические, политические. Они восстановят прекрасную социальную организацию средневековья; отделят духовную власть от мирской, доверив первую ученым, вторую – “индустриалам”, заменят равенство иерархией, а национальный суверенитет – всеобщим централизованным управлением компетентных людей.

Позитивный, высший этап у Конта констатируется и предсказывается как неизбежный, но дальнейшая его судьба характеризуется довольно туманно. Он считает, что пройдет “еще много веков, прежде чем подлинное Великое Существо (т. е. Человечество. – А. Г.) должно будет заняться своим собственным упадком...”. Таким образом, у Конта, как и у Маркса, находящийся впереди человечества золотой век, одновременно неизбежный и желанный, означает либо нечто смутное, либо конец истории, либо новый цикл развития, который начинается с новой “теологической” стадии.

Таким образом, от наблюдения реально существовавших и существующих этапов социальной эволюции Конт переходит к характеристике того, какой она необходимо будет и должна быть. Социальная динамика завершается пророчествами, практическими рекомендациями и утопическими проектами.

9. От науки – к утопическому проектированию

Подобно многим другим социальным мыслителям XIX в. Конт любил пророчествовать, и эта любовь естественным образом вытекала из фаталистской интерпретации социальных законов. Сегодня одни его предсказания выглядят наивными и смешными, другие – основательными и провидческими. Не подтвердилась основополагающая вера Конта в то, что разработанная им вплоть до ритуальных деталей Религия Человечества станет религией человечества. Социальный режим, который он одновременно предсказывает и предлагает – социократия, – основан на строгой иерархии, субординации, точном исполнении предписанных функций. Подобные общества, небольшие по размеру (будущие государства по размерам не должны превосходить Швейцарию или Бельгию) и подчиненные единой церкви или Великому Существу (человечеству), представляют собой нечто среднее между фаланстером Фурье и монастырем.

Не подтвердились такие предсказания Конта, как союз пролетариата и женщин, с одной стороны, и позитивизма – с другой; исчезновение средних классов; семейно-домашняя роль женщины и т. д.

Вместе с тем проблема единства человечества, которую так энергично выражал Конт, и сегодня, в эпоху политических, межнациональных и межконфессиональных распрей, остается в высшей степени актуальной. И хотя до общечеловеческого единства далеко, деятельность многочисленных всемирных и международных организаций свидетельствует о том, что мировое сообщество – не фикция. Конт был убежденным и активным сторонником мира, и межнационального, и межклассового. Наряду с Бернарденом де Сен-Пьером он первым отстаивал идею “европейского дома”; наряду с Сен-Симоном он был одним из провозвестников наступления эры индустриализма; он предсказывал процесс деколонизации и т. д.

Пророчества у Конта незаметно перерастали в утопическое проектирование, и сам он, осознавая его в качестве такового, применял слово “утопия” к своим проектам. С предложениями об их осуществлении он обращается по самым различным и порой неожиданным адресам: и к пролетариату, и к царю Николаю I, и к великому визирю Османской империи, стороннику европейской цивилизации Решид-паше, и к руководителям Ордена иезуитов. По-видимому, Конт считал утопии не только необходимыми для социальной практики (вследствие того, что они затрагивают не “ум”, а “сердце”), но и осуществимыми в действительности.

Конт вышел из сенсимонистской школы и в известном смысле оставался сенсимонистом всю жизнь. Многое сближало его с социалистами, последователями Сен-Симона: Б. П. Анфантеном, С.-А. Базаром и др. Однако были и существенные различия между контизмом, с одной стороны, и социализмом и коммунизмом – с другой. Сам Конт усиленно подчеркивал свое несогласие с этими учениями. Он был решительным противником обобществления собственности и политических революций. Главное преимущество позитивизма перед социализмом он видел в том, что позитивизм исходит из необходимости духовного, нравственного обновления общества, а социализм стремится “осуществить мирскую реорганизацию независимо от духовной, т. е. построить общественное здание без интеллектуальных и моральных оснований”. Несмотря на собственные, иногда весьма энергичные высказывания, принижающие роль индивида, его прав и свобод, Конт не согласен с коммунистами в их стремлении подавить всякую индивидуальность. Он также против других идей, отстаиваемых социалистами и коммунистами: идеи равенства, ликвидации иерархии, основанной на различиях в способностях, и замены их “инертной и безответственной коллективностью”; отмены права наследования; ликвидации брака и семьи, за что выступали сенсимонисты.

Несомненно, в социально-политических воззрениях и проектах Конта был значителен элемент авторитаризма и будущего тоталитаризма, в частности, отрицание гражданских свобод и прав личности, свободы мнений, принципа разделения властей, демократических институтов и т. д. Конт был сторонником активного вмешательства государства в экономику и другие стороны социальной и даже личной жизни. Подобно многим проектам социалистов, его “социократия” несомненно представляет собой прообраз тоталитарного режима.

Вместе с тем социология Конта, зачастую вопреки его собственным декларациям, в значительной мере проникнута духом либерализма. Это относится к той ее части, которая основана на “объективном” методе, ставит своей главной задачей познание естественных неизменных законов и последующую опору на них в социальной практике. Именно эта сторона контовской теоретической системы главным образом развивалась впоследствии в истории социологической мысли. Идея о том, что социальная реальность развивается по своим собственным законам, что она, как и природа, не поддается произвольному манипулированию и принуждению, и, следовательно, чтобы эффективно воздействовать на нее, необходимо подчиняться этим, предварительно изученным законам, опираться на них, – эта идея лежит в основе либерализма. Ведь, по словам одного из апостолов современного либерализма, нобелевского лауреата Ф. Хайека, главный тезис либерализма сводится к тому, что “при устройстве своих дел мы должны как можно больше использовать стихийные силы общества и как можно меньше прибегать к принуждению...”. Именно на этой основополагающей идее базируется “объективная” социология Конта.

Но на этой идее он не останавливается. В его “субъективной” социологии намерение использовать социальные законы и стихийные, самопроизвольно развивающиеся тенденции перерастает в намерение заменить эти законы и тенденции целенаправленной деятельностью, управлением, проектированием некой группы людей, понимающих и выражающих общественное благо. Естественные законы, будучи “познанными”, как бы перестают действовать и становятся управляемыми, а человек, “познавший” их, становится демиургом. “Субъективный” фактор выходит на первый план, подчинение законам сменяется безграничным произволом, а наука превращается в проектирование, причем ориентированное не на реальность, а на идеал. Так происходит у Конта превращение социологии из науки в утопию.

Социология для Конта была синтетическим мировоззрением, включавшим в себя, помимо науки, многие другие компоненты, в том числе утопическое проектирование. Вследствие этого слово “социология” на некоторое время было основательно дискредитировано. В середине и второй половине XIX в. многие социальные ученые воспринимали его как социальную утопию фанатичных позитивистов; его использование было тогда равнозначно использованию таких слов, как “позитивизм” или “социократия”. Для обозначения же своих исследований и собственно науки об обществе они предпочитали пользоваться другими терминами, в частности, более нейтральным термином “социальная наука”. Лишь впоследствии, прежде всего благодаря трудам Г. Спенсера, а затем и других ученых, слово “социология” было реабилитировано. Оно стало обозначать не только социальную доктрину Конта, но вообще науку о социальных явлениях, независимо от социальных идеалов исследователя. Одновременно его значение сузилось, так как из социологии исключали (или, во всяком случае, стремились исключать) ее вненаучные компоненты.



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Донецкий институт железнодорожного транспорта»

КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

«Социология»

специальность все специальности

квалификация (степень) специалист, бакалавр

форма обучения очная, заочная

 

Донецк – 2017



Дата: 2019-02-02, просмотров: 311.