Земля. Федерация Хранителей

Благовещенск.

3:47

 

Кэтрин крепко спала. Из-за жары и духоты в спальне, простынь сползла с неё на пол. Девушка перевернулась с живота на спину. Что-то побеспокоило её и она резко поднялась с кровати полностью проснувшись. На часах было почти четыре утра. Что заставило её пробудиться.

 

Звонок. Телефонный звонок. Пошарив рукой по тумбе, она нащупала холодный металл, крышки сотового. Мельком глянув на экран, не разобрала кто звонил ей и потянув пальцем по тачпаду приняла вызов, сразу приложив телефон к уху.

 

 —Масленникова, почему так долго брали трубку?

 —Вы время видели Георг Борисович?

 —Видел, Катя, но если ты не против хорошей и прибыльной работы, то прямо сейчас тебе нужно собирать чемодан, ты летишь в Каир! Я уж не знаю, чем ты руководствовалась когда давила на правительство, но они ответили утвердительно.

 —Георг Борисович, они пустят меня в Каир?

 —Катя! Они уже выслали за тобой транспорт!

 

Августа 2043 год.

Марс. Арес.

Пресс-центр.

11:20

 

Ирина согласовала с директором пресс-службы предвыборную акцию и заперлась в кладовке. Слишком много на неё навалилось в последнее время. В том ритме в котором она работала последние пару месяцев, доведут её только до гроба и она это понимала. Но слишком многое стояло на кону. Встреча с Нартовым пройдёт не по расписанию, да и к тому же, с другом она увидится прямо тут, в непринуждённой обстановке. Сегодня Алексей предоставит ей списки участников предстоящей акции, и Ирине нужно будет проверить каждого из этих людей на профпригодность.

 

Женщина прислонилась к стене и сползла по ней на пол. Подол платья пришлось распустить, что бы было удобно сидеть. Пресс-секретарь закрыла глаза и досчитав до десяти поднялась на ноги. Прошли те годы, когда Ирина могла прыгать как горный баран и не уставать при этом. Теперь она уставала гораздо сильнее и то ли это сказывался возраст, то ли работа стала иной.

 

 —Госпожа пресс-секретарь? Вас ищет Нартов, он в здании, что ему сказать? — За дверью её предупреждал голос помощника, протеже...

 —Я, — комок встал в горле и Ирина поняла, что не сможет выйти, — приведи его сюда.

 —Да мэм.

 

В дверь тихо постучали, но каждый стук отразился от стен маленького помещения и врезался в сознание Ирины. Та закрыла уши руками и зажмурилась. Стук. Стук. Стук.

 

 —По голове да по чаще, — процедила она сквозь зубы, — заходи уже, и прекрати, — открыв глаза, она встретилась взглядами с Нартовым Алексеем, по нему она не заметила ничего нового. А вот по ней можно было сразу сказать, она разбита и потеряна.

 —Что случилось?

 —Я устала.

 —Тогда я забираю тебя домой, — Алексей приподнял её под руки, и за его спиной открылся портал, спиной он шагнул назад в него потянув пресс-секретаря за собой, и через пару шагов они уже стояли в столовой, дома у Соловьёвых.

 

Муж Ирины подскочил с места, и подхватил жену на руки. Лицо исказилось гримасой ужаса и страха, но Алексей уверил его что Ирине нужен только отдых.

 

Когда он вернулся из спальни, Нартов уже приготовил кофе и поставил две чашки. Пепельницу он достал с верхней полки, генерал не курил в присутствие жены, точно так же как и Лёша не прикладывался к этой пагубной привычке, но раз пепельница была, значит подойдёт ещё кто-то. Все действия мужчины совершали в полной тишине. После того как Миша поставил на стол небольшую бутылочку коньяка, синяя вспышка света озарила столовую и на её месте, вспышки, появилась фигура. Высокий худощавый мужчина приветливо кивнул в сторону, и протянул руку хозяину.

 

 —Миша, — рукопожатие получилось несильным, но достаточно информативным. Заклейников редко встречался со своим старым другом, слишком многое произошло между ними. Алексей отодвинул стул от стола для директора департамента Гарнизона Теней, выглянул в окно. Перед домом у обочины стоял десяток чёрных как ночь машин.

 

 —Привет Серёг, — Соловьёв Михаил, генерал ВКС Мра, с некоторым озорством занял место за столом напротив директора, Нартов постояв ещё пару минут, занял место во главе стола, не преминув поставить на стол стакан под коньяк.

 —Простите господа, что пришлось встретиться именно так, да ещё и с посредником, — первый помощник директора, Нартов Алексей, кивнул в сторону Михаила, но тот похоже пропустил эту фразу мимо ушей.

 —Что с Ириной? — Тон директора был достаточно прямым, — приболела?

 —Она вымотана, слишком много работы, к тому же ваш заговор, — Михаил поднял чашку с кофе, но поставил обратно, — что дальше?

 —Это и твой заговор, не бросайся словами, если мы проиграем...

 —Если Серёг мы проиграем, Ирину арестуют! А меня обвинят в измене государству, но вот ни тебе ни Лёхе бояться не чего! — Миша не кричал, но говорил достаточно громко, Нартов попробовал своего собственно приготовленного кофе и поморщился.

 —Горьковат, — Алексей наполнил стакан коньяком до краёв и подкурив сигарету, протянул их Заклейникову, — успокойся. Оба. Успокойтесь. Ирина знала, что это риск и чем нам это всем грозит. Кэтрин даже не подозревает на что подписалась, и так, и должно, быть.

 —Если она вас раскусит, то Ив проглотит вас и даже не подавиться, вы об этом подумали? — Михаил залпом осушил чашку с кофе и наполнил её коньяком, закинув туда пару кусочков льда, — тебе бросить? — Спросил он Сергея, но тот только пожал плечами, — ну и иди ты.

 —Эй, нам нужно кое-что решить насчёт способностей Кэтрин, — Нартов перевёл взгляд с Михаила на Сергея, — её способность чтения мыслей, нужно её блокировать.

 —Это решил ты? Или группа аналитиков? Или Ерина так хочет? — Заклейников прищурился.

 —Не приплетай к этому мою жену, — процедил Алексей, — это Кира предложила. Не все из совета могут блокировать сознание.

 —Нейтрализуйте эту способность и замените другой, разве это проблема? — Михаил поднял стакан и сделал глоток, — или проблема?

 —Проблема, как сделать это так, что бы она этого не заметила, — ответил Нартов, — есть идеи?

 —Есть только один вариант, полностью заблокировать ей ген, затем запустить мутаген, а как, так это проще простого, — Заклейников скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула, — Зои.

 —Ты в своём уме?! — Простонал Соловьёв, Алексей поддержал его.

 —Нет, мы не будем её доставать, не уверен, что среди нас есть тот, кто справится с ней.

 —Среди нас может и нет, но у нас есть общий знакомый, — Сергей покосился в окно.

 

—Это был твой план выманить меня, иначе бы я не пришёл, и ты это знал, — из соседней комнаты, из кухни, медленно, словно во сне вышел молодой парень, на правой щеке было рассечение, которого раньше не было, и все это заметили, — знаешь ли, у меня тоже есть дела. И заботы.

 —Что произошло? — Директор приподнялся с места, но выходить из-за стола не стал.

 —Я думал ты бессмертен, — заметил Нартов, даже он был обеспокоен появившимся шрамом.

 —Бессмертен, как же. Маркус оказался смертным, так почему со мной должно быть иначе? — Ив качнулся, но не упал, Михаил вовремя выскочил из-за стола и подхватил парня, — бессмертен, но не всегда.

 —И в каком когда ты был? — Осторожно поинтересовался Заклейников, похоже от него не укрылась афера "бессмертного" властителя Мглы.

 —Тебе ли не знать, — Михаил посадил гостя за стол, а перед ним поставил стакан до краёв наполненный холодной водой, Ив сделал глоток, взглядом поблагодарил генерала и продолжил, — в том самом восемнадцатом, ведь именно поэтому ты выбрал её. Знаешь, это гнусно и подло с твоей стороны, ты всё знал на перёд, не так ли? — Лицо директора не дрогнуло, а вот Ив похоже был на взводе, — а они знают? Лёха? Или Миша?

 —Да, — ответил Нартов, — я знал, и так на заметку, эту акцию устраивает далеко не Сергей? Я её готовлю. — Ив покосился на него, —да, полковник, я координирую все действия. Вот видите вы этого точно не знали.

 —Определённо, но почему, как это, я не понимаю.

 —А вот так Ив, я не бессмертен и у меня тоже есть дела и заботы, помимо департамента, — Заклейников потёр ладонями о столешницу, — итак к делу, полковник. Кэтрин нужны новые способности. Как это организовать, при этом что бы всё выглядело как должное?

 —Занятно, правда? Ведь это уже произошло, да я знаю, как это сделать, я всё устрою. Не хватало ещё Зои тут выпускать, — Ив проглотил воздух и исчез. Просто растворился в дымке. Серое облачко исчезло у всех на глазах. Нартов и Соловьёв ожидая ответа смотрели на Заклейникова. Не говоря уже о том что в дверях стояла Ирина.

 —И как это понимать? — Пресс-секретарь скрестила руки на груди.

 —Полагаю ты ещё не дошла до этой части, — в голосе Сергея были нотки задорства, — Ив ведь вам сказал, это уже произошло. Но мы этого просто не заметили.

 —Что именно произошло?

 —Ах, Алексей, ты ведь был там, разве ты не помнишь?

 —О Господи... это ведь не то... о чём я думаю...

 

Августа 2018 год.

Земля. Египет.

Каир. Восточный пригород.

База Гарнизона.

11:20

 

Ещё пролетая над бушующими волнами гражданской войны, Кэтрин обратила внимание на безмятежные островки спокойствия. Несколько городских районов были заняты силами ООН, другие были зачищены силами Гарнизона Теней, и ещё три квартала полностью перестроенные в крепости и обнесённые трёхметровой стеной из обломков и разбитых машин, принадлежали местным группировкам.

 

Воздушное судно доставившее её вместе с другими людьми, среди которых было больше врачей нежели военных, приземлялось как раз на посадочную площадку одного из таких островков. База Гарнизона Теней, встретила Кэтрин сухим ветром с частичками песка и пыли. Прибывшие один за другим спрыгнули с борта транспортника и группами направились по своим "секретным" делам. Кэтрин же встречал молодой парнишка, может быть даже её возраста, хотя нет, приблизившись к нему, она рассмотрела в его взгляде ещё совсем молодые черты лица. Судя по нашивкам, это был рядовой Дьяков, из пятого полка, младший пилот ястреба. Кэтрин не владела полными знаниями касательно званий в армии Федерации, но даже её скудных познаний хватило на то что бы распознать в её встречающем, мелкую пешку, от которой решили избавиться подобным образом. Девушка прикрывая лицо рукой, тем самым защищаясь от неприветливой погоды, подошла к рядовому и вскинула голову. В небе над ними проревели двигатели Пармера, аэро-линкора ООН. Ещё не скрывшись из поля зрения, он дал залп с правого борта по поверхности. И грохот подрываемой городской инфраструктуры, всего в паре километрах от Кэтрин, утопил её судорожный вздох. Война.

 

 —Госпожа Масленникова, идите за мной.

 —Скорее бы уйти с улицы.

 —Не отставайте, — прикрикнул рядовой Дьяков и двинулся чуть ли не бегом к полосе зданий. Те в свою очередь, были похожи на комплексную сеть муравейника, однако нагромождение этих домиков, которые были не выше трёх этажей, напоминали монолиты, небрежно сброшенные с неба. Может быть так их и устанавливали. Приблизившись к месту назначения, Кэтрин поняла, что это было. Модульные жилые боксы, некоторые из которых наскоро были перестроены в административные здания и соединялись друг с другом трубами из пластика. Эти боксы использовались для строительства космических орбитальных станций, и сейчас спрос был на них более чем велик, удивительно что правительство Федерации использовало их по не назначению.

 

Рядовой постучал в дверь кулаком, что-то крикнул, его слова разлетелись с очередным порывом ветра, который подтолкнул Кэтрин вперёд к парню. Дверь скрылась в стене, и парень втащил девушку за собой. Герметичная створка сразу же запечаталась за ними, из стен ударили струи прохладного воздуха, из пола поднялись струйки мягкого освежающего пара и индикатор над дверью перед ними осветился зелёным, придав стыковочному боксу оттенок детских ясель. Кэтрин поймала себя на мысли, что это довольно необычное сравнение для этого места. Но какое это имело сейчас значение?

 

Рядовой провёл девушку в следующее помещение, коридор из которого вели двери расположенные друг напротив друга, они остановились у последней, парень вновь постучал, видимо хотел убедиться, что никого дома нет, так как после этого снял с шеи магнитную ключ-карту и провёл её через приёмную консоль у двери. Кэтрин прижала к себе свою сумку, и отошла назад, когда двери с непривычным стоном и скрипом скрылись в стене, открыв проход в просторную залу.

 

 —Этот песок повсюду, — рядовой вошёл внутрь, девушка проследовала за ним. Парень перекинул через себя ремень на котором висела винтовка и скинул её на стол. После, сам упал на кровать, встроенную прямо в стену. Вторая, кровать, была глубже в комнате и кем-то удобно спрятанная за ширмой. — Устраивайтесь.

 —Я, буду жить с вами? — Кэтрин выделила последнее слово, но нет, не для того что бы обидеть гостеприимного хозяина, который побеспокоился о её уединении, хоть и за полупрозрачной медицинской ширмой, а только для того, что бы указать на гендерные различия.

 —Чем богаты тем и рады. Простите, но пятизвёздочный отель закрыт, на время военных действий, — он пытался пошутить, это хорошо. Конечно, её ни капли это не смущало, работа призывала выживать в любых условиях. Даже в таких, когда тебе предстоит возможно выходить из душа и сверкать своими прелестями перед изголодавшимся по женскому телу солдатику.

 —Где я могу положить свои вещи? — Кэтрин окинула залу взглядом оценщика антикварной мебели. Два спальных места сразу бросались в глаза, место рядового было забросано одеждой и журналами, не плейбой ли это там. А её "спальня" была за ширмой. У стены напротив рядового, письменный стол с настольной лампой, а чуть поодаль от него какая-то кладовая, — там что?

 —Арсенал, — спокойно ответил её новый сосед и поднявшись с койки принялся раздеваться. Это он тоже шутит? Кэтрин стояла на месте боясь пошевелиться. Может это проверка? Вот в угол полетела куртка, затем майка, обнажив хорошо сложенную молодую фигуру и слабо выделяющийся рельефный пресс, сильные руки и вкаченные бицепсы. Следом в угол отправились штаны на ремне, которые парень стягивал прыгая то на одной ноге, то на другой, эффектного стриптиза не получилось, и это вызвало на лице девушки улыбку. Парень не обращал на неё ни малейшего внимания, продолжая воплощать в жизнь свои похотливые мечты. Кэтрин поздно спохватилась. Рядовой уже стягивал боксеры, когда она поспешно отвернулась, но даже секундного замешательства хватило для того, что бы заметить природные богатства этого кладезя красоты. Кэтрин мелкими шажкам засеменила к столу, на который и взгромоздила свою сумку. Сразу же расстегнув замок и достав сменную одежду. Не зря она захватила свой топ и бриджи, а вот про обувь не подумала. Прижав сменку к себе, девушка скрылась за ширмой, краем глаза, приметив что парень пропал за дверью, которую она сразу не увидела.

 

Он старался. За ширмой, в её импровизированной комнате, всё было как в самом бедном экономном номере. Рядом с нишей, в которой располагалась одноместная кровать, застеленная, чистыми простынями с рисунками цветов, стоял армейский пустой сундук, открыв его Кэтрин обнаружила что внутри он разделён самодельными деревянными перегородками, некое подобие шкафа у неё всё же было. На глубоко врезанном в стену подоконнике стоял горшок с кактусом, само же окно было завешано жалюзи. А лампа освещения под потолком выдавала не камерный свет психиатрической клиники, а приятный глазу дневной. Девушка сложила свою будущую одежду на кровати. Нырнула руками за спину под футболку, нащупала застёжки и мягко потянула их. Стянув футболку, и сменив верхнюю часть, на более лёгкий топ, скорее похожий на перевязанную мужскую рубашку на поясе, она сбросила штаны, ноги в которых уже начинали жариться, словно курица в духовке. Бриджи из лёгкого материала, приятно легли на кожу и стянулись на поясе ремнём с металлической бляхой. Оставалась одна проблема. Обувь. Оставаться в кроссовках, это прямой путь к болезням стоп, но и босиком не вариант. Девушка выглянула из-за ширмы. Убедилась. Никого. Выскочила, добежала босыми шагами до сумки, пошарилась там и о чудо, на дне были балетки, вытащив их, она бросила взгляд на полки, над столом. Стащив ножницы, старые и тяжёлые, определённо не канцелярские, больше напоминавшие садовый секатор, девушка беспощадно применила их. Прорезав в балетках почти ровные полосы, она нырнула в них. Гораздо лучше. Та самая дверь, которую она не сразу заметила приоткрылась и в залу вернулся рядовой, перевязанный ниже пояса полотенцем, голова была ещё мокрой, а мелкие капли пота медленно сползали по его груди. Кэтрин смутилась, но не отвернулась. Она не какая-то малолетняя дурочка, которая впадает в ступор при виде обнажённого тела мужского пола.

 

 —С лёгким паром, — выдавила Кэтрин из себя, но парень её даже не заметил. Дойдя до кровати он хлопнул по стене и там открылась дверца, его шкаф. Скинув полотенце на пол, парень порылся в глубинах своего гардероба, нарыл там очередные боксеры и сверкая своим задом натянул на себя. Только после этого повернулся к своей соседке.

 

 —Лучше бы там был пар, — сухо ответил он и упал на кровать, стукнувшись головой о выступ, — вот же су... Прости.

 —Думаю меня ждёт нечто подобное сегодня.

 —Тебе бы лечь поспать. А ты уже намылилась куда-то. Сегодня с тобой никто не увидится из боссов, там штурм восточного бассейна.

 —Почему ты не там? — Наверное его это задело, лицо и без того мрачное, стало ещё более томным.

 —Я с тобой, — он вытянулся на кровати, — ты меня извини, но я не спал, давно.

 —Я пока осмотрюсь, бокс покидать не буду, — заверила она своего соседа и скрестила пальцы. Он уже спал. Вырубился сразу же, стоило только ему лечь.

 

Кэтрин осмотрелась по сторонам: «Угораздило же меня».

 

Послушавшись совета своего новоявленного соседа, девушка всё же, прилегла вздремнуть. Разбудило её тормошение. Открыв глаза, она рассмотрела сквозь пелену сна, рядового, тот был уже одет по форме, но не полевой, скорее для официального выхода. Кэтрин поднялась с кровати, стараясь не задеть головой выступ. Рядовой ушёл за ширму, и позвал оттуда.

 

 —Кэтрин, простите, вас пригласили на военный совет, умойтесь и идёмте.

 —Спасибо, — девушка захватив с собой полотенце, проскакала в душевую, там обнаружила раковину, и туалетную кабинку. Быстро ополоснувшись, и обтеревшись, она вышла в залу. Рядовой, указал ей на дверь. В руках он сжимал её планшет, — спасибо, — повторила она и вышла за ним в коридор. Из бокса они прошли через трубу в соседнее здание, судя по всему административное, их встретила охрана запросила пропуска. У Кэтрин никакого пропуска не было, но её спутник о ней позаботился, и объяснив всё на посте охраны, провёл её следом.

 

Они спустились по винтовой лестнице, похоже в бункер, стены тут были толстые и холодные. Военный совет расположился в этом тесном подвале. Да. Это не бункер, а подвал жилого дома, на месте которого стоял модульный бокс. Вокруг полукруглого стола на котором играло трёхмерное голографическое изображение, показывающее расположение всех боевых союзных единиц, и мест расположения противника, собрались высшие чины, ни одного из них она не знала. Однако сразу подметила, что тут были не только офицеры Федерации, но ещё и полковник ВВС США, полковник имперской гвардии и подполковник танковой дивизии Японии.

 

Сборная солянка. Ассорти! Кэтрин и Дьяков, имени рядового она так и не удосужилась спросить, то ли из-за невнимательности, то ли из-за смущения, встали у дальней стены, рядом со стенографами, которые записывали каждое произнесённое слово в слух, а может ещё и мысли читали. Всё должно было быть задокументировано, такого прецедента ещё не было, что бы Федерация Хранителей вмешивалась в локальный конфликт наравне с Организацией Объединённых Наций и Азиатско-Тихоокеанским Альянсом, которым с недавних пор руководила Япония. Девушка прислушалась к тому что так бурно обсуждали мужчины высоких чинов и только сейчас сообразила, что она была единственной девушкой в этом тесном и пропахшем потом и наверное можно сказать кровью, помещении.

 

 —Они взяли башню, без неё нам не видать восточного бассейна, а значит и в центральные районы не войти, — старичок в адмиральском мундире махал руками и чуть ли не с пеной у рта кричал на своего соседа справа.

 —Артём Николаевич, если бы ваше звено подошло вовремя, — молодой парнишка лет двадцати четырёх, полковник, в форме наземных сил Федерации, отвечал адмиралу спокойно, но при этом упрекая.

 —Это всё бесполезно, наша танковая батарея, не успела выйти на свою позицию, — японец разводил руками в стороны, указывая таким образом на американца, — без прикрытия с воздуха нашим силам пришёл бы кирдык, — кирдык? Он это серьёзно?

 —Спорами и обвинениями мы ничего не добьёмся, — прервал бесполезные дебаты высокий худощавый парень, который скрывался в глубине зала, в углу напротив Кэтрин, его голос был низким и приглушённым, но все замолкли и прислушались. Повисла тишина, — авиация разобьёт западную блокаду прямой бомбардировкой, имперская артиллерия прикроет завесой танковую дивизию, вдоль улиц пройдут силы хранителей. Возьмём башню в кольцо. Завтра. В два дня по местному.

 —Ваш план не учитывает того, что у нас нет...

 —Полковник Белкин, вас там не будет, вы проведёте конвой через безопасную зону до лагеря ООН, доставите туда припасы и медикаменты. — Сказал, как отрезал, даже спорить с ним не стали, генерал что ли?

 

Кэтрин съёжилась, когда рядовой потянул её за собой к Белкину. Собрание закончилось и все расходились, покидая помещение, кроме того, кто говорил из угла. Из темноты.

 

Кэтрин стояла за спиной Дьякова, пока тот разговаривал с полковником. Но даже отсюда ей удалось прочитать мысли Белкина. Он хотел домой. К жене. И трёхлетней дочери, которую он не видел уже год. Он мечтал о море, о воде. О чистом свежем воздухе. Кэтрин поймала себя на мысли что это невежливо с её стороны и попробовала переключиться на кого-то другого. Посмотрев по сторонам, в помещении почти никого не осталось, секретарша, да стенографист. Ах. И тот неизвестный человек в углу. Девушка сконцентрировалась на нём, и была выгнана из подсознания неизвестного.

 

 —Катя, госпожа Масленникова, вы в порядке? — Голова закружилась. Она наткнулась на мощный ментальный барьер и была поймана на руки полковником, который первым заметил неладное.

 —Кэтрин, — рядовой навис прямо над девушкой, он был испуган и обеспокоен, — спасибо полковник. Я отнесу её в комнату, наверное клаустрофобия.

 —Посетите врача. Выезжаем завтра. В час дня. Я буду ждать вас у ворот. Поедите со мной.

 —Да сэр. Спасибо.

 

Глава 2. Первый акт войны.

Августа 2043 год.

Марс. Арес.

Президентский дворец.

9:00

 

Ирина прикрыла глаза рукой и повторила про себя всю речь, подготовленную для президента. Её вот-вот пригласят и она будет в паре метрах от него, лучшего случая больше может не представиться. В последние месяцы Кильдишев редко напрямую общался с подчинёнными.

 

Пресс-секретарю предстояло донести до президента о прошедших на улицах столицы акциях, народ призывал лидера изменить своё решение относительно предстоящей военной компании, против Альянса Свободных Планет, а именно Европы и Юпитера. С того самого дня, как Юпитер отказался поставлять на Марс топливные стержни, Кильдишев поставил перед собой, и перед всеми ВКС, что раз Юпитер не хочет вести честную торговлю, тогда можно отобрать силой, то что нужно хранителям.

 

И несмотря на то, что генералы ВКС, как впрочем и министр планетарной обороны, были против подобных мер, президент настоял на своём решении, надавив на членов парламента. Поддержку со стороны Содружества Земли, ему сыскать не удалось, благодаря правильной политике департамента Гарнизона Теней. Генеральный секретарь Кроуфергровт прислушался к аргументам, которые предоставил ему Заклейников, к тому же представители государств Земли были категорически против очередной космической авантюры, которая и без этого тянет огромные ресурсы с планеты.

 

Кильдишев не отступал. Имея неограниченную власть над военно-космическими силами республики, всерьёз намерен нарушить хрупкий мир в системе, и это скорее всего приведёт к глобальному кризису. Альянс не будет сидеть сложа руки, Европа поведёт свой флот в обитаемое кольцо и Марс окажется под угрозой. Земля, по возможности отсидится в сторонке. И пока наш флот будет грабить Юпитер, АСП придёт на порог дома хранителей, у которого в защите будет только Марс-2 и флот Гарнизона. Несомненно департамент подавит это, но сколько жизней будет потеряно. И средств. Ресурсов.

 

О чём президент думает? Почему он не соглашается на предложения Юпитера о мирной торговле? Неужели деньги ему дороже нежели жизни его народа?

 

Ирина запоздало поняла, что её приглашают войти. Женщина с трудом поднялась из кресла и остановившись у дверей сделала глубокий вдох. Двое служащих открыли перед ней двери и женщина вошла в зал.

 

В просторном помещении со сводчатым потолком, напоминавшим соборный, стоял кабинетный стол за которым восседал президент Марсианской республики. За его спиной, через панорамное окно, высотой почти в три метра, раскинулись городские кварталы, департамент службы безопасности и здание парламента, стояли по ту сторону улицы и обзор из их окон на Президентский дворец открывался прекрасный. Ирина лично предлагала посадить туда снайпера, и покончить с правлением безумца, но в нынешней политической обстановке в Солнечной системе, это было бы первым шагом к полному краху республики. У президента, несмотря на его резкие меры, были свои последователи, и это не какой-то офисный планктон, а министры и генералы армии.

 

Пресс-секретарь, прошла через зал и заняла место напротив стола. За её долгое отсутствие в этом месте, многое поменялось, например исчезли картины изображающие историю хранителей, и это её немало расстраивало.

 

—Господин президент, — Соловьёва начала первой, стараясь правильно выбирать интонацию для каждого слова, — у меня есть пара отчётов о работе полицейской службы, из столицы и ещё двух городов. — Кильдишев, смотрел сквозь неё. Ему было всё равно. Мужчина широко зевнул, даже не прикрывая рта, но Ирина удержалась от того что бы не сделать ему замечания на этот счёт и продолжила, — акции протестов проходят в основном в центральных префектурах, пока что нам удаётся их сдерживать. Олимпийская академия согласилась привлечь своих специалистов для того что бы успокоить назревающий конфликт, между теми кто согласен с вашей политикой и теми, кто категорически против.

 —Соловьёва, — бросил президент, пресс-секретарь положила на стол бумаги, и спрятав руки в пиджак сжала кулаки. Никто. Никогда. Не позволял себе так к ней обращаться. — Я знаю, что вы только рады тому, что происходит там. И уверен это ваших рук дело, — говорил он легко, прямо, не было скрытого подтекста, ему не чего было скрыть и скрывать от пресс-секретаря, — ваша пресс-служба, она подрывает мой авторитет в республике, сеет раздор, возможно даже где-то в подвалах своего дома вы уже натачиваете мечи и куёте доспехи, — Кильдишев Дмитрий наклонился вперёд, Ира не дрогнула, все её мысли сейчас были с Михаилом, муж остался дома. Один. А речь президента, звучала как угроза, — мне всё равно. Я молча закрывал глаза на все ваши действия, направленные против меня и моей политики, но мне надоело, — последнее слово он выделил, произнёс его отчётливо точно, при этом голос стал тяжёлым и грубым, — я уже подписал приказ о расформировании вашего отдела, о вашем увольнении и изгнании из этого места. Ваш дом, прямо сейчас обыскивают, — Ирина против своей воли обернулась назад ко входу, там стояли двое из службы безопасности. Один из них агент Теней, она это знала. Президент нет. — И молите Создателя, дабы там ничего не обнаружили, иначе, — Дмитрий резко откинулся назад разведя руки в стороны, — да вы сами знаете, приказ на утверждение смертной казни за измену государству вы сами писали, будучи президентом. Ах как же давно это было.

 —Ты поплатишься за всё, — прошипела женщина сквозь зубы.

 —Точно, я совсем забыл, ты ведь тоже баллотируешься, хочешь занять это место, не беспокойся, теперь когда ты вылетела из дворца, можешь забыть об этом, — размечтался.

 —Народ не будет стоять в стороне и смотреть как ты губишь нашу цивилизацию, подводя её к краю обрыва. Не для этого они отказались от всего, и потом и кровью построили мир, настоящий мир, а не ту реальность которую видишь ты.

 —Громко, браво. Ты забываешь одну важную деталь. Я главнокомандующий ВКС, и семь из двенадцати префектур, дали клятву поддерживать моё решение, каким бы оно ни было. Цифры. Понимаешь?

 —Для тебя, они цифры? Они люди, наши люди, грёбаный ты урод! — Пресс-секретарь, вернее сказать, теперь бывшая пресс-секретарь подскочила с места и развернувшись пошла к выходу.

 

Дорогу ей перегородили два охранника. Один посмотрел на другого, они обменялись какими-то знаками, и обнажили своё оружие, достав из кобуры пистолеты. Президент за спиной Иры хохотал в голос. Ира собрала волю в кулак и развернулась.

 —Приготовься к выборам Дмитрий, потому что это будет смертельная схватка!

 —Убейте её, она покушается на жизнь президента, — глаза Кильдишева сузились от предвкушения столь нелепого и хладнокровного триумфа.

 

Соловьёва Ирина развернулась обратно к двери, на неё было направлены два дула пистолета. Она бросила косой взгляд в сторону и оба охранника отвлеклись. Первому в горло вошёл кинжал, он материализовался из пустоты, Ира выхватила у него пистолет и выстрелила в голову второму, пока он пытался сообразить, что произошло с его напарником. Первый рухнул на пол заливая его кровью, второго откинуло на стену, в голове зияла дыра через которую сочилась кровь. Между ними из пустоты образовалась фигура молодой высокой женщины. Она откинула прядь волос со лба, вытерла лезвие своего оружие о плечо убитого ей охранника и выжидающе смотрела на Ирину.

 —Изменение в планах? — Спросила Соловьёва, осматривая убитых и оборачиваясь к президенту, тот уже стоял с пистолетом, целясь в неё.

 —Самую малость, для вашей безопасности, — ответила девушка ассасин, и в тот же момент пистолет Дмитрия выстрелил. Пуля повисла у самого лица Ирины, завибрировав она взорвалась в пыль, женщина довольно улыбнулась.

 —Не того ты себе врага выбрал Дима, ох не того, — Ира протянула руку к своей телохранительнице, и сжав за запястье опустила голову в низ. Из под её ног столбом поднялся дым и женщины растворились.

 

 Президент Марсианской республики, Кильдишев Дмитрий судорожно положил бесполезное оружие на стол и сел в кресло. Соловьёва могла убить его. Прямо сейчас. Но не убила. А он бы убил её. И что бы тогда было. Перестрелка в Президентском дворце, президент убивает пресс-секретаря или хотя бы ранит её. О... Это было бы громким делом. Впредь нужно держать себя в руках. И найти оружие поэффективнее. Дима открыл нижний ящик стола, и достал оттуда планшет, положив его перед собой на стол. Запустив его, активировал экран.

 —Я чуть не облажался, но всё будет хорошо. Оно и к лучшему, что она выжила. Теперь поле боя у нас вся планета и каждый хранитель это пешка в этой партии. Она не выиграет эти выборы. А после. Я публично обвиню её в покушении и измене. Даже департамент не сможет пойти против меня. Сегодня, своими действиями, они сами подписали себе смертельный приговор, — записав очередную запись в видео-дневник, президент убрал планшет обратно и провёл рукой по столу, запустив систему связи со штабом ВКС.

 

 —Господин президент? — Голос министра планетарной обороны, заставил Диму усомниться в принимаемом решении, но он не отступил, Джулия не пойдёт против, кишка тонка.

 —Госпожа министр, установите космическую и воздушную блокаду Острова Теней. Глушите все их передачи на материк и с планеты. И позаботьтесь о том, что бы Заклейников не покидал своей глыбы камня. В случае сопротивления, даю разрешение на применение орбитальной бомбардировки Острова Теней.

 —Вас поняла господин президент, — положительно ответила министр, иначе она ответить и не могла, если на Соловьёву дар убеждения и не сработал бы, то на Джулию запросто.

 

Августа 2043 год.

Марс. Оранос.

Центральный Шпиль.

Зал заседаний.

15:29

 

 —Где ты была?

 —Только что поговорила с Маирсом, — видя, что Нартов не понимает о ком говорит Ира, она уточнила, — министр водоснабжения.

 —Точно. А он какое имеет отношения к этому?

 —Мы контролируем все запасы пресной воды на Марсе, и налогоотчисления идут на наш банк а не банк этого ублюдка. Деньги нам не помешают.

 —Уже слышала о Аркесе? — Нартов подал женщине кружку с кофе, Ира сделала глоток и глазами поискала свободный стул.

 

Вокруг круглого парящего над полом стола заседаний устроились лидеры оппозиции, возглавляемые Алексеем, он уже заканчивал и половина ушла, остались только самые близкие. Ира пожала плечами, о судьбе министра оборонной промышленности она ничего не знала.

 

 —Арестован, и наверное уже убит, да и закопали наверное в катакомбах, — Алексей усадил женщину за стол, заметив, как сильно она изменилась за несколько часов. Ещё не давно, она была похожа на старую разбитую рухлядь, теперь она была словно возродившийся феникс, — спасибо что остались. Знаю у вас у всех свои дела на местах, но это не требует отлагательств.

 —Есть сведения из Цитадели? — Подняв руку словно школьник, спросил министр земельного хозяйства.

 —А что насчёт Гвардии Кроуфергровта, с ними уже связались? — А это влез, директор корпорации "Вихрь".

 —Они уже начали нас убивать, — подбросила дров в костёр начальник службы безопасности парламента, — я вывезла семью в Варсон, там они будут в хотя бы иллюзорной безопасности.

 

 —В порядке очереди господа и дамы, — Алексей удостоил своим взглядом каждого из сидящих за столом, — первое, нет. Связи с Цитаделью у нас нет, а морской пирс разрушен, Марс-2 провёл точечный удар с орбиты, когда грузовое судно "Бэлла Надежда" из Ораноса, попыталось там причалить. — По спине Ирины пробежал холодок, невольно она встретилась глазами с Кабаковой Кирой, главой префектуры Ора и её центра, Ораноса. Женщина сохраняла спокойствие, Алексей продолжил, — второе тоже нет. Гвардия не будет нам помогать, мы не можем привлекать к нашим распрям чужих людей. И наконец третье, да. Они начали нас вычислять и убивать. Все ваши семьи уже перевезены в Оранос. В Варсоне не безопасно, город под наблюдением национальной гвардии и на прицеле ВКС.

 —Что же нам тогда делать? Мы не можем сидеть сложа руки, пока наша республика тонет в гражданской войне, — с каменным лицом спросила Кабакова.

 —Мы и не будем сидеть. Мы будем действовать. У нас впереди целый месяц до выборов. Нужно провести качественную предвыборную агитацию населения. У нас все шансы на победу, — Алексей смотрел на Ирину, ожидая когда же она вступит в беседу.

 —Но раскол неизбежен. Убитых в этих репрессиях, нам не вернуть. Брат пойдёт на брата, отец на сына а сын на отца. Расколемся на два лагеря и станем уязвимы для врагов из вне, — Ирина тщательно подбирала слова. Она знала только часть плана Нартова, по смене власти. Из-за секретности, полной информацией не владел никто, так можно было избежать утечки. Всё что Соловьёва знала, так это то, что она должна победить на выборах. И Кэтрин должна сыграть главную роль в восстановлении мира и единства среди хранителей, после смуты.

 —На то и расчёт, — ответил Алексей, и махнул кому-то рукой за спинами собравшихся, из самого тёмного угла к столу протянулись струи мрака и тьмы, сформировавшись в фигуру человека, — какие-то новости полковник?

 —Да, Кэтрин схватили, — Ив сверкнул глазами и исчез, эффектные исчезновения у него получались лучше нежели появления, от которых бросало в дрожь.

 —Тогда наше время пошло господа, ох, — Нартов прервался не закончив, из другого точно такого же тёмного угла, к столу проплыл светящийся шар, он завис над столом и раскрывшись лепестками осветил всё помещение чистым светом.

 —Алексей, Кэтрин схвачена, — Ирина узнала голос дочери, он раздавался прямо из каждого лепестка, разносясь по залу, — мы готовы начинать.

 —Хорошо, — Нартов поднялся из-за стола, а лепестки снова образовав шар истлели, сразу стало как-то темнее, — вы все знаете свои задачи. Свободны.

 

Когда все разошлись и в зале остался только первый помощник директора департамента Гарнизона Теней, бывшая пресс-секретарь подошла к нему и чуть ли не силой прижала к стене, стараясь говорить шёпотом, так что бы их никто не слышал.

 —Кем была схвачена Кэтрин?

 —Ими.

 —Да, я поверю в это, когда это говорила моя дочь, но и Ив сказал о том же, при чём он был точно не доволен. Так что мне нужно ещё знать?

 —И нами.

 —Не понимаю, — смутилась Ира.

 —Поймёшь. А сейчас возвращайся в Арес, и займись своей работой, мне ещё с твоим мужем блокаду Острова снимать.

 —И как вы собираетесь попасть на станцию?

 —Я их подкину, — полковник Ив, повелитель Мглы появился неожиданно за спиной женщины, напугав её. Но потом она ещё долго не могла понять, что больше пугало её, факт того что он всегда рядом, или то что его сила на стороне оппозиции...

 

Августа 2018 год.

Земля. Египет.

Каир. Восточный пригород.

База Гарнизона.

9:00

 

Кэтрин не удалось хорошенько выспаться. Рядовой Дьяков разбудил её как можно раньше, впрочем она сама просила его об этом. У неё было мало времени на сбор необходимого материала для своей статьи, до самого отъезда ей было позволено свободно перемещаться по базе, общаться с людьми и вести видеосъёмку.

 

Поэтому вооружившись портативной камерой и мобильным планшетом, девушка покинула бокс в сопровождении рядового. Первым делом, она собиралась посетить бараки, где хотела встретиться с непосредственными участниками военных действий. Камеру она передала Дьякову, и встала на посадочной площадке, с которой открывался вид на всю базу.

 

 —Запускай, я готова.

 —Камера! Мотор...

 —Давай быстрее.

 —Хорошо, можешь начинать.

 

***

«Запись 1.

Прямо за моей спиной раскинулся лагерь военных сил Федерации, как вы сами заметили собран он из модульных боксов, которые были доставлены сюда из Владивостока. В лагере есть все необходимые условия для военных, вон там жилые боксы и административные...»

 

 

Августа 2043 год.

Марс. Росьмир.

Центральный офис "Аликорн"

18:34

 

Генеральный директор закрыла жалюзи, ей было неприятно видеть, как по улицам города маршем идут военные силы с бронетехникой, а над городом кружат авиа силы ВВС. Вся эта авантюра начинала её утомлять. И сказать по правде, она до сих пор сомневалась, правильно ли она поступила, сдав город Кильдишеву. Но с другой стороны, если бы она этого не сделала, погибли бы люди. Этого она никак не могла допустить.

 

Из столицы приходили страшные и порой ужасающие, пробирающие до мозга и костей, новости. Репрессии. Родственников оппозиции обвинили в измене государству и забирали прямо из домов. Многие из них уже были эвакуированы в Оранос, там под защитой префектуры Ора и её армии, оппозиция готовилась к предстоящим выборам. Хотя бы не к войне.

 

Татьяна обошла свой стол кругом и остановилась. На миг она представила, что президент проиграет выборы, и тогда полетят головы. В том числе и её голова. Хотя свою семью она тоже переправила в Оранос, хотя было бы лучше вообще вывезти их с планеты. Например на Землю. Или Европу. Да хотя бы на Фобос.

 

Рисковать. Генеральный директор мегакорпорации "Аликорн", глава префектуры Рос и её центра Росьмир, Рожкова Татьяна, умела рисковать, рисковать цифрами, деньгами, ресурсами и бумагами, но не людьми. Тем более не своей семьёй.

 

Рискнуть своим положением и лицом перед друзьями в оппозиции она могла, они не могли обвинить её в измене, она поступила так как считала нужным и разумным.

 

Нужным и разумным. Да. Так она считала. Татьяна развернулась к выходу, дверь в кабинет дрогнула, и голова странно закружилась. Стало жарко. Женщина упала на пол и прикрыла голову руками, стекло дребезгами влетело в помещение. Зеркала галереи рухнули на пол, расколовшись. Таня осторожно приподняла голову, на высоте её этажа висел авиа-линкор ВВС. Его орудия были направлены на здание офиса корпорации. Что происходит...

 

Через окна в помещение влетела группа солдат на реактивных ранцах. Обступив генерального директора со всех сторон они вскинули винтовки. Рожкова поднялась с пола и стряхнула с пиджака крошки стекла. Солдаты сохраняя каменные и неприступные выражения лиц, расступились пропуская вперёд к женщине своего, видимо командира... Эм... нет... это точно не он...

 

—Адмирал Род? Я удивлена, — Татьяна осмотрелась по сторонам и приметила нашивки на форме солдат. Это были морские пехотинцы. Но почему они использовали тогда авиа-линкор?

 —Госпожа Тьян, меня отправили эвакуировать вас из города, к сожалению мы немного опоздали и пришлось искать альтернативные пути, — Адмирал Ильченко, статный мужчина, внешность которого не была тронута ни временем ни работой. Татьяна помнила его ещё со школьных времён. Однако на Марсе их пути разошлись, и в то время как она осталась с гражданскими, Родислав продолжил свою службу в ВМФ Федерации.

 —По чьему приказу?

 —Пресс-секретаря Соловьёвой.

 —А как же...

 —Нам пора, все вопросы, — уши заложило. Татьяна упала в руки адмирала, солдаты плотнее окружили свою цель. В линкор ударило несколько ракет, разорвав его брюхо и подбив один из основных двигателей. Массивная машина накренилась на бок и с её верхней палубы начало скатываться различное оборудование. Очередной залп с поверхности раздробил магнитный двигатель и линкор медленно, неуклюже и весьма впечатляюще, носом к городу начал своё падение.

 

Адмирал что-то выкрикнул пехотинцам и те волной двинулись к окнам, Таня не могла понять, что происходит, пока вокруг талии её не обкрутили страховочным тросом, проверили всё ли надёжно закреплено, и силой вытолкнули наружу.

 

Закрыв глаза и сохраняя самообладание она повисла на уровне семидесяти метров над землёй. По сторонам от неё спустилась её группа эвакуации, адмирал висел над ней. Вот тросы напряглись и группа поднялась метров на двадцать ещё выше. Таня, открыла глаза и посмотрела туда, где рухнул линкор, пропахав огромную воронку и разрушив центральный квартал, он охваченный огнём, уже был осаждён оккупационными силами правительства. Женщина подняла голову. Ага.

 

Они поднимались прямо в шахту, другого ещё более крупного воздушного судна, судя по всему это был никто иной как флагманский линейный крейсер Цербер.

 

Ещё немного и группа влетела в шахту. Адмирал убрал страховку с тела генерального директора, и отступив на пару шагов назад, осмотрел её с ног до головы. Та, была шокирована произошедшим и всё ещё пребывала в лёгком недоумении от происходящего.

 

 —Разве твоё корыто имеет крылья? — Наконец спросила она.

 —Имей совесть, это корыто, как ни как только что спасло твою жизнь, — Родислав махнул рукой в сторону, и к Тане подошли два техника и врач. Они проверили её состояние, словно она была каким-то предметом искусства похищенным из Лувра и подготовленным к незамедлительной продаже.

 

 —Итак, что дальше? Оранос?

 —Ты останешься тут, уверен Влад будет счастлив что теперь ты рядом с ним, — от старого друга не укрылась капля, которая стекла по щеке у Татьяны, конечно. Она не видела свою семью более трёх месяцев и эта встреча поставит её на ноги.

 —А ты? — Продолжая оставаться бизнес-леди поинтересовалась женщина не отвлекаясь на личные проблемы, хотя она готова была всё бросить и бежать к мужу.

 —А я должен отбить свой корабль от проклятых оккупантов, — он уже собирался уходить когда подруга его окрикнула, об этом она просто не могла не спросить.

 —Как так вышло, что твоё морское судно превратилось в летающий корабль?

 —Тебе спасибо дорогая моя, на твои деньги мы установили магнитные двигатели, — Род расхохотался в голос, и скрылся в телепортационной кабине.

 

Татьяна постояла ещё минут пять. Она пыталась вспомнить, когда это она переводила крупные суммы на счета ВМФ республики. Нет. Этого она точно не делала. Она не делала. Но никто ведь не мог помешать каким-нибудь третьим лицам сделать это? Например Владу, он мог от её имени сделать это. Однако зачем ему это? Он не связан с морским флотом, с ним его связывает только их старший сын...

 

Ах...Влад. Она должна найти его на этом огромном судне. Наверное он на командирской палубе, там, где и должен быть, он лучший тактик которого она знала. Хорошо, что он выбрал другую сторону, так у их семьи был шанс на прощение, тех или других в независимости от того, кто одержит победу.

 

Нет. Сначала она должна во всём разобраться.

 

Соловьёва организовала эту операцию, она даже попросила адмирала флота об этой услуге, и Родислав воспользовался своим самым лучшим кораблём. Самым большим и мощным.

 

 —Госпожа Тьян, куда вас провести? — Спросил молодой матрос из службы безопасности судна, что-то набирая на планшете, — мэм?

 —Где адмирал?

 —На мостике мэм, но вам лучше туда не ходить. На верхних палубах бои, и мы уже вышли за пределы города, как только покинем материковую зону...

 —Понятно, отведите меня на мостик, я не собираюсь прятать голову в песок, — и не дожидаясь ответа от своего сопровождающего лица, женщина поправив пиджак, и края юбки, пошла по направлению к телепортационной кабине.

 —Там война мэм, — матрос перегородил ей дорогу, — не надо вам туда.

 —Как раз туда нам и надо, потому что пока война идёт только на этом корабле, и ей нужно срочно положить конец. — Сразу же она вошла в кабину, и прежде чем матрос поднялся за ней, она выбрала пункт доставки. Тело обхватили синенькие огоньки и уже через секунду, женщина прижавшись к стенке кабины, увернулась от летящей пули. Ещё немного и она могла бы закончить как тот морпех, чьё окровавленное тело лежало в коридоре.

 

Звуки боя были слышны даже тут. Как и его отголоски. В коридоре лежали тела убитых морских пехотинцев и солдат из регулярной армии. Женщина вышла из кабины и подобрала с пола импульсную винтовку. Сын показывал ей как пользоваться этим оружием, но ничего толкового из этого курса обучения так и не вышло, однако сейчас пригодятся даже самые незначительные знания. Она решилась. Она рискнула. В первую очередь собой. Обходя трупы убитых, она подошла к двери на внешнюю палубу, как раз туда где шёл бой.

 

 —Из меня самый никудышный боец на этом корабле, надеюсь мне повезёт, — приложив винтовку к плечу и сняв её с предохранителя, она активировала самонаводящийся прицел, определила цели, все кто не в форме морской пехоты, набрала комбинацию на контрольной панели и присев на колено нажала кнопку переключатель.

 

Дверь отворилась наружу, запустив в коридор свежий воздух. В глаза ударил свет. А по ушам хлопки выстрелов. Немного привыкнув к свету и к звукам её окружающих, она вышла наружу. Вышка мостика была в сорока метрах от неё, между ней и женщиной, на пути были разбросаны покорёженные истребители и контейнера. Татьяна пошла вперёд. Индикатор на панели винтовки вспыхнул красным указывая направления, Рожкова резко обернулась и спустила курок. Импульсные пули поразили сразу две цели, противники рухнули на спину. Снова красный сигнал, на этот раз за спиной, в голове уже происходят вычислительные процессы, она не успеет развернуться или укрыться. Перехватив винтовку в одну руку, свободной она подхватывает рядом развороченный истребитель и толкает его за спину. Красные сигналы гаснут, на их смену приходят зелёные. Союзники.

 

 —Гражданское лицо! Не стрелять!

 —Проводите меня на мостик! — Кричит женщина морпехам, но те уже заняты очередной волной противника. На этот раз на голову Тани обрушивается граната, она обхватывает её руками и та взрывается прямо в руках. Свою способность силоса она использует крайне редко, и сейчас один из таких случаев. Группа союзников рассредоточивается вокруг Тани, она снова вооружившись винтовкой идёт дальше. Спуская курок каждый раз, когда перед ней появляются противники. По другим сторонам, наравне с ней путь расчищают от врагов, морпехи.

 

Красные сигналы. Много. Прямо у дверей на вышку мостика. Она не успеет, толкает контейнер перед собой ногой вперёд. Троих придавило, выстрел. Пуля пробивает живот. Выстрел. Вторая в грудь. Стреляли справа. Татьяна бросает винтовку, концентрируется. Мир расплывается перед глазами и словно на перемотке, возвращает её на пару минут раньше.

 

Вот она снова с союзниками пробивается по палубе. На этот раз она знает откуда ей ждать удара. Толкает контейнер ногой, падает на пол, переворачивается на спину, перед лицом пролетают пули, теперь на бок, винтовка даёт коротки залп по целям. Трое падают.

 

Индикатор показывает только зелёные сигналы, контейнер который придавил противников, Таня отодвигает в сторону, открывая вход в вышку. Двери открываются, на пороге её встречает лично адмирал. Он явно недоволен её поведением.

 

 —Что ты делаешь?

 —Собираюсь прекратить это, — женщина бросает винтовку в сторону и отталкивая Родислава в сторону заходит внутрь, он что-то ещё говорит ей, но она его не слышит, поднимаясь по крутой лестнице, выходит на палубу мостика.

 

Обзорная палуба выглядит убого, терминалы разбиты и искрят, матросы из офицерского экипажа стараются ровно посадить корабль на воду в Центральном океане. За окном уже видно поверхность воды, а на палубе всё ещё идёт перестрелка.

 

Адмирал поднимается следом, Татьяна не обращает внимание на него, она запускает корабельное вещание, и находит микрофон.

 

 —Экипажу Цербера и его захватчикам, приказываю сложить оружие, корабль и все кто на его борту переходят под командование вице-президента республики.

 —Так это ты?

 —Адмирал, немедленно сообщите в столицу, что ВМФ находится под командованием вице-президента республики Рожковой Татьяны.

 

19:27

 

Татьяну проводили в её каюту на офицерской палубе. Она ещё плохо понимала, что только что натворила, хотя после того как с Цербером связалась Соловьёва, пресс-секретарь на доступном языке объяснила Тане, чем теперь грозит ей её выходка.

 

Место вице-президента она заняла сразу после того как Кильдишев занял президентское кресло после Кожарской. Тогда была суматоха и никто не обратил особого внимания на то, кто занял пост под президентом. Департамент Гарнизона Теней сразу же засекретил все данные, даже Дмитрию не было известно, кто был вторым руководителем кабинета администрации и министров республики. Всё держалось в строжайшей тайне. Татьяна никогда не афишировала своё положение, даже Влад, её муж не знал этого. Однако теперь знали все. И все кто был на судне подчинились. Оккупационные силы регулярной армии, потому что подчинялись только верховному командованию, а экипаж, потому что верили, что вице-президент наведёт порядок. Две армии на судне раскололи его на два лагеря, который теперь ей необходимо было сплотить и использовать. Только вот как? Помочь Кильдишеву? Или Соловьёвой? Или же не помогать никому?

 

Со всем этим бардаком в правительстве, можно было смело предположить о том, что теперь Рожкова стала единоличным правителем всех морских формирований. К тому же адмирал военно-морского флота целиком поддерживал её, и скорее всего это не потому что она была одним из лидеров государства, а по причине того, что она его подруга. Но не стоит так же забывать, что в море как на суше и в воздухе, остаются люди Гарнизона, а это довольно усложняет задачу.

 

Таню встретил Влад, он сидел на краю кровати и перебирал в руках колоду карт, которую сразу же отложил в сторону и выпрямившись, посмотрел ей в глаза.

 

 —И как мне к тебе теперь обращаться? Госпожа вице-президент? — Спрашивал он достаточно серьёзно, даже не улыбнулся. Не бросился к ней. Не обнял. Не прижал к себе. Он был зол. Да. Он злился, и чувствовал себя обманутым.

 —Как и раньше, твоя любимая жена, — как можно мягче постаралась ответить женщина и пройдя через помещение присела рядом, положив руки ему на колени.

 —Моя жена была генеральным директором, но не лидером мятежного флота, — муж сбросил её руки со своих колен и поднялся, Таня прикусила губу и опустила голову. На юбке остались пятна крови, нужно будет застирать, пока не въелись. — Ты знаешь, что наша дочь с Кильдишевым? А наш сын с Соловьёвой? Конечно знаешь. И что собираешься делать? Пойдёшь против тех или других и кого-то мы потеряем. Ты потеряешь...

 —Я придумаю как поступить. Сейчас флот под моим командованием. Родик соберёт их в бухте Паркса, у нас будет больше сотни кораблей, ни президент ни пресс-секретарь не смогут противостоять такой силе.

 —Ты сама-то в это веришь? Соловьёва выиграет выборы, она призовёт флот к себе, а что ты будешь делать?

 —Спасать свою семью, используя все возможные средства, и прямо сейчас я уже приказала адмиралу готовить Цербер ко входу в Оранос. Я лично встречусь с лидерами оппозиции.

 —Ты в своём уме? Ладно, — любимый муж, отец двух детей, обречённо пожал плечами и вернулся на кровать, — я буду всё равно с тобой, но это не значит, что я тебя поддержу.

 —Я знаю, но мне будет достаточно и твоего присутствия в тактическом зале, — Таня поднялась, — прошу вас генерал не отказывайте мне, иначе мне придётся отдать вас под трибунал.

 —Как скажете, госпожа вице-президент, — генерал военно-воздушного флота республики, отдал честь ударом кулака в грудь и покорно повиновался, но не своей жене, а своему командиру.

 

19:32

 

Адмирал Ильченко Родислав, осмотрел мостик. Ремонт будет долгим и возможно не полным. Но даже частично отремонтированные терминалы, будут куда полезнее чем груда металлолома вместо них. После бойни на трёх палубах, отдел аналитиков насчитал семьдесят четыре убитых морпехов и сто тринадцать убитых солдат регулярной армии, внушительная цифра, но отчасти адмирал был доволен. Его корабль отбит и спасён. Но надолго ли? Поддержав решение Тани, он подвергает опасности всех не только на Цербере, но и во всём флоте. В бухте Паркса уже собралась часть флота, другой предстоит обогнуть материк и свободно добраться до места. На это уйдёт день или больше. Род надеялся, что ему не придётся штурмовать Оранос, ведь в таком случае ему придётся отказать Рожковой. Он не намерен рисковать жизнями своих людей.

 

Адмирал, покачал головой. Таня может и правильно поступила выйдя из тени, но как это отразиться на нём самом и вообще на ситуации в целом, он ещё не мог предположить. Он был всецело верен пресс-секретарю и её мужу, министру обороны Соловьёву Михаилу, но если Таня считает, что сможет положить хотя бы какой-то конец назревшему конфликту, то почему бы не позволить ей поступить так как она считает правильным. И поддержать её. Не отпускать же её в одиночку против двух армий?

 

 —Адмирал?

 —Да капитан?

 —Канал с министром обороны готов, — капитан указал на единственный уцелевший экран, — прошу вас.

 —Спасибо, запускайте, — удивительно как уцелела диспетчерская во всём этом бедламе.

 

Картина на экране изменилась на эмблему ВКС, линейный крейсер на фоне созвездия стрельца, потускнел и появилось лицо Михаила, но он был не один, рядом с ним был Нартов Алексей, первый помощник директора департамента ГТ.

 

 —Адмирал, мне кажется вы уже должны были подойти к Острову Теней, или я не прав?

 —Простите сэр, но, планы изменились, — Род покосился на капитана ища у того поддержки, но подчинённое лицо, его само, лицо то и прятало, — военно-морской флот перешёл в распоряжение вице-президента Рожковой, я думал вы уже оповещены об этом...

 —Связи со столицей, как и с другими городами у нас нет, повторите что вы сказали, — вступил в разговор Нартов, — вы теперь перешли в распоряжение вице-президента?

 —Да, она формирует флот и после этого мы...

 —Вы что? Нападёте на Оранос? На Арес? На кого она собралась нападать? — Нападать. Алексей говорил верно. Она собралась на кого-то напасть. Зачем ей ещё собирать весь флот. В одном месте. Нападать. Ох... она хочет сдать флот президенту...

 —Простите господа. Но вам лучше подготовить оборону города.

 

Августа 2018 год.

Земля. Египет.

Каир. Восточный пригород.

Безопасная зона.

14:25

 

Конвой стоял уже некоторое время на месте, за это время Кэтрин успела хорошо изучить улицы в которых она застряла. Солдаты Российской Империи установили периметр, хотя эта зона и была безопасной, удара можно было ожидать с любой стороны. Девушка успела узнать кто и почему тут воюет, а главное зачем.

 

Силы Федерации вмешались в разрешение внутреннего конфликта в Египетской республике по просьбе её правительства. Силы ООН, прибыли немногим позже, когда стало понятно, что египетский конфликт может выйти за пределы страны. А вот тихоокеанский альянс оказался тут благодаря своим личным потребностям, для них падение Египта станет потерей главного поставщика нефти. Все хотели защитить и восстановить единство государства, в котором разгорелся незатухаемый пожар.

 

Кэтрин вернулась к конвою. Она ни на минуту не чувствовала себя в безопасности. Бомбили далеко отсюда. Неизвестно ещё было что случилось с Восточным бассейном. Штурм прошёл удачно, или же... Страшно было подумать сколько человек могло погибнуть за зря. Силы оккупации города, были более чем велики, и они в отличие от сил освобождения владели чуть ли не каждым участком города. Девушка пролистала блокнот, проверяя всё ли она запечатлела на бумаге, для своей будущей статьи. Глубоко в душе в ней теплилась надежда, что возможно её статья станет основой для новой главы в Хрониках.

 

Как же она была права.

 

—Кэтрин, я тебе везде искал, где ты была?

 —Прогуливалась, что-то случилось? — Дьяков был чем-то обеспокоен, — говори же!

 —Федерация нарушила морские границы, и её флот уже подходит к берегу, — рядовой осторожно осмотрелся по сторонам, как бы их никто не подслушал, — боюсь это может спровоцировать конфликт между силами ООН и Гарнизоном, — видя, как глаза Кэтрин закатились он поспешил её немного успокоить, — но это только догадки.

 —Ага, нет это важно, я запишу это и твои мысли на этот счёт, спасибо, — девушка покосилась на конвой за ними, — когда едем? И почему стоим?

 —Забирали разведчиков, скоро тронемся, садись в первую машину, я буду за тобой, — рядовой помог Масленниковой подняться на крышу бронетранспортёра, открыл ей крышку люка и подняв на руки буквально опустил внутрь, пока её голова не скрылась внутри. Люк опустился и Кэтрин оказалась в компании полковника Белкина, водителя и двух штурмовиков.

 

Рядовой спрыгнул на дорогу и прислушался. Подозрительная тишина настораживала. Военные уже рассасывались по машинам, занимая места. Два ударных танка развернув свои башни по направлению к востоку медленно двинулись вперёд. Под их гусеницами песок вплотную прижимался друг к другу. И вот.

 

Первый танк затормозил, но было поздно под левой гусеничной лапой, еле слышный щелчок. Левый бок приподнялся охваченный синим огнём, который расплавил половину машины. Второй танк дал залп из пулемёта по окнам семиэтажного жилого здания из которого к конвою устремились ракеты.

 

Дьяков перехватил в руки винтовку и укрылся за разбитым танком. Экипаж погиб. Их обгорелые и оплавленные тела вывалились на дорогу. Прежде чем рядовой успел что-либо предпринять, ракеты достигли своих целей. Первый БТР принял удар в бок, машину подкинуло над дорогой и бросило в сторону. Вторая ракета попала прямиком в башню танка, разорвав ту на части. Третья влетела в Махаон, штурмовой танк Гарнизона, который сопровождал конвой. Машина развернулась на сорок градусов и сила взрыва поглотилась обшивкой. Туннельное орудие на башне развернулось к зданию из которого стреляли и открыло точечный огонь. Стена дома обрушилась и на улицу высыпали несколько десятков людей одетых в лохмотья. Они кричали на чистом английском и стреляли наугад. Получалось у них весьма неплохо. Силы конвоя изрядно поредели. Дьяков пригнувшись высмотрел перевёрнутый БТР в который он только что опустил Кэтрин. Машина врезалась в первый этаж здания рядом, балконы рухнули на неё замуровав под каменными обломками. Парень высмотрел несколько человек из прикрытия конвоя и двинулся к ним, но в их группу ударила ракета и тех буквально разорвало на части. Дьякова отбросило назад, он упал на спину. Ничего не слышал. Только гудение и биение сердца. А потом ничего. Перед глазами всё потемнело и он провалился в беспамятство.

 

Кэтрин проследила за лицом своего нового друга, он закрыл люк и пропал из её поля зрения. Но ей показалось что он был насторожен. Неужели он чего-то ей недоговорил? Полковник Белкин учтиво пригласил девушку занять место рядом с ним, за тактическим терминалом. Катя приняла предложение и запустив запись на камере, направила её на экран. Белкин весело улыбнулся, бросил немой взгляд на экран и почернел. Именно почернел. Следующее что Кэтрин поняла, так это то что мужчина всем своим телом навалился на неё, при этом что-то сунув ей в карман, и закрыл голову руками.

 

Мощный толчок, примерно такой, как во время землетрясения. Девушка закричала. Машина подлетела в воздух. Штурмовиков разметало у неё на глазах. Голова пилота оторвалась от тела и отлетела в сторону. Машина упала, врезавшись во что-то твёрдое.

 

Головой она лежала в низ. Белкин упал за неё. Ногу придавило чем-то тяжёлым. И она застряла в вертикальном положении зависнув над стеной, которая теперь была полом. Нет она не потеряла сознания. И нет она не истекала кровью. Во многом благодаря тому что полковник придавил её своей неподъёмной для неё тушей. Но теперь она не знала что делать дальше. Она просто осталась на месте. Не в силах даже пошевелиться.

 

Похоже машину придавило камнями, потому что спустя какое-то время, во время которого Кэтрин пыталась понять, как и почему она оказалась в этой западне, которая возможно станет её могилой, камни кто-то начал двигать. Двигать громко и с большой силой, но молча. Ни звука. Кроме скрежета и грохота.

 

 —Катя! — Сквозь пелену тумана, которая уже охватывала сознание девушки, она разобрала своё имя.

 

Камни продолжали двигаться. И наконец она увидела свет. Рядом с тем местом где зажало ногу. Но лучше ей от этого не стало. Похоже, что часть ракеты, которая ударила в них, а теперь она не сомневалась в том что это ракета, осталась целой и невредимой, застряв в корпусе машины. Через небольшое открывшееся отверстие упал свет на лицо, девушка зажмурилась.

 

 —Катя как ты? Не двигайся! — Дьяков? Он один?

 —Я как раз подумала сходить за кофе, — попыталась девушка разрядить атмосферу. Но вышло слабо. Парень внимательно изучил остатки ракеты, пожимая плечами и что-то бурча себе под нос.

 —Ну где там твоё кофе?

 —Закипает, — и сразу перешла к делу, — что там? Всё так плохо?

 —Не хорошо. Часть боеголовки придавила твою ногу, если потяну, могу запустить механизм и тогда...

 —И тогда вместо кофе у нас будет бифштекс, — со своей стороны Катя ничем не могла помочь парню, и хотя её знания человеческой хирургии были настолько малы, что она не смогла бы вправить даже ключицу, сломать её же, по всем правилам она смогла бы запросто, — сломай её, — просто сказала она, словно речь шла о чём-то обыденном.

 —Кого?

 —Ногу, сломай её и тогда сможешь вывернуть её так, что бы вытащить из под куска ракеты, — его лица она не видела, но судя по вздоху, он не хотел этого делать, но понимал, что другого выхода нет.

 —Подожди принесу какую-нибудь арматурину, поддену ногу и переломлю кость, я сейчас.

 

Итак Кэтрин снова задумалась, а не страшный ли это сон. Прямо сейчас ей сломают кость. Возможно она останется калекой на всю оставшуюся жизнь, а учитывая, что вокруг неё война, эта самая жизнь будет невероятно коротка. Может быть она погибнет от пули, или от заражения крови. Или от того и другого. Дьяков вернулся.

 

 —Погоди, как тебя зовут, мы так и не познакомились, — девушка нащупала руками под собой кобуру на поясе Белкина, и сняла её.

 —Дьяков Евгений, для друзей Ив, — он просунул трубу и закрепил в нужном положении, — просто подумай о хорошем.

 —Масленникова Екатерина, для друзей Кэтрин, — она зажала кобуру в зубах и закрыла глаза.

 

Женя не давал счёта. Он просто нажал что было сил. Хруст кости пронзил Катю она кричала давясь слюной. В это же время парень подхватил её вторую ногу и потянул на себя. Сломанную он вывернул против часовой и вытащил из под куска, освободив. Теперь он просто тянул девушку на себя вытаскивая на поверхность. Вот она уже оказалась под палящими лучами. Глаза были красными. Она чуть ли не теряла сознание. Дьяков проверил ногу. Идти она точно не могла. А идти им далеко.

 

Над горизонтом со стороны базы Гарнизона к небу поднимались столпы огня и густого черного дыма. Ответ напрашивался сам по себе. База разрушена. А в стороне базы ООН, всё ещё бомбили и стреляли. В воздухе кружили авиа-линкоры, один из них подбитый уже летел к земле.

 

 —Куда пойдём? — Спросил он у девушки, словно она могла знать ответ на этот вопрос.

 —В центр, — Катя собралась с последними силами и приподнялась, Женя подхватил её на руки. Она сняла винтовку у него со спины, перезарядила, — как устанешь, опустишь.

 —Пойдём дворами, часа через три будем у восточного бассейна.

 —Хорошо, Ив. Идём.

 

16:23

 

Кэтрин осторожно протянула руку к сломанной ноге. Женя выправил кость и наложил шину, плотно замотав тряпками. Надеяться на то, что сломанная кость срастётся обратно, было бы глупо, но Катя не теряла надежды. По какой-то необъяснимой причине она была уверена, что в центральных районах города, они найдут помощь.

 

По дороге до восточного бассейна им никто не встретился, кроме гражданских, которые только при виде рядового сразу же разбегались по сторонам скрываясь в переулках. Словно муравьи бежавшие от огня. Привал решили устроить у края бассейна. Речной канал кольцом опоясывал ту самую башню, которую собирались штурмовать объединённые силы освобождения. Но похоже штурм не удался. Башня была всё так же захвачена египетскими оккупантами. На последнем этаже установили пулемётные расчёты, а у подножия поставили артиллерийские орудия.

 

Кэтрин предположила, что если им удастся пройти мимо этой башни, то дальше они будут в некоторой безопасности. Там не стреляли и не бомбили. Пока туда не войдут силы Гарнизона с союзниками. Вот тут-то она и начала сомневаться в целях всех кто хотел спасти Египет.

 

Евгений проверил наличие патронов, три обоймы на винтовку и четыре на пистолет, плюс два ножа. Неплохо. Но с калекой, с этим далеко не уйдёшь. Девушка постаралась заснуть. Но ничего не выходило. В голове метались мысли, одна хуже другой. Наконец она решилась озвучить одну из них.

 

 —Как думаешь? Небольшой отряд смог бы устроить диверсию на башне?

 —Да, но это не решило бы главную проблему, два моста перекинутые через реку разрушены, так что даже диверсия не поможет нашим силам пройти на другой берег.

 —Только если целью этой диверсии не будет установление альтернативного моста, — похоже Дьяков начинал понимать к чему клонила его спутница, — и потом нам тоже нужно как-то пройти там.

 

—И что ты хочешь этим сказать? Допустим я буду там, а дальше?

 —Отдашь мне винтовку, я прикрою тебя, — звучало это глупее чем могло быть на самом деле, винтовки Гарнизона позволяли вести прямой самонаводящийся огонь, да ещё и отделять противников от союзников, но Катя не умела стрелять, вот и всё, однако, она могла сделать это.

 —Это глупо. Сама понимаешь почему, — но тем не менее Женя осмотрел дома на берегу. Достаточно высокие и крепкие, пулемётная очередь по окнам не пробьёт стены, а вот залп из артиллерии сравняет дом с землёй.

 —Смотри, Белкин сунул мне это в карман перед самой катастрофой, не знаю, что это такое, — Катя протянула Жене маленькую коробочку с кнопочкой и отверстием у тыльной стороны, он повертел её в руках, после ударил себя по лбу и расплылся в улыбке.

 —Это коротковолновый подпространственный указатель! Точно! Странно откуда он у него был, ведь это разработка Федерации, — Женя вернул его девушке и зарядил пистолет, — лучше погибнуть героями, — выдохнул он, — подхватил спутницу на руки и головой кивнул на неприметный жилой дом, часть стены которого уже рухнула в реку, — оставлю тебя там. Стрелять будешь короткими очередями по башне и берегу, не выглядывай из укрытия, — он заскочил по обвалу на второй этаж и нашёл чудом уцелевшую лестницу в глубине здания, — я установлю заряды на внешней стороне башни с нашей стороны, после спрячусь на берегу, подам тебе сигнал, тебе нужно будет навести указатель, вот тут видишь, — Кэтрин взяла коробочку в руки, парень остановился на пятом этаже, и показал ей на маленький экранчик, — прицеливаться будешь по нему, наведёшь на верхнюю часть башни, тремя этажами ниже пулемётов, и нажмёшь кнопку три раза. Поняла. Именно три раза.

 —Поняла, хорошо. Я всё сделаю.

 —Когда всё утихнет я вернусь за тобой, — пройдя ещё этаж, Женя положил девушку в комнате, окна которой выходили на башню. Начинало смеркаться. Винтовку закрепил на подоконнике, опустив экран в низ, так что бы Кэтрин не пришлось приподниматься при каждом спуске курка. Она могла вести огонь и лёжа, отслеживая цели на экранчике. Но вот что бы навести указатель ей всё равно придётся встать, — не умри тут.

 —Я справлюсь. Удачи тебе, Ив.

 —И тебе Кэтрин.

 

Дьяков спустился к берегу, и нырнул в воду, десять метров под водой он пересёк достаточно быстро, вынырнув у мостовой. Периметр был чист, похоже осаждённые в башне были уверены в своей неприступной крепости. Интересно почему башню просто не разбомбили. Наверное какая-то архитектурная ценность. Но Кэтрин как и Иву было всё равно. Парень прополз к первой траншеи и упал в неё. Рядом с одним из орудий, прибрал к своим рукам семь зарядов Си-4, и выбравшись наружу, стараясь не попасться на глазам пулемётчикам пробрался до стены.

 

Башня была метров семьдесят в высоту, её стены из какого-то желтоватого камня, сверкали переливаясь радужными цветами. В основании башни точно был металлический стержень и маятник, что не давало ей раскачиваться на ветру. Такое огромное сооружение, похожее на трубу выросшую прямо из земли, и завершающуюся куполообразной коробкой в пять этажей, можно было назвать венцом творения рук египетских строителей, и её Женя с Катей собирались прямо сейчас сравнять с землёй. Варвары. Рядовой сплюнул под ноги и принялся устанавливать заряды. Пульт дистанционного управления он держал в кармане. Ему нужно будет вовремя подорвать заряды, что бы план сработал.

 

Установив последний заряд, он поймал на себе взгляды двух защитников башни. Те недоумённо переглядывались затем выхватили своё оружие, но воспользоваться им не успели. Короткая очередь ударила по ногам. Они упали навзничь. Завизжала сирена тревоги. Пулемётные расчёты открыли огонь по зданию на берегу, как раз туда где находилась Катя. Женя скрестил пальцы. Выставив впереди себя пистолет он бегом кинулся к берегу, он ещё не придумал какой сигнал подать Кэтрин и поймёт ли она его?! На пути из траншеи вылезла группа солдат, пять выстрелов, пять коротких вдохов и выдохов, и пять тел падают обратно. Женя ныряет следом за ними. Перекатывается. Стреляет. Ещё двое упали. Перезарядка. Быстрее. Всё. Хватает автомат убитого длинной очередью поливает пилотов артиллерийского орудия, бросает автомат срывает с пояса осколочную, зажимает чеку в зубах, срывает, бросает в ящики со снарядами. Выскакивает из траншеи. Ногами вперёд прыгает в воду. Взрыв. Раскуроченный ствол орудия подрывается на месте взлетая в воздух. Сила взрыва настолько огромна что уши Кэтрин заложило. Она опираясь руками о подоконник приподнимается. Пулемётная очередь проходит над ней по стене, осыпая на голову песок и крошки камня. Наводит на цель, сверяется с экраном и нажимает трижды на кнопку. Ничего не происходит, падает на пол. И закрывает голову руками.

 

Дьяков выныривает на другом берегу, выбирается на сушу, крики не останавливают его точно так же как и стрельба. А вот звук стремглав падающих снарядов на верхушку башни заставляют его обернуться.

 

Впечатляющее зрелище.

 

Бомбардировка основания верхней части башни раскалывает её и та с огромной силой отбрасывается назад, с грохотом обрушаясь в реку, Женя спускает переключатель детонатора. Взрыв волной обрушает первый этаж на другой стороне и оставшаяся часть башни накреняясь обрушивается на берег и в воду. Мост готов. Башня разрушена. Восточный бассейн больше не представляет угрозы. Силы оккупации в панике выбираются из под обломков, как их накрывает Кэтрин из винтовки.

 

Парень поднимается к своей спутнице. Та уже отползла от окна и тянет к нему руки. Нет не ранена. Обошлось. За окном на улице стрельба. Кто с кем, не понятно. Возможно силы союзников. Но Кэтрин знает, понимает, что чем дальше от военных действий тем безопаснее, нет никакой уверенности что будучи с союзниками они будут в безопасности. Даже база Гарнизона была разрушена. Что говорить о других сторонах.

 

Спустившись на улицу, Катя приметила два авиа-линкора в небе, те поливали свинцовым дождём по остаткам на островке, который раньше был защищён башней. Теперь же, ни что не могло остановить силы освобождения. Женя спустился к берегу и по кускам камня поднялся на руины верхней части. Местами стены обвалились, и приходилось обходить их, при этом успевая отстреливать появлявшихся на пути противников. Кэтрин стреляла прицельно попадая точно в цель. Патроны заканчивались, она делала короткие залпы, но в итоге когда они оказались уже на другой стороне, винтовку можно было выбросить. Теперь девушка была вооружена только пистолетом. Дьяков спрыгнул с берега и подхватил раненую подругу покрепче, оставалось совсем немного и они скроются в узких переулках Центрального района города. Шаг и ещё. Спина болела, руки устали. Дышать было тяжело. В воздухе стояла пыль и гарь. Вокруг кричали. Убивали.

 

И вот. Наконец парень с девушкой забежали за угол на противоположном берегу, и остановились. Парень опустил девушку на землю. И сам упал рядом с ней вытянув ноги.

 

 —Мы живы, хороший был план.

 —Я только предложила, а план придумал ты.

 —Что теперь? Мы в центре.

 —Ещё не в центре, нам нужно в Каирский университет, так мы попадём домой.

 —О чём ты говоришь?

 —Это неподтверждённая информация, но я уверена, что оно там, наше спасение.

 

17:25

 

 —Что за самодеятельность?! — Взревел контр-адмирал Васильев, поднимаясь на мостик в сопровождении двух офицеров флота и капитана морского судна "Базальт", — кто дал вам право лейтенант?! Отвечайте!

 —Координаты цели пришли по закрытому каналу департамента Гарнизона Теней, по протоколу я должен был принять их и нанести удар, что я и сделал.

 —А сообщить об этом на "Первый", вы не подумали?! Нам строго запрещено наносить удары по Каиру, мы и так нарушаем кучу правил находясь в этих водах! Премьер-министр надеялась на наше... — Контр-адмирал запнулся так и не закончив, на мостике сверкнула вспышка синего света озарив всё своим светом, после чего на её месте материализовался молодой высокий парень в строгом костюме с бордовым клетчатым галстуком. Парень осмотрелся по сторонам остановив взгляд на младшем лейтенанте Ильченко Родиславе, коротко кивнул ему, и обернулся к Васильеву.

 —Адмирал, — на этом мужчина в адмиральском мундире вскинул руки вверх, — что такое?

 —Директор, это была глупая ошибка лейтенанта, за которую он отправится под трибунал немедленно...

 —Прекратите, эта глупая ошибка теперь поможет нам. Лейтенант действовал по протоколу. Не так ли, — парень повернулся к Родиславу, тот вытянулся по струнке, — лейтенант, вы действовали по протоколу?

 —Так точно сэр, — отчеканил парнишка и смутился, похоже он понял, что благодаря его действиям что-то пошло хорошо, там в городе.

 —Вот видите адмирал. Премьер-министр уже знает о случившемся, к сожалению лично она не может сейчас вас поблагодарить, однако для лейтенанта у меня есть подарок, лично от меня, — парень махнул за окно обзорной палубы, — это Минос, ваш корабль лейтенант. Он останется у берега Египта и прикроет двух наших агентов, которые уже проникли в центральную часть Каира и скоро будут рядом с лидерами сопротивления, — он снова повернулся к Васильеву, — разверните флот и возвращайтесь в воды республики, это приказ Соловьёвой. Поняли?

 —Да директор, позвольте только поинтересоваться, кто такие эти агенты, которым удалось сделать то, чего не мог сделать никто другой?

 —Я понятия не имею, — честно ответил директор департамента Гарнизона Теней и растворился в синей вспышке.

 

17:37

 

Директор департамента ещё раз просмотрел позиции Гарнизона в центральных частях города, после чего закурил сигарету и натянуто улыбнулся. Он и предположить не мог, что двоим без всякой подготовки удастся пробраться так глубоко в город. При этом один из них ранен, а второй нарушил все возможные уставы и приказы. Странный дуэт.

 —Директор, они в Северном квартале, что будем делать?

 —Сколько их там?

 —Восемь десятков, плюс минус три танковых дивизии, если не сейчас то, — молодая девушка развела руками и покосилась за спину директору, там за тактическим терминалом работал её парень и будущий муж, — будем эвакуироваться сэр?

 —Татьяна, я ведь не ошибаюсь, — девушка утвердительно кивнула, — больше не куда эвакуироваться, отправьте приказ на Цеппелин, пусть начинают как только будут готовы...

 —Там ещё два беглеца, что с ними? — Директор задумался. Однако. Как всё складывается. Масленникова и Дьяков прямо над ними на улицах, по которым вот-вот будет нанесена орбитальная бомбардировка. Выживут ли они? И хочет ли директор что бы они выжили, он ещё этого не понял. Не разобрался с этим. С одной стороны эти двое могли помочь разобраться с силами сопротивления. С другой, они ставят под угрозу всю операцию.

 

Татьяна решила больше не донимать задумавшегося директора и отошла в сторону, связываясь с Цеппелином.

 —Полковник Федореев. Начинаем.

 

17:35

 

Женя и Катя сделали очередной привал, на этот раз с комфортом. Они разместились в гостинице, на первом этаже которой было кафе, где их накормили и в подпольном лазарете подлатали ноги девушке. Теперь она могла передвигаться сама, но ещё не без поддержки со стороны.

 

В этой части города, Кэтрин показалось что никакой войны в Каире нет. В этом районе люди жили так, словно ничего вообще не происходило. Они гуляли по улицам, смеялись веселились. Катя словно из ада попала в утопию. Все были так беззаботны, что это даже пугало её. На все вопросы о том что рядом с ними идёт война, люди отмахивались и утверждали, что тут они в безопасности, им ничего не угрожает. Один старичок сказал, что их защищает древнее божество, на что Катя решила, что за этим необычным спокойствием стоит какая-то технология подавления паники или что-то ещё. Женя же довольно устроился за столиком и потягивая уже вторую кружку пива, рассказывал Кате очередной армейский анекдот.

 

 —Странно тут, тебе так не кажется?

 —Это большой город, что ты хотела, — Женя улыбнулся, — расслабься и отдыхай, с утра продолжим путь.

 —С утра? Нет. Через пару часов пойдём, — как можно более утвердительно сказала девушка.

 

Официант хмуро посмотрел на Кэтрин, даже Женя съёжился, словно оба были недовольны её решением. Но если спутника можно было ещё понять. То поведение человека со стороны, выглядело весьма подозрительным. Девушка оперлась руками о стол и приподнялась с места. Ей становилось не по себе в этом месте.

Слишком все были дружелюбными и доброжелательными... подозрительными.

Очень. Странными.

 —Я пройдусь, если ты не против... — краем глаза она заметила, как в узком переулке скрылась группа человек, знакомо одетых в форму Гарнизона. Кэтрин не делясь своими догадками с парнем, проковыляла через улицу и заглянула за угол. Тупик. Ничего напоминающего солдат Федерации.

 

Маскировка! Девушка ударила себя по лбу. Как же она сразу-то не догадалась. Зайдя в переулок, она подумала, что попала из тёплого жаркого Каира в холодную Сибирь. Морозный воздух буквально сковал всё её тело, и движения в том числе. Кэтрин медленно, переставляя свою больную ногу, приближалась к тупику. Вот поднялся сильный ветер, который буквально хотел сбить её, но прилагая максимум усилий она всё же дошла до тупика и споткнувшись полетела вперёд.

 

Однако, не было тяжёлого удара о каменную стену. Вместо этого она прошла сквозь неё и рухнула на тёплый пол. Рядом со своим лицом она заметила высокие армейские сапоги. В нос ударил неприятный запах пота. Девушка поморщилась и приподнялась на локтях.

 

 —Гражданская! Приведите медиков, она ранена, — какой незнакомый, но приятный юношеский голос, Катя даже сделал усилие что бы поднять голову и посмотреть, что же это за кавалер, который даже не подал ей руку, — давайте руку мэм, я вам помогу подняться. Интересно что заставило вас пройти сквозь ветер?

 —Я заметила, как силы Гарнизона прошли тут, — ответила девушка, как только встала в полный рост, придерживаемая парнем, от того не скрылся ни её акцент, ни язык на котором она ему отвечала.

 —Русская, — скорее утверждение нежели вопрос, парень обернулся, к ним подходили два медика, — разведка?

 —Неверно, я Масленникова Екатерина, журналист из Благовещенска, — солдат сконфузился, и пока Катю освещали портативными сканерами, она осмотрелась.

 

Это было небольшое помещение, похожее на стыковочный бокс, их она видела в видеоматериалах, напротив того места где она вошла, в стену была врезана массивная металлическая дверь, напоминающая противоударную, как в военных бункерах.

 

 —Обморожения нет, только перелом, позволите спустить её в лазарет, сэр? — Один медиков, в белоснежном халате, с силой подхватил её под руку, кажется девушку никто не будет спрашивать, хочет ли она идти в "их" лазарет.

 —Постойте, я сообщу в центр, — он был в необычной армейской форме. Теперь Кэтрин это видела, когда он отошёл от неё и встал под лампой на потолке. Это была специальная форма департамента Гарнизона Теней. Тёмно-фиолетовый комбинезон, сочетающий в себе верх и низ, с длинным рукавом, переходящем в перчатки. У шеи, форма завершалась плотным кольцеобразным основанием, которое вероятно генерировало невидимый глазу барьер, закрывающий голову.

 —Это секретная база, — Катя сделала шаг вперёд к агенту Гарнизона, медик сжал руку, не давая ей пройти дальше, — я гражданское лицо, у меня есть разрешение премьер-министра...

 —Но её тут нет, или вы её видите? — Парень кивнул людям в халатах и те отступили, — прежде чем вас подлатают, с вами встретится наш командир. И не забывайте о том, Кэтрин, — он знает о том, кто она. Они тут это знают, — премьер-министра Соловьёвой нет ни в Каире, ни в Египте, и вы только что проникли на секретный объект. Хочу дать вам совет, — Катя прищурилась, зная, что он скажет, но с её работой это почти невозможно, — держите язык за зубами.

 —Не могу обещать, — девушка помахала медикам рукой, и медленно шагая двинулась следом за юношей.

 

На вид ему было двадцать, даже немногим больше. Высокий, худощавый, с правильным красивым телосложением. Мышцы рук выделялись на форме, точно так же как и ровная сильная спина. Кэтрин невольно обратила внимание на ту часть что была ниже поясницы, но быстро опомнилась.

 

Пара спустилась метров на семь, по длинной широкой и крутой лестнице, освещение подавалось через встроенные в стены лампы. Пройдя через вторую противоударную дверь, парень остановил девушку и отобрал у неё импровизированный костыль, который сделал для неё Женя, из подствольного автомата. Катя с недовольством отдала этот подарок и ощутила необычный прилив сил, она ровно держалась на ногах, боль и хромота прошли. Она удивлённо посмотрела на своего спутника. Но тот ничего не ответил и поманил за собой.

 

Широкий коридор, метра два в высоту, развилкой уходил в три разных направления, на полу каждого из коридоров была цветовая линия: синий, красный и жёлтый. Они шли по жёлтой линии, в стенах были скрыты ниши дверей, мощных и больших, по полтора метра в ширину и по два в высоту. По пути никто не встретился. Вокруг было тихо. Катя остановилась, почти врезавшись в спину сопровождающему. Тот постучал костяшками пальцев по железной двери, она была меньше тех, которые она видела до этого.

 

Дверь выгнулась и скрылась в стене, поднявшись наверх. Катя проглотила стон удивления. Она смотрела на копию тактического зала в Генеральном Штабе ВКС Федерации.

 

Ей с её работой, освещать события, которые происходили за кулисами, ни раз приводилось посещать ГенШтаб в Хабаровске. И сейчас она ощутила себя там же. Однако, были и различия. За терминалами работали люди в форме департамента, но никак не в формах ВКС. А в центре на голографической платформе, размахивая руками и жестикулируя, стоял высокий худощавый парень в деловом строгом костюме. И если бы не торчащая рубашка из под пиджака, она бы решила, что это кто-то из министерства культуры. Парень проводил её до края платформы и отошёл в сторону, встав за спиной и скрестив руки за спиной.

 

 —Поднимайтесь, госпожа Масленникова, — обратился к девушке молодой человек на платформе, — давайте же, смелее.

 

Кэтрин поднялась на платформу и по телу пробежали мурашки. Микроскопические частицы прикоснулись к её коже, и она очутилась посреди светлого помещения с большими окнами. Звуков она не слышала, но по убранству в помещении сразу догадалась, она в кабинете премьер-министра Федерации Хранителей в Хабаровске. За столом была молодая женщина в зелёном платье. Её волосы были коротко подстрижены. На лицо, можно было сказать, что ей под тридцать, на самом же деле премьер-министру Соловьёвой Ирине было только двадцать пять лет. Но политическая работа сделала своё дело.

 

 —Ирина, вот госпожа Масленникова, она обрисует тебе ситуацию в городе, — молодой человек подтолкнул Кэтрин вперёд, и она впервые в своей жизни не знала, что ей сказать. В голове крутились слова того парня: "Держи язык за зубами"

 

 —Я вас слушаю, Екатерина, — хоть бы кто представился, для приличия, например, или это не предусмотрено данной встречей, — что происходит в Каире?

 —Госпожа премьер-министр, я, — Катя не знала с чего ей начать, как правильнее выразиться, какие слова подобрать, — силы сил освобождения...

 —Освобождения? Это так называют нас в столице Египта? — Соловьёва нахмурилась, — или это вы так называете наши силы и силы союзников?

 —Я мэм, — Кэтрин не успела продолжить Ирина её перебила.

 —И от кого мы по вашему освобождаем этот город? Нет, — последнее кажется было обращено уже не к Кате, а к тому юноше, который стоял рядом, — вот видишь, и как мне потом это объяснить остальным?

 —Ира, мы всё уладим...

 —Госпожа премьер-министр, тут война, вот что твориться в Каире, и если вы не верите мне, то прилетите сами и посмотрите. Я уже дважды чуть не погибнув, стараюсь выбраться отсюда, хотя хотела сюда попасть больше чем всего остального. Война. Которая уносит жизни...

 —Довольно, — голограмма потухла, и девушка теперь вернулась на секретную базу в Каире, — вас проводят в лазарет и предоставят жильё. Осмотритесь. И закончите свою статью. После этого мы эвакуируем вас.

 —А вы собственно?

 —Заклейников Сергей, директор департамента Гарнизона Теней, — Катя ахнула, — лейтенант Покачалов проводите нашу гостью, и позаботьтесь о её спутнике.

 —Рядовой Дьяков на поверхности в окружении местных, как нам его сюда заманить? — Лейтенант Покачалов значит.

 —Придумайте, я должен навестить наших друзей во флоте.

 

Глава 3. Второй акт войны.

Августа 2043 год.

Марс. Осайрис.

Адмиралтейство ВМФ Марса.

13:33

 

Адмирал Ильченко прошёл к перилам балкона над террасой и осмотрел горизонт. Там в бухте стоял Цербер, давно его флагман не заходил в воды Осайриса. Губернатор Алексис оказалась радушной хозяйкой. Особенно, после того как Татьяна предложила ей десять процентов акций, несмотря на то что мир разваливается, деньги всё ещё имеют какой-то вес. Мировые производства остановились, ни оружия ни новой техники, ничего. Да и войны-то нет на самом деле. Очередные беспорядки на улице, да правительственный репрессии, это не настоящие военные действия. Даже когда Цербер вошёл в Оранос, никто из оппозиции не взял корабль на прицел, а вице-президента встретили как и подобает. Нартов оказался куда сговорчивее Заклейникова, который сейчас отсиживался на своём камне у берегов Ареса. Хотя со своей маленькой, но качественной армией, он смог бы единолично взять ситуацию под контроль. Но он сидел на месте, позволив своему помощнику руководить компанией пресс-секретаря. Интересный ход. Интересный и загадочный.

 

Но Родислав остался при своём мнении, он остался с Таней. Она настоящий и единственный адекватный лидер Марса и цивилизации хранителей. Можно с уверенностью сказать, что кто бы не выиграл выборы, другая сторона нанесёт удар. Настоящий. С использованием силы. Если президент останется на своём месте, Соловьёва с поддержкой Нартова, осадит дворец и казнит Кильдишева, конечно же обставив всё законом. Не к чему будет прикопаться. Если же, пресс-секретарь получит кресло президента, то Кильдишев воспользуется своими связями и фанатичными последователями, а те со своей властью быстро окружат город и буквально перережут всю оппозицию.

 

Как ни посмотри, ни одна из сторон не окажется у руля, не перебив другую. Но если Таня... Если Таня возьмёт власть в свои руки. Но даже со всем морским флотом сделать это будет невозможно. В этой войне, нужно кое-что другое. Людям нужен символ. Тот кто объединит их. И к сожалению Таня не тот человек. Деньги которые имелись у неё, не могли купить веру людей во что-то или в кого-то.

 

И тогда адмирал Ильченко воспользовался своими старыми связями в администрации президента, и нашёл способ. Способ, который позволит Тане объединить людей и встать во главе республики.

 

 —О чём задумался? — Подруга подкралась сзади и положила руку на плечо, протянув в другой чашку с кофе, — держи вот.

 —Что думаешь делать дальше? — Родислав склонил голову и всмотрелся в борт Цербера. Из под воды, слегка проглядывали диски магнитных двигателей, нужно будет провести модернизацию.

 —Думаю, забрать мужа, найти детей и бежать с планеты, не хочу оказаться тут когда Кильдишев и Соловьёва вгрызутся друг другу в глотки, — на полном серьёзе ответила женщина, — а что ты предлагаешь? Даже имея морской флот, я не добьюсь утверждения своей персоны в кресле президента. ВКС республики подчиняется президенту и они с орбиты испепелят весь флот, задумай я как-то использовать твоих людей.

 —Ты права, я думал о том же, и тогда понял, что президент и пресс-секретарь столкнулись с той же проблемой, или, — адмирал поставил чашку и повернулся к вице-президенту, — столкнуться в скором времени. И тогда я пробил пару каналов и нашёл выход.

 —Людям нужен символ, понимаешь?

 —Понимаю, и как раз, на Марсе есть такой символ, да и ещё за ним стоит очень могущественная сила, — мужчина сглотнул, — Масленникову Екатерину арестовали правительственные силы, обвинив в связи с оппозицией. А семь часов назад, её похитили из тюрьмы и сейчас она находится на Цезаре, под защитой, как утверждают мои источники, Нартова. Обе стороны, хотят получить её себе. Да только, она уже лет как двадцать служит в департаменте Гарнизона Теней. И не трудно догадаться, чью она выберет сторону. Погоди, не перебивай. Но, эта девушка. Она, в отличие от многих с кем мне пришлось познакомиться, как бы это ни звучало, умеет думать. Самостоятельно. В наше время, это большая редкость. Мы заберём её с собой, и предоставим ей возможность сделать свой выбор. На чьей стороне выступить, и уверен. Она примет не ту сторону, на которую надеется Соловьёва.

 —Хочешь обмануть Заклейникова? Даже Кроуфергровту это не удалось, — Таня была поражена идеей друга, но она вдохновилась этой затеей.

 —Нет, что ты. Обмануть его не удастся. Как ни как, когда всё закончится, он вернётся и будет опять тянуть за верёвочки, — адмирал указал на Цербер, — но вот обыграть, это да. Гарнизон не знает, что моё корыто оседлало ветер, так что же, — Родислав развёл руками, и более громко спросил, — госпожа президент, сыграем в игру?

 —С радостью адмирал, отплываем немедленно. И поможет нам Бог.

 

Августа 2043 год.

Марс. Южное море.

Закрытая станция Цезарь.

15:40

 

Алексей уверенно вышагивал от стены к стене, под радужным куполом, под ногами хрустели осколки стекла и старые кости. В углу он заприметил кучу собранных скелетов, в обрывках одежды. Мужчина сплюнул под ноги. Не самое удачное они выбрали место для того что бы спрятать Кэтрин. Но, радовало хотя бы то что Ив не мог сюда проникнуть. Первый помощник директора Гарнизона Теней, остановился у края сферы и посмотрел в низ. Сквозь облака под станцией, пробивались обрывки морской поверхности. Появление адмирала с вице-президентом в этой сложной политической игре, не было предусмотрено. Ни кем. Может быть Сергей и знал что-то об этом. Но, тогда он бы предупредил его. Разве не так? Но теперь Кэтрин у них, и Соловьёва правильно разыграет все карты.

 

Люди пойдут за ними и у Кильдишева не останется шансов. Ирина выиграет выборы. И тогда всё закончится.

 

 —Полковник, мы расчистили мостик, станция построена на славу, удивительно что она до сих пор висит тут, — Нартов обернулся, Покачалов протянул планшет, — что будем делать с этим местом?

 —Ничего. Все тела тут, это хорошо. Сбросим в воду, как только закончим. Как Кэтрин?

 —Нормально, хочет знать почему мы держим её тут, — парень осмотрелся по сторонам и спросил, — как ты тут можешь находиться. Это же... всё это место даже кладбищем не назовёшь. Запах смерти, повсюду. Все эти люди...

 —Смерть, — Алексей вернул планшет парню, — она преследует меня уже очень давно. Всё это место, напоминает мне мою жизнь, Костя.

 —Ты давно проходил осмотр?

 —Всё в порядке, старый друг, просто у меня плохое предчувствие...

 —И не зря, — Покачалов Константин подошёл к самому краю сферы указывая в облака, вернее, что скрывалось под ними. Массивная металлическая туша флагманского морского судна прямиком под станцией, поднимала по краям от каждого из бортов, из под воды, объёмные дисковидные двигатели. Сперва запустилась пара центральных, установленных в задней части корабля, после активировались остальные и морское судно уверенно воспарило над морской гладью. Нартов отступил назад, Цербер только что взлетел прямо у него на глазах. Это могло стать проблемой.

 —Говоришь, почти всё починили, а как насчёт систем обороны? — Как можно спокойнее спросил Алексей, хотя ответ он итак знал, он ведь просмотрел отчёты о проведённых работах.

 —Понял, начну эвакуацию.

 —Нет, подготовьте оборону станции, мы не отдадим им Кэтрин.

 —Думаешь они за ней?

 —Не за мной же. Боевая готовность номер один.

 

16:12

 

 —Что у нас, — Нартов прошёл мимо терминалов к капитанскому креслу в центре мостика и осмотрел присутствующих, — далеко они от нас?

 —Семь километров, поднимаются медленно, у них те же проблемы что и у нас. Щитов нет. Систем подавления тоже, — Покачалов занял место за тактическим терминалом, — мы их просканировали, они нас нет. Видимо нет такой технологии...

 —Ильченко и так знает куда стрелять. Они уже в радиусе поражения? — Алексей опустился в капитанское кресло и опустил голографический экран, — цель магнитные двигатели.

 —Так точно сэр, — Костя кивнул техникам и те приступили к интенсивной работе.

 

Орудия Цезаря, по мощности были сравнимы с орудиями космического крейсера. Но в отличие от корабля, станция не может совершать манёвры уклонения. А значит орудия вынуждены бить только по прямой траектории. К тому же, станция довольно старой конструкции, и её гравитационный модуль расположен на внешних палубах, после точного попадания, станция потеряет способность висеть в воздухе. У Алексея было невыгодное положение, впрочем у Родислава тоже. Морское судно, даже будь оно трижды летающим, не было приспособлено для боя в воздухе. Несмотря на то что на Цербере, для подобного боя были более пригодные орудия, у него были внешние магнитные двигатели. Потеря основного двигателя, оставит морской флагман без поддержки и он камнем рухнет в воду. Адмирал и первый помощник, знали, как они рискуют.

 

Цезарь не стал дожидаться пока Цербер откроет огонь, по беззащитному корпусу станции, и открыл огонь из внешних туннельных орудий. На верхнюю палубу флагмана обрушился свинцовый дождь, снаряды которого, разрывались при столкновении. Судно, накренилось на правый борт и из под него, с поверхности воды выстрелили водяные клинья. Они обогнали флагман и вонзились в нижние палубы. Станцию тряхнуло. Рельсовые орудия левого борта судна дали одновременный залп. Снаряды на невероятной скорости ударили в обшивку расплавив её и пройдя через внутренности, взорвались в брюхе станции. Цезарь, открыл верхние шлюзы и дал ракетный залп. Противоракетная оборона флагмана запустилась не сразу. Четыре ракеты ударили в правый борт. Флагман качнуло на месте, но магнитные двигатели стабилизировали положение Цербера, однако часть корпуса серьёзно пострадала, обнажив внутренности корабля.

 

Алексей переключился на внутренние системы Цезаря, проверяя протоколы сборки. Флагман был прямо под ними. Он не жалел снарядов, пичкая ими станцию, но подняться на достаточную высоту, для абордажа они не могли. Выходит им придётся запускать абордажные шлюпы, или же адмирал совсем рехнулся и попытается подняться выше... Нартов не мог предугадать действия Родислава, но мог предсказать свои.

 

 Перекодировка протоколов сборки не заняла у него более одной минуты сорока секунд. После чего он в ручную отделил от основного блока станции те части, которые решил использовать в качестве снарядов. Переведя оставшиеся мощности на гравитационный модуль, он запустил основные реактивные двигатели и Цезарь, поднялся на семь метров выше. Нартов же отсоединил восточный и южные блоки, и те со скоростью ястреба атакующего жертву, направились к поверхности моря. Однако на своём пути они встретили палубу Цербера. Следом за ними на палубу рухнула стеклянная сфера, разлетевшись на мелкие части и рассыпав во все стороны человеческие кости. Те скатились по палубе в низ. Флагман дал очередной залп из надпалубных рельсовых орудий и запустил ракеты. Удар. Цезарь пошатнулся на месте, одна из ракет обогнула блок вонзившись в гравитационный модуль станции. Волна огня окружила Цезарь. Обшивка треснула по швам и центральный блок, на миг зависнув на месте, полетел в низ. Алексея приподняло над креслом, как и остальных. Они были в свободном падении. Флагман под ними в последний момент успел свернуть в сторону, прежде чем остатки стратосферной станции обрушатся на него. Но повреждения Цербера были значительными. Основные магнитные двигатели были серьёзно повреждены, и теперь морское судно носом разрезая облака приближалось к воде.

 

Адмирал оттолкнул капитана от штурвала и крутанул колесо. Рулевые двигатели флагмана развернулись и выстрелили мощными струями раскалённой плазмы. Но это не остановило падения, как и не предотвратило столкновения с поверхностью моря. Нос врезался в воду, борт слегка сдавило под давлением. Магнитные двигатели отвалились от бортов, и разлетелись на части. Корабль всем телом лёг на воду, распустив во все стороны пятиметровые волны. В сотне метров от флагмана в воду рухнули остатки Цезаря. Станция разваливалась на части. В последний момент перед ударом, Алексей запустил протоколы герметизации отсеков. И теперь её части шли ко дну, полностью защищённые от внешнего воздействия.

 

Из доков Цербера выскочил небольшой шатал, он выследил из обломков станции небольшой герметичный блок и поднял его на борт. Вернувшись на корабль, он приземлился на верхней открытой палубе. Блок опустили и его окружили технические группы, разрезая двери лазерными горелками. Адмирал Родислав махая руками разогнал группы техников, и направив ладони на металлические двери, запустил в них огненные лучи, те проплавили достаточно большое отверстие, что бы через них мог пройти человек, и лучи рассеялись. Мощный поток воздуха вырвался из дыры в блоке и сбил всех с ног, только после этого наружу вышла молодая девушка. Она выпрямилась в полный рост и осмотрелась. Под её ногами хрустели кости.

 

 —Из огня да в полымя, не везёт мне в этом году совсем.

 —Кэтрин? — Мимо лежащего на полу адмирала Ильченко прошла вице-президент и протянула руку девушке, — добро пожаловать на Цербер...

 —А вы? Собственно?

 —Вице-президент Марсианской республики Рожкова Татьяна, и мне нужна ваша помощь.

 —Дайте угадаю, хотите, что бы я, помогла вам заполучить президентское кресло, — Кэтрин пожала плечами и спиной упала на стены блока, — почему все думают, что я буду им помогать?

 —Вы не права, вернее только частично, я не хочу захватить власть, я хочу остановить то что происходит. До выборов чуть меньше двадцати дней, и после них будет громкая и быстрая война. И только ты можешь этому помешать.

 —И почему же? — Девушка покосилась в сторону, но Таня никого там не увидела, только человеческие кости разбросанные по палубе.

 —Потому что в тебе люди увидят ту, кто может объединить все стороны конфликта. Я не заставляю тебя принимать мою сторону. Я хочу предложить тебе посмотреть на всю ситуацию в целом со стороны. И самостоятельно принять решение.

 —Хорошо, это лучше, чем сидеть в подвалах Президентского дворца или в парящем склепе, — Кэтрин повернулась к ещё кому-то, кто стоял за спиной Татьяны, примерно там, где лежал Родислав, вице-президент обернулась и её сердце наполнилось ужасом, — а ты что скажешь, ей-то стоит доверять?

 —Она хотя бы даёт тебе выбор, почему бы и нет, — Ив расплылся в улыбке, — а если она обманет, я убью всю её семью, — у Тани при этих словах всё внутри сжалось, и она поняла, как же она рада, что отказалась выступать на стороне Кильдишева, ведь тогда бы повелитель Мглы полковник Ив, мог убить всех её любимых.

 

Августа 2018 год.

Земля. Египет.

Дата: 2018-12-28, просмотров: 34.