ЖЗЛ: Авиагородок, Святой Георгий - Домодедово

1 ноя в 20:17

СОННОЕ ЦАРСТВО
Антонина Осиповна Матюшина

Случилось в который раз перечитать этот материал. ( комментарий к короткой заметке Александра и блоги Виктора о отпеваниях Надежды, Василия, Верочки и Николая Родионовича)

Печально все это...
Настоятель - то в подобной истории, конечно, главный человек, но только не очень ясно. Он - настоятель храма или учительница у шестилеток?
А все или часть его окружающих, они себя в какой роли видят? Неразумных малышей? Все, кроме Любови Викторовны, Виктора и Татьяны, готовых по первому зову в случае болезни или отсутствия Александра прийти и проводить в последний путь покойных братьев и сестер?
Понятно, разумеется, что многие готовы и прийти по возможности, и помолиться, но не оповещены. Ни первые, как выясняется, ни последние.


26 ноября - год, как ушла от нас скромно сидящая на стульчике или стоящая ближе к стене, на которой размещена Державная икона Божией Матери, Антонина. Я и голоса - то ее, кажется, никогда не слышала. С Богом одним приходила она разговаривать и славить Его. Будем надеяться, что пребывает она на Небесах. Но молитва разве ей не нужна? Особенно за 40 дней до дня ее памяти?

Почему о ней сейчас пишу? Не только для того, чтобы напомнить о молитве за Антонину и молоденькую Верочку, оставившую этот мир 3 декабря 2016 года.

Прихожанка Любовь была озабочена кончиной Антонины. Она оповещала об этом людей на воскресной службе 27 ноября. Собирала деньги, чтобы оплатить хор на отпевании покойницы.
Находясь многократно рядом с этими двумя прихожанками, я как - то не заметила никакого особенного общения между ними, которое дало бы мне возможность предположить, что между Антониной и Любовью существует какая - то тесная дружеская связь.

Поэтому с трудом могу представить, чтобы последняя оставалась безучастной и в других подобных случаях. Чтобы она оставила покойного без молитвы. Особенно в первые 40 дней.

Даже если ошибаюсь, даже если они были подругами или соседками, разве это умаляет достоинство поступка Любови, который, собственно, описанным выше не ограничился? Она приложила усилия в оказании помощи человеку, от которого никак уже не может ждать благодарности.

То есть, получается, ей, Любови, известно, зачем она посещает храм?
Известно это Виктору, у которого болит душа о каждом усопшем, о каждом болящем и скорбящем. Он людей, не являющихся прихожанами Храма Георгия Победоносца, призывает молиться за ближних, помещая в сообществе тексты молитв по тому или иному случаю.
А те? Те, кто рядом на службе стоял? К одной ЧАШЕ, как пишет Виктор? Зная о происшедшем отчего не могут (или НЕ ХОТЯТ напрячься?) оповестить других, если имеют такую возможность?
Оповестить более 100 человек трудно. Но организовать это оповещение разве нельзя? Сделать 5 - 6 звонков? Люди подхватят. А пригласить выше перечисленных и всегда готовых желающих? Получается, православные христиане не имеют НИКАКОГО даже позыва помочь тому, кто сам себе уже ПОМОЧЬ НЕ В СОСТОЯНИИ?
Тогда извините ради Бога, но разве ЭТО ОБЩИНА? Или это (поскольку относится далеко не ко всем) - члены общины? Может.... группа детского садика, которая ждет указание воспитательницы?

А что "воспитательница"? Хотя нельзя не понимать, что ни один священник на эту роль не нанимался!

Предлагаю проиграть ситуацию.
Скончался прихожанин. Его близкие приходят в храм заказывать панихиду.
Представим, что узнавшие о преставлении члена общины, находящиеся в церкви в этот момент люди, звонят батюшке с вопросом: «Можем ли мы сообщить об этом событии тем, кто вместе с покойным в храме из одной Чаши Святыми Дарами причащался, поскольку его родные порог храма переступали редко и ни с кем не знакомы?»

Извините, но так и просится фраза: «Поднимите руки. Очень хочется услышать ответ на вопрос: «Неужели кто-то из вас думает, что батюшка ответит: «Нет! Конечно, не разрешу! Ни в коем случае!»

А может быть и другой вариант. Уж и не знаю, как бы мне, например, такой ответ получить? По телефону или при личном общении?
Я бы — такой вопрос... А мне в ответ — тишина...
Многозначительная такая тишина... Что за ней, каждый мыслящий догадался.

Про всех не знаю, а некоторые люди (надеется хочется все таки, что их в храмах большинство) готовы были бы от этого молчания под землю провалиться.

Оттого, что все уже сказано. Все рекомендации по поводу спасения даны. Не кем иным, как Господом нашим Иисусом Христом: «ДА ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА!»

PS
Нет. Конечно, в храме командовать никак нельзя. (как и нигде, впрочем, если нет у вас для этого должностных полномочий).
В комментарии высказано пожелание идти к отцу Олегу (он же в храме "командир") решить этот вопрос. Но как-то странно плучается. Вроде как ИДТИ опять должны ТЕ, кто уже и так давно и всегда готов явиться.
@ Sestrichka

 

1) О ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ

Так уж получилось 3 года назад, что хоть и не по моей вине, но опосредованно через меня, от манипуляций с приходским журналом пострадал ещё один невинный и талантливый человек.

Мой старый друг по интернет-миссии находился в тот момент на жизненном распутье и от личной неустроенности очень сильно страдал душой и нервной системой, а с усугублением этого уныния возникала ещё и опасность губительных вредных привычек. С прежнего места учёбы он ушёл, а с устройством на клиросе или в семинарии, как то сразу не заладилось.

Его невеста обратилась ко мне за помощью, узнав что в тот момент я служил на клиросе и братия делегировала меня на работу над приходским изданием, на базе моего уже прежде известного ей материала, а затем и на корреспондентскую работу от лица прихода, в одной из районных муниципальных газет - на выбор.

Видя состояние Б , мы с его подругой решили помочь найти ему какой то стимул в жизни - какую то опору, чтоб дать почувствовать себя нужным и востребованным и, таким образом избежать дальнейшего погружения в пучину уныния и вредных привычек.

В какой-то момент меня осенило и я вспомнил об этом, всего месяц тому назад, порученном мне общиной и благословлённом настоятелем проекте, состоявшем пока ещё из одного только моего материала. поскольку вся затея базировалась на мне, то я наивно думал, что что-то решаю в этом процессе и моё слово в нём решающее. Мотивируя тем, что состоя из материала одного автора, это будет слишком скучное чтиво, я начал привлекать к нему новых авторов - Веру, Любу, Александра и ... Б . Маша эту идею приняла на ''ура'' и была в восторге от того, что мы сможем таким образом помочь юноше найти свое место в жизни, использовав журнал по крайней мере, как трамплин для дальнейшей работы и известности и хороший стимул отвлечься от своих переживаний.

Псевдоним моего друга был ''Благовест'' и меня озарила мысль, - чем это не Божий знак, ведь именно TAK, по предложению А* , звучало предварительное рабочее название будущей газеты!! Я обратился к Борису и рассказав, что являюсь куратором будущего приходского листка, предложил ему поработать в нём, пообещав регулярную авторскую колонку, которая предположительно посвящалась бы обзору интернет-ресурсов и миссионерской работе в молодёжных чатах - любительским очеркам и стихам православных интернет-пользователей Московской Области.

Б принял эту идею с большим воодушевлением и даже временно оставив свои вредные привычки, принялся работать над черновым материалом.

Прошли год и два и я уже устал от вопросов Маши и Б*, когда наконец будет верстаться номер... По тому, что сам не знал ответа на этот вопрос - оказалось, что я не имею на собственный проект почти никакого влияния, а те кого мне дали в помощники, перетянули всё на себя и устроили двухлетнюю волокиту. За день до выхода журнала я обрадовал Б новостью, что завтра наконец выпущу в свет его материал, а заодно оповестил публичным анонсом и всех друзей и по посёлку и по интернету, разослав им приглашения посетить интернет-страницу храма, для ознакомления с Б , а заодно и моим, авторским материалом; а желающим мы пообещали и по эксклюзивному номеру с нашими автографами. Дальше всё было. как в кошмарном сне:

 

Произошедшее служило яркой иллюстрацией к поговорке ''хотели, как лучше, а вышло - как всегда.''

Накануне в приход поступило несколько звонков от воинствующих атеистов и ряда неадекватных фанатиков, давно грозившихся уничтожить наш миссионерский кружок и выжить нас с ребятами из интернета, дабы мы не отравляли умы молодёжи своим опиумом для народа. Кто-то из этих недоброжелателей искусственно раздул в интернете скандал с моим якобы самозванством - с тем, что я не имею никакого отношения к клиросу святого Георгия и вообще пишу свои статьи из психлечебницы - разводя людей на деньги и под видом исповеди выведываю личные тайны с целью шантажа.

В качестве подтверждения личности пришлось назвать редакторскую и авторскую работу в приходской газете, благо до выхода оставался всего один день. Возмущённые пользователи согласились подождать, чтоб утром уже окончательно удостоверится в правдивости или ложности этих слухов...
Но кое-кто наверху, решил перестраховаться и на вопросы звонивших с целью подтвердить им личность ''самозванца'', якобы служащего на местном клиросе и работающего редактором приходского издания - наотрез отказался это подтверждать. Следуя неумолимой логике - единожды открестившись от моего имени, его нельзя уже было афишировать и в рамках журнала.

Поэтому 2 года кропотливо разрабатывавшийся и в одиночку пробивавшийся мной в свет по заказу общины, проект, в котором изначально был только мой материал - на утро следующего дня, только моего материала и не содержал - в нём было всё, что угодно - все приглашённые мной новые авторы, но только не заказ общины и то из-за чего он изначально затевался. Вместе с тремя моими статьями о жизни прихода не были в него разумеется, включены и материалы Б . Так мы стали врагами. Пообещав ему дать достойное занятие и, возможно, своё место в жизни, поработав в церковном журнале - мы с его невестой добились обратного результата:

В день выхода журнала он счёл меня предателем и обманщиком и после грандиозной 14-часовой ссоры прервал всяческие отношения., Он так и отказался верить в то, что я ничего не решаю в собственном проекте и что автора возможно удалить из его же собственного детища .Такое просто невозможно - рассудил он.

Все те проблемы, от которых мы хотели его отвлечь вернулись в удесятерённом виде - он, на время было повеселевший, окончательно опустился в трясину отчаяния и депрессии, а вредные привычки, от которых мы хотели его оградить - прежде только угрожавшие укорениться, теперь завладели им окончательно. Б полностью погрузился в апатию, в неверие в свои силы и возможности, и в собственную нужность, а заодно - и в запой. Ведь он не только испытал крах своих надежд на творческую самореализацию, коими его кормили 2 года, но и как считал - потерял друга, разочаровавшись в дружбе, как таковой...  

 

Мы с тех пор так и не встречались, но мне хочется надеяться, что мой друг, на почве произошедшего два года назад всё таки не спился и не заработал никаких нервных расстройств, что он жив и здоров...

Официальная версия того что и мой материал и моё имя в качестве разработчика проекта были вырезаны и заменены на А и В заключалась в якобы отсутствии спецобразования – миссионерского богословского или журналистского на вопрос почему этого нельзя было сказать за те 2 года что я преподносил им работу на блюдечке с голубой каёмочкой не спя ночей и тратя всё своё время и нервы – мне было отвечено что прежде просто не было таких строгостей но риторическим и безответным остался вопрос – зачем тогда надо было тянуть 2 года? На просьбу НАПРАВИТЬ меня на образование мне было отвеченно отказом в очень резкой форме Опять же под предлогом физической невозможности этого ( что по словам моих друзей – семинаристов Кирилла и Максима и священников Василия и Николая – было абсолютной и заведомой ложью ) Так что поступать мне пришлось самому и без чьей либо помощи Но 4 года жизни были упущены – 2 на напрасную работу над газетой и ещё 2 эту ложь о невозможности своего поступления   

О своей реакции на произошедшее скромно умолчу, не обо мне ибо речь и не о том, какими, в отличии от Б последствиями для нервной системы и вредными привычками отразились утрата смысла жизни, 2 вырезанных из неё года на напрасный труд и, последовавшие за тем, насмешки и шушукания, ставшие с каждым годом усугубляться . Но косвенно пострадал ещё ряд людей, - все те, кто в меня верил, кто два года доверял мне и моим интернет-проповедям - были шокированы подтверждением всех этих обвинений (ведь из номера было вырезано даже имя которое могло бы это опровергнуть) и глубоко разочаровались в православии. История с журналом и с поступком приходских властей послужила к тому, что среди этих неофитов и иноверцев, которых я два года бережно вёл к Церкви, оказались люди, которые на фоне произошедшего наотрез отказались от воцерковления ( как например Тагир ), будучи от него уже в двух шагах, а некоторые ( как С ) даже и повредились психикой.

 

Вопрос о том, кто будет отвечать за эти загубленные души - риторический и никаких имён и фамилий, кроме Б , разумеется не будет упомянуто.

Кошмар, однако, продолжился - звонки от дедушки с бабушкой; от друзей по интернету; вопросы прихожан и соседей на улице - сводились, день изо дня к одному: Где же всё то, что я им обещал целых три года и как это понимать? Вскоре по приходу и интернету поползли слухи о том, что и моя работа в журнале, и служба на клиросе, и наличие какого либо материала - плод моей нездоровой фантазии, а по тому, окружив ореолом чудака, мне вскоре и вовсе перестали доверять, что-либо серьёзное и воспринимать сколько-нибудь всерьёз ( яркий тому пример - нижеприведённая история о будничных молитвах с которых оказалось возможным выгонять словно маленького непослушного мальчика ) . Но в прочем песня не о том…

 

У меня оставалось ещё в планах продавить материал Б* во ВТОРОЙ номер приходского журнала, но он, после моего отстранения от кураторской работы, так никогда и не вышел, поскольку изначально всё держалось на мне и после меня проектом приходского издания заниматься оказалось попросту некому и недосуг.

Второй номер, назначенный на сентябрь - сначала отодвинулся на декабрь; за тем нового куратора одолела тяжёлая болезнь; а вскоре погибла Вера К ... Все те, кого я пригласил в качестве дополнительных авторов (и ставших в итоге единственными руководителями печатного проекта) - выпали из обоймы и он был благополучно похоронен. А чуть ранее того - один из звонивших на приход жалобщиков покончил с собой.

 

После того, как надежды на публикации в приходском листе и в ''Призыве'' сошли на нет - братия, но в уже чуть меньшем составе, не в 26 а в 17 человек, уговорила меня опубликовать статью, посвящённую памяти Васи Сёмина, а заодно и не вышедшую заметку о жизни общины - хотя-бы на приходском СТЕНДЕ. Они, почему то вообразили, что если я работал редактором приходского листка, то могу это сделать собственноручно. В ответ на отказ меня, вот уже во второй раз, направили от коллектива к настоятелю. Вместо благослoвения он ответил словом '' подумаем'' и думает до сих пор... Хотя Васе отметили уже вторую годовщину...

 

Так что вспоминать эту историю не было бы уже смысла, если бы на днях, роясь в архивах, я не обнаружил черновые версии тех статей, некогда присланных Б и М для печати. Захотелось задним числом как то реабелитироваться и восстановить историческую справедливость. Если обещание было дано, то оно должно быть исполнено и, если не в рамках несуществующей приходской газеты, то хотя бы в рамках приходского сообщества. По крайней мере совесть моя будет отчасти чиста. За других - упомянутых в этом рассказе, говорить не осмелюсь - со своей совестью они пускай уж разбираются как-нибудь сами.

 

 

К ВОПРОСУ О ФОНДЕ ВЗАИМОПОМОЩИ И ВОЛОНТЁРСКОЙ БРИГАДЕ



















Дата: 2018-09-13, просмотров: 111.