СКАЗКА №3 - ЕКАТЕРИНА ПРЕСНЯКОВА

ЧЁРНЫЙ ВОЛК

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был Кащей Бессмертный, старикашка вредный, нудный, упрямый и, несмотря на свою древность тысячелетнюю, имел гадкую привычку царевен воровать. И не простых, а титулованных – Василису Красу Длинную Косу да Алену Премудрую, женихов у которых было в каждом царстве по полцарства. Вот соберутся мужики вместе и идут Кащея бить по наглой костлявой морде, а красавицы тем временем на историческую родину возвращались.

А Кащей все равно не унимался. На сей раз Шахеризада ему приглянулась, и унес он ее прямо со съемок нового видеоклипа. Заточил в тереме высоком на самой главной Площади и приставил к ней черного волка – чтоб охранял.

Волк как узнал, что произошло – так за морду-то и схватился. Как-никак Шахеризада – арабская принцесса, дочь визиря, специалист по каким-то vip-технологиям. Не «Ставропольская краса», однозначно. А такое дело попахивает политическим скандалом… С последующими терактами…

«Вот сдалась-то она Кащею…, - зло думал Волк, - Русских ему, что ли, мало? Что он в ней нашел, не понятно? Какие-такие суперчары? Водки бы просто выпил, да и все…Диплом у нее, видите ли, «Мата Хари высшей категории»! Подумаешь! Хотя, конечно, специальность крутая. Не бедная Лиза и не Анна на шее…»

Долго ли, коротко ли, а пришлось Волку с выбором начальства смириться, хотя в глубине души он был патриот и всем заграничным дивам предпочитал свою Волчицу и бутылку «горькой» местного разлива.

Волк в том тереме был личностью совершенно особенной. После Кащея – главный. Первый заместитель по гламурным вопросам. Вице-Кащей. И он, надо признать, был активно против всякой иностранщины в тереме. Тем более – такой!

«Не дай бог у нее еще девичья фамилия Ладен…- думал Вице-Кащей, нервно поджимая хвост. - Вот ведь горе будет!» Волк терактов очень боялся, но вслух об этом никому, кроме Волчицы, не говорил. Страшно ему было за своих маленьких детенышей.

Но делать нечего – стали жить да поживать. По сложившейся традиции Кащей в первые месяцы к красавицам не показывался, а только подарки присылал – компенсировал моральный ущерб. А со всеми девичьими проблемами разбирался хвостатый заместитель.

Посему Волчище и познал все прелести женского общества: день плачут, не унимаясь, три дня красоту наводят, затем перерыв на критический период, а после очистительных процедур все норовят с побочными женихами из Кащеева терема удрать. Пока дни «безопасные» длятся. Принцев-то вокруг околачивается пруд пруди… И все крутыми себя считают…Думают, можно вот так вот запросто с главной Площади красотку умыкнуть…

Эх, молодо баксами зелено…Невесту у Кащея украсть – это вам не зачет у Бабы Яги купить…Это посложнее будет. Тут и Соловей Разбойник: свиснет - оглохнешь, и Змей Горыныч с крематорием во рту… Хлопотное это дело – красны девицы.

Но на сей раз царевна попалась смирная и смышленая. Сразу видно, с востока: джихадная закалка. Там с красавицами джинны из волшебных ламп занимаются, очень популярно все объясняют. Поэтому девушки посуду не бьют, истерик не закатывают. Садятся себе в горнице и подарки примеряют – а что волноваться, все равно ведь спасут! Куда от службы сказочной безопасности денешься?

А у них на нее какие планы? Известно какие. Надо, чтобы Шахи в Штаты летела, какому-то олигарху мозги пудрила, иначе контракт на бешеные деньги сорвется…

За такие инвестиции Кащею не просто все косточки пересчитают, но еще и череп оттрепанируют. Станет новым символом «Хэллуина», в социальной рекламе без грима сниматься можно. Последствие японской радиации играть.

Волк все это прекрасно понимал, но, поджавши хвост, помалкивал.

А сказочная жизнь шла своим чередом. Все слуги, что в тереме водились, сразу Шахеризаду полюбили - за относительно спокойный характер. И с ней было интересно. Она круглосуточно рассказывала сказки про восточную жизнь.

У них там, оказывается, любой Аладдин миллиардером стать может. Если, конечно, ему помочь найти лампу. Но на это любой волшебник согласится. Проценты-то от лампы ого-го какие… Даже официальный доход огромный, а если еще исхитриться на инновацию какую-нибудь…

Аладдин, наследник сокровищ, сам по себе ни то, ни се…Его на Будур жени, и он счастлив до гроба. А мировой политикой пусть кто-нибудь другой заправляет. У принца и так все есть, что надо для счастья.

Как обычно, правят те, кто поумнее. Визири, советники – такие, как отец Шахи. Папочка, разумеется, любимую дочку с детства приучал к придворным тонкостям. Вот и результат. Получился единственный в сказке специалист по бесконтактному воздействию. Инвестиции к ней так и липнут, хотя красавицей ее не назовешь...Но специфическое, восточное, обаяние свое дело делает.

Да и способности к психоанализу, конечно, аховские. Не даром у папы гарем был на тысячу персон. Изучил структуру бессознательного вдоль и поперек…

Одним словом, на Шахеризаду все обращали внимание, и многим она нравилась. В Кащеевом тереме с душевными тонкостями вообще проблемно, а тут такой подарок судьбы – отзывчивая девушка! К ней живенько выстроилась довольно внушительная очередь.

Кота-Баюна надо было лечить после неудачной кастрации. Птичек перелетных освободить от кольцевания (зачем им это нужно, кому какое дело, куда они летят?). Белок несчастных вытащить из колес и избавить от повинности грызть орехи с ядрами из чистого изумруда.

Пусть кто-нибудь другой погрызет, устали белки уже. Сколько можно, в конце концов? Да сказке столько изумруда не нужно, сколько эти безответные рабыни уже нагрызли! Шиншилл пусть грызть обучают, все равно им делать нечего. А если не будут учиться, то воротниками станут. Вот и решение социальной проблемы.

И все вокруг Шахеризады спорилось и ладилось, и даже целая поляна аленьких цветочков сама собой перед теремом выросла. Кащею стало неловко, что на главной Площади стоит памятник его далекому предку и мешает развитию флористики.

Он приказал монумент убрать с глаз долой. Пусть уж лучше аленькие цветочки размножаются. Какая-никакая эстетика. Из окна посмотреть приятно. Миллион, миллион, миллион алых роз и все такое…

Шахи обрадовалась, выписала с исторической родины еще каких-то редких цветов с зеркалами вместо бутонов и начала активно адаптировать их к местным климатическим условиям. И все бы ничего, но цветы стали выкапывать и воровать по частным коллекциям. Пришлось Волку установить круглосуточное видеонаблюдение за клумбой.

А то ишь, повадились! Невозможно экологическую ситуацию стабилизировать – моментально все разворовывают! Ни стыда, ни совести. Впрочем, откуда возьмется стыд и совесть у негосударственных фольклорных элементов?

Но все равно, неловко чрезвычайно. Получается, что заграничная девушка, арабская принцесса, ведет себя достойнее местных жителей. Конечно, Кащей свою страну никогда особенно не баловал, но ведь не до такой же степени, чтобы все, что плохо лежит, сразу в частный огород тащить…

Голода-то нет, да и давно уже не было. А цветы все равно не продовольственного назначения, а просто декоративное украшение. Суп с их лепестками не сваришь. Варенье тоже.

Долго ли, коротко ли, а проникался Волк к Шахеризаде заочным интересом, переходящим в стойкое уважение. Заочным потому, что лично они не встречались. Портрет, конечно, видел, да и прислуга рассказывала, что интересная и очень неглупая женщина. Но до приватных встреч дело не доходило. Не было нужды. Указания все передавались через почтовых белок или птиц. А это значит почти мгновенно.

Был один пикантный нюанс. Дело в том, что, как уже говорилось, уродился Волк не как все его собратья серым, а черным, смоляным, и на оборотня был похож чрезвычайно. Ясное дело, с такой-то мордой к красавицам особенно не находишься. А тем более к Шахи – она же вся насквозь гламурная! Сразу подметит, где какое отклонение от евростандартов. Ей даже Василий Круз и Константин Пит не нравятся, что и говорить о каком-то Черном Волке…

Только очень уж хотелось ему с Шахеризадой повидаться в реале, попить витаминного коктейля и послушать сказок. В одно прекрасное утро Волк решился. Дождался, пока Шахи проснется, да зеленого чаю напьется, да с белками наиграется. Пожелал себе ни пуха, ни пера – и пошел.

Подходит к светлице и видит: все в зеркалах, в злате-серебре. Кругом благовония курятся. Картины по стенам висят, везде вазы с цветами. Ощущается полнейшее блаженство и забвение всех земных тревог.

Такую красоту Волк только на картинках в Библии видел, и про такой релаксирующий эффект только там же и читал. В том разделе, где говорилось про рай. Он думал, что придется всю жизнь честно работать на благо Родине и семье, а после смерти его, возможно, и возьмут в нечто подобное. Хотя не факт, конечно.

А тут вдруг оказалось, что рай буквально в твоем тереме. И заправляет им арабская принцесса. И что для нее это норма – жить так, чтобы кругом были цветы, зеркала, хрусталь, картины, диваны, фонтаны и бассейны. И по-другому она жить просто не умеет.

Волк, конечно, ожидал, что у Шахи в светлице красиво, но не думал, что до такой степени. И начал он Кащея понимать…Сам бы такую женщину украл, честное слово. А то все волчье логово, да волчье логово… Никаких креативных перспектив. Жизнь так бедна и убога, словно война идет. А хочется изящного дизайна, повышенного комфорта. Живут же кентервильские привидения в нормальных условиях! Чем наши-то сказочные персонажи хуже?

Долго ли, коротко ли, а влюбился Черный Волк в невесту шефа по самые, что называется, уши, хотя и понимал, что добром это не кончится. В лучшем случае светит ему увольнение из терема.

А в худшем? Даже представить страшно. На то только и надежда, что столичный Медведь разберется с Кащеем раньше, чем хозяин терема узнает про всю кулуарщину…

Дни шли за днями, а спасать Шахеризаду никто не собирался. Желающих встретиться лунной ночью с Черным Волком как-то не находилось. Вся сказка знала, что он от Шахи без ума, все по-тихому посмеивались, но с официальным протестом никто не выступал. Баба Яга из партии «Справедливая Сказка» чего-то там митинговала, но ей по приказу Волка электричество от ступ отключили, и все выступления сразу прекратились.

Между тем власть Кащеева стала сильно пошатываться. Самый главный столичный Медведь отыскал ту иголку, в которой смерть Кащеева заключена, и то и дело шантажировал. Мол, сломаю вертикаль, и все. А то ты и впрямь себя Бессмертным возомнил. А вот обломишься – и рассыплешься на ингредиенты. И никто тебя обратно не соберет.

Так оно и вышло. В один прекрасный день Кащея не стало. Вместе с ним рухнул и весь терем. Волк обрадовался, сделал предложение Шахеризаде. Она сразу согласилась, так как тоже успела полюбить Черного Волка. Уж больно он утонченно за ней ухаживал.

На самом деле ухаживания сводились только к тому, что Волк денно и ношно повторял, как молитву, одну и ту же фразу: «Шахи, ты – звезда моих очей. Я без тебя жить не могу». Ну и выполнял, разумеется, все ее требования.

По вопросам социальной политики принцессу просветил еще папочка-визирь, так что глупых капризов от нее не поступало. Правда, было много пожеланий переделать госаппарат на арабский манер, что на местной почве смотрелось экзотически. Но Волку это нравилось. Например, отгрызать руки за воровство он был всей душой согласен. А ландшафтный дизайн вообще почитал за какую-то сверхспособность…

К сожалению, влюбленные не успели даже отпраздновать медовый месяц.

За Шахи довольно быстро прилетел ковер-самолет. Крепкие молодцы из ларца одинаковые с лица в считанные часы покидали все ее вещички и ее саму на ковер. И умчали на историческую родину.

От Шахеризады у Волка осталось только обручальное кольцо, да еще пара-тройка украшений, которые принцесса подарила ему на память.

Черный Волк берег их до конца своих дней, а после его смерти восточные драгоценности стали экспонатами музея дружбы сказочных народов.

 

АНДРЕЙ РЫЖЕНКО

- Вот так всё примерно и было, хотя как обычно журналисты-летописцы переврали, да приукрасили, - сказал старик и подбросил ветку в догорающий костёр.
    На горизонте занимался рассвет. Двое молча сидели, и каждый думал о своём, не желая нарушать тишину.

- Дед Костя, но как же так получается, что такой благородный и патриотичный товарищ Волк поддался на уловки этой иностранки? Ведь у него была семья, дети, да и преданность своему шефу.

- Да поди ж ты пойми его. Знал я волчару с самого рождения, когда тот ещё щенком из миски лакал, да когти драл об мой любимый ковёр. Но видно чем-то она его всё-таки зацепила, а может, околдовала для своих нужд. Теперь уже не узнать, всё травой поросло. Ведь когда взорвалась вся эта штука, то волной на сто вёрст всё разрушило, да ещё и радиация попёрла. Теперь вот только живучая трава и осталась.

Думаешь, я просто так терем построил, да принцесс таскал? Там ведь такая древняя магия таилась, которая питалась женскими эмоциями и флюидами всяческими. Да ещё и не любая девка подходила, обязательно требовалось, чтоб царский голубых кровей. Не совсем понимаю, что это значит, обычная красная кровь у них всех, проверял поначалу. Зато это работало. Но твердолобое зверьё считало, что это всё миф и ужастик для детей. И так однажды меня достали своими интригами, да подвохами, что я плюнул - да гори оно всё синим пламенем! Ну и слился.
Кстати та иностранка Шахи сильная была, аж на пять лет её флюидов хватило, после того, как отчалила. Обычных принцесс на год-другой и всё, приходилось новых искать.

А вот как раз со смертью в иголке - это миф. Сам придумал, смекаешь? За тысячи лет он глубоко укоренился в простых умах. Пришлось тогда Медведю подыграть, замок разрушить, чтобы как взаправду. Ну а сам по канализации ушёл и схоронился до поры до времени.

- И не жалко тебе было, ведь столько обычных людей ни за что, ни про что сгинули?

- Жалко конечно, но что поделать, всех не спасёшь, тем более, если мешают постоянно. Будь ты хоть сто раз бессмертный, но поделиться этим, увы, не дано. Я тогда постарался, распространил по мере возможности слух, чтобы уезжали подальше. Кто смышлёный был, тот спасся, ну а кто надеялся на помощь с неба, так тем и досталось по полной. Либо и правда нет там наверху никого, либо недосуг ему было.

И Волк тоже остался. Как сбежала Шахи, так и запил горькую. К новому начальству не стал подлизываться, хоть какая-то гордость в нём теплилась. Так и пропал. Нашли его через пару лет в какой-то канаве, замёрзшего.

Потом я прознал, что ты есть и что несладко тебе пришлось с самого рождения. Вот и украл тебя из их арабской лаборатории в память о старом друге. Ну а дальше ты и сам всё знаешь…

- Спасибо, дед Костя, как вспоминаю, что они со мной там вытворяли, до сих пор каждый раз мурашки бегают по телу.

Первый луч солнца ударил внезапно, и тотчас бледный юноша, сидевший напротив Кощея, обернулся лохматым белым волком.

- Пойдём, Шарик, - усмехнулся дед и потрепал его по загривку.

 





Дата: 2018-09-13, просмотров: 40.