Pet Shop Boys внутри своего аттракциона Освобождение

 

27 марта 1994 года. Pet Shop Boys в офисе своей звукозаписывающей компании Parlophone, в центре Лондона. Сегодня они дают несколько интервью и снимаются в аттракционе виртуальной реальности, созданном для видеоклипа «Liberation». Прямо сейчас, в лондонском переулке рядом со зданием, их ожидают капсула и ряд представителей прессы.

 

15

Для испытания надо сесть в капсулу футуристического вида. Дверь закрывается, и оказываешься в полной темноте, пока не включат видео. Когда включают музыку и видео, чувствуешь, будто двигаешься вместе с камерой, спускаясь и взлетая и кружа вокруг да около. Все это очень впечатляет. Есть лишь одна проблема.

«Затруднение в том, - объясняет Нил, - что я не могу там находиться». Они попробовали испытать аттракцион несколько дней назад. «Как только я спустился в туннель ...» - особенно «укачивающая» сцена в самом начале - «... это было самое жуткое чувство. Я был просто в ужасе». Он вздыхает. «У меня теория, что причина моей клаустрофобии - память о рождении, ведь это совсем как роды».

Какой бы ни была причина, он не смог этого вынести, и нажал аварийную кнопку. Он не намерен когда-либо испытывать аттракцион. Поскольку сегодня ему надо рассказывать людям, как все это прекрасно, он сталкивается с некой дилеммой. «Мне нужно сделать это, а я не могу войти», - смеется он. «Мне лучше превозмочь ...»

Криса больше интересуют другие вопросы. «Как прошла вечеринка Элтона?» - спрашивает он Нила. За пару ночей до этого Нил стал одним из гуляк, празднующих день рождения Элтона Джона. (Фотоулику см.  на стр. 9.) Он рассказывает нам об этом. Там был Бобби Давро, но они не общались. Он болтал со Стивеном Фраем. Он вальсировал с Элтоном Джоном.

«Ты непристойно себя вел?» - радостно спрашивает Крис.

«Это новый я», - кивает Нил, и посвящает нас в детали нескольких неприличных сплетен.

«Новый ты намного лучше старого, - отзывается Крис, - который сидит дома, и смотрит по видику оперу».

«Чего, - терпеливо уточняет Нил, - я вообще в своей жизни не делал».

«Извиняюсь, - говорит Дэйнтон. «Вечеринка Элтона Джона! Мы вложили Джона в Элтона». (П/п: Вероятно, игра слов, где «the John» означает туалет.)

«Если можно так выразиться», - говорит Нил.

«Ты не попал ни в какие таблоиды», - констатирует Крис.

«Недостаточно знаменит», - отвечает Нил.

«С таким же успехом тебя могло и вовсе там не быть», - с каменным лицом произносит Крис. И говорит, что голоден.

«Хочешь овощную самосу от Селфриджа?» - спрашивает Нил. Он уже пообедал, но купил больше, чем мог съесть.

 «А ты не хочешь?»

«У меня две».

Крис откусывает. Он выглядит приятно удивленным.

«Вообще-то, вполне неплохо».

Сегодня они оба должны влезть в свои шахтерские костюмы для Brit Awards. Их костюмер стоит снаружи, наготове.

«Крис, может не будем надевать костюмы?» - предлагает Нил таким тоном, будто задумал какую-то проделку.

«Да, давай не будем», - говорит Крис с неприличной поспешностью и энтузиазмом. И вопрос закрыт. Линн Истон считает, что им все равно нужен макияж.

Нил соглашается, но Крис отказывается.

«Обойдусь без макияжа, - говорит он. «Нет уж, раз мы стоим на улице со всеми этими строителями». И этот вопрос тоже закрыт. Между тем Крис звонит по телефону. Он пытается достать билеты на полуфинал Кубка Кубков с «Арсеналом» в Париже. Иэн Райт не смог помочь, поэтому он инструктирует кого-то попробовать их французскую звукозаписывающую компанию.

«Все в порядке», - бормочет он. «Просто скажи им, что мы больше никогда не поедем во Францию». Они говорят о своем ремиксе для Blur. Малколм Хилл, который работает над их рекламной кампанией на ТВ, предлагает их вниманию рекламные компакт-диски их миксов.

«Рекламные диски!» Восклицает Крис. «Это будет стоить немного. Дай мне парочку».

Они слушают диски, затем Нил ставит акустическую версию «Decadence». «Когда ее слушаю, - говорит Нил, - всегда представляю поездку в кабриолете Роллс-Ройс по Гранд Корниш на юге Франции».

«Разве нас не просили сделать MTV Unplugged?» ворчит Крис. «Спорим, они думают, что мы этого не сделаем».

16

 «Чертовски для них типично, - соглашается Нил. «Держу пари, так и есть».

«Вы хотите это сделать?» - спрашивает Линн.

«Нет!» - Рявкает Крис, словно в жизни не слышал предположения абсурднее.

Он берет одно из тех зашифрованных компьютерных изображений, на которые надо смотреть вечность, чтобы уловить смысл. «Я никогда не увижу тут того, что видно вам», - говорит он. «Я очень злюсь из-за этого. Чувствуешь себя идиотом».

«Нам пора», - говорит Малколм Хилл.

«Я все еще голоден, - жалуется Крис.

Нил сочувствует.

«Самоса была не такая уж большая».

На улице они садятся в довольно элегантный фургончик.

«Мы не едем, да?» - смеется Крис. «Позор . У нас есть виннебаго для того, чтобы проехать 200 ярдов».

Через 200 ярдов они выходят, чтобы встретиться с Энди Питерсом, который интервьюирует их для O-Zone. «Отменили шахтерские костюмы?» - спрашивает он, явно разочарованный.

«Отменили, потому что мы на автостоянке у Селфриджа», - объясняет Нил.

Они пробираются в аттракцион, садясь перед экраном, на которое проецируется видео. В крошечную капсулу набились еще пять членов съемочной группы O-Zone и я. «В этом есть что-то от Маппет-шоу», - говорит Нил. Он чувствует себя нормально, пока телевизионщики не говорят, что нужно закрыть дверцу. Он отказывается. «У меня с этим серьезная проблема, даже сейчас».

Они идут на компромисс - прикрывают дверной проем каким-то черным картоном, который не пропускает свет, но не заставляет Нила чувствовать себя как в ловушке. Когда камера настроена, они беседуют с Энди Питерсом о встрече с Take That на немецком телешоу. «Я думаю, мы скомпрометировали себя в их раздевалке», - говорит Нил.

«Это было просто как сцена из Absolutely Fabulous, с двумя пьяницами среднего возраста. Гэри Барлоу говорил со мной так участливо, словно я полная развалина».  Взамен Энди Питерс предлагает несколько сплетен о Take That. «Ты сказал кому надо, - успокаивает его Крис. «Наши рты на замке».

Интервью начинается.

«В чем смысл видеоклипа?» - спрашивает Энди Питерс.

«Смысл в том, чтобы не быть в нем, - говорит Крис. «Главное ...» - Он останавливается. - «Извиняюсь. Начнем снова». - Они начинают снова. Он поворачивается к Нилу.

«Какой там смысл?»

«Какой там чертов смысл?» - Повторяет Нил.

«В первом видеоклипе мы были в компьютерном ландшафте», - наконец, объясняет Крис (имея в виду клип «Can You Forgive Her?», первый из Very), - «и мы все больше и больше компьютеризируемся».

Энди Питерс спрашивает о песне.

«Это песня о любви, - говорит Нил. - «У Pet Shop Boys не так уж много простых песен о любви. И в видеоклипе идея освобождения воспринимается как полет. Из всех видеоклипов, которые мы снимали, это один из двух-трех, что и правда передает настроение песни».

Напоследок он спрашивает их, как они едят кремовые яйца Кэдбери. Вероятно, О-Зон спрашивают об этом всех, с кем беседуют.

«Я не очень-то налегаю на кремовые яйца», - говорит Крис. «А когда ем, то обычно я, кажется, откусываю верхушку, засовываю язык внутрь, и вылизываю оттуда столько крема, сколько смогу, и так по многу раз, а потом ем шоколад».

«Все-таки, звучит это как-то очень непристойно», - улыбается Нил. Он говорит, что не ест кремовые яйца. «Мне не нравится липкая масса в середине».

Они предлагают Энди Питерсу заснять на камеру, как они рассказывают о том, что «Go West» стал футбольной речевкой. Крис настаивает, чтобы это сделал Нил. «Просто все считают, что я - футбольный мячик», - жалуется он. И тогда Нил преподносит историю, никем не прерываемый, пока не произносит выражение «футбольная аудитория».

17

Pet Shop Boys outside their Liberation ride.

Дата: 2018-09-13, просмотров: 45.