Направления совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций

3.1 Опыт совершенствования взаимоотношений государства и религиозных организаций на примере республики Дагестан

 

Начало полному разделению церковных и государственных институтов в Дагестане было положено 23 января 1918г., когда вскоре после Октябрьской революции был принят Декрет СНК РСФСР "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Декрет покончил с неравенством религий, существовавшим в дореволюционной России, делением их на "высшие" и "низшие", провозгласил отделение школы от церкви.

В центральной России отделение церкви от государства прошло относительно быстро и безболезненно. Однако в Дагестане, как и в других регионах страны, где традиционно был распространен ислам, осуществление принципов, провозглашенных в декрете, шло более медленными темпами и сопровождалось местной спецификой.

До революции в Дагестане было более 2000 мечетей, в среднем приблизительно по одной мечети на каждый аул, считая и карликовые, с несколькими дворами. Для сравнения, в центральных районах России одна церковь приходилась на 10-12 тысяч человек. Мечетям в Дагестане принадлежало свыше 13700 десятин вакуфной земли. В 740 мусульманских школах училось 7500 детей, не считая охваченных другими видами религиозного обучения. Дагестан был сложным в этноконфессиональном плане краем. Помимо ислама, который исповедовали все коренные национальности, кроме татов-иудеев, в Дагестане функционировали десятки православных церквей, синагог, армяно-григорианских церквей.

Высокая степень религиозности дагестанского населения имела свои исторические корни. Помимо причин социально-экономического характера, объективно способствовала укреплению позиций ислама арабо-язычная направленность культуры Дагестана. Одновременно с огромным отставанием светской культуры грамотность населения досоветского Дагестана на основе арабской графики и ее арабоязычная культура заслуживали самых высоких оценок.

Немаловажную роль в огромном влиянии религии на все стороны жизни дагестанцев сыграла социальная природа самой мусульманской религии, ее особенности: ни в одной из мировых и национальных религий сакрализация бытовых отношений не достигла такой высокой степени, как в исламе. Шариат представляет собой не только религиозное и каноническое право, но и полный свод законов, включающий публичное, частное, личное и вещное право: гражданское, уголовное и семейное право и даже санитарию и гигиену. Таким образом, было много причин объективного и субъективного характера, способствовавших глубокой религиозности дагестанского населения.

Вопрос об отделении церкви от государства и школы от церкви в Дагестане был впервые поставлен на областной партийной конференции в конце ноября 1921 г. После острых дискуссий и всестороннего обсуждения конференция признала своевременным издание декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви и поручила СНК ДАССР издать его и проводить в жизнь умело и поэтапно.

Выполнение этого решения шло в Дагестане непросто, сопровождалось рядом особенностей и имело немало отличий от общего процесса, происходившего в центральной России при осуществлении декрета СНК РСФСР "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Принцип отделения церкви от государства впервые был закреплен в первой Конституции ДАССР, принятой Первым Вседагестанским учредительным съездом Советов рабочих, крестьянских, батрацких, красноармейских и матросских депутатов 5 декабря 1921 г. Пункт 7 Конституции ДАССР полностью соответствовал статье 13 Конституции РСФСР и гласил: "В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы совести, церковь отделяется от государства и школа от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами".

Конституция провозгласила отделение церкви от государства, а на практике осуществление этого акта растянулось на годы и шло поэтапно, через ряд промежуточных решений и постановлений. Формы, методы и темпы конституционно-правового обеспечения свободы совести в первые годы советской власти существенно отличались от таковых в центральной России. Первым же своим пунктом провозгласив отделение церкви от государства, декрет СНК от 23 января 1918г. разграничил сферу государственной и религиозной деятельности. [50, с.11].

Так же постепенно введение актов гражданского состояния мусульманской части населения Дагестана было передано из ведения духовенства советским отделам записи актов гражданского состояния. В первые годы советской власти в силу ряда причин в Дагестане оставались ненационализированными вакуфные земли и имущество, являвшиеся экономической опорой мечети. До революции в Дагестане мечети принадлежало свыше 13 тысяч десятин вакуфных земель, и это при остром земельном голоде. Эти земли сдавались в аренду крестьянам и приносили мечети огромный доход. В 1926 - 1927 гг. доходы дагестанского духовенства от вакуфов и закиятов (ежегодных взносов верующих мечети) составили 1,5 млн. руб. Для сравнения: единый сельскохозяйственный налог за этот год по всему Дагестану исчислялся лишь в 538 тыс. руб., т.е. в 3 раза меньше.

Декрет "О земле" и декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" еще в 1917-1918 годах однозначно решили вопрос национализации церковных земель. Однако только 23 января 1927 года ЦИК и СНК ДАССР приняли постановление "О национализации вакуфного имущества". Имущество, имеющее историко-художественное значение, подлежало передаче народному комиссариату просвещения, имущество простого материального характера подлежало передаче как в непосредственную эксплуатацию АОВ (аульских обществ взаимопомощи), так и через последние - малоземельным и безземельным трудовым хозяйствам сельских обществ. К ноябрю 1927 года в целом по Дагестану было изъято вакуфного имущества на общую сумму 212702 руб., а также 6958 десятин земельных угодий, 42 мельницы, 88 домов и здания 5 медресе. 5500 десятин были распределены среди бедноты. Процесс изъятия вакуфного имущества продолжался и после 1927 года.

Мероприятия советской власти по национализации вакуфов многочисленное дагестанское духовенство встретило открытым сопротивлением. Оно скрывало вакуфные земли и имущество, организовывало массовые выступления против изъятия вакуфов. Органы ЧК в Дагестане к 1928 году зарегистрировали до 150 таких выступлений. Нередко при этом причиной являлись многочисленные ошибки и перегибы, допускавшиеся при конфискации вакуфного имущества местными органами.

В некоторых местах вместе с вакуфным отбирали и культовое имущество мечетей. Это не могло не вызвать недовольства людей. В 1928-29 гг. вакуфная кампания вступила в завершающую стадию. В ноябре 1929 г. был проведен месячник по изъятию вакуфного имущества - его было изъято на 1.5 млн. руб. Окончательно вакуфное землевладение было ликвидировано при осуществлении земельно-водной реформы в конце 20-х годов.

Вопрос о массовой атеистической работе в Дагестане был поставлен на объединенном пленуме ДК и ДКК в феврале 1928 г., впервые специально обсуждавшем вопрос о мусульманском духовенстве. С этого времени атеистическая пропаганда стала носить всеохватывающий характер. Допускалось все больше и больше ошибок и искривлений в религиозном вопросе. Стали игнорироваться местные особенности, методы административные пришли на смену идейной работе. Сама идея необходимости учета местной специфики при решении религиозного вопроса стала подвергаться гонениям. А те дагестанские партийные и советские работники, которые поддерживали эту идею, были позднее репрессированы и объявлены врагами народа.

К концу 20-х годов религиозный актив в Дагестане был по-прежнему очень велик. По данным Дагестанского областного Совета СВБ (Союза воинствующих безбожников), в 1930г. в республике было: мечетей - 2000, мулл - 2500, муталимов - 2000, а также несколько десятков тысяч мюридов во главе с шейхами. Кроме того, в Дагестане действовали 8 еврейских синагог, 1 польский костел, 2 армянские церкви, 1 немецкий молитвенный дом и 19 православных церквей. В отдельных районах, особенно в отдаленных аулах, продолжали действовать религиозные школы, где муллы обучали за плату Корану и арабскому языку. В Дербентском районе существовали также хейдеры для обучения еврейских детей.

Такое положение дел никак не совмещалось со сложившимся к 30-м годам у большинства партработников мнением о безусловной вредности религии как пережитка буржуазного общества, и необходимости быстрейшего ее изживания. Поэтому с этого времени начинается форсирование антирелигиозной работы.

Со второй половины 30-х годов начался неоправданно быстрый рост количества закрывающихся мечетей и других молитвенных домов. Страх подвергнуться преследованиям, репрессиям не позволяли людям выступать против решения о закрытии того или иного молитвенного здания, хотя они и не были согласны с ним. Отсюда - подписи в протоколах общих сходов и голосование "за" закрытие мечетей. Например, только на одном заседании комиссии по делам культов при Президиуме ЦИК ДАССР (действовала с июля 1931 г.) 25 ноября 1936 года было заслушано и удовлетворено ходатайство Акушинского райисполкома о закрытии сразу 39 (!) мечетей.

В результате усиленной кампании к началу Великой Отечественной войны в Дагестане, согласно официальным источникам, не осталось ни одной действующей мечети. По данным ЦГА РД, в 1937 году в Дагестане было закрыто 101 молитвенное здание, в 1938 г. - 136, в 1939 - 125, в 1940 - 33, в 1941 - 9. На 30-е годы приходится наиболее активная антирелигиозная пропаганда среди дагестанского населения.

Лишь с началом Великой Отечественной войны отношение к церкви, мечети претерпело некоторые изменения. Патриотическую позицию, занятую практически всеми религиозными организациями страны, их помощь в организации отпора врагу невозможно было игнорировать, и руководство страны пошло на некоторые шаги по улучшению положения религиозных организаций и нормализации государственно-церковных отношений. Шагом навстречу верующим во время войны было воссоздание старых и создание новых религиозных центров, в том числе и ДУМСКа - Духовного управления мусульман Северного Кавказа.

В мае 1944 г. в г. Буйнакск состоялся съезд представителей мусульманских объединений Северного Кавказа, на котором был разработан и утвержден устав внутреннего устройства ДУМСКа, определявший его структуру и компетенцию.

До 1945 г. в Дагестане не было официально зарегистрированной действующей мечети. Все недействующие молитвенные здания были заняты под клубы, склады, школы, а то и просто пустовали. Данные ЦГА РД свидетельствуют, что лишь в 1945 году начали открываться первые молитвенные здания. На 1 января 1951 года в Дагестане действовали уже 28 молитвенных зданий. Из них 26 мечетей и 2 синагоги. Обслуживали их 57 служителей культа. За короткий промежуток времени восстанавливались мечети, безбоязненно стали исполняться религиозные обряды.

Задачи ускоренного построения коммунизма, поставленные руководством во главе с Н.С. Хрущевым перед советской страной, прервали процесс нормализации религиозной жизни верующих. Резко усилилось давления на религиозные организации и верующих. Те ответили расширением неофициальной деятельности. В основной массе нарушения со стороны религиозных объединений и духовенства были спровоцированы несовершенством и запретительным характером законодательства о религиозных культах и практикой контроля за его исполнением. Например, крупными нарушениями законодательства считались организация кружков по обучению детей Корану, организация паломничества к "святым местам". Даже благотворительная деятельность мечети и верующих, такая, как строительство водопровода и мостов в некоторых селах, считалась незаконной.

Ущемляющий верующих характер носил также порядок регистрации религиозных объединений и священнослужителей.

Неизменно стабильное на протяжении десятилетий, начиная с 50-х годов, количество официально зарегистрированных и огромное количество незарегистрированных, но действующих молитвенных домов свидетельствовало не об экстремистских устремлениях дагестанских верующих, а о несовершенстве порядка регистрации религиозных объединений, ставившего часто непреодолимые препятствия на пути законной деятельности религиозных объединений.

Такого же характера был и порядок регистрации служителей культа, определенный инструкцией Совета по делам религий от 31 января 1966 года "О регистрации исполнительных органов религиозных объединений и служителей культа" и оставшийся неизменным вплоть до принятия закона СССР о свободе совести 1990 года.

В 60-е-80-е годы осуществление принципов свободы совести в Дагестане носило половинчатый характер. По данным Совета по делам религий на 1987 год, в Дагестане действовали 27 мечетей в 12 районах и 4 городах республики, 5 православных церквей, 3 религиозных объединения иудейского культа, 3 общества ЕХБ в Махачкале, Кизляре и Хасавюрте. Каждые три года, хоть и в небольшом количестве, издавался Коран, ежегодно - лунные календари, в Ташкенте издавался журнал "Мусульмане Советского Востока" на шести языках и т.п. Однако внутри религиозных объединений, как и среди большинства верующих, постепенно зрело недовольство несовершенным законодательством о религиозных культах и системой мелочной опеки со стороны государства.

Кроме Совета по делам религий, в лице его уполномоченного по республике, контроль за деятельностью религиозных организаций осуществлялся и по общественной линии - комиссиями содействия исполкомам Советов народных депутатов по контролю за соблюдением законодательства о религиозных культах. Исполкомы местных Советов народных депутатов не только обладали правом ставить вопрос о снятии религиозных объединений с регистрации и закрытии молитвенного здания в случае систематического нарушения религиозными объединениями законодательства о религиозных культах, но и напрямую вторгались во внутренние дела религиозных объединений. Исполкомы давали разрешение на проведение собраний верующих для обсуждения вопросов, связанных с управлением делами религиозных объединений. Им же было предоставлено право отвода отдельных лиц из состава исполнительного органа религиозного объединения. Основанием для этого могли быть: недееспособность, ограниченная правоспособность, компрометирующие данные (судимость, например) и т. д.

Такой порядок противоречил принципам отделения церкви от государства и их невмешательства в дела друг друга. Это противоречие, как и многие другие в религиозной области, начали преодолеваться лишь в процессе демократизации нашего общества, начало которого относится к середине 80-х годов. Так же, как и по всей стране, настоящий перелом в положении религиозных организаций и всех верующих Дагестана наступил в годы так называемой перестройки советского общества. Этот перелом включил в себя позитивные изменения по всем направлениям государственно-церковных отношений. Каждый год регистрировались десятки мусульманских и других религиозных общин, появилась возможность получать религиозное образование, не только начальное, но и высшее.

В республике за годы перестройки было открыто множество примечетских школ, медресе, несколько мусульманских институтов, к работе в которых были привлечены ученые-богословы не только из Дагестана, но и из других республик и стран. В селах и городах началось бурное строительство и реставрация старых мечетей и церквей. Причем местные власти стали оказывать не только моральную, но и материальную помощь при реставрации и строительстве молитвенных зданий.

В центре Махачкалы именно в годы перестройки было начато строительство соборной мечети, которая сегодня является центральной мечетью республики. Началось свободное издание религиозной литературы. С 1990 года в Махачкале стала издаваться первая независимая мусульманская газета "Исламские новости". Изменилась и психологическая ситуация в обществе, когда верующие перестали скрывать свою веру, свое желание получить религиозное образование или организовать религиозное общество, когда они почувствовали себя равноценными и полноправными членами общества.

Так как гарантами осуществления тех или иных свобод граждан в любом правовом государстве являются конституция и законы страны, общественность страны, и особенно религиозная, стали настаивать на необходимости издания закона СССР о свободе совести, который бы закрепил демократические завоевания в области свободы вероисповедания. После длительного обсуждения 2 октября 1990 года Верховный Совет СССР принял такой Закон - "О свободе совести и религиозных организациях". Закон гарантировал социальную справедливость и равенство, защиту прав и интересов граждан независимо от их отношения к религии. Закон отменил запрет на религиозную пропаганду, фактически имевший место с 1929 года, разрешил обучение религии частным образом, в том числе в специальных учебных заведениях. Впервые в истории советского общества религиозные организации получили полные права юридического лица. Закон значительно расширил права религиозных организаций и граждан, связанные со свободой совести, впервые предоставил гражданам СССР реальные политические, юридические, материальные гарантии свободы совести.

После союзного закона был принят Закон РСФСР "О свободе вероисповеданий". 5 мая 1991 года Верховный Совет ДАССР принял закон "О свободе совести и религиозных организациях", который, как союзный и российский законы, предоставил гражданам необходимые гарантии осуществления свободы в вопросах религии и атеизма.

Законодательное закрепление полной свободы вероисповедания способствовало резкой активизации деятельности религиозных организаций в Дагестане, особенно в 90-е годы. По данным Комитета Правительства РД по делам религий, в 1994 г. в республике уже насчитывалось 720 мечетей, 2 исламских университета, 6 исламских институтов, 111 медресе, 2 общины адвентистов седьмого дня - АСД, 2 организации ЕХБ - евангельских христиан-баптистов, 3 синагоги. На стадии завершения строительства находилось 139 мечетей и 1 церковь.

О росте религиозной активности дагестанцев говорит тот факт, что если в 1990 г. на хадж, паломничество в Мекку, отправились 365 мусульман республики, то в 1991 г. - уже 1200 человек, в 1992 г. - 6000 , в 1995 г. -9398, в 1996 г. - 12525, в 1997 г. - 12208, в 1998 г. - 13268, в 2001 г. - около 14000, в 2004 году - более шестнадцати с половиной тысяч дагестанцев.

В годы перестройки и реформ религиозные организации получили возможность в полной мере использовать все возможности для расширения рядов своих последователей, идеологического воздействия на население, усиление своего влияния на общественно-политическую жизнь республики. Бурный рост количества религиозных организаций, свободное распространение религиозной литературы, активная миссионерская деятельность как иностранных, так и местных проповедников, расширение системы религиозного обучения, активизация паломничества к святым местам и т.д. - все эти составляющие религиозного возрождения присутствовали в Дагестане в 90-е годы.

Однако процесс осуществления полной свободы вероисповедания в республике, как и в стране в целом, вскрыл и некоторые серьезные проблемы, которые могли и могут стать факторами нестабильности и дезинтеграции в обществе. Одна из таких проблем - широкое проникновение в нашу страну различных нетрадиционных религий и сект. Необходимость регуляции этого процесса стала одной их причин принятия в сентябре 1997 года Закона РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях". Вскоре после его принятия, в декабре 1997 года, в Дагестане был подготовлен, обсужден и принят Народным Собранием Республики Дагестан Закон "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" Принятие республиканского закона было вызвано необходимостью учета некоторых этноконфессиональных особенностей Дагестана.

В целом правовые нормы Закона Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" не противоречат федеральному закону, хотя есть и существенные отличия. В Законе Республики Дагестан не дается определение религиозных объединений, религиозных групп. Все добровольные объединения граждан республики, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РД, образованные в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающие соответствующими для этой цели признаками, рассматриваются в дагестанском законе как религиозные организации (ст. 10, п.1 Закона РД). Кроме того, в зависимости от территориальной сферы деятельности религиозные организации подразделяются на местные и республиканские (ст. 10, п.4).

Важная особенность дагестанского закона - признание республиканской организацией религиозной организации, состоящей более чем из половины, но не менее чем из трех религиозных местных организаций соответствующего вероисповедания (ст. 10, п.4). Таким образом, в Республике Дагестан не может быть зарегистрировано более одной республиканской религиозной организации одного и того же вероисповедания.

Спецификой этноконфессиональной обстановки в республике объяснялось внесение в закон нормы, запрещающей создание исламской республиканской религиозной организации по национальному признаку ( ст. 10, п.6). В Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" введена статья, не имеющаяся в федеральном законе: о государственном органе по делам религий РД (ст.6). Этот специальный государственный орган наделяется законом координационными, организационными, консультативными и информационными функциями. Таким органом в Дагестане является Комитет Правительства РД по делам религий, преобразованный из Управления в октябре 1998 года.

В Законе Республики Дагестан специальная глава посвящена порядку осуществления миссионерской деятельности на территории Республики Дагестан (гл.5). Осложнением религиозной ситуации в республике объяснялось введение в статью о религиозном обучении требования регистрации в государственном органе по делам религий РД контрактов (договоров), заключаемых для организации религиозного обучения граждан РД в иностранных государствах (ст.9. п.5).

Некоторые дополнения внесены в статью о праве граждан на получение религиозного образования: родители или лица, их заменяющие, независимо от права детей на получение религиозного образования, обязаны обеспечивать получение ими основного общего образования (ст.7. п.4). Дополнены требования к государственной регистрации религиозной организации. По Закону РД документы на государственную регистрацию подаются в течение 2-х месяцев со дня проведения учредительного собрания (конференции) (ст. 13.п.5).

Таким образом, Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" в целом закрепил гарантии обеспечения и реализации конституционных прав человека на свободу совести и вероисповеданий с учетом дагестанских особенностей.

Принятие федерального и дагестанского законов изменило порядок регистрации религиозных организаций на территории республики. Раньше местные организации регистрировались в горрайадминистрациях, а республиканские - в Минюсте. Теперь регистрацией и перерегистрацией всех религиозных организаций занимается исключительно Министерство юстиции РД.

На основе документов Министерства юстиции РФ и Минюста РД были разработаны документы, разъясняющие порядок и процедуру регистрации религиозных организаций в республике, такие, как: правила регистрации религиозных организаций, порядок делопроизводства, бланки свидетельств о государственной регистрации религиозных организаций и другие регистрационные документы.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3 июня 1998 года "О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы" в Министерстве юстиции РД с апреля 1999 года действует экспертный совет по проведению религиоведческой экспертизы. Сразу после принятия федерального и дагестанского законов, обязавших религиозные организации пройти регистрацию и перерегистрацию до конца 1999 года, мусульманские, христианские и иудейские организации республики приступили к этому ответственному делу. Наиболее активно проходила регистрация протестантских общин. Наличие в законах РФ и РД нормы, устанавливающей в качестве условия, необходимого для регистрации, существование организации на соответствующей территории не менее 15 лет, подтолкнуло религиозные организации, не соответствующие этому условию, к поиску путей сохранения прав юридического лица в полном объеме. Зачастую избирался вариант поиска централизованной религиозной организации, зарегистрированной в Минюсте РФ и согласной стать учредителем местной дагестанской организации.

В целом проблем с регистрацией и перерегистрацией христианских и иудейских организаций в республике не было. Мусульманские же организации, даже при отсутствии каких-либо препятствий с чьей-либо стороны, активной помощи государственных органов, не проявили необходимой заинтересованности в деле регистрации своих уставов. В результате, в положенные сроки регистрацию в Министерстве юстиции РД прошли около одной десятой всех мусульманских организаций республики.

Одной из главных целей, которые преследовались при принятии Закона Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях", являлось недопущение распространения в республике религиозного экстремизма. Организации фундаменталистского или так называемого ваххабитского направления, не проходя никакой официальной регистрации, действовали к этому времени во многих районах республики. Они представляли особую опасность для стабильности и мира в республике. Вся их пропаганда и деятельность были направлены на разжигание религиозного фанатизма, противопоставление их "чистого ислама" традиционно исповедуемой дагестанцами вере.

Главной целью ваххабиты провозгласили создание на территории Чечни и Дагестана исламского государства, в котором действовали бы оторванные от реалий современного общества идеализированные шариатские правила. Для достижения своих целей ваххабиты предполагали использовать все методы, не отвергая даже идею вооруженной борьбы. Несмотря на многочисленные попытки руководства республики решить проблему религиозного экстремизма мирным путем, без кровопролития, путем достижения компромиссов и развертывания идеологического противодействия крайним проявлениям религиозного экстремизма, принятые меры, комплексные мероприятия в этом плане не дали позитивных результатов.

В августе-сентябре 1999 года нападение на Цумадинский, Ботлихский и Новолакский районы нашей республики вооруженных бандформирований из Чечни под руководством ваххабитских лидеров и поддержке их со стороны ваххабитов - дагестанцев полностью разоблачило экстремистскую сущность ваххабитских организаций. 16 сентября 1999 г. НС РД приняло Закон "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан".

Принятие специального закона, запрещающего конкретное религиозное экстремистское течение ваххабизм, явилось прямым следствием развязанной ваххабитами в Дагестане войны и в связи с этим требованием всего населения республики ужесточить борьбу с экстремистским течением, законодательно его запретить. Причем, если раньше борьба с ваххабизмом рассматривалась многими как чисто идейная, несовместимая с провозглашенной в стране свободой совести, то сегодня ваххабиты сами поставили себя вне закона, полностью себя скомпрометировали.

Важно отметить, что не только действия лидеров экстремистов, развязавших войну против мирного мусульманского населения, но и само учение ваххабизма носит антигуманный, антиконституционный характер, т. к. идеология ваххабизма предусматривает устройство политической жизни общества и экономики на основе идей "чистого ислама" путем захвата власти и насильственного утверждения псевдошариатского правления. Агрессивное враждебное отношение ко всем мусульманам, не принимающим ваххабитские идеи, урон, нанесенный ими исламу в Дагестане, позволяют назвать ваххабизм и антиисламским учением.

Закон о запрете ваххабизма принят, и теперь необходимо приложить все усилия для того, чтобы он действовал, исполнялся всеми структурами, каждым гражданином республики, не остался только на бумаге.

Отныне на территории Республики Дагестан запрещено создание и функционирование ваххабитских организаций. Это означает, что запрещено создание каких- либо групп или иных объединений, последователей этого экстремистского течения по всей республике. Запрещена деятельность религиозных миссий, их филиалов, учебных заведений, благотворительных и других фондов, военно-спортивных и других лагерей, отдельных физических лиц, проповедующих идеи ваххабизма или других экстремистских учений. Закон должен положить конец бесконтрольной пропагандистской деятельности зарубежных эмиссаров на территории нашей республики. Обладая огромными денежными средствами, эти организации и отдельные лица бесконтрольно вербовали в ряды экстремистов наших сограждан, вооружали их, снабжали специальной литературой.

Новый закон предусматривает запрет на изготовление, хранение и распространение любых печатных, видео-, фото- и иных материалов, содержащих пропаганду ваххабизма и экстремизма. Должен быть поставлен действенный заслон на всех путях проникновения к нам этих материалов, а имеющиеся должны быть изъяты.

До сих пор большой проблемой для республики остается бесконтрольный выезд дагестанской молодежи на учебу в мусульманские учебные заведения за рубеж. Нет полной статистики по количеству выехавших, данных о конкретных религиозных учебных заведениях, где наши юноши проходят обучение. В результате богатые ваххабитские организации берут нашу молодежь под опеку, направляют их в свои учебные заведения, оплачивают обучение. Новый Закон указывает, что обучение граждан республики в религиозных учебных заведениях за пределами РД и РФ допускается только по направлению органа управления республиканской религиозной организации, согласованному с Комитетом Правительства РД по делам религий.

Для того, чтобы не допустить каких-либо экстремистских отклонений в процессе преподавания в мусульманских учебных заведениях республики, Закон обязывает проводить обучение в этих учреждениях только по учебным программам, утвержденным органом управления республиканской религиозной организации. Лица, занимающиеся религиозным обучением, также должны осуществлять свою деятельность с разрешения органа управления ДУМД. Закон "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" является важной законодательной опорой в борьбе с распространением экстремистской идеологии в нашей республике.

Экстремизм - явление политическое, угрожающее всей структуре общества. Работа по борьбе с этим злом должна вестись по всем направлениям всем обществом: государственными органами, религиозными и общественными организациями, научной интеллигенцией. Ведя борьбу с религиозным экстремизмом, государство в то же время строго соблюдает принципы свободы совести, провозглашенные в конституции и законах страны.

Республика Дагестан служит примером обеспечения полной свободы вероисповедания граждан. По сведениям Комитета Правительства РД по делам религий, в Дагестане функционируют 1594 мечети: 909 - Джума-мечетей, 571 - квартальная мечеть, 45 мечетей в селах, где не читают джума, 69 - молитвенных домов. В целом по республике приблизительно 170-180 тысяч мусульман регулярно посещают пятничные молитвы в мечетях. Религиозным обучением в республике охвачено около 14 тысяч человек.

В Дагестане действуют 17 исламских вузов. Во всех мусульманских вузах республики обучаются более двух с половиной тысяч юношей и девушек, а в 44-х их филиалах - почти столько же. 132 медресе и 245 начальных религиозных школ дают начальное и среднее религиозное образование дагестанской молодежи [51, с.32].

Таким образом, верующие Дагестана имеют возможность реализовать свои права на свободу вероисповедания в полном объеме и без ограничений, что является одним из важнейших признаков движения республики в направлении построения демократического правового общества.

Дата: 2019-07-30, просмотров: 3.