Социальное пространство как объект социологического анализа

 

Исследования социального пространства, начиная с самых ранних этапов развития социологии до настоящего времени, по-прежнему остается одним из актуальнейших вопросов для ученых социологов. Это объясняется тем, что социальное пространство как явление очень сложное как по своей структуре, так и в различных подходах к его пониманию.

Начиная наше исследование, мы посчитали нужным дать понятие того, что собственно и является социальным пространством. Для этого мы взяли то определение, которое дает Пьер Бурдье в своем труде «Социология Политики»[1]. По Бурдье, социальное пространство понимается как совокупность объективных отношений, сил, которые навязываются всем входящим в это поле и которые несводимы к намерениям индивидуальных агентов или же к их непосредственным взаимодействиям. Социальное пространство — систематизированные пересечения связей между социальными позициями, обладающими силовым воздействием на людей, занимающих данную социальную позицию.[2]

Что касается самой разработки проблемы и возникновения понятия социального пространства, то здесь дело стоит в развитии представлении о пространстве. Первые шаги в этом направлении социологи сделали в конце XIX века. Изначально, представления о социальном пространстве развивались по двум направлениям. Авторами которых стали Георг Зиммель и Эмиль Дюркгейм.

Так Эмиль Дюркгейм определял социальное пространство как некую надындивидуальную, объективно существующую реальность, которая связанна с осознанием индивидуального пространства и времени индивидом, и его взаимодействиями. Здесь важно человеческое осознание действия в рамках социального, на фоне физического.

 

Рисунок 1. Модель социального пространства Эмиля Дюркгейма.

 

Тем не менее, Э. Дюркгейм считает, что, несмотря на то, что индивид существует в физическом пространстве, взаимодействия, которые создают его социальное пространство, он проектирует на то место, где он живет в физическом пространстве.

Дюркгейм для доказательства своей точки зрения приводит примеры различных взглядов на пространство, существовавшие у древних. Так, говорит он, лагерь одного племени индейцев подразделялся на семь частей, причем каждая из этих частей определялась тотемом клана, к которому данная часть принадлежала. Эти индейцы считали, что пространство содержит семь частей света, и каждая из них ассоциировалась с соответствующей частью лагеря и, следовательно, с соответствующей группой кланов.[3]

Другую трактовку социальному пространству дал Г. Зиммель. По Зиммелю, социальное пространство – это целая система взаимодействий, взаимосвязей, активных социальных практик.

П. Сорокин внес большой вклад и в теорию социального пространства. Он отличал его от геометрического пространства и сводил его к народонаселению Земли, к системе социальных отношений индивидов, групп, популяций, составляющих его координаты. Если евклидово пространство трехмерно, то социальное - многомерно, имеет больше трех измерений. Он различал его горизонтальные и вертикальные параметры, через введенные им понятия социальной стратификации и социальной мобильности.[4]

Есть интересная точка зрения Э. Гидденса, в которой социальное пространство представляет собой совокупность систем, которые структурируют его. Графически оно выглядит так:

 

Рисунок 2. Модель социального пространства Э. Гидденса.

 

Суть сводиться к тому, чтобы по возможности не сокращать, но и не отдалять расстояние между передним планом (субъекты управления, сельское хозяйство и т д.) и задним планом (конкретные социальные практики, индивиды и др.). Задача управления сводиться к поддержанию единого социального пространства и недопущения появления разрывов. Его теория была названа теорией структурации, так как, по его мнению, в основе социального пространства лежат взаимодействия через структуры.[5]

П. Бурдье создает одну из фундаментальных конструкций социального пространства. Общество рассматривается им как многомерное пространство, а «социология представляет собой социальную топологию», в которой «социальный мир можно изобразить в форме многомерного пространства». Структуру социального пространства составляет «ансамбль» четырех «полей» практик, связанных «габитусом» - системой социальной практики.

Социальное пространство включает четыре поля практик: экономической, социальной, культурной, политической, определяющих его многомерность. Борьба за социальное пространство, за власть над ним сосредотачивается вокруг соответствующих четырех ресурсов, «капиталов»: экономического, социального, культурного, политического или «символического». «Структура социального пространства определяется … структурой распределения капитала и прибыли, специфических для каждого отдельного поля».

Потребность в специфически социальном пространственно-временном обобщении наиболее полно выражается в концепции сетевого/информационного общества М. Кастельса. В ней общество, отождествляемое с социальной структурой, сводится к трем самым общим компонентам: пространству, времени, технологии.[6] Пространство нового общества построено на потоках капиталов, информации, технологий, организационных взаимодействий, образующих сеть. Пространство ресурсных потоков есть господствующая пространственная форма сетевого общества, которая надстраивается над физическим пространством мест.[7]

Наиболее свежий и вместе с тем интересный взгляд на проблематику социального пространства-времени предоставил уже в XXI веке российский социолог Л.М. Семашко.[8] В своей статье Л.М. Семашко предпринята попытка переноса представления физики о четырехмерном пространстве на социологию, ввести в оборот этой науки представление о «социальном четырехмерном пространстве». Попытка установления характера связи между пространственными и временными координатами в социуме является той авторской «добавкой», которая, как полагает Л. Семашко, дает ему право считать себя основоположником «тетрасоциологии».

Общий вывод экскурса Л. Семашко состоит в том, что социальное пространство-время (СПВ) - это не просто физическое место и не просто физическая последовательность событий в вечном времени. СПВ - это фундаментальные социальные факты, параметры общества в целом, дополняющие физическое пространство-время, включающие его и включенные в него. Тетрасоциология развивает эти топологические идеи, интегрирует их в новую, четырехмерную социальную топологию.[9]

В завершении этого параграфа мы приводим в пример ещё одну фамилию социолога – А. Филиппова - работающего по проблематике социального пространства. Современник А. Филиппов – отечественный ученый, который в своей работе[10] стремиться обосновать необходимость дальнейшего исследования отдельной отрасли социологии, которая должна непосредственно заниматься социальным пространством. Речь идет об отрасли социологии, как социология пространства. Он говорит: «…Социология пространства вряд ли может быть теорией среднего уровня. Пространство не принадлежит к ряду этих признанных «сфер», пространство не может появиться в ряду этих сфер, если вычленение новых будет происходить по тем же принципам, на том же основании, а значит, и «социологии пространства» как теории среднего уровня быть не может…».[11]

Социальное пространство - это силовое поле, создаваемое взаимодействующими индивидами, но вместе с тем имеющее свое особое (системное) качество, отсутствующее в самих индивидах, например, государство, право, обычаи, мораль и т.д. В индивидах есть лишь его элементы в виде усвоенных социальных ролей и ценностей.

Таким образом, подводя итог этого параграфа, можно подчеркнуть всю важность и значимость данной темы в современной науке социологического знания. Разрабатывая различные подходы к определению и пониманию социального пространства, ученые исследователи привносят собственную лепту в науку. И, исходя из достижений социологов по данной проблеме, мы переходим к следующему параграфу, в котором будет рассматриваться структура социального пространства.

 

Дата: 2019-07-31, просмотров: 113.