Развитие законодательства о крепостном праве во второй половине XVII в

 

Одной из важных сторон развития крепостного права второй половины XVII в. было возросшее значение крепостного акта как юридического основания закрепощения крестьян. Для наиболее точного учета крепостного населения в результате подведения официальной основы под сыск беглых крестьян были созданы переписные книги 1646-1648 гг., которые Соборное Уложение 1649 г. узаконило как важнейшее основание прикрепления крестьян. Только на основе переписных книг в силу особенности их состава могло быть достигнуто потомственное (с родом и племенем) закрепощение крестьян.

Другой существенной стороной развития крепостного права явилось возникновение в итоге обширной законодательной деятельности своеобразного кодекса сыска беглых крестьян и холопов, который получил оформление в виде "Наказа сыщикам" 2 марта 1683 г. с последующими дополнениями к нему в указе 23 марта 1698 г. В "Наказе сыщикам" получил отражение государственно- организованный массовый и обезличенный сыск беглых крестьян как постоянная функция органов государственной власти.

Соборное Уложение не ставило вопроса о новой системе сысков. Наличие урочных лет предполагало порядок разрозненного и индивидуального сыска по челобитью владельцев беглых крестьян с учетом срока сыска с момента побега или с момента подачи челобитной о побеге в каждом отдельном случае. Ликвидация урочных лет по Уложению 1649 г. создавала условия для сыска обезличенного, массового и государственно-организованного. Вопрос о таком сыске беглых поставили в своих челобитных широкие слои дворянства, что не преминуло отразиться в законодательстве. Законодательная деятельность правительства в области беглых крестьян началась еще в 1658 г. с рассылки заповедных грамот, запрещающих прием беглых в селах и городах. За прием и держание беглых устанавливалось взыскание "владения" по Уложению 1649 г. в размере 10 рублей, а самих крестьян за побег следовало "бить кнутом нещадно". Последнее было новшеством. Уложение не назначало наказания за побег.

Согласно "Наказу сыщикам" 1683 г. был наиболее радикально проведен сыск укрывавшихся крестьян, и действие нормы ответственности распространилось на прошлое время. Наказ возложил ответственность за прием беглых на помещиков и вотчинников. Тем самым крупные вотчинники, бояре и думные чины лишались возможности укрываться за спинами своих приказчиков при предъявлении иска о беглых крестьянах.

Важной норме крепостного права посвящена ст. 28 Наказа, где юридическую силу получили лишь те крепости на крестьян и холопов, которые были уже зарегистрированы в приказах. Однако это положение, отраженное еще в Указе 1665 г., дополнялось новым установлением, по которому признавались в силе старые крепости, не записанные в приказе, если они не оспорены записанными крепостями. При отсутствии старинных крепостей принадлежность крестьян определялась по писцовым и переписным книгам.

Наказание крестьян за побег оставалось (ст. 34), но без определения его вида, что отдавалось на усмотрение самих сыщиков. Пытка в ходе следствия оставалась по закону лишь в отношении крестьян, которые при побеге совершали убийство помещиков или поджог имений, и в отношении тех, кто изменил в бегах свои имена. В Наказе 1683 г. сохранялась важная норма о непризнании иммунитетных прав несудимых грамот по делам о беглых крестьянах.

В целом Наказ сыщикам выступает как средство урегулирования взаимных претензий феодалов в вопросе их прав на беглых, выработанное в итоге законодательной практики начиная с Уложения 1649 г. и в ходе многолетней деятельности сыщиков. Независимо от гл. 11 Уложения он обрел самостоятельное значение.

В историко-правовом плане "Наказ сыщикам" 1683 г. отражает общую для ряда крупных законодательных памятников второй половины XVII в. тенденцию трансформации из локальных и частных норм и форм их законодательного выражения в общероссийский кодекс.

В сферу законодательной регламентации вошел и процесс закрепощения пленных, взятых в ходе военных действий с Польшей на Западе, и с татарами, калмыками и др. — на Востоке. Служилые люди отправляли пленных в свои вотчины и поместья. Правительство указами и грамотами санкционировало превращение иноверных пленных в крепостных людей и брало на себя сыск беглых из их числа. Первым из таких указов периода войны с Польшей был Указ от 30 июля 1654 г. Регистрация крепостных актов на пленных была возложена на Приказ холопьего суда и приказные избы городов. Об этом говорится в Указе 27 февраля 1656 г. В Приказе холопьего суда и приказных избах городов велись полонные книги. Указы 80-90-х гг. неоднократно требовали от помещиков и вотчинников записывать "полных людей" в Приказе холопьего суда (например, Указ от 20 апреля 1681 г.). Своеобразным итогом политики закрепощения пленных людей явилось провозглашенное в связи с заключением Вечного мира с Польшей в 1686 г. закрепление прав вотчинников и помещиков на крестьян и холопов из числа пленных.

В юридическом оформлении крепостной зависимости "вольных людей" играли определенную роль и поручные записи, имеющие, однако, ряд существенных особенностей.

Порука — древний институт феодального права. Поручные записи были формой закрепления и гарантией имущественных и иных сделок между отдельными представителями господствующего класса. Наибольшего размаха достигла круговая порука на черносошных землях. Общинно-корпоративная организация черносошного крестьянства благоприятствовала развитию поручительства. Помимо политического значения, связанного с прикреплением работника, порука имела определенный экономический смысл: в случае невыполнения обязательств лицом, ставшим объектом поруки, ущерб возмещали поручители. По Соборному Уложению 1649 г. порука получила широкое и разнообразное применение главным образом в гражданском и уголовном судопроизводстве. Во второй половине XVII в. ее стали применять в ходе сыска беглых крестьян. Правительство возвело поруку в законодательную норму как средство борьбы с побегами крестьян и холопов и одновременно с бродяжничеством и разбоями гулящих людей. Законодательное предписание оформления поруки на пришлых людей включено в Новоуказные статьи 1669 г. о татебных, разбойных и убийственных делах. Наличие полномочий феодалов в отношении крестьян не исключало того, что крестьянин как субъект права обладал определенными правами владения своим наделом и хозяйством. Как в Уложении 1649 г., так и во второй половине века обе эти взаимосвязанные стороны правового положения крестьянина как объекта феодального права и как субъекта права, обладающего определенным, хотя и ограниченным, комплексом гражданско-правовых полномочий, тесно взаимодействовали.

Фактически в пределах вотчин и поместий юрисдикция феодалов не регламентировалась законодательством. Однако имущество, и жизнь крестьянина ограждались законом от крайнего проявления своеволия феодалов. Так, Указом 13 июня 1682 г. о возмещении мурзам и татарским феодалам поместий и вотчин, ранее у них отписанных, предписывалось "крестьян не угнетать и не теснить".

Для юридического статуса крестьян существенную роль сыграли переписные книги. Основную особенность их составляют наиболее подробные данные по каждому двору о лицах мужского пола независимо от возраста с указанием отношения ко двору владельца. В соответствии с задачей описания переписные книги содержали сведения о беглых крестьянах. В книгах 1646 г. имеются сведения о лицах мужского пола, бежавших в течение десяти предшествующих лет (до Уложения 1649 г. действовал десятилетний срок сыска беглых). Переписные книги 1649 г. сохраняли те же особенности, но сведения о беглых крестьянах даны независимо от времени побега, поскольку сыск беглых стал бессрочным. Введение подворного обложения по этим книгам привело к распространению государственного тягла на все категории задворных и деловых людей (кабальных и добровольных холопов).

Крепостные акты на крестьян и холопов соответственно их назначению можно разделить на две группы. К первой следует отнести те, которые касались наличной массы крепостного населения. Ко второй группе — имеющие отношение к пришлым, временно свободным людям, поряжающимся в крестьяне. В первой группе наиболее важное значение имели жалованные, отказные, ввозные грамоты, указы о наделении поместьями и вотчинами, о продаже поместий в вотчины и т. п. С передачей права феодальной собственности на поместья и вотчины передавались и определенные права на крестьянское население, прикрепленное к земле, для которого давались новому владельцу послушные грамоты крестьянам. К наличному населению феодальных владений имели отношение и акты, служившие юридической формой реализации внеэкономического принуждения в отношении крестьян: раздельные записи, выводные замуж, приданые, жилые записи об отдаче в услужение и в ученики, мировые, поступные и данные закладные и купчие.

В отношении лиц, пришлых со стороны и поряжающихся в крестьяне, заключались жилые, порядные, ссудные и поручные записи.

Значительное влияние на практику применения поступных записей на крестьян оказало различие в правовом статусе поместий и вотчин. Уложение 1649 г. вводило единые для вотчинных и поместных крестьян основания и принципы прикрепления к земле и землевладельцам. Различия проявлялись во второстепенных моментах. Запрещался перевод крестьян, записанных в писцовых, переписных, отказных и отдельных книгах за поместьями, на вотчинные земли. Однако возраст поместных крестьян, переведенных в вотчину, самим Уложением предусматривался только в том случае, если вотчина переходила в другие руки. Во второй половине XVII в. действовали юридические основания крепостной зависимости крестьян, установленные Уложением 1649 г. К ним относятся прежде всего писцовые книги 1626-1628 гг. и переписные книги 1646-1648 гг. Позднее добавились переписные книги 1678 г. и другие описания 80-х гг. Юридически право владения крестьянами закреплялось за всеми категориями служилых чинов по отечеству, хотя фактически служилая "мелкота" далеко не всегда имела крестьян. Закон о наследственном (для феодалов) и потомственном (для крепостных) прикреплении крестьян является наиболее крупной нормой Уложения, а отмена урочных лет сыска беглых стала необходимым следствием и условием претворения этой нормы в жизнь. Закон о прикреплении распространялся на все категории крестьян и бобылей — частновладельческих и государственных. В отношении вотчины и поместных крестьян для периода после писцовых книг в 1626 г. устанавливались дополнительные основания крепости — отдельные или отказные книги, а также "полюбовные" сделки о крестьянах, в том числе о беглых, главным образом в форме поступных грамот.



Заключение

 

Усиление закрепощения крестьян в России в XVI в. было обусловлено глубокими социально-экономическими и политическими причинами. Развитие производительных сил в городе и деревне, изменения в формах феодального землевладения и образование на феодальной основе централизованного государства привели к значительному возрастанию потребностей господствующего класса. Поэтому в XVI в. начинается широкое наступление феодалов на крестьян. В этих условиях централизованное феодальное государство юридически оформляет в общегосударственном масштабе крепостное право как средство дальнейшего нажима на крестьян.

Около 1592/93 г. был издан указ, запретивший крестьянам и бобылям выход на всей территории Русского государства, объявивший писцовые книги предшествовавшего описания юридическим основанием крестьянской крепости, провозгласивший принцип обязательной регистрации крепостнических отношений в правительственных документах, установивший 5-летний срок подачи исковых челобитных в крестьянском владении и вывозе.

Этот указ явился кульминационным пунктом закрепостительной политики в конце XVI — начале XVII веков. Регулируя различные стороны взаимоотношений между феодалами и крестьянами, он в сочетании с указом о 5-летнем сроке сыска в крестьянском владении и вывозе и с законом 1597 г. о беглых крестьянах оформил в основных чертах крепостное право в России в общегосударственном масштабе. Относительно холопов закрепостителыные принципы были сформулированы в указах 1 июня 1586 г., 1593 г. и в полной мере в указе 1 февраля 1597 г.

С Уложением 1649 г. связано установление постоянной наследственной и потомственной крепостной зависимости крестьян, включая их семьи, а также прямых и боковых родственников. В силу этого были отменены урочные годы сыска беглых. Сыск становился бессрочным.

Уложение 1649 г. закрепляло монопольное право владения крестьянами за всеми категориями служилых чинов по отечеству. Юридическим основанием прав на крестьян, их прикрепления и сыска служили писцовые книги 20-х гг. XVII в., а для периода после Уложения в дополнение к ним – переписные книги 1646-1648 гг., отдельные и отказные книги, жалованные грамоты, акты сделок на крестьян между феодалами, описи возврата крестьян в результате сыска. Уложению принадлежит разработка правовых основ сыска беглых крестьян. Для придания частным актам сделок на крестьян официальной силы была обязательна их регистрация в Поместном приказе.

Уложение завершило процесс правового сближения бобылей с крестьянами, распространив на бобылей равную меру крепостной зависимости. Будучи важным этапом на пути правового сближения поместий и вотчин, Уложение вместе с тем в целях сохранения поместной системы, преобладавшей еще в первой половине XVII века, ограничивало права распоряжения крестьянами, записанными в книгах за поместьями: запрещалось переводить их на вотчинные земли и давать им отпускные.

Права на вотчинных крестьян были полнее. Признание экономической связи феодального владения с крестьянским хозяйством нашло выражение в защите законом имущества и жизни крестьянина от произвола феодала, хотя санкция феодалу в таких случаях определялась значительно слабее, чем представителям низших сословий (за исключением предумышленного убийства крестьянина). Таким образом, Уложение, следуя за непосредственно предшествующим законодательством и дополняя его, решало поземельный и крестьянским вопросы во взаимосвязи, подчиняя вопрос о крестьянстве поземельному вопросу.

Таким образом, Уложение 1649 г., завершив юридическое оформление крепостной зависимости, одновременно замкало крестьянство в сословных рамках, запрещало переход в другие сословия, законодательно в какой-то степени ограждая от своеволия феодалов. Это обеспечивало для того времени устойчивое равновесие и функционирование всей феодально-крепостнической системы.

 



Дата: 2019-05-29, просмотров: 14.