Роль государства в формировании рыночных структур

В переходный период необходимо по-новому осмыслить роль госу­дарства в экономике. Здесь очевидно лишь то, что прямое вмешатель­ство государства в экономическую сферу должно постепенно допол­няться и заменяться косвенным регулированием. В самом деле, вовсе не обязательно, например, доводить плановые задания до каждого малого или большого предприятия. Напротив, наделив полномочиями администрацию и остальной коллектив предприятия, дав им самостоя­тельный статус, государство тем самым высвобождает руки для организации присущей ему деятельности — определения стратегии развития. Короче говоря, государство в условиях рыночной экономики призвано играть иную роль, нежели в условиях командно-администра­тивной системы. Подчеркнем: не меньшую, а именно иную, может быть даже и большую, чтобы его граждане, будь то отдельные предпринима­тели или трудовые коллективы, почувствовали бы вкус к самостоятель­ности и ответственности в процессе принятия решений, освободились бы от страха перед всезнающими и везде проникающими органами государственной машины. Усиление роли государства видится в том, что оно, разрабатывая новые законы, должно поставить всех граждан в равное перед ними положение. Именно в этом залог процветания и могущества демократического государства.

На этой основе государство может проводить самую разно­образную, полезную для общества деятельность, используя для этого различные функции, среди которых можно выделить законотворческую, предпринимательскую и международную.

Государство и законодательная власть. Законотворческая функция государства предполагает разработку содержания и механизма реали­зации законов, способствующих нормальной жизнедеятельности обще­ства. Это далеко не простое дело, как может показаться на первый взгляд, если учитывать, что законы разрабатывают, принимают и исполняют люди, еще недавно жившие в условиях, которые сегодня при помощи новых законов они призваны существенно изменить. Здесь, разумеется, мешают и стереотипы, и стремление лишь подправить, и прямое нежелание изменьть вообще — вся эта палитра чувств и устремлений не может не отразиться в новых законах. Кроме того, многое в жизни общества постоянно меняется, поэтому в законах нужно уметь предвидеть возможные тенденции, освобождаясь от попыток выдавать желаемое за действительное.

Тщательно отработанное законодательство — мощный регулятор рынка. Он устанавливает «правила игры» на рынке, что превращает рынок из дикого в цивилизованный, основанный не только на экономи­чески справедливо эквивалентном обмене, но и на соблюдении правовых правил защиты экономически более слабой стороны— обычного гражданина, потребителя, мелкого производителя и т.п.

Правовое регулирование в нормально функционирующем рыночном хозяйстве включает:

антимонопольно (антитрестовское) законодательство;

законодательство особственности (особо важно — об иностранных инвестициях);

законодательство о сделках, договорах и обязателствах;

законодательство о защите потребителя и ответственности перед ним;

налоговое законодательство;

законодательство о труде и социальной защищенности опреде­ленных фупп населения;

законодательство об охране природы (в связи с производственной деятельностью) и ряд других видов.

Остановимся более подробно на проблемах антимонопольного регулирования и законодательства о собственности.

В нормальной рыночной экономике практически все предприятия конкурируют друг с другом. Поэтому в переходном периоде важно создать необходимые предпосылки для появления конкуренции. Во-первых, должны появиться законы, которые разрешают и стимулируют предпринимателей открывать новые фирмы. Во-вторых, процесс прива­тизации существующих предприятий должен предусматривать созда­ние конкурентных рынков. В-третьих, должны быть открыты внутренние рынки для иностранных предпринимателей. В-четвертых, должны появиться законы, поощряющие конкуренцию и запрещающие монополистические объединения или соглашения относительно цен.

Новые законы государства более или менее адекватны особенно­стям нынешнего этапа развития общества. В них заложены необходи­мые элементы для возрождения трудового потенциала страны, народа. Например, Закон РФ «О собственности в РФ», в отличие от старых подходов, провозглашает равенство всех форм собственности, не отдавая приоритета государственной.

Развитием и обеспечением основных положений и идей Закона «О собственности в РФ» служит Закон РФ «О предприятиях и предпринимательской деятельности». Этот Закон возрождает понятие предпринимательства как вида человеческой деятельности. Закон подчеркивает, что перед ним равны все организационно-правовые формы предприятий (вне зависимости от формы собственности, включая частную). Кроме того. Закон представляет предприятиям полную свободу в вопросах планирования, самого процесса производ­ства, реализации продукции и ценообразования, формирования фи­нансовых ресурсов и внешнеэкономической деятельности. Упрощается порядок регистрации предприятий, который из разрешительного стал регистрационным.

Вместе с тем, в переходный период преобразование видов деятельности предприятий на основе новых форм собственности происходит не так быстро и гладко, как это выглядит порой в законах или постановлениях. В нашем случае собственник практически всех российских предприятий — государство. Видимо, в ближайшие не­сколько лет сколько-нибудь существенное изменение пропорций между государственным сектором и новыми структурами экономики вряд ли произойдет. Но это вовсе не означает, что переломить ход событий в сторону положительных сдвигов никак нельзя. Напротив. опираясь на уже существующий опыт прямой государственной поддержки производственных кооперативов или государственных предприятий с использованием стимулов рыночной экономики (снятие ограничений на фонд заработной платы, льготное кредитование с одновременным ростом ответственности и т.п.), можно рассчитывать на успех. Кроме этих мер по созданию условий конкуренции, государ­ство призвано законодательно оформить и реально содействовать демонополизации экономики. Главный недостаток монополий заклю­чается не только в том, что они навязывают высокие цены, а и в том, что они сокращают производство для того, чтобы поднимать цены.

Демонополизация особенно важна в переходный период, когда конкуренция среди отечественных предприятий еще незначительна в силу монополистического характера экономики, а иностранные фирмы осторожны в выборе путей проникновения на российский рынок из-за неконвертируемости рубля. В этой обстановке даже и без введения ограничений на иностранную торговлю российские монопо­лии будут очень сильны.

На территории бывшего Советского Союза было расположено 40 тыс. промышленных предприятий, 3 тыс. предприятий оптовой торговли, несколько сот строительных трестов, а в целом примерно 50 тыс. предприятий, не считая сферы услуг, розничной торговли и сельского хозяйства. Для сравнения, в США в тот же период имелось свыше 3,5 млн. предприятий аналогичного профиля, т.е. в 70 раз больше. Поэтому можно предположить, что в нормальной рыночной экономике в процессе демонополизации и приватизации на территории России будут созданы буквально миллионы новых предприятий.

Не следует ли опасаться того, что нынешние крупные монополии могут оказаться разбитыми на слишком мелкие предприятия, что скажется на эффективности производства и управления?

Видимо, процесс разукрупнения огромных государственных предприятий неизбежен, но окончательные размеры предприятий будут определяться по достаточно известному критерию минимума затрат при максимальном доходе. Кроме того, конкуренция также все расставит по своим местам. Важно и другое — не следует слишком увлекаться демонополизацией, превращая этот процесс в самоцель. В отдельных случаях существования монополий может быть оправда­но. Во-первых, если данному крупному производителю противостоит сильный конкурент из другой страны, то разукрупнение может его ослабить. Во-вторых, сохранение большого предприятия возможно по чисто производственно-технологическим причинам (например, крупный никелевый или сталелитейный завод). В-третьих, возможны так называемые естественные монополии на транспорте, в связи или других отраслях производственной и непроизводственной инфра­структуры.

Тем не менее антимонопольное законодательство должно решать по крайней мере три основные задачи: во-первых, способствовать разукрупнению существующих производств, во-вторых, предотвращать появление новых монополий, в-третьих, не допускать заключения соглашений между отдельными предприятиями, направленных на разделение рынка, установления монопольной цены и в конечном счете установления контроля со стороны этих предприятий.

В этих условиях поставленная задача перехода хозяйствования в обозримые сроки из одного состояния в другое может быть решена лишь в том случае, если шаги перехода будут представлены в ясной и доступной форме. Речь идет прежде всего о том, что люди должны не только понимать цели реформы, но и чувствовать, материально ощущать собственные выгоды от действительных и возможных пре­образований.

Государство и исполнительная власть. Важно также учитывать, что административно-командная система сформировала такого исполнителя-практика, который привык к получению заданий в виде детально расписанных постановлений, инструкций, приказов. Ситуа­ция осложняется также и потому, что практически ежедневно появляются новые законы и подзаконные акты, указы и распоряжения, необходимые и понятные с точки зрения назначения переходного периода, но не имевшие прецедентов ни по существу, ни по методу исполнения. Более того, многие из документов предусматривают значительную инициативу в их исполнении, относят необходимые уточнения на будущее или на нижестоящий уровень управления (чаще всего — на местный).

Чтобы реализовать рыночное законодательство без искажений его смысла в сжатые сроки, нужно разработать пакет нормативно-методических материалов, а также жесткое расписание и технологию проведения реформ. Сразу же должны быть определены права и обязанности, интересы и ответственность конкретных исполнителей. Отсутствие всех этих условий в течение всего начального периода реформы было одним из самых активных ограничителей их проведе­ния. Не потому ли такая богатейшая и огромная страна как СССР, подойдя к тупиковому рубежу в своей жизнедеятельности и осознав необходимость перемен, из-за серьезных ошибок начального этапа переходного периода прекратила свое существование, распавшись на отдельные государства?

Так, признав, что нельзя создать нормальную, рыночную экономику на основе старых, нерыночных структур, правительства переходного периода оказались в плену прежних представлений об экономической роли государства. Вместо энергичных, последовательных и целе­устремленных усилий по созданию «среднего класса» в обществе, происходит модификация своего рода «государственного рынка», на котором, как и прежде, а вступают в качестве продавцов и покупателей преимущественно государственные предприятия-монополисты. При таком положении необходимая либерализация цен приводит лишь к их всеобщему повышению, предприятия стремятся сохранить государ­ственные заказы, дотации в обмен на ограничение и без того малой самостоятельности.

Государство продолжает порочную практику помогать всем и вся, распыляя и без того скудные ресурсы. В свою очередь последние накапливаются за счет установления фискальных поборов и не­оправданных валютных ограничений. Вред от такого регулирования трудно исчислить.

В этих условиях огромная роль принадлежит аппарату государ­ственной власти: контроль за исполнением принимаемых законов и правительственных решений, обеспечение безусловного выполнения конституции и гарантий от криминальных воздействий на экономику. Утрата или существенное ослабление этих функций аппаратом означа­ет кризис исполнительной власти.

Между тем это кризис станет действительно труднопреодолимым, если не наступит понимание важнейшей роли государства в совре­менном обществе. Пропагандируя жизненный уровень развитых стран, не следует забывать, что при сходстве функций государственного управления методы их реализации существенно различаются. Напри­мер, одноименные министерства «там», как правило, не являются собственниками средств производства, на которые они воздействуют своими управленческими решениями. В нашем случае, напротив, министерства являются и собственниками, и управляющими.

Опасность переживаемого страной переходного периода кроется в том, что в обществе может набраться критическая масса недоверия людей центральному правительству и начнут предприниматься дей­ствия по передаче реальной власти на местные уровни управления и в предпринимательские структуры. Такие настроения вполне по­нятны, если иметь в виду практические результаты прежнего тотально­го государственного вмешательства в экономику. Однако, поддаться этим настроениям — значит привести страну к экономическим и соци­альным отношениям, характерным для начала века и сохранившимся только в ряде развивающихся стран, глобальный и сокрушительный структурный кризис 1929—1933 гг. показал пределы существования неуправляемой государством эконо­мики. Пришедший тогда к власти президент США Ф. Д. Рузвельт, поставил перед учеными задачу: разработать механизм, гарантиро­ванно защищающий американскую экономику от ужаса глобального кризиса. Разработанная к тому времени Дж. М. Кейнсом теория государственного регулирования капиталистической экономики, должна была сыграть на практике роль амортизаторов в рыночных структурах. Регулирование рынка должно было осуществляться госу­дарственные аппаратом.

Государство и антикризисные мероприятия. При сохранении ослабленной исполнительной власти у нас выйти из кризиса быстро и без огромных потерь невозможно. Вот почему в число первооче­редных антикризисных действий необходимо включать:

меры по выбору и прямой государственной поддержке сравнитель­но небольшого числа приоритетных направлений в сфере производства и услуг;

отказ от прямого финансирования хозяйствующих субъектов, претендующих на полную экономическую самостоятельность (возможно даже в обмен на определенные льготы — первоочередное акционирование, снижение налогов, солидный государственный заказ и т.п.);

делегирование на места более широких полномочий по поддержке новых -экономических структур (бирж, коммерческих банков, торговых домов, концернов, акционерных обществ и товариществ, фермерских хозяйств);

поощрительная налоговая политика, когда часть налогов, собранных на территории, оставляется для поддержки конкретных видов деятельности;

привлечение всей силы правоохранительных органов для обеспече­ния нормальной предпринимательской деятельности;

создание организационных и финансовых условий для появления новых конкурентных производств;

тщательное изучение состояния рынка труда и разработка эффективной политики занятости и т.д.

Законы государства, как известно, существуют не сами по себе, а является отражением уровня развития общества. Россия (ни общество в целом, ни отдельные люди) до 1917 г. и после этого рубежа не была готова к переходу от частной к так называемой обще­ственной — а точнее к государственной собственности. Здесь кроется одно из начал трагедии нашего общества. Необходимо исправлять ошибки, и чем быстрее, тем лучше.

Государственное предпринимательство, предпринимательская функция государства заключает в себе разнообразные формы эконо­мической деятельности с полным или частичным участием государства. Среди них можно выделить государственную собственность, участие государственного капитала в тех или иных предприятиях, реализацию интересов государства иными формами и методами.

Государственная собственность пока является явно преобладаю­щей — примерно 95 % производственных фондов страны. В перспекти­ве предполагается снижение доли государства до 30—40% и переход многих государственных предприятий на акционерные начала. Госу­дарству же будут принадлежать предприятия общенационального значения (железные дороги, электроэнергетика, некоторые отрасли добывающей и обрабатывающей промышленности и т.п.).

При этом важно не увлечься другими крайностями, когда появля­ется острое сожаление по поводу оставшейся в распоряжении государства части экономики. Дело здесь не только в том, что для многих видов производства высокая рентабельность вряд ли достижи­ма, даже если они будут находиться в частных руках. Проблема — в месте и роли государства и государственного сектора экономики.

Ведь основным назначением последнего является не столько достиже­ние высокой рентабельности, сколько, во-первых, обеспечение мини­мальной убыточности своих предприятий и, во-вторых, создание условий для прибыльности негосударственного, частного сектора.

Очевидно, что социалистическая экономика в СССР и странах Восточной Европы оказалась сравнительно малоэффективной не потому, что в них имелся государственный сектор, а потому, что она была практически полностью огосударствлена. Отсутствовало есте­ственное противоречие между общими и частными интересами, разре­шение которых является главной функцией государства. Вместо различных форм и методов государственного влияния, целью которого должно было быть развитие частного сектора экономики, происходила абсолютизация общих, государственных экономических интересов. Это привело в конечном счете к умалению, даже игнорированию личного интереса граждан, превращая их постепенно из активных созидателей в пассивных потребителей созданных государством мате­риальных и духовных благ.

Поэтому в переходный период очень важно, изучив отечественный и зарубежный опыт, создать такой механизм государственного влия­ния на экономику, который обеспечил бы первостепенное развитие частного сектора экономики, превратив его в основу процветания нации.

Участие государственного капитала предусматривается прежде всего в акционерных обществах. Последние, как уже отмечалось, образуются в ходе разгосударствления или же путем объединения предприятий различных форм собственности. В этих случаях можно предположить участие государства не только в налаженных производ­ствах, но и поддержке новых начинаний.

Иностранные инвестиции и государственное регулирование. Серьезную поддержку от государства должны получать иностранные инвестиции. Привлечение этих средств может осуществляться в различных формах: от займов в иностранных банках и международных организациях до прямой продажи российских предприятий в соб­ственность иностранных инвеститоров. В качестве промежуточных форм могут выступать совместные предприятия (СП).

Разумное привлечение иностранного капитала в экономику России, безусловно, выгодно. Во-первых, иностранные инвестиции могут по­мочь стране быстро модернизировать промышленную базу и увеличить ее производственный потенциал. Во-вторых, иностранные фирмы, строя заводы в России, будут привносить свой опыт организации производства и труда, отточенные в горниле капиталистической конкуренции.

Чтобы обеспечить крупные инвестиции в нашу экономику, необхо­димо несколько условий. Во-первых, государство должно гарантиро­вать иностранным инвесторам безопасность их вложений. Бизнесмены должны быть уверены в том, что представленные ими займы будут выплачены, капиталы и имущество не национализируются и т.п. Во-вторых, государство должно создать условия иностранным инвесторам для конвертации рублевой прибыли в твердую валюту. В-третьих, государство не должно преувеличивать значение иностранных инвести­ций, ибо они — это вовсе не главный фактор экономического роста страны. Главный фактор — это постоянный приток средств и ресурсов из внутренних источников.

Речь, разумеется, идет прежде всего о переходном периоде, когда общество и экономика еще далеки от стабилизации, рынок не сформи­ровался, общественное сознание в иностранных инвестициях видит экономическую интервенцию с целью закабаления страны, превраще­ния ее в сырьевой придаток и т.п.

Между тем мировой опыт свидетельствует, что развитая рыночная экономика довольно активно впитывает в себя иностранные инвести­ции. Так, иностранцы к последнему десятилетию XX в. владеют средствами в США на общую сумму 329 млрд. долларов. Чтобы представить зримо, что это означает, достаточно сказать, что такова примерно стоимость всей экономики такой развитой страны, как Австралия. Это, конечно, тревожит простых американцев, но руководи­тели американского бизнеса (около 80%) активно поддерживают вливания иностранного капитала в экономику страны. И находят в этом полную поддержку правительства.

Дата: 2019-05-29, просмотров: 2.