Виды принудительных мер медицинского характера и категории лиц, к которым они применяются

Ст. 99 УК РФ определяет в иды принудительных мер медицинского характера

1. Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

2. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в со­стоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием мо­жет назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Перечень видов принудительных мер медицинского характера дифференцирован: предложенная систе­ма разграничивает рассматриваемые меры по степени ограничений, вводимых для больного, которые связаны с его состоянием, характе­ром и интенсивностью лечения и мерами безопасности.

Перечень ви­дов принудительных мер медицинского характера приведен в соответ­ствии с Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граж­дан при ее осуществлении». Основанием применения меры любого вида является достовер­ный вывод суда об общественной опасности лица, который должен быть обоснован конкретными данными о предшествующем поведении (в том числе о совершенном общественно опасном деянии, способе и мотивах совершения, последствиях), а также о диагнозе и прогнозе психического расстройства. Суд конкретно излагает эти данные, не ограничиваясь общей формулировкой, воспроизводящей положения ч. 2 ст. 97 УК РФ. Эти данные служат суду основой вывода не только о нали­чии общественной опасности лица, но и о степени этой опасности. По­следняя определяет выбор принудительной меры медицинского характера.

Назначая одну из мер, предусмотренных ч. 1 ст. 99 УК РФ, суд не определяет сроков принудительного лече­ния. Назначая принудительную меру медицинского характера, суд указывает только ее вид, но не определяет, в каком именно учрежде­нии она территориально будет исполняться: это компетенция органов здравоохранения. Обеспечение законности и обоснованности выбора судом меры определенного вида предполагает обязательность проведения по делу предварительного следствия и судебного разбирательства, с учетом предусмотренных УПК РФ особенностей производства по делам данной категории.

Обязательным по таким делам представляется постановка вопроса перед психолого-психиатрической экспертизой о прогнозе по­ведения лица, вероятности совершения им общественно опасных дея­ний и характере последних. Заключение экспертов, в том числе его обоснование медицинской и психологической диагностикой личности, оценивается судом в совокупности с другими доказательствами.

Методы и условия лечения и наблюдения являются компетен­цией органов здравоохранения. Но не противоречит закону направле­ние судом в адрес этого учреждения информации об определенных особенностях личности и поведения, которые целесообразно учиты­вать в процессе лечения и наблюдения (например, склонность к внезап­ным агрессивным и жестоким действиям, побегам и т.д.).

Освобождение лица от уголовной ответственности по основани­ям, исключающим преступность деяния (ч.2 ст.14, ст.37-42 УК РФ), а равно констатация недоказанности деяния, исключают возможность назна­чения мер, предусмотренных ст. 99 УК РФ. Вместе с тем в отношении соответствующих лиц суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения в общем порядке вопроса о лечении этих лиц. В силу ч.2 ст. 99 УК РФ лицам, перечисленным в п. «в» ч.1 ст.97 УК РФ, может быть назначена, наряду с наказанием, при­нудительная мера медицинского характера только одного вида: амбу­латорное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Это и понятно, так как исполнение этой меры соединяется с исполнением наказания (ст. 104 УК РФ).

Если в силу ухудшения их состояния потребуется госпитализа­ция в недобровольном порядке в психиатрический стационар, она осуществляется по разрешению судьи в соответствии со ст.29, 33-36 Закона «О психиатрической помощи», а не в порядке назначе­ния принудительной меры медицинского характера.

К принудительным мерам медицинского характера, относятся:

Статья 100 УК РФ регламентирует амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, которое может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК РФ, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помеще­нии в психиатрический стационар. Статья 26 Закона «О психиатрической помощи...» предусматри­вает два вида амбулаторной психиатрической помощи: консульта­тивно-лечебную помощь и диспансерное наблюдение. В качестве принудительной меры медицинского характера применяется только второй вид.

Целесообразно, чтобы при назначении меры, предусмот­ренной ст. 100 УК РФ, суд указал бы на это, чтобы исключить возможность для органа здравоохранения ограничиться меньшей интенсивностью психиатрической помощи, нежели это необходимо. В связи с этим суд может использовать формулировку о назначении «амбулаторного (диспансерного) принудительного наблюдения и лечения».

Мера, предусмотренная ст. 100 УК РФ, предполагает регулярное наблюдение за состоянием лица путем его осмотра врачом-психиатром, необходимое лечение и оказание социальной помощи. При отказе от яв­ки или от допуска врача-психиатра в жилище, сотрудники милиции обязаны оказывать содействие медицинским работникам в соответст­вии с законодательством о милиции.

Рассматриваемая мера назначается лицам, страдающим времен­ными болезненными состояниями с тенденциями к «угасанию», не требующим наблюдения и лечения (например, острый психоз в ре­зультате соматического заболевания или родов), хроническими и за­тяжными психическими расстройствами со стойкими или часто обост­ряющимися болезненными проявлениями.

Но при этом предшествую­щее поведение, в том числе характер деяния, и психическое состояние не должны указывать на вероятность насильственных или суицидных действий с тяжкими последствиями, реализации неодолимых влече­ний, связанных с причинением существенного вреда имуществу (в т.ч. с использованием общеопасных способов) или угрозой обще­ственной безопасности.

Орган здравоохранения или подчиненное ему медицинское учреждение, которым поручено исполнение рассматриваемой меры, не вправе изменить необходимость ее установления, используя по­ложения ч.2 ст.27 Закона «О психиатрической помощи...». Однако, если администрация учреждения, оказывающего амбулаторную пси­хиатрическую помощь, или вышестоящий орган здравоохранения придут к выводу о недостаточности назначенной меры, как для перс­пектив лечения, так и для обеспечения безопасности, они обязаны по­ставить этот вопрос перед судом. Это необходимо сделать немедленно по обнаружению оснований, не дожидаясь наступления предельного срока освидетельствования, установленного ч.2 ст.102 УК РФ.

Статья 101 УК РФ регламентирует назначение принудительного лечения в психиатрическом стационаре. Ч.1 ст.101 УК РФ раздельно указывает на четыре группы условий, имеющихся в психиатрическом стационаре (лечения, ухода, содержа­ния и наблюдения), необходимость использования которых в отноше­нии конкретного лица должна быть обоснована судом. Речь идет о приведении и оценке данных о деянии, поведении в целом, его про­гнозе с учетом диагноза и психологического анализа состояния лично­сти. Ст.29 Закона «О психиатрической помощи...» подчеркивает в связи с этим наличие непосредственной опасности для себя или окру­жающих, которая может еще более возрасти в силу дальнейшего ухуд­шения психического состояния. Используя в соответствии с законодательством о здравоохране­нии родовое понятие «психиатрический стационар», ст.101 УК, в со­ответствии со ст. 99 УК, предусматривает назначение принудитель­ного лечения в стационаре одного из трех типов. Поэтому суд должен обосновать не только необходимость помещения лица в стационар, но и выбор типа последнего.

При решении госпитализировать лицо в качестве принудитель­ной меры медицинского характера суд должен последовательно рас­сматривать вопрос о типе стационара, необходимого в конкретном случае.

Вначале рассматривается вопрос о стационаре с наименее ограничительными условиями (ст.30 Закона «О психиатрической помо­щи...»), затем — о стационаре с более значительными ограничениями для больных. Выбор между ними должен исходить из критерия надеж­ного обеспечения безопасности госпитализированного лица и других лиц при соблюдении его прав и законных интересов (ст.30, 37 Закона «О психиатрической помощи...»).

Назначение принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа создает для лица, которому оно назначено, ста­тус обычного больного, находящегося в таком стационаре. Ограничи­тельные условия в отношении лица, к которому применена данная принудительная мера медицинского характера, соответствуют обще­му режиму стационара этого типа. Это надо учитывать суду при оцен­ке соответствия условий стационара общего типа требованиям пре­дупредить совершение новых общественно опасных деяний.

Характеристика в ст.101 УК РФ стационара общего типа связывается с отсутствием в нем интенсивного наблюдения за больными. Характеристика стационара специализирован­ного типа включает наличие постоянного наблюдения. Наконец, ста­ционар специализированного типа с интенсивным наблюдением определяется, как осуществляющий постоянное и интенсивное наблю­дение.

В связи с изложенным надо иметь в виду, что:

а) в стационаре общего типа не предусмотрено ни постоянного (то есть, непрерывного), ни интенсивного наблюдения (то есть, включаю­щего в законных пределах меры физического стеснения и изоляции, когда иначе нельзя предотвратить действия лица, имеющие обще­ственно опасный характер), хотя, конечно, предусмотрены формы и средства адекватного реагирования на эксцессы;

б) в стационаре специализированного типа осуществляется постоянное (непрерывное) наблюдение;

в) наконец, наименование в законе стационара третьего типа оказывается неполным, так как он предполагает наличие не только интенсивного, но и постоянного наблюдения.

Судебная практика исходит из того, что в стационар общего типа нецелесообразно направлять больных, содеянное которыми связано с посягательством на жизнь граждан, так как эта категория больных, как правило, требует со­держания и лечения в условиях стационара с постоянным и интенсив­ным наблюдением, максимальным уровнем мер безопасности. 

Статья 102 УК РФ определяет продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера. В содержании данной статьи последовательно подчеркивается идея иск­лючительности компетенции суда не только при решении вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, но и при продлении, изменении и прекращении этих мер. Такой под­ход, с учетом принудительного характера рассматриваемых мер, соот­ветствует положениям международно-правовых документов и Кон­ституции РФ о высшей ценности человека, его прав и свобод, приори­тетности их защиты государством.

Срок первого освидетельствования для выявления оснований ре­шения вопросов, регулируемых ст.102 УК, исчисляется не со дня назна­чения принудительной меры, а со дня начала лечения. Представляет­ся, что обязательное освидетельствование госпитализируемого или лица, к которому будет применено диспансерное наблюдение (ст. 26, 32 Закона «О психиатрической помощи... »), не включается в исчисле­ние срока в шесть месяцев, предусмотренного ч.2 ст.102 УК РФ.

При необходимости срочной госпитализации больного, к кото­рому применено амбулаторное принудительное наблюдение, или срочной необходимости перевода больного, к которому применено принудительное лечение в стационаре, в учреждение с более строгим наблюдением в связи с ухудшением психического состояния и воз­можностью тяжких общественно опасных деяний, сроки, предусмот­ренные частью второй ст.102 УК РФ, не применяются. Но соответствующее постановление выносится судьей в соответствии со ст.29-36 Закона «О психиатрической помощи...», а не в порядке ст.102 УК РФ. После переме­щения восстанавливается действие сроков, предусмотренных ч. 2 ст. 102 УК РФ.

Изменение принудительной меры медицинского характера возможно, как в сторону смягчения, так и в сторону перехода к более строгой по ограничительным условиям мере. Например, путем пере­вода по решению суда в стационар с более строгим режимом, если ад­министрация учреждения, в котором осуществляется принудительное лечение на основании заключения комиссии психиатров излагает факты (резкое усиление конфликтности, дезорганизующих действий, учащение злобно-агрессивных реакций и т.д.), однозначно требующие усиления мер безопасности. От принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа можно сразу перейти к амбулаторному принудительному наблюдению и лечению (как и наоборот).

Возможно и прекращение применения любой даже самой строгой по ограничитель­ным условиям меры без ее предварительного ступенчатого смягче­ния. Здесь решает оценка фактических результатов лечения с точ­ки зрения прогноза возможного возобновления общественно опас­ного поведения.

Представление администрации лечащего учреждения и лежащее в его основе заключение комиссии психиатров не является для суда обязательным и подлежит проверке в судебном заседании. Прекращая применение принудительной меры медицинского ха­рактера, суд может передать необходимые материалы органам здраво­охранения для решения вопроса о продолжении лечения или попече­ния об этих лицах в соответствии с Законом «О психиатрической по­мощи...»

Изменяя принудительную меру медицинского характера, суд, как и при ее назначении, не указывает срок (продолжительность) применения новой меры и конкретное учреждение, в котором она бу­дет исполняться.

Сроки, предусмотренные ч. 2 ст. 102 УК РФ, в целом совпадают со сроками, предусмотренными ст.36 Закона «О пси­хиатрической помощи...». Но указание в последней на обследования лиц, помещенных в психиатрический стационар в недобровольном по­рядке, не реже одного раза в месяц в течение первых шести месяцев для решения вопросов о продлении госпитализации, не относится к случаям применения принудительных мер медицинского характера. 

    В соответствии со статьёй 103 УК РФ регламентируется зачет времени применения принудительных мер медицинского характера. «В случае излечения лица, у которого психическое рас­стройство наступило после совершения преступления, при на­значении наказания или возобновления его исполнения вре­мя, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатриче­ском стационаре за один день лишения свободы».

Понятие «пребывание в психиатрическом стационаре» включает фактический срок нахождения в нем. В пре­бывание лица в стационаре, начало которого определяется по записи в учетно-медицинской документации, надо включать, в частности, пе­риод освидетельствования, на который ст.32 Закона «О психиатриче­ской помощи...» отводит двое суток после прибытия больного.

Пред­ставляется, что зачету подлежит и период, в течение которого лицо в недобровольном порядке доставлялось в стационар.

Урегулирование в УК РФ зачета времени пребывания в стационаре в срок наказания в виде лишения свободы в случаях, предусмотренных ст.103, соответствует позиции Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку ст.5 указанной Конвенции рассматривает законное задержание душевнобольных, как разновидность лишения свободы.

Вместе с тем, пробелом статьи 103 УК РФ представляется то, что в ней не рассматривается вопрос о зачете пребывания в психиатрическом стационаре в срок наказания, не связанного с лишением свободы. Этот пробел, однако, может быть восполнен путем анализа положений ст.72 УК РФ.

Так, при наказании в виде ограничения свободы пребы­вание в стационаре засчитывается, как один день за два дня; при на­казании в виде исправительных работ — как один день за три дня; при наказании в виде обязательных работ — как один день за восемь часов таких работ.

Возможны случаи, когда подлежащая зачету фактическая продолжительность принудительного лечения до прекращения его приме­нения превышает максимальный размер наказания, которое могло бы быть назначено выздоровевшему лицу, у которого психическое рас­стройство наступило после совершения преступления. Либо превыша­ет размер назначенного, но не отбытого наказания (или его части) ис­полнение которого возобновляется после выздоровления. В этих случаях после зачета времени пребывания в стационаре с использованием приве­денных выше соотношений, наказание должно считаться отбытым.

Зачет в срок наказания принудительной меры медицинского ха­рактера, регулируемой ст. 100 УК РФ, закон не предусматривает.

Статья 104 УК РФ определяет принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания.

1. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 99 на­стоящего Кодекса, принудительные меры медицинского ха­рактера исполняются по месту отбывания лишения свободы, а в отношении осужденных к иным видам наказаний — в учреж­дениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.

2. При изменении психического состояния осужденного, требующем стационарного лечения, помещение осужденного в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмот­рены законодательством Российской Федерации о здравоохра­нении.

3, Время пребывания в указанных учреждениях засчитыва­ется в срок отбывания наказания. При отпадении необходимо­сти дальнейшего лечения осужденного в указанных учрежде­ниях выписка производится в порядке, предусмотренном зако­нодательством Российской Федерации о здравоохранении.

4. Прекращение применения принудительной меры меди­цинского характера, соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей- психи­атров.

Ссылка на ч. 2 ст. 99 УК РФ, имеющаяся в статье 104 УК РФ, предполагает, что: а) принудительная мера медицинского характера, соединенная с исполнением наказания, назначается одновременно с последним;

б) осужденный должен быть не только вменяемым относительно инкриминируемого преступления, но и способным к отбыванию нака­зания;

в) заключением экспертизы должно быть не только констатирова­но наличие психического расстройства, не исключающего вменяемо­сти с указанием диагноза, но и обоснована необходимость лечения.

 

 Тема 20. ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ ОБЩЕЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО

ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

1. Источники уголовного права

2. Определение преступления и его признаки

3. Понятие и цели наказания

4. Отдельные виды наказаний

 

Источники уголовного права

В настоящее время существуют две главные исторически сложившиеся уголовно-правовые системы:

1) романо-германская, так называемая «континентальная» система права, и

2) англосаксонская, или система прецедентного права.

Франция родина «континентальной» системы права.

Главный источник ее уголовного пра­ва - Конституция 1958г., хотя в ней, в отличие от конституций других стран, например ФРГ, Италии и США, уголовно-правовых положений практически нет. Источником она является;

 Во-первых, потому что в её Преамбуле имеется ссылка на Декларацию прав человека и гражданина 1789г., как на фундамент всего здания французского законодательства, прежде всего уголовного, а также процессу­ального, т.к. большинство ее статей в той или иной степени относится к этим отраслям права. В частности, в Конституции провозглашены такие принципы, как равенство всех граждан перед законом и перед уголовным в особенности, принцип запрета обратной силы уголовного закона и презумпция невиновности.

Во-вторых, поскольку в Конституции регламентируется компетенция властей в области уголовного нормотворчества, определение пре­ступлений и проступков, а также налагаемых за них наказаний отнесено к веде­нию парламента (ст.34), а нарушений - к ведению правительства (ст.37).

Непосредственными источниками уголовного права Франции являются уголовный кодекс, другие кодексы, отдельные законы и подзаконные акты.

В марте 1994г. во Франции на смену УК 1810г. пришел новый Уголовный кодекс. Он состоит из двух неравнозначных и разных по объему частей.

Собственно УК - это первая, или законодательная, часть, которая была при­нята в 1992г. Сохранив некоторые черты старого кодекса, новый УК существенно отличается от него по структуре, кругу и характеру регулирования многих во­просов и отдельных институтов уголовного права.

Кодекс состоит из пяти книг, четыре книги представляют собой Особенную часть УК. Первая книга - «Общие положения» - его Общая часть, включающая три раздела: об уголовном законе, об уголовной ответственности и о наказаниях. Вторая книга — «О преступлениях и проступках против человека». Третья книга - «О преступлениях и проступках против собственности». Четвертая книга - «О преступлениях и проступках против нации, государства и общественного порядка». Пятая книга, самая малень­кая, - «Прочие преступления и проступки».

В Особенной части получил закрепление принцип приоритета охраны лич­ности: жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод человека. В ней пре­дусматривается ответственность за ряд новых деяний - в области информатики, медико-биологические и др. Источниками уголовного права Франции являются УПК и другие кодексы, среди которых: кодекс военной юстиции, в котором предусматривается ответственность за воинские преступления, дорожный кодекс, кодекс публичного здра­воохранения, налоговый кодекс.

Значительное число норм, предусматривающих уголовную ответственность, со­держится в не кодифицированных актах. Например, в законах о прессе 1885г. и о торговле фальсифицированными товарами 1905г., а также в подзаконных актах, например в Законе о правонарушениях несовершеннолетних 1945г. Источником уголовного права Франции являются также ратифицированные ею международные договоры и соглашения, которые имеют приоритет перед внутригосударственным правом (ст.55 Конституции).

Германия - федеративное государство. Согласно ст.74 (п.1) Конституции 1949г. принятие законов в области уголовного, а также исполнительного права отнесено к так называемой конкурирующей законодательной компетенции. Чаще всего этот вопрос решается по остаточному принципу: «Земли обладают правом законодательства лишь тогда и постольку, когда и поскольку Федерация не использует своих прав законодательства» (ст.72).

Уже из сказанного видно, что Конституция – важнейший источник уголовного права ФРГ. Кроме того, она содержит ряд уголовно-правовых положений: ст.102 отменена смертная казнь; в п.3 ст.103 говорится о том, что «никто не может быть подвергнут многократному наказанию за одно и то же деяние»; в ст.104 – о возможности ограничения (лишения) свободы только на основании закона и по приговору суда и др.

Основной федеральный уголовный закон – УК 1871г., ранее именовавшийся Германским уголовным уложением. «Большая реформа» уголовного права началась в 1954 г. Изменения, внесенные в Особенную часть законами об изменении УК, а также принятыми в других областях права, обусловили издание в 1987г. УК в новой редакции, в которой он действует до настоящего времени.

В связи с объединением Германии на основании договора 1990г. УК ФРГ в редакции 1987г. стал действовать и на территории бывшей ГДР, однако с определенными оговорками. УК ФРГ четко подразделяется на Общую и Особенную части. Общая часть состоит из пяти разделов: 1) уголовный закон; 2) деяние; 3) правовые последст­вия деяния; 4) заявление по делам частного обвинения и 5) давность. Особенная часть состоит из 29 разделов. Ее материал в основном расположен в «классическом» для уголовного права порядке: вначале помещены нормы о преступлениях против публичных интересов, а затем о преступлениях против интересов частных лиц. Уголовно-правовые нормы содержатся еще в более чем 400 законах, причем в большинстве своем это не уголовные законы.

В немецкой уголовно-правовой доктрине законы подразделяются на главные, т.е. имеющие всеобщее значение, и дополнительные. К главным относятся Конституция и Уголовный кодекс. Дополнительные законы многочисленны. Это, например, Закон об атомной энергии, Закон о защите животных и др., содержащие уголовно-правовые нормы. Неполная кодификация уголовного законодательства, не включает всех не кодифицированных норм в приложение, к УК создав определенные трудности в применении и изучении уголовного права Германии.

Существует еще деление уголовного законодательства на федеральное и земельное, последнее регулирует небольшой круг второстепенных вопросов.

Англия колыбель общего права, родина так называемой англосаксонской системы права. Это значит, что традиционно важное и исторически первое место в системе источников уголовного права занимают судебные прецеденты, т.е. решения высших судов, обязательные для них самих и для нижестоящих судов по делам со сходным фактических составом.

В 1966г. Палата лордов (высшая судебная инстанция страны) отказалась от принципа связанности своими ранее вынесенными решениями, которого придерживалась на протяжении столетий. По ее признанию «слишком строгое соблюдение прецедентов в отдельных случаях может привести к несправедливости и создать ненужное препятствие для естественного развития права».

Общее право Англии начало формироваться еще в XI-XII вв. и в настоящее время выполняет несколько функций.

Во-первых, оно является самостоятельным регулятором многих вопросов и даже отдельных институтов уголовного права, например: вины, невменяемости, подстрекательства, как элемента предварительной преступной деятельности.

Во-вторых, общее право восполняет пробелы законодательного регулирования. Так, наказание за убийство (простое и тяжкое) определяется актами парламента, а признаки этого преступления — нормами общего права.

В-третьих, оно широко используется для толкования статусов; считается даже, что закон не может «жить полнокровной жизнью», не получив надлежащего толкования соответствующими судами.

В Англии, как известно, нет конституции в ее общепринятом понимании, а также и уголовного кодекса, хотя попытки кодификации уголовно-правовых норм предпринимались неоднократно. В настоящее время английское уголовное право представляет собой картину весьма сложную. Оно насчитывает 7000-7200 составов преступлений, большинство из которых разбросано по многочисленным статутам, некоторые из которых действуют на протяжении нескольких столетий, например Закон об измене 1351г. Упорядочение английского уголовного законодательства осуществляется путем консолидации. Например, в 1825г. 425 законов были заменены 11. Важнейшими статутами, регулирующими вопросы Общей части, являются Законы об уголовном праве 1967 и 1977гг., Закон об уголовно-наказуемом покушении 1981г., Закон о полномочиях уголовных судов 1973г., Закон об исправлении правонарушителей 1974г., Законы об уголовном правосудии 1948, 1967,1982, 1988, 1991 гг. и др.

Источником уголовного права Англии также является так называемое делегированное законодательство – подзаконные акты, издаваемые органами исполнительной власти. Они могут быть двух видов. Наиболее важные из них - «приказы в Совете», которые на практике издаются правительством и просто санкционируются Тайным Советом. Министры и другие, высшие государственные должностные лица издают в пределах своей компетенции постановления, правила и приказы, регулирующие отдельные уголовно- правовые вопросы.

Вышеизложенные источники действуют не на всей территории королевства, а лишь в Англии и Уэльсе. В Шотландии имеется свое уголовное право. А право, действующее в Северной Ирландии, отличается особенностями, обусловленными ее положением и происходящими там событиями.

К странам англосаксонской системы права относятся многие другие государства - бывшие британские владения в Азии, Африке и Америке, в т.ч. США. В подавляющем большинстве этих стран право кодифицировано. Причем в некоторых из них - давно, например, в Индии действует УК, принятый еще в 1860г.

Американское уголовное законодательство - явление весьма своеобразное и сложное. Это результат взаимодействия следующих основных факторов.

Во-первых, в США, так же как в Англии, имеет место сочетание общего статутного права. В отличие от английской системы с ее консерватизмом, стремлением сохранить старые нормы и институты, в США пошли по пути «гибкого правотворчества». Это, прежде всего, касается деятельности Верховного суда страны. Кроме того, сфера действия общего права там, в целом более узкая.

 Во-вторых, в США нет единой уголовно-правовой системы, что обусловлено особенностями американского федерализма: там существуют самостоятельные системы 50 штатов, Округа Колумбия, федеральная система, где расположена столица страны, и система свободно присоединившегося государства Пуэрто-Рико. Это породило такую характерную для американской уголовно-правовой системы особенность, как правовой дуализм, означающий, что на территории каждого штата действует право данного штата, а при определенных условиях применяется федеральное право.

Основными источниками федерального уголовного законодательства является Конституция 1787г., акты Конгресса, подзаконные акты.

Конституция США не позволяет четко разграничить компетенцию федерации и штатов в области уголовного законодательства, поэтому первоначально на федеральном уровне было всего лишь несколько уголовных законов, основная их часть была принята в штатах.

Конституция США содержит ряд положений либо непосредственно уголовно-правового характера, либо имеющих отношение к уголовному праву.

В США нет федерального уголовного кодекса в его общепринятом понимании. Актом Конгресса от 20 июня 1948г. основная масса ранее действовавшего законодательства была, как сказано в нем, «пересмотрена, кодифицирована» и включена в форме закона в раздел 18 Свода законов США «Преступления и уголовный процесс». Часть 1 этого раздела («Преступления») насчитывает 86 глав.

В 1984 г. администрация Р. Рейгана провела через Конгресс так называемый Комплексный закон о контроле над преступностью, который в духе жесткой уголовной политики предусматривает меры борьбы с опасными преступниками и рецидивистами, регулирует другие вопросы. Часть этого закона — Закон о реформе наказаний, на основании которого была создана Комиссия по наказаниям. 

Большую роль в регулировании уголовно-правовых отношений на федеральном, уровне играют подзаконные акты, издаваемые Президентом, министерствами и ведомствами федерального правительства. Как правило, эти акты детализируют, конкретизируют нормы федеральных законов. Действие федерального уголовного законодательства является ограниченным.

 Во-первых, оно применяется в случае совершения преступлений с так называемым «федеральным элементом»: в отношении федеральных должностных лиц (например, убийство, причинение телесных повреждений, воспрепятствование исполнению служебных обязанностей) или ими в связи с исполнением своих служебных обязанностей (например, взяточничество и хищение); за преступления, затрагивающие интересы нескольких штатов (например, похищение автомобилей и перегон их из одного штата в другой или сбыт наркотиков); за посягательства против федеральных учреждений и служб (например, почты) либо Соединенных Штатов в целом (измена, шпионаж и др.).

Во-вторых, оно применяется в случае совершения любого преступления на территориях федерального значения: национальных парков, заповедников, судах, плавающих под американским флагом в открытом море, а также находящихся в полете в воздушном пространстве над открытым морем, военных объектах и др. 

Основными источниками уголовного законодательства штатов являются Конституция США, конституции штатов, уголовные законы, прежде всего уголовные кодексы, и подзаконные акты. Ни один нормативный акт, издаваемый в штатах, не может противоречить федеральной Конституции.

Применительно к уголовному праву конституции штатов имеют как сходства с нею, так и различия. Общее состоит в том, что они, как правило, закрепляют вышеперечисленные положения Конституции страны.

Отличия заключаются в том, что они содержат либо более детальную их регламентацию, либо положения, которых в ней нет. Например, в Конституции штата Орегон (§37 ст.1) запрет налагать жестокие и необычные наказания дополнен указанием о том, что тяжкое убийство карается смертной казнью, если только присяжные не выскажутся за пожизненное тюремное заключение.

Вообще в конституциях штатов вопросам наказания уделяется большое внимание. Это касается целей наказания, видов приговоров и способов их приведения в исполнения. Широко распространенной в штатах является практика регулирования ус­ловно-правовых отношений при помощи подзаконных актов. Причем такие акты издаются не только высшими органами исполнительной власти, губернаторами, но и местными органами власти - в городах и округах.

В последних издаются акты, которыми не только конкретизируются, адаптируются к местным условиям нормы законов, но нередко и самостоятельно предусматривается уголовная ответственность, иногда в довольно высоких пределах.

Наряду с законодательством источником уголовного права США являете общее право, имеющее ряд отличий от английского. В большинстве штатов в силу существующих там запретов - судебных, а чаще законодательных - наказывать по нормам общего права нельзя. На такое решение вопроса, во всяком случае в некоторых штатах, подвигла позиция Примерного УК: «Никакое поведение не составляет посягательства, если оно не является преступлением или нарушением по настоящему кодексу или иному статуту данного штата» (п.1 ст.1.05).

Дата: 2019-05-28, просмотров: 19.