Особенности и проблемы применения уголовно-правовых мер борьбы с половыми преступлениями на современном этапе развития российского уголовного законодательства

 

Система санкций норм Особенной части УК в отдельных случаях противоречит интересам охраны личности и общественной безопасности.

Совершенно недопустимым представляется, например, положение, когда за совершение умышленных преступлений против личности предусматривается наказание в виде штрафа в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года (понуждение к действиям сексуального характера – ст. 133 УК) или штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет (развратные действия — ст. 135 УК). В общественном сознании назначение такого вида наказания в виде штрафа однозначно ассоциируется с возможностью "откупиться" за содеянное.

Разумеется, внесение последних изменений и дополнений в УК 1996 года радикально изменит ситуацию в сфере уголовно-правовой борьбы с преступностью[[83]]. Но видимо потребуется, еще немало таких изменений и дополнений.

В определении проблемных вопросов, требующих законодательного разрешения, серьезную помощь могут оказать постоянное слежение за ситуацией в области правоприменения (мониторинг), а также криминологическое и уголовно-правовое прогнозирование.

Закон, как известно, относит изнасилование к числу особо тяжких преступлений и предусматривает за его совершение, при наличии обстоятельств, длительные сроки лишения свободы.

Несмотря на то, что УК 1996 года четко регулирует все отношения, охватываемые нормами ст. ст. 131, 132, 133, 134, 135 , на практике нередко возникают трудности их применения. Если взять за основу следующую классификацию, то вопросы, возникающие при использовании норм статей, касающихся половых преступлений, можно подразделить на две группы, а именно:

а) процессуальная сторона вопроса;

б) нравственный, моральный аспект.

Эта классификация условна и, вероятно, до конца не отражает информацию, но в данной дипломной работе основное внимание обращено именно на них. При этом считаем, что подобное деление наиболее приемлемо только на бумаге, так как решение этих проблем целиком и полностью взаимосвязано. Бороться с ними надо в комплексе. Ибо один закон без гуманного обращения с жертвами изнасилования, без нравственного воспитания общества на уровне отдельного индивидуума ничего не решит. Важная роль отводится прокурорскому надзору. Именно он должен обеспечить своевременное, профессионально грамотное выполнение первоначальных следственных действий, прежде всего осмотра места происшествия, освидетельствания потерпевшей и подозреваемого, изъятия и осмотра одежды; тщательный с соблюдением всех требований закона допрос потерпевшей и подозреваемого, особенно несовершеннолетних и малолетних; максимальное использование возможностей судебно-медицинской, биологической, криминалистической, трасологической и иных видов экспертиз.

Рассмотрим данную ситуацию на примере изнасилования. При изложении суду предложений о наказании виновных в изнасиловании и других половых посягательствах, прокурорам следует учитывать как тяжесть самого преступления, так и конкретные обстоятельства дела, роль каждого из подсудимых, степень осуществления преступного намерения, причины, по которым оно не было доведено до конца, характер наступивших последствий, возраст подсудимого и потерпевшей, данные об их личности.

Требует улучшения работа по выявлению и устранению обстоятельств, способствующих совершению половых преступлений. Практика показывает, и это вызывает особую озабоченность, что, например, за изнасилование ежегодно осуждается, причем, как правило, к длительным срокам лишения свободы, значительное число молодых людей, почти каждый четвертый из них - несовершеннолетний. Обобщение показало, что недостаточная эффективность борьбы с изнасилованиями, наряду с другими причинами, связана с серьезными упущениями в деятельности правоохранительных органов. В ряде случаев из-за несвоевременного и неквалифицированного выполнения неотложных следственных действий, отсутствия должного взаимодействия следователей с органами дознания слабого использования научно-технических средств преступления остаются нераскрытыми.

Имеются факты, когда в результате непринятия своевременных мер к установлению и изобличению преступника одни и те же лица совершают изнасилования неоднократно в течение длительного времени. Значительное количество дел возвращается судами на дополнительное расследование.

Около 6% от числа обжалованных приговоров отменяется и изменяется в кассационном порядке, главным образом ввиду неисследованности обстоятельств дела, ошибок в квалификации преступления и при назначении наказания.

Немало судебных решений пересматривается и в порядке надзора. Хотя прокуроры участвуют, как правило, в рассмотрении всех дел об изнасиловании, в большинстве случаев необоснованные приговоры отменяются и изменяются судами по жалобам осужденных и их защитников, а не по протестам прокуроров.

Более того, многие приговоры, отмененные и измененные впоследствии как незаконные, были постановлены судами в соответствии с предложениями государственных обвинителей[[84]].

Вопреки рекомендациям, осмотр места происшествия производится лишь по каждому второму из числа изученных дел, причем зачастую - несвоевременно; по каждому четвертому делу выполняется формально, поверхностно. Нередко это важнейшее следственное действие передоверяется работникам милиции, не имеющим необходимой квалификации и навыков его проведения. Только по каждому пятому делу в осмотре принимает участие специалист-криминалист, а судебно-медицинский эксперт - лишь в единичных случаях.

Не используются в полной мере возможности исследования одежды потерпевшей и подозреваемого. Вместо изъятия одежды путем выемки или обыска следователи обычно предлагают доставить ее потерпевшей, подозреваемому или их родственникам. В результате этого одежда нередко подвергается чистке, а иногда выдается другая одежда. Из-за различных нарушений при изъятии и хранении одежды экспертное исследование иногда становится невозможным. Не всегда проводятся трасологические экспертизы для определения механизма возникновения повреждений на одежде потерпевшей, хотя этот вопрос возникает по многим делам. Определенную ценность представляют данные об условиях, при которых образованы следы крови.

Трасологическая экспертиза следов крови встречается довольно редко. Это обусловлено недостаточной осведомленностью работников правоохранительных органов относительно возможностей подобного рода исследований. Между тем такое исследование крови в совокупности с исследованием других следов позволяет судить об объективной и субъективной стороне преступления[[85]].

Судебно-медицинская экспертиза подозреваемого проводится только по каждому четвертому делу и, как правило, выясняется лишь то, способно ли данное лиц совершать половые акты. Вопросы о наличии у подозреваемого телесных повреждений, которые могли быть получены в результате борьбы с потерпевшей, биологических следов преступления, ставятся лишь по немногим делам[[86]].

Часто полагают, что проведение судебно-медицинской экспертизы делает лишним освидетельствование потерпевшей и подозреваемого. Между тем своевременное освидетельствование позволяет выявить такие важные следы преступления, как пятна крови, спермы, слюны, влагалищных выделений, обломки волос и другие микрочастицы на теле и в подногтевом содержимом.

В ряде случаев отыскание и фиксация доказательств осложняются в связи с длительной проверкой заявлений об изнасиловании, из которых усматривается необходимость немедленного возбуждения дела.

Формальное отношение некоторых следователей к расследованию половых преступлений, попытки ограничиться допросами причастных к делу лиц нередко приводят к тому, что показания потерпевшей становятся по существу единственным доказательством и судьба дела ставится в полную зависимость от ее позиции.

Это стимулирует возможность оказания давления на потерпевшую. То есть, помимо потерь материального характера потерпевшие и их близкие испытывают, и небезосновательно, чувство страха от предстоящего общения на следствии и суде с самим виновным лицом, а также на протяжении длительного времени с семьей и друзьями преступника. Ибо наше законодательство построено так, что потерпевшие, в том числе и по половым преступлениям, должны “иметь удовольствие” сталкиваться с обвиняемым, нет никаких гарантий изоляции их от родственников и друзей преступника, а также то, что их домашние адреса, анкетные данные не станут достоянием гласности.[87] Во многих случаях это дает результаты - изменение потерпевшими показаний по делам об изнасиловании типично. Следователи, прокуроры и суды зачастую не выясняют причины этого, не принимают меры к охране прав и законных интересов потерпевших.

Хотя ст. 52 Конституции РФ закрепила как главный принцип уголовного процесса защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе и компенсацию причиненного им ущерба,[88] на деле личная и имущественная безопасность в уголовном процессе потерпевшему не обеспечена. Участие в предварительном следствии и в судебном разбирательстве зачастую приносит жертве преступления дополнительные нравственные страдания, а иногда и новые материальные потери. Тогда как проблема защиты прав потерпевших в большинстве цивилизованных стран возведена на уровень государственной политики.

Не редки случаи, когда заявления об изнасиловании не находят подтверждения. По делам о таком преступлении, как ни по одной категории дел распространены ложные обвинения. Между тем возможность оговора не всегда учитывается в практике (установлено по 44% материалов).

Особо тщательной проверки, выяснения взаимоотношений в семье требуют дела об изнасиловании жен, падчериц, дочерей.

Не по всем делам выясняется поведение потерпевшей, характеризующие ее данные, хотя это имеет важное значение не только для решения вопроса о виновности обвиняемого, но и для правильного определения ему наказания, а также принятия мер к устранению условий, способствующих совершению преступления.

По делам, по которым потерпевшая не была знакома с насильником, особенно важное значение имеет тщательное выяснение при ее допросе примет преступника, строгое соблюдение процессуальных правил предъявления подозреваемого для опознания, установления группы его крови и сопоставление со следами выделений, обнаруженных на теле или одежде потерпевшей, проверка объяснений подозреваемого[[89]].

По ряду дел, особенно когда потерпевшая является несовершеннолетней, возникают трудности при ограничении покушения на изнасилование от оконченного преступления.

При допросах несовершеннолетних обвиняемых и свидетелей допускаются нарушения установленных уголовно-процессуальным законом правил об участии в них педагогов и законных представителей несовершеннолетних.

Не всегда в достаточной мере учитываются данные о добровольном отказе подозреваемого от изнасилования, хотя ничего не мешало ему довести преступление до конца.

Изучение дел об изнасиловании показывает, что следователи, прокуроры и судьи не используют в полной мере возможностей выявления и устранения обстоятельств, способствующих совершению такого преступления. Статистика показывает, что из числа изученных дел следователи вносили представление по каждому третьему, а суды выносили частное определение по одному из пяти дел. Качество представлений и частных определений во многих случаях не отвечает предъявляемым к таким документам требованиям. Содержание их зачастую сводится к описанию случившегося без указания обстоятельств, способствовавших изнасилованию, и рекомендаций по их устранению.

Правильное разрешение дел указанной категории требует особо тщательного выяснения обстановки происшествия, взаимоотношений между обвиняемым и потерпевшей, использования всех возможностей для получения объективных доказательств, подтверждающих или опровергающих совершение преступления.

При этом особое внимание обращать на обеспечение быстрых и решительных мер по установлению, изобличению, строгому в соответствии с законом наказанию насильников, охране прав, законных интересов и безопасности потерпевших от преступления. В то же время необходимо с осторожностью подходить к оценке заявлений об изнасиловании, особенно в тех случаях, когда потерпевшая ранее была знакома с подозреваемым, находилась с ним в одной компании либо в уединенном месте, совместно употребляла спиртные напитки и т.п.; тщательно проверять показания потерпевшей и объяснения подозреваемого, исключить возможность привлечения к уголовной ответственности и осуждения на основании оговора, не подтвержденного другими доказательствами.

В то же время сексуальные нападения – не только криминальная проблема, которая стала встречаться более часто в наше время. Следует отметить, что изнасилование имеет социальный характер. Жертва сталкивается не только с изнасилованием и воздействием на неё, но также и с реакцией окружающих на это.

Психологи прелагают понимать ситуацию женщины, подвергшейся изнасилованию, как безысходную ситуацию. Если женщина решает сопротивляться в момент нападения, то более вероятно, что она получит социальную поддержку от своей семьи и друзей; также более вероятно, что милиция и медицинский персонал поверят ей. С другой стороны, она вынуждена оплатить стоимость этой поддержки. Во-первых, вероятно, что в результате нападения она получит повреждения. Таким образом, ей потребовалась бы медицинская помощь, были бы привлечены правоохранительные органы и она была бы вынуждена давать показания, объясняя многим людям произошедшую ситуацию, то есть переживая заново ситуацию травмы. Что могло бы привести к усилению её критического состояния.

Однако, если жертва не желает рисковать и получать дополнительный ущерб, то получение помощи от различных институтов и понимание ее ситуации окружающими маловероятно. Она будет обвинена сама собой и окружающими за неоказание сопротивления и она будет испытывать намного большее чувство вины и количество трудностей, мешающих разрешению проблемы, в конечном счете.

А каким выходит в мир подросток, переживший сексуальное насилие. Чаще всего в нем уже заложена сексуальная агрессия, извращения, страх перед взрослым, напоминающим насильника. Зарубежные исследования показали, что большой процент малолетних проституток свой первый сексуальный опыт вынесли из отношений собственным отцом.[[90]] Особенно страшно, что бывшая жертвы насилия часто сами становятся насильниками.

Как показывает опыт возбудить уголовное дело по факту изнасилования, а тем более ребенка, проблематично, ибо сам этот факт труднодоказуем. А если в отношении ребенка применяются “просто” развратные действия, да еще без свидетелей, это почти невозможно доказать. Также в российском Уголовном кодексе предусмотрена уголовная ответственность за несообщение только в отношении тяжких преступлений, но от всякой ответственности освобождаются близкие родственники насильника (ст. 316 УК - укрывательство преступлений). Таким образом, мать или бабушка, скрывающие изнасилование отцом своего ребенка, не несут уголовной ответственности.

Обеспечение неприкосновенности личности, уважения к ней, является одной из самых важных гарантий. Именно поэтому деяния, в которых наличествует физическое насилие, по общему правилу должны наказываться более сурово, чем те, в которых насилие отсутствует. Многовековой опыт человечества убедительно свидетельствует о том, что если личность, ее достоинство и жизнь должным образом не защищены, то она и не обладает собственностью. Это в большей степени относится и к характеристике преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности. Проявления насилия здесь весьма разнообразны и наша главная задача состоит в том, чтобы предотвратить их или сконцентрировать все свои силы и принять всевозможные меры для устранения преступных последствий.

Именно вокруг проблемы изнасилования до сих пор не утихнут споры, так как эта проблема существует с незапамятных времен и поскольку она имеет политическое, правовое, а еще больше нравственное значение. Хотя уже сейчас мало кто из специалистов сомневается в том, что она не оказывает серьезного влияния на состояние правопорядка и ее предупредительные возможности весьма ограничены. На данный момент она почти не обладает устрашающим эффектом. Состояние преступности и динамика в конечном итоге зависят не от суровости санкций, а от совершенно других социальных факторов, порождающих преступность и индивидуальное преступное поведение. В тех странах, где смертная казнь отменена, уровень преступности, в том числе и насильственной, обычно не выше, чем там, где она сохраняется. Именно по этому, я согласна с мнением многих людей, голосующих за отмену смертной казни (в том числе и за преступления против личности), т. к. данная мера уголовного наказания в настоящий момент не оправдывает своего существования и не выполняет возложенной на нее обществом и государством функции устрашения.

Большая часть половых преступлений, изнасилований в том числе, совершается под воздействием причин психологического плана. Именно в этой области, я считаю, следует искать пути предотвращения и сокращения числа данного вида преступных посягательств. При этом нужно отметить, что подобного рода опаснейшие преступления очень плохо раскрываются (на лицо также необычайно высокий уровень латентности) и почти, если иметь в виду целенаправленную работу, не предупреждаются. На первый взгляд, они мало связаны и с социальными условиями жизни людей, и с экономической жизнью, однако углубленное их изучение показывает, что за последние годы всеобщей дестабилизации их стало больше, чем раньше. Очевидно, в этих условиях легче пробуждаются и проявляются самые низменные желания и инстинкты, и в то же время выше ощущение безнаказанности и вседозволенности.

 

Дата: 2019-04-22, просмотров: 11.