История развития российского законодательства о половых преступлениях

 

До середины XIX века отечественное уголовное законодательство не было систематизировано, а поэтому статьи об ответственности за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности содержались в разных нормативных актах, например, в Соборном Уложении 1469г. шла речь о наказаниях смертной казнью рабочих людей (военнослужащих), которые при следовании на службу или со службы "учинят... женскому полу насильство", в законодательстве Петра I говорилось о наказуемости обольщения незамужней женщины обещанием жениться на ней, некоторых видов добро­вольного и недобровольного полового сношения, его противоестественных форм. Однако большей частью вопрос об ответственности за половое преступление решался не светским, а церковным законодательством[[1]].

Положения о наказаниях уголовных и исправительных, впервые кодифицировавшее различные уголовно правовые акты выделило специальный раздел "О преступлениях против чести и целомудрия женщин".

Его статьи устанавливали за:

- растление девицы, не достигшей четырнадцатилетнего возраста;

- изнасилования лица женского пола, "имеющего более четырнадцати лет от роду;

- похищение;

- обольщение женщины или девицы[[2]].

Применительно к каждому из этих действий устанавливались соответствующие квалифици­рующие обстоятельства. Растление признавалось квалифицированным если оно было совершено с применением насилия или лицом, от которого потерпевшая находилась в зависимости.

При вменении изнасилования требовалось принять во внимание не только признаки, характеризующие виновного и его взаимоотношения с потерпевшей, но и факт замужества потерпевшей, сопряженность изнасилования с похищением, нанесение побоев или истязанием, использовании "ее состояния беспамятства или неестественного сна", возникшей опасности для жизни потерпевшей.

Особо выделялись составы изнасилования, повлекшие за собой смерть или растление. При похищении вменялось в обязанность учитывать его цель, а так же замужество потерпевшей. Отягчение наказания предусматривалось в случаях, когда эти действия совершены лицом, от которого она, так или иначе, зависит.

Уголовное Уложение 1903 года пошло по несколько иному пути. Его разработчики отказались от наказуемости скотоложства, ответственность за которое в то время стало восприниматься как анахронизм, значительно расширили круг преступных посягательств, включив в него две группы преступлений:

- непосредственно связанные с удовлетворением сексуальных потребностей самим виновным (любострастие, любодеяние, мужеложество);

- непосредственно связанные: сводничество, потворство, склонение к непотребству, притоносодержании.

Тяжесть санкции основного состава ставились в зависимость и от возраста потерпевшего, и от его согласия на совершенное "любодеяние", и от сопряженности "любодеяния" с обольщением девицы в возрасте от четырнадцати лет до двадцати одного года, и от многого другого.

Ясно, что такая позиция законодателя диктовалась его стремлением обеспечить повышенную защищенность детей, несовершеннолетних, причем обоего пола от посягательств, совершаемых на сексуальной почве, и применительного к существовавшему тогда уровню развития законодательной техники была вполне обоснованной[[3]].

УК РСФСР - 1922 года, выделив в главе "Преступления против жизни, здоровья, свободы и дос­тоинства личности" раздел, именуемый "Преступления в области половых отношений", так же исходил из обоснованности включения в него посягательств, связанных и несвязанных с удовлетворением сек­суальных потребностей самим виновным.

При этом первую разновидность образовывали составы ненасильственного (половое сношение с лицом не достигшем половой зрелости, развращение малолетних или несовершеннолетних, совершенное путем развратных действий) и насильственное удовлетворение половой страсти (изнасилование, основные признаки которого понимались как "половое сношение с применением физического или психического насилия или путем использования беспомощного состояния потерпевшего лица", а квалифицированные - "если изнасилование имело своим последствием самоубийство потерпевшего лица")[[4]].

Что касается второй разновидности посягательства, то в их числе выделялось: принуждение к занятию проституцией, совершенное путем физического или психического воздействия сводничество, содержание притонов разврата, а так же вербовка женщин для занятия проституцией.

УК РСФСР – 1926 года, базируясь на тех же принципах построения системы рассматриваемых преступлений, изменил формулировку определения состава изнасилования, которое стало пониматься как "половое сношение с применением физического насилия, угроз, запугивания или с использованием путем обмана, беспомощного состояния потерпевшего лица", расширил перечень отягощающих обстоятельств за счет признания таковыми изнасилование лица, не достигшего половой зрелости, или изнаси­лования несколькими лицами; предусмотрена ответственность за понуждения женщины к вступлению в половую связь или удовлетворению половой страсти в иной форме лицом, в отношении коего женщина является материально или по службе зависимой"[[5]].

УК РСФСР - 1960 года, отказавшись от наказуемости вербовки женщин для занятия проституцией, впервые отнес сводничество с корыстной целью и содержания притонов разврата к деяниям, предусмотренной главой "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения" в результате чего в качестве разновидности посягательств против личности ограничился выделением группы преступлений лишь из пяти составов: изнасилования, понуждения женщины к вступлению в половую связь, полового сношения с лицом, не достигшим половой зрелости, развратных действий и мужеложства (с 1993 года уголовная ответственность за так называемое добровольное мужеложство была исключена). В рамках такого законодательного решения вопроса о системе сексу­альных преступлений их в юридической литературе чаще всего подразделяли на три разновидности:

- посягательство на половую свободу взрослых;

- посягательство на половую неприкосновенность несовершеннолетних и лиц, не достигших половой зрелости;

- иные половые преступления[[6]]  

Несомненно, по сравнению с ранее действующими уголовными законами УК РФ 1996 года является более удачным. И не только в смысле четкости, последовательности и полноты описания основных и квалифицированных признаков каждого состава преступления сексуального характера, но и с точки зрения использованных законодательных принципов конструирования всей системы такого рода деяния.

Следуя логике УК 1996 г., в качестве отправного, системообразующего признака в данном случае нужно рассматривать: насильственный и ненасильственный характер посягательства.

Именно это послужило для законодателя исходным пунктом конструирования основного различия между группами посягательств на половую неприкосновенность и половую свободу личности, в связи с чем, на первое место были помещены три состава насильственных действий (изнасилование, насильственные действия сексуального характера и понуждение к действиям сексуального характера), а на второе- два ненасильственных (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, и развратные действия).

 

Дата: 2019-04-22, просмотров: 6.