Рассказ о междоусобиях у сарыков

|114а| Шахзаде, после того как ушел от Мервской реки и подверг нападению и разорению неверное племя Дерегеза, вернулся в Хорезм. Спустя тридцать дней после этого, по предопределению судьбы, у сарыков, собравшихся в Мервской крепости, возникли противоречия и оборвалась нить согласия, и под ударами тревоги рухнули столбы здания их сообщества. Гнев его величества производил такое впечатление на врагов и мятежников, что некоторые из важных лиц племени сокты, как кази Ильяс, Мулла Берды, Мулла Мурад, Баба-Кесранги и Девлет-Дурды и из знатных лиц племени байрач Махмуд-токсаба, Курат-Гельды, Ибадулла-бек, Беданг Hypходжа и Берды-бек пришли в замешательство и, раздумав, с большим ущербом и убытками, отправились под видом купцов к правителю Бухары и обратились к нему за помощью. Правитель Бухары присоединил к упомянутой компании одного из своих чинов, коварного кыпчака Адина с сорока пятью всадниками и отправил в Мервскую область. Упомянутые сарыки, выехав из Бухары с сорока пятью всадниками, прибыли и с превеликим шумом въехали в ворота Мервской крепости, но, чувствуя себя неловко, стали надменно |114б| и горделиво говорить, что мы-де добились помощи.

После этих событий некоторые племена (эль), во главе с Абд-ур-Рахманом-халифе и казием Шах Назаром, заявили, что не покорятся правителю [448] Бухары и не станут доверять посланным им людям. Наряду с этим они переселились со своим народом и последователями (эль ве эхшам) в Серахскую область, входившую при покойном хане в состав его владений. Некоторые из обитателей крепости сговорившись решили обратиться к его величеству за помощью и послать к нему в качестве послов заслуживающих доверия и сведущих людей. Для этого они избрали и послали ко двору его величества меджеура Яри-шейха. Яри-шейх прибыл к порогу его величества в пятницу 4 рамазана, в день нового года, в первый день года мыши (четверг 20 марта 1828 г.) и при посредстве его помощников был представлен его величеству. Его величество снизошел к просьбе мятежников и, выделив из среды своих приближенных Бекеш-халифе, отправил его вместе с Яри-шейхом |115а| в Мерв. Упомянутый халифе по высочайшему приказу выехал из столицы и как стрела, пущенная из лука, вкупе с Яри-шейхом, двинулся, с перехода на переход, в Мервскую область и прибыл к сарыкам. На сборище этого племени, полном лицемерия и упрямства (Бекеш-халифе) ярко осветил их мятежные мысли и бунтарские предположения и указал, что здание мятежных дел этого племени не покоится на религии и слабо и что претензии их не верны. Искрами огня сверкнули мужественные слова халифе среди мятежников (стихи). Советы и наставления халифе уязвили их в самое сердце, но некоторые нечестивцы и дерзкие краснобаи затеяли тут же в присутствии халифе пререкания и, указав на Адина с его несколькими таджиками, заявили: «Вот наша защита и опора из Бухары, теперь ни в ком нужды у нас нет» (стихи).

|115б| Когда халифе понял смысл рассуждений мятежников и их насмешливых слов, то обратился к ним с упреками и порицаниями и решил вернуться восвояси. Некоторые благоразумные старшины оборвали противников халифе, назвали их юродивыми, глупцами и стали просить извинения. Халифе выехал из Мервской области, направился в обратный путь и, по прибытии в столицу, доложил его величеству о слышанном и виденном среди мятежников. Его величество убедился, что царственное сострадание и благосклонность не приносят пользы этим злосчастным, и решил наказать их, мало того, уничтожить и истребить это злосчастное племя. По своему человеколюбию, он отправил к знатным лицам племени теке, обитающего в Мерве, именно Чаар Яклы-баю, Баба-баю и Ораз Яглы, которые были искренними слугами его величества, ярлык следующего содержания:

|116а| «Вы должны проявить свою преданность нам и, порвав племенную дружбу (обадащлык) с сарыками, отвратиться от этих несчастных. Со своим народом и домашними удалитесь и поселитесь поодаль от них, чтобы эти мятежники по своему бесчестию не причинили вреда вашему народу и имуществу и не погубили вас».

Ярлык этот был отправлен с одним теке по имени Ашур. Его величество счел недостойными действия Бехадыр-хана, 8 правителя Бухары, в силу чего он повелел составить на его имя дружественное письмо [449] по этому поводу и указал в письме, что поступки такого рода несовместимы с дружбой и, что если дружественная близость неожиданно прервется и верх возьмет несчастье вражды, то бог судья. Это письмо его величество вручил одному из своих приближенных Нияз-мехрему и сказал ему при этом, что если хан Бухары будет отрицать содеянное им, то заяви-де ему, чтобы он отозвал своих нукеров, посланных в Мерв в качестве гарнизона |116б| в противном же случае, если во время борьбы начнутся грабежи, уничтожение и разорение, то пусть он не сетует.

Упомянутый мехрем, довольный оказанной ему честью, отправился по Бухарской дороге, прибыл в эту область, явился к Бехадыр-хану и, вместе с устными заявлениями, вручил ему упомянутое письмо. Как только Бехадыр-хан ознакомился с содержанием письма, тотчас же со всей любезностью поместил мехрема во дворне и приказал назначить на услужение ему людей. Сам же (эмир) созвал своих сановников и советников и устроил с ними совещание. В согласии со своими советниками он приказал составить дружественное письмо, в котором уведомил о своей верности дружбе и просил извинения за содеянные поступки. Письмо это он вручил упомянутому мехрему и снова внимательно и любезно заявил, извиняясь, что отправление в Мерв отряда было делом явно вредным и досадным. Для подкрепления этих своих мыслей и апелляций, (эмир) присоединил к мехрему одного из своих эмиров Кандахар-токсабу и отправил в Хорезм. Мехрем отправился в путь |117а| вместе с упомянутым токсабой, прибыл на поклон к его величеству и, вручив дружественное письмо падишаха Бухары, передал его величеству содержание речей, слышанных им от этого падишаха.

Дата: 2019-02-24, просмотров: 0.