Восстание 1662 года в Москве

Медный бунт произошел в Москве 25 июля 1662 года. Причиной послужило следующее обстоятельство. Россия вела затяжную войну с Речью Посполитой за присоединение Украины. Любая война требует огромных средств для содержания армии. Денег у государства катастрофически не хватало, тогда было решено ввести в оборот медные деньги.

Случилось это в 1655 году. Из фунта меди, стоимостью 12 копеек, чеканили монеты на 10 рублей. Массу медных денег сразу вбросили в обиход, что повлекло за собой недоверие населения к ним, инфляцию. Стоит отметить, что налоги в государственную казну собирались серебряными деньгами, а расплачивались медью. Так же медные деньги легко было подделать.

К 1662 году рыночная цена медных денег упала аж в 15 раз, стоимость товаров сильно возросла. Положение ухудшалось с каждым днем. Крестьяне не возили свои продукты в города, потому что не хотели получать за них ничего не стоящую медь. В городах стала процветать нищета и голод.

Медный бунт готовился заранее, по всей Москве появились прокламации, в которых многие бояре и купцы были обвинены в сговоре с Речью Посполитой, разорению страны и предательстве. Так же в прокламации были требования снизить налоги на соль, отменить медные деньги. Показательно, что недовольство народа вызвали почти те же самые люди, что и при соляном бунте.

Толпа разделилась на две части. Одна, в размере 5 тысяч человек, двинулась к царю Алексею Михайловичу в Коломенское, вторая громила дворы ненавистных вельмож. Алексея Михайловича бунтовщики застали за молебном. Говорить с народом пошли бояре, но они не смогли утихомирить толпы. Пришлось идти самому Алексею Михайловичу. Люди били челом перед царем, требовали изменить сложившуюся ситуацию. Понимая, что толпу нельзя утихомирить, Алексей Михайлович говорил «тихим обычаем», уговаривал бунтовщиков потерпеть. Люди хватали царя за платье, и говорили «Чему верить?». Царю даже пришлось ударить по рукам с одним из бунтовщиков. Только после этого народ стал расходиться.

Народ уходил из Коломенского, но по пути встретил вторую часть толпы, которая шла туда, откуда уходила первая. Объединенная, недовольная, 10 тысячная толпа народа повернула обратно в Коломенское. Восставшие вели себя еще более дерзко и решительно, требую бояр для убиения. Тем временем, к Коломенскому подоспели верные, Алексею Михайловичу стрелецкие полки и разогнали толпу. Репрессиям подверглось около 7 тысяч человек. Кого-то били, кого-то отправляли в ссылку, а кому-то выжигали клеймо с буквой «Б» - бунтовщик.

В медном бунте участвовали только люди из низших слоев общества – мясники, ремесленники, крестьяне. Итогом медного бунта стала постепенная отмена медной монеты. В 1663 году медны дворы в Новгороде и Пскове были закрыты, возобновилась печатка серебряных денег. Медные деньги были полностью изъяты из обращения и переплавлены в другие нужные предметы.

16.   Народное движение под предводительством С. Разина.

Скоротечный Медный бунт явился еще одним свидетельством кризисного состояния страны. Вершиной его выражения стало движение под предводительством донского казака С. Т. Разина. С этого времени в роли предводителей крупных движений выступали представители донского казачества.

Донская вольница издавна привлекала беглых из южных и центральных уездов Российского государства. Правительство, нуждаясь в услугах донских казаков, избегало конфликтов с ними и мирилось с неписаным законом: "С Дона выдачи нет", т.е. беглых крестьян не возвращали их владельцам. Мирилось правительство и с правом донских казаков на внешние сношения с ближайшими соседями - крымцами и калмыками. Правительство вынуждено было мириться и с походами казаков за "зипунами", усложнявшими отношения России с крымцами и Османской империей.

Таким образом, казаки отличались от крестьян и по роду занятий, и тем, что они не несли повинности в пользу помещика и государства, а, наоборот, получали от последнего жалованье, и, наконец, тем, что они были воинами.

Во второй половине XVII в. возможностей для похода "за зипунами" стало значительно меньше: после ухода казаков из Азова, которым они владели пять лет (1637-1642), османы так его укрепили, что практически лишили их выхода в Азовское и Черное моря.

Потерпев неудачу в попытке прорваться в Азовское море через османский заслон в Азове, Разин в мае 1667 г. во главе отряда в тысячу человек отправился на Волгу, где сначала нападал на караваны судов, а затем в июне, миновав Астрахань, вышел в море, поднялся по р. Яик в Яицкий городок и овладел им. Перезимовав там, разницы, захватив с собой артиллерию, двинулись на стругах к западным берегам Каспийского моря, где совершали успешные набеги на владения иранского шаха.

Зиму 1668-1669 гг. разинцы провели на Свином острове близ Гиляна. Здесь они разгромили флот, снаряженный против них иранским шахом, но должны были покинуть остров и держать путь к родным берегам. В августе 1669 г. Разин с казаками высадился в Астрахани.

Появление разинцев в Астрахани произвело па ее жителей неизгладимое впечатление. Сам Разин предстал удачливым атаманом, прибывшим с богатой добычей. Рядовые казаки щеголяли по городу в бархатной, шелковой одежде, струги были оснащены витыми из шелка канатами и шелковыми парусами. Разин щедро раздавал населению золотые монеты.

4 сентября 1669 г. Разин отправился на Дон, где был встречен с триумфом. Здесь он занялся подготовкой нового похода, на этот раз не за зипунами, а против "изменников бояр". Путь сто должен был проходить тоже по Волге, но не на юг, а па север. В походе Разина в 1670 г. наряду с казаками, русскими крестьянами участвовали народы Поволжья: мордва, татары, чуваши и др.

13 апреля 1670 г. 7-тысячный отряд Разина подошел к Царицыну и без труда овладел им.

Во время пребывания в Царицыне разницы одержали две важные победы, поднявшие их престиж: сначала над стрельцами, направленными правительством из Москвы, а затем над стрельцами, двигавшимися под начальством князя Семена Львова из Астрахани. Астраханские стрельцы перешли к Разину.

Разин продолжал двигаться к Астрахани и 22 июня начал приступ. Мощные стены кремля с расставленными на них 400 пушками могли оказаться неприступными, но астраханцы открыли ворота. Лишь небольшая группа начальных людей во главе с воеводой князем Иваном Прозоровским, укрывшись в соборе, оказала сопротивление, по была перебита.

Из Астрахани огромное войско Разина вновь прибыло в Парицын, где было решено двигаться вверх по Волге. Саратов и Самара добровольно перешли на сторону восставших. Разин обратился к населению Поволжья с "прелестными письмами", в которых призывал примкнуть к восстанию и "выводить" изменников, т.е. бояр, дворян, воевод и приказных. 4 сентября Разин подступил к Симбирску и почти месяц упорно его осаждал.

Разбушевавшиеся пьяные толпы разипцев вели разгульную жизнь, сопровождавшуюся обильным пролитием крови: лишали жизни воевод, служилых людей по отечеству, приказных людей, стрелецких голов, а также стрельцов, не пожелавших примкнуть к движению. Милосердие не проявляли и правительственные войска - они предавали смерти всех, кто остался в живых на поле сражения; такая же участь постигала почти всех разинцев, оказавшихся в плену: их без суда вешали, рубили саблями. Обоюдная жестокость, проявление звериных инстинктов, надругательства над женами и дочерьми подрывали нравственные устои общества, нарушали главную христианскую заповедь - не убий. Примером свирепой расправы над побежденными может служить сожжение на костре старицы Алены.

Походы Разина за зипунами, ограбление им населения побережья Каспийского моря, бесспорно, носили разбойный характер и к социальному протесту отношения не имели. Это было движение казачьей вольницы. На следующем этапе, быть может, и не очень четко, но все же прослеживается социальный аспект движения, хотя не исчез и разбойный его характер: разинцы грабили дворян, воевод и начальных людей, купеческие и казенные караваны, следовавшие по Волге, казну монастырей, помещичьи усадьбы и даже крестьянские дворы. Грабежи наносили огромный ущерб хозяйству страны, противостояние уносило десятки тысяч человеческих жизней.

Ради чего все это происходило, какие цели преследовали участвовавшие в движении крестьяне и народы Среднего Поволжья? Они, конечно же, имели основания для выступлений - в стране усиливался крепостной гнет, власть помещика и правительственной администрации. Но на поставленный выше вопрос должного ответа сохранившиеся документы не дают, как не отвечают на него ни Разин, ни его соратники.

Напуганное правительство объявило мобилизацию столичного и провинциального дворянства. 28 августа 1670 г. царь напутствовал 60 тыс. служилых людей по отечеству, державших путь в Среднее Поволжье.

Между тем ратные люди во главе с воеводой князем Иваном Милославским засели в Симбирском кремле и выдержали четыре штурма повстанцев. 3 октября к Симбирску из Казани подошли правительственные войска под начальством Юрия Барятинского и после нанесенного Разину поражения соединились с ратными людьми Милославского. Разин ушел на Дон, чтобы собрать новое войско, но был схвачен домовитыми казаками и выдан правительству.

Конечной целью похода Разина было овладение Москвой, где разинцы намеревались побить бояр, дворян и детей боярских. А что дальше? Судя по практическим действиям, Разин и его соратники считали идеальным установление казачьего уклада жизни. Но это была утопия, ибо кто должен был обрабатывать пашню, обеспечивать казаков хлебным и денежным жалованьем, кто должен был компенсировать доход, получаемый казаками от походов за зипунами? Те же крестьяне. Поэтому движение Разина могло завершиться не сменой общественных отношений, а сменой лиц в привилегированном слое общества, его составе.

Восстание потерпело неудачу. Тому причиной была стихийность и слабая организованность движения, отсутствие четких целей борьбы. Толпы плохо вооруженных людей не могли противостоять правительственным войскам, прошедшим военную подготовку.

Движение носило царистский характер - в глазах восставших "хороший" царь ассоциировался с именем не царя Алексея Михайловича, а его сына Алексея, умершего незадолго до того. Это не помешало им иметь в своей флотилии два струга: в одном из них, обитом красным бархатом, будто бы находился царевич Алексей Алексеевич, а в другом, обитом черным бархатом, - пребывавший в ссылке бывший патриарх Никон.

4 июня 1671 г. Разин был доставлен в Москву и два дня спустя казнен на Красной площади. Церковь предала его анафеме. Правительство торжествовало победу. В то же время имя удачливого атамана Разина превратилось в легенду - народная память сохранила о нем множество песен и былин.

17.   Церковные реформы середины XVII века и «дело Никона». Церковный раскол и его социальное содержание.

Еще в ходе разработки реформы вокруг Никона сформировался круг наиболее активных ее сторонников. Большое влияние на дело будущей реформы приобрел известный на Востоке авантюрист Арсений Грек. Богословское образование он получил в униатской коллегии св. Афанасия. По прибытии в Грецию он был рукоположен в священники и стал добиваться епископского сана. После ряда неудач Арсений Грек соглашается на обрезание и принимает ислам. Переехав в Валахию, он снова переходит в униатство. Когда Арсений появился в Москве, его отправили в Соловецкий монастырь как опасного еретика. Отсюда и взял его Никон к себе, сделав в 1652 году главой греко-латинской школы и справщиком Печатного Двора. Примечательно, что после того, как Арсений закончил «исправление» русских богослужебных книг, он вновь был отправлен в заключение на Соловки. Еще одним приближенным Никона стал киевский монах, выпускник иезуитской коллегии Епифаний Славинецкий. Одним из любимых занятий «изящного дидаскала» было изобретение новых слов. Ими он старался наполнить и свои сочинения, и богослужебные книги. Однако, главным вдохновителем начинающейся реформы выступил восточный патриарх Афанасий Пателарий. В своих многочисленных письмах он убеждал Никона, что русская церковь, став самостоятельной и независимой от греков, потеряла благочестие. Современные историки установили, что Афанасий был явный протеже Ватикана. Он три раза был свергнут с Константинопольского престола и трижды при помощи денег и интриг возвращал себе этот пост. На востоке Афаначий Пателарий был хорошо известен как «добрый католик, пользующийся расположением Пропаганды».

Опираясь на таких помощников и вдохновителей, пользуясь царской дружбой, Никон приступил к церковной реформе решительно и смело.

Начал он с укрепления собственной власти. Еще будучи простым монахом, он не мог ужиться ни в одном монастыре. Хорошо известен период его пребывания в Анзерском скиту Соловецкого архипелага. Там он прослыл своевольным и грубым иноком. Настоятель скита преподобный Елеазар Анзерский прозорливо предсказал будущую судьбу Никона: «О какого смутителя и мятежника Россия в себе питает. Сей смутит тоя пределы и многих трясений и бед наполнит». Разгневавшись на святого, Никон покинул Соловки. Высокое самомнение и гордость имели печальные последствия для будущего патриарха. Не обладая развитыми духовными дарованиями, он быстро стал жертвой духовного заболевания известного в святоотеческой литературе как «прелесть». В одном из своих писем к царю он сообщал что Бог даровал ему невидимый золотой венец: «Я увидел венец царский золотой на воздухе… С этого времени я начал ожидать себе посещения». «Видения» преследовали Никона до конца жизни.

Став патриархом, Никон еще больше уверовал в свою исключительность и ожесточился. По свидетельствам современников, Никон имел характер жестокий и упрямый, держал себя гордо и недоступно, называя себя, по примеру римского папы, «крайним святителем», титуловался «великим государем». С первых дней своей архипастырской карьеры Никон стал употреблять анафемы, избиения, пытки и заключения в тюрьму. По мнению Н. Каптерева в «поступках Никона совсем отсутствовал дух истинного христианского архипастырства». Помимо прочего, новый патриарх отличался любостяжанием. По величине дохода Никон мог поспорить с самим самодержцем. Ежегодно патриаршая казна увеличивалась на сумму 700 000 рублей. К архиереям он относился надменно, не хотел их называть своими братьями, всячески унижал и преследовал остальное духовенство. Историк В.О. Ключевский назвал Никона церковным диктатором.

Реформа, предпринятая патриархом, затронула все стороны церковной жизни. Основными ее направлениями стали «исправление» книг, отмена древних форм богопочитания, литургические и канонические нововведения. Реформа началась с так называемой, «книжной справы». Огромный опыт, накопленный Церковью в деле издания и исправления богослужебных книг, в ходе этой «справы» не был использован. Собранные в русских и греческих монастырях тысячи древних рукописей оказались невостребованными. Вместо этого, по указанию Арсения Грека, были приобретены книги западной, преимущественно униатской печати. Одна из главных книг «справы» греческий Евхологион венецианского издания известна многим исследователям и до революции хранилась в Московской синодальной библиотеке. Почувствовав, к чему идет дело, православные работники Печатного двора стали потихоньку разбегаться. Ученые иноки Иосиф и Савватий наотрез отказались от дальнейшей работы. Столкнувшись с церковным неприятием своих замыслов, Арсений Грек и Епифаний Славинецкий решились на фальсификацию. В предисловиях новых книг они сообщили, что тексты «исправлены по образцам старым и харатейным славянским и греческим». Итогом «справы» стала настоящая порча русских богослужебных книг. Они изобиловали вставками из католических молитвенников, богословскими погрешностями и грамматическими ошибками. Более того, «исправленные» издания не только противоречили древним книгам, но и не имели никакого согласования между собой. Профессор А. Дмитриевский, досконально изучивший «книжную справу» патриарха Никона, заявляет: «Все эти издания в текстуальном отношении весьма сильно разняться друг от друга, причем разности между изданиями мы наблюдаем не только в несколько строк, но иногда в страницу, две и больше».

За изменением книг последовали и другие церковные нововведения. Наиболее знаковыми из них были следующие:

¾ вместо двуперстного крестного знамения, которое было принято на Руси от византийской православной церкви вместе с христианством и которое является частью святоапостольского предания, было введено троеперстие имеющее латинское происхождение;

¾ в старых книгах, в согласии с грамматикой славянского языка, всегда писалось и выговаривалось имя Спасителя «Исус»; в новых книгах это имя было переделано на грецизированное «Иисус»;

¾ в старых книгах установлено во время крещения, венчания и освящения храма делать обхождение по солнцу в знак того, что мы идем за Солнцем-Христом. В новых книгах введено обхождение против солнца;

¾ в старых книгах в Символе Веры (8-й член) читается: «И в Духа Святаго Господа Истиннаго и Животворящаго»; после исправлений слово «Истиннаго» было исключено;

¾ вместо сугубой, т.е. двойной аллилуии, которую творила русская Церковь с древних времен, была введена трегубая (то есть тройная) аллилуия;

¾ вместо монодического знаменного церковного пения по личному желанию царя Алексея Михайловича был введен многоголосный польский партес.

¾ католиков, имеющих обливательное лжекрещение, стали принимать в лоно Церкви без крещения.

Никон и его помощники дерзко посягнули на изменение церковных установлений, обычаев и даже апостольских преданий русской православной Церкви, принятых при Крещении Руси.

Церковная реформа патриарха Никона подорвала незыблемость православных форм богопочитания, девальвировала дотоле непререкаемый авторитет христианской древности, дискредитировала историю русского православия, открыла дорогу к дальнейшей церковной модернизации и секуляризации религиозного сознания. Сойдя с твердой почвы православного исповедания, господствующая церковь впоследствии продолжила дрейф в сторону западной догматики и обрядности.

Введение новых обрядов и богослужения по исправленным книгам многие восприняли как введение новой религиозной веры, отличной от прежней, «истинно православной». Возникло движение сторонников старой веры - раскол, родоначальниками которого были провинциальные ревнители благочестия. Они стали идеологами этого движения, состав участников которого был неоднородным. Среди них было много малообеспеченных служителей церкви. Выступая за «старую веру», они выражали недовольство усилением гнета со стороны церковных властей. Большинство же сторонников «старой веры» составляли посадские люди и крестьяне, недовольные укреплением феодально-крепостнического режима и ухудшением своего положения, что они связывали с нововведениями, в том числе и в религиозно-церковной сфере. Реформу Никона не приняли и отдельные светские феодалы, архиереи и монахи. Уход Никона породил у сторонников «старой веры» надежды на отказ от нововведений и возвращение к прежним церковным чинам и обрядам. Сыски раскольников, проведенные царскими властями, показали, что уже в конце 50—начале 60-х годов XVII в. в некоторых местностях это движение приобрело массовый характер. При этом среди сысканных раскольников наряду со сторонниками «старой веры» оказалось немало последователей учения монаха Капитона, то есть людей, отрицавших необходимость профессионального духовенства и церковных властей. В этих условиях руководителем православной церкви России стала царская власть, которая после 1658 г. сосредоточилась на решении двух основных задач — закреплении результатов церковной реформы и преодолении кризиса в церковном управлении, вызванного оставлением Никоном патриаршей кафедры. Этому призваны были содействовать сыски раскольников, возвращение из ссылки протопопа Аввакума, Даниила и других священнослужителей, идеологов раскола, и попытки правительства склонить их к примирению с официальной церковью (Иван Неронов примирился с ней еще в 1656 г.). Решение этих задач растянулось почти на восемь лет, в основном из-за противодействия Никона.

Новым патриархом церковный собор избрал архимандрита Троице-Сергиева монастыря Иоасафа. По требованию восточных патриархов созванный собор осудил старые обряды и отменил постановление Стоглавого собора 1551 г. об этих обрядах, как необоснованные. Верующие, которые придерживались старых обрядов и защищали их, были осуждены как еретики; было предписано отлучать их от церкви, а светской власти - судить их гражданским судом как противников церкви. Решения собора о старых обрядах способствовали оформлению и закреплению раскола русской православной церкви на официальную, господствовавшую в обществе, церковь и старообрядческую. Последняя в тех условиях была враждебной не только официальной церкви, но и тесно связанному с ней государству.

В 1650—1660-х годах возникло движение сторонников «старой веры» и раскола в русской православной церкви.

Большим спросом пользовались занимательные художественные повествования, истерические сочинения, в том числе с критикой церковных порядков.

Борясь со стремлением к светскому образованию, церковники настаивали на том, что только путем изучения священного писания и богословской литературы верующие могут достичь истинного просвещения, очищения души от грехов и душевного спасения—главной цели земной жизни человека. Западное влияние они расценивали как источник проникновения в Россию вредных иноземных обычаев, нововведений и враждебных православию взглядов католицизма, лютеранства и кальвинизма. Поэтому они были сторонниками национальной замкнутости России и противниками ее сближения с западными государствами.

Последовательным выразителем и проводником политики враждебности и нетерпимости к старообрядчеству и иным церковным противникам, иноверию, иноземцам, их вере и обычаям, к светским знаниям был Иоаким - патриарх с 1674 по 1690 г. Противниками стремления к светским знаниям, сближения с Западом и распространения иноземной культуры и обычаев были также вожди раскола, в их числе протопоп Аввакум, и сложившиеся в последней трети XVII в. старообрядческие религиозные общины.

Царская власть активно поддержала церковь в борьбе с расколом и иноверием и использовала при этом всю мощь государственного аппарата. Она выступила также инициатором новых мер, направленных на совершенствование церковной организации и дальнейшую ее централизацию.

Раскол последней трети XVII в. - это сложное социально-религиозное движение. В нем участвовали сторонники «старой веры» (они составляли большинство участников движения), члены различных сект и еретических течений, не признававшие официальную церковь, враждебные ей и государству, тесно связанному с этой церковью. Враждебность раскола официальной церкви и государству определялась отнюдь не расхождениями религиозно-обрядового характера. Ее обусловили прогрессивные стороны идеологии данного движения, его социальный состав и характер. Идеология раскола отразила чаяния крестьянства и отчасти посадского сословия, и потому ей были присущи как консервативные, так и прогрессивные черты. К первым можно отнести идеализацию и защиту старины, замкнутости и пропаганду принятия мученического венца во имя «старой веры» как единственного пути спасения души. Эти идеи наложили отпечаток на движение раскола, породив в нем консервативно-религиозные устремления и практику «огненных крещений» (самосожжений). К прогрессивным сторонам идеологии раскола следует отнести освящение, то есть религиозное обоснование различных форм сопротивления власти официальной церкви и феодально-крепостнического государства, борьбу за демократизацию церкви.

Сложность и противоречивость движения раскола проявились в восстании в Соловецком монастыре 1668—1676 гг., которое началось как выступление сторонников «старой веры». Аристократическая верхушка «старцев» выступала против церковной реформы Никона, рядовая масса монахов - сверх того - за демократизацию церкви, а «бельцы», то есть послушники и монастырские работники,— против феодального гнета, и в частности против крепостнических порядков в самом монастыре.

Для подавления движения были использованы различные средства, в том числе идеологические, в частности, были опубликованы антираскольничьи полемические сочинения («Жезл правления» Симеона Полоцкого в 1667 г., «Увет духовный» патриарха Иоакима» в 1682 г. и др.), а для повышения «учительности» церковных служб начался выпуск книг, содержавших проповеди (например, «Обед душевный» и «Вечеря душевная» Симеона Полоцкого).

Но главными были насильственные средства борьбы с расколом, которые по требованию церковного руководства применяла светская власть. Полоса репрессий началась со ссылки идеологов раскола, отказавшихся от примирения с официальной церковью на церковном соборе в апреле 1666 г.; из них протопопы Аввакум и Лазарь, дьякон Федор и бывший монах Епифаний были сосланы и содержались в тюрьме Пустозерска. За ссылками последовала массовая казнь оставшихся в живых участников Соловецкого восстания (казнили более 50 человек). На столь суровом наказании настоял патриарх Иоаким. Жестокие кары, включая казни, чаще практиковались при Федоре Алексеевиче (1676—1682 гг.). Это вызвало новое выступление раскольников в дни Московского восстания 1682 г. Неудача «мятежа» сторонников старой веры» повлекла за собой казнь их вождей. Ненависть господствовавшего класса и официальной церкви к расколу и раскольникам получила выражение в законодательстве. Согласно указу 1684 г., раскольников надлежало пытать и далее, если они не покорятся официальной церкви, казнить. Тех из раскольников, кто, желая спастись, покорится церкви, а потом вновь вернется к расколу, надлежало «казнить смертию без испытания». Это положило начало массовым гонениям.

18.   Русско – польская война (1632 – 1634 гг.)

Русско-польская война 1632-1634 годов - война между Русью и Речью Посполитой за пограничные земли - Смоленскую и Северскую, вошедшие в состав Русского государства в XVI веке, за земли Великого княжества Литовского и за Украину, находившуюся в составе Польши.

Начало XVII века характеризовалось внутренней слабостью не только русского, но и польского государства. Поддерживая самозванцев, король Сигизмунд получил возможность направить наиболее беспокойную часть шляхты на Русь, несколько разрядив внутреннюю обстановку.

В июне 1632 года, по истечении Деулинского перемирия, Московское государство начало новую войну с Польшей за Смоленск и другие территории, находившиеся в составе Речи Посполитой. Эта война была впоследствии названа Смоленской, так как у Смоленска развернулись основные боевые действия. Накануне, в 1630 году, в русской армии было начато формирование двух солдатских полков из беспоместных детей боярских, казаков, татар, крестьян-вольноотпущенников и прочих категорий свободного податного населения. В отличие от стрельцов, которые жили не только жалованьем (преимущественно в военное время), но и земледелием и торговлей, солдаты были профессиональными воинами, получавшими доход только от военной службы. Им полагалось жалованье - 5 рублей в год и кормовые деньги (алтын, то есть 3 копейки в день).

В 1632 году было сформировано еще четыре солдатских полка, а в ходе Смоленской войны 1632-1634 годов - еще два солдатских полка и два конных полка - рейтарский и драгунский. Командовали полками иноземные офицеры, обучавшие солдат в соответствии с достижениями европейской тактики. Но после войны личный состав этих "полков солдатского строю" был распущен по домам. Их призывали на службу только в преддверии войны. Постоянными солдатские и драгунские полки стали только в 1670-е годы.

Смоленская война началась в период "бескоролевья" в Речи Посполитой. После смерти Сигизмунда III, последовавшей в 1632 году, его сын Владислав не успел еще утвердиться на престоле. 30-тысячная рать боярина Михаила Шеина выступила к Смоленску. Он хорошо знал город, ибо в 1609-1611 годах возглавлял его оборону от войска короля Сигизмунда. С ходу взять столь сильную крепость не удалось, и в декабре 1632 года Смоленск был осажден. Весной 1633 года к крепости подтянули осадные орудия. После длительной бомбардировки русские дважды штурмовали Смоленск, но оба раза были с большими потерями отброшены.

Осада затянулась, а в конце 1633 года утвердившийся на троне король Владислав IV подошел к Смоленску с 15-тысячным войском. В декабре ему удалось окружить армию Шеина. Многие дворяне и наемники, не желая терпеть нужду от голода и болезней, покидали русский лагерь и переходили к Владиславу. 16 февраля 1634 года Шеин капитулировал. Большинство наемников после капитуляции перешло на службу к полякам, а Шеин с оставшимся 8-тысячным войском получил право вернуться в Москву, оставив неприятелю всю артиллерию и лагерное имущество. Впоследствии за сдачу полякам его обвинили в измене и казнили, но война все равно была безоговорочно проиграна.

В июне 1634 года на реке Поляновке был заключен "вечный мир" между Россией и Польшей, подтвердивший в основном границы, установленные Деулинским перемирием. К Руси отошел только один город Серпейск. По договору Владислав отказался от претензий на московский трон. "Вечный мир" продлился только двадцать лет - до 1654 года, когда началась следующая война между Россией и Польшей, затянувшаяся впоследствии на тринадцать долгих лет.

19.   Война России и Украины с Речью Посполитой.

После союза, заключенного с казацким гетманом Богданом Хмельницким в 1654 году, Россия начала войну с Речью Посполитой. Целью этой войны было желание защитить украинский народ от жестокостей со стороны Польши, и вернуть Украину к России. Русско-польская война 1654-1667 годов

Дата: 2018-12-28, просмотров: 25.