Какие преимущества имеет организация работы в группах временного пребывания?

М.М. Во-первых, эффективность использования помещений и оборудования. В течение дня в одном помещении может проработать три группы, и тогда не будет разговоров о нехватке помещений, оборудования и т.д.
Во-вторых, эффективность использования квалифицированных специалистов: одно дело, когда специалист целый день занимается с одной группой, а другое – когда он может поработать в трех.
В-третьих, эффективность использования времени. Ребенок 5–6 лет способен сконцентрироваться, работать внимательно, интенсивно и с высокой отдачей не более чем 3 раза в неделю и не более чем на 3 занятиях по 20 минут. Это 20-минутные игры-занятия в разной форме, в разных вариантах, потому что основная деятельность ребенка дошкольного возраста, конечно же, – игра. Но это может быть игра-занятие в виде выполнения определенного задания.
Пожалуй, самое главное – это возможность индивидуальной работы. Мы рекомендуем группу не меньше 7 и не больше 12 человек.
В этом случае и ребенок, и педагог готовы взаимодействовать. Небольшую группу можно разбить на еще меньшие для проведения определенного вида занятий в зависимости от деятельности, от умения ребенка воспринимать речевую инструкцию, сосредоточиться на определенном виде деятельности и т.п. При такой работе можно использовать самые различные сочетания развивающих тетрадей: одному нужно сделать упор на развитие моторики, другой может слушать сказку, чтобы ее пересказать. Эта естественная вариативность вытекает из индивидуальных особенностей ребенка. А без их учета выстроить эффективную программу невозможно.
И последнее преимущество – это возможность эффективного взаимодействия с родителями. Ничто не дает такого эффекта при работе с дошкольником, как присутствие родителей. Они многому учатся, причем учатся потому, что наблюдают работу воспитателя и педагога, и не только со своим ребенком, учатся в реальной ситуации общения и обучения. В дальнейшем это идеальные родители-волонтеры – ваши помощники, что поможет вам также индивидуализировать работу.

Вы считаете, что необходима индивидуальная работа при подготовке к школе?

М.М. Да, фронтально работать с дошкольниками практически невозможно. Это связано с тем, что «ножницы» биологического и паспортного возраста достигают в дошкольном и младшем школьном возрасте 1,5–2 лет.
В первый класс приходят дети разного паспортного возраста. Хорошо, что родители теперь научились лучше видеть биологический возраст и пытаются понять, по силам ли будет ребенку школа. А значит, они, пусть даже интуитивно, учитывают его биологический возраст. И поэтому в первом классе могут быть дети и 6,5 лет, и 7,5, и 8,5, функционально находящиеся примерно на одном уровне биологического развития. Это еще раз показывает, что при подготовке к школе нужно также учитывать особенности индивидуального развития каждого ребенка.

Есть ли такие учебно-методические комплекты, по которым такую подготовку могли бы вести не только педагоги и воспитатели, но и родители?

М.М. Есть два таких комплекта, разработанных с учетом возрастных особенностей развития ребенка. Первый – УМК «Азбука» (авт. М.М. Безруких и Т.А. Филиппова, изд-во «Ювента»), включающий уникальную «Азбуку» для совместной работы взрослых и ребенка, 4 развивающих тетради к «Азбуке» и 8 развивающих тетрадей по темам «Одежда», «Овощи», «Время» и т.п., а так- же специальную тетрадь «Учимся писать буквы». Второй – УМК «Ступеньки к школе», включающий методическое пособие и 13 развивающих тетрадей, и «Ступеньки к грамоте», включающий 5 развивающих тетрадей (авт. М.М. Безруких, Т.А. Филиппова, изд-во «Дрофа»). Эти комплекты уже в течение 10 лет используются при подготовке детей к школе и в детских садах, в группах временного пребывания и при индивидуальной работе с детьми. Сейчас по этим комплектам работают с дошкольниками более чем в 40 регионах России.

И последнее – для чего нужна подготовка к школе?

М.М. Если подготовка к школе комплексно, рационально организована, учитывает возрастные и индивидуальные особенности ребенка, то есть надежда на успешную адаптацию в школе, снижение вероятности возникновения школьных трудностей, сохранение физического и психического здоровья наших детей.

Редакция. Марьяна Михайловна, не секрет, что в школу в первый класс приходят дети очень разные и по возрасту, и по развитию. Психологи говорят о том, что разница между физическим и паспортным возрастом ребенка дошкольного и младшего школьного возраста может достигать 2–2,5 лет. Все это создает для учителя целый комплекс проблем. В такой ситуации вопрос, нужна ли подготовка к школе, становится почти риторическим. И перед тем, как обсуждать проблемы организации предшкольной подготовки, давайте выделим задачи развития, которые могут решаться в этом процессе.

М.Безруких. Прежде всего, подготовка к школе – это не только формирование большого запаса сведений и знаний, это не только элементы письма, чтения и счета или еще хуже – обучение письму, чтению и счету. Это комплексная система развития, включающая социальное, личностное, эмоциональное, когнитивное, познавательное и физическое развитие. Рассмотрим, что имеется в виду.

Социальное развитие. Если ребенок не ходит в детский сад (а мы уже сказали, что есть регионы, где туда ходят только 20% детей), если он общается только со своими родителями, не знает правил коммуникации со сверстниками, то самый умный и самый развитый ребенок может оказаться изгоем в классе. И поэтому задача социального развития – формирование коммуникативных навыков и этических ценностей общения в игровой, учебной деятельности, в повседневных ситуациях. Если этого нет, то первоклассник может столкнуться, во-первых, с отторжением сверстниками, во-вторых, с непониманием ситуации общения с учителем. Ребенок, который растет с бабушкой или с мамой и никогда не был даже в маленьком коллективе, привык, что с ним работают «глаза в глаза», что обращаются лично к нему и спрашивают лично у него. И уже первый школьный день может закончиться жалобой на то, что учитель его не любит, не обращает на него внимания, – а работать иначе он не может. Так у пишущего, читающего, считающего, но социально не адаптированного ни к группе, ни к взаимодействию, ни к чужому взрослому ребенка начинаются проблемы. Причем ни одна проблема в школе не проходит бесследно – одна всегда тянет за собой другую.

Личностное развитие. Мы, как правило, не формируем положительную или хорошую самооценку у ребенка. На консультативных приемах часто слышишь от детей: «Я плохой», «Я ничего не умею», «Я не могу научиться писать», «Я не читаю». Ситуация пиковая, потому что ребенок, у которого занижена самооценка, ребенок, который чувствует себя неудачником, – это ребенок, у которого убита мотивация к обучению. Приведем простой пример. В 60–70-х годах в школу пришли шестилетки. Исследования тех лет показывают, что более 96% детей, приходящих в первый класс, имели чрезвычайно высокий уровень именно учебной мотивации, а не только желания общаться со сверстниками, интереса к новой ситуации и т.д. А вот 83% детей, прошедших теперешнюю так называемую дошкольную гимназию, идти в школу не хотят. То есть мы, готовя ребенка к школе, делаем все, чтобы создать комплекс трудностей. Отчего возникает такая ситуация? Чаще всего оттого, что мы ставим перед ребенком неадекватные задачи. Ребенок перед школой не обязан, не должен уметь читать, писать и считать. Но он должен быть готовым учиться читать, писать и считать, как только он пришел в школу, а это разные вещи. Можно сколько угодно «дрессировать» его в 5 лет, но это приведет к формированию неправильного механизма чтения и письма. Если при письме сформировалась «каракуля» вместо буквы, то уроков чистописания может быть сколько угодно, но он так и уйдет в пятый класс с каракулями.
Приведу еще один пример с чтением. Если у ребенка не сформировано зрительное пространственное восприятие, ему трудно дифференцировать печатные буквы, он путает близкие по конфигурации, переворачивает справа налево или сверху вниз, постоянно теряет строку, вместо «оп» читает «по» и т.д. – значит, не сформированы механизмы зрительного восприятия. И в ситуации, которую порой задает воспитатель или родитель, – читать во что бы то ни стало – ребенок не научится читать: он научится угадывать. «Угадал – не угадал» – это самый порочный механизм чтения. А что нужно сделать вместо того, чтобы заставлять часами читать то, что не получается? Нужно взять азбуку на карточках, разрезать каждую букву вдоль и, перемешав пять-шесть букв, давать складывать. Потом разрезать поперек и, опять перемешав пять-шесть букв, складывать. Потом – на четыре части, перемешать и складывать. Так и играть. Как только он научится выделять букву по части, он начнет читать, даже если вы этого не захотите, потому что будет сформирован механизм, который позволит ему осуществлять эту деятельность.
Если мы задаем непосильную задачу, то убиваем мотивацию. Мы должны это очень хорошо себе представлять. С таким ребенком работать в начальной школе будет безумно трудно. Сначала надо будет снять все его зажимы, все страхи, и только потом начнет что-то получаться, потому что одна неудача, к сожалению, всегда тянет за собой другую. Психологи очень хорошо знают: преодолимо только то, что человек сам считает преодолимым. Ребенок не должен приходить в школу с убеждением, что у него ничего не получается. Поэтому очень важно не сформировать этот комплекс на этапе предшкольной подготовки.

Эмоциональное развитие. Это очень важный компонент, на который особо следует обратить внимание. Мы привыкли и твердим, как молитву: игра – основной вид деятельности. Но ведь игра тоже может быть разной, может и не давать положительных эмоций. А на отрицательных эмоциях ребенок работать не может, ему нужно положительное подкрепление. Только в этом случае формируется нужная нам мотивация, только в этом случае ребенок получает удовлетворение от процесса познания, от того, что у него что-то получилось. Но тогда не должно быть никаких оценок. А учителя ставят отметки, ставят «двойки» и «пятерки» до школы. Какие оценки?! В процессе развития ребенка надо хвалить, даже если не все получается, говорить о том, почему не получается, разбирать, анализировать вместе с ребенком. Надо постоянно искать, за что похвалить, а порог чувствительности у всех разный.
Одному можно говорить: «Ваня, у тебя не получается», «Ваня, ты балбес», – а Ване все равно. Сколько родителей приходят к нам и говорят: «Не переживает. У него двойки, а он не переживает!» Приходится успокаивать взрослых: «Ваше счастье – если бы переживал, пришлось бы идти к невропатологу».
Нервно-психическое здоровье ребенка срывается очень быстро. Так быстро, что не замечает ни педагог, ни родитель. Поэтому в системе предшкольного образования важно не сформировать трудности в тот момент, когда ребенок только переступает порог класса, не сформировать страх перед учителем, перед учебным заданием.
А страх порой бывает очень сильным. Бывают случаи, когда ребенок берется за ручку двери, и у него начинается рвота. Необходимо увлечь ребенка, а увлечь можно любого, только нужно искать варианты взаимодействия.
Очень многие родители и учителя говорят: «За похвалу сделает все». К сожалению, неудач у наших детей гораздо больше, чем успехов. И мы не должны формировать неудачника – неудачника в жизни вообще, неудачника еще до школы.
Конечно, мы должны научить ребенка чувствовать свое эмоциональное состояние, снимать напряжение. Первый признак напряжения – плотно сжатые губы. У ребенка не должно быть плотно сжатых губ. Они, несчастные, даже спать ложатся с гримасой напряжения на лице, которое накапливается за целый день. Это беда – беда, которая начинается до школы, а дальше просто усугубляется.

Творческое развитие. Когда мы считаем, что творческое развитие – это урок рисования, пения, мы глубоко ошибаемся, потому что без творчества ни письму, ни чтению, ни окружающему миру, ни восприятию себя научить невозможно. Часто ли мы даем ребенку возможность творить? У нас все так зарежимлено, так все запрограммировано! Вот родители говорят: уже пять с половиной, а он читает, пишет, считает – надо в школу, иначе будет неинтересно, разболтается и т.д. Но забываем, что это золотой период от пяти до семи – это время, когда можно все попробовать: и кораблики строить, и в театральную студию пойти, и плаванием заниматься. Потом на это времени не будет. Поэтому наша задача – убедить родителей не торопиться отдавать ребенка в школу. И еще задача – если уже пришли в школу, то музыкальную, художественную, фотокружок, плавание – все остальное оставляем до второго класса, потому что первый год – год адаптации к школе.
Проанализируйте режим детей. Мы в прошлом году делали это в очень многих школах России. Знаете, сколько дети гуляют? Эта цифра почти одинакова и за последние 15 лет не меняется. Даже на селе, вот что парадокс, – 20–30 минут. Это все время их отдыха, причем в это время может быть включена дорога из школы домой. И все. Кто позволяет ребенку поваляться на диване? «Лучше почитай, лучше попиши, лучше посчитай», – приговаривают взрослые. И это начинается уже даже не в школе, потому что и при подготовке к школе детям дают домашние задания. Какие домашние задания? Конечно, творческое задание что-то склеить, придумать вместе с родителями, подготовиться к празднику – ради Бога, но не учебное домашнее задание! Еще успеют. Вообще, хорошо бы нам учеников начальных классов избавить от домашних заданий. Можно ли? Можно, еще как можно!

Интеллектуальное развитие. Сегодня любой ребенок получает большой запас сведений и знаний до школы. Мы рассказываем ему про весну, лето, осень, зиму и спрашиваем это. Мы учим его классификации и просим выделить лишнюю фигуру или лишнюю картинку. И если он этого не делает или делает по каким-то своим соображениям, мы считаем это неверным. А почему? А где творчество?
Можно вспомнить один случай, происшедший в 70-е годы. Мы тогда очень плохо знали, что такое шестилетний ребенок и вообще – как нам определить его развитие. И был такой тест, в ходе которого ребенок должен был найти лишние картинки. Положили перед ним картинки с животными. На трех картинках животные были с хвостами, а на одной – без хвоста. Но там были еще копытные и некопытные. Так ребенок еще обратил внимание на то, копытные они или некопытные. А ему сказали, что он неверно ответил. И сейчас мы с этим сталкиваемся. При тестировании используется много формальных вещей, по которым мы пытаемся определить когнитивное развитие ребенка. А ведь когнитивное развитие – это тоже комплекс, это система, это взаимозависимые функции. Нет отдельно речевого развития – оно тесно связано с организацией деятельности. Например, вы даете ребенку задание – речевую инструкцию. Но если ребенок плохо воспринимает речь, у него маленький запас слов, или он плохо воспринимает грамматический строй предложения, или вообще речь как инструкция к деятельности для него недейственна и он привык работать методом механического копирования («смотри и сделай, как я»), то речевую инструкцию он воспринимать не будет.
Как мы проверяем развитие моторики? Мы опять задаем речевую инструкцию, и если она непонятна, ребенок не выполнит задание. А мы поставим галочку, что у него не сформирована моторика. То же самое и со зрительным восприятием, и с вниманием, и с запасом сведений и знаний.
Нам однажды родители сказали: «Вы задали вопрос не так, как он привык». Значит, ребенка «дрессировали», он не умеет работать с речевой инструкцией, хотя, может быть, и знает все про зиму, лето и осень. У него нет главного – нормально сформированной речи, он не умеет отвечать на вопросы, он не умеет задавать вопросы, он не умеет вести диалог, у него маленький запас слов. Это мы и должны сформировать до школы. Это наша главная задача: не учить читать, не учить мягкости и твердости, а сформировать речь во всем ее многообразии, чтобы для ребенка она была инструментом, которым он пользуется.
Если нет устной речи – не будет и письменной речи, даже если вы научите идеально выводить все крючочки и палочки. Технический навык письма без сформированной речи (и в дальнейшем – письменной речи) не имеет социокультурного смысла.
Ребенок должен писать четко, читаемо. А к этому мы тоже должны его подготовить. У нас почему-то бытует мнение, что если мы будем пальчиками шевелить, лепить, вязать, то научимся писать по касательной. Лепить и вязать хорошо, конечно, но графические навыки – это совсем другое. Реализация нормального графического навыка начинается с умения держать ручку. Вот этому мы должны научить ребенка до школы – в школе на это времени не будет.

Зрительно-пространственное восприятие и зрительно-моторные координации. Без этого не будет ни письма, ни чтения, ни математики, ни труда – ничего. Детей с несформированной речью сейчас приходит в школу почти 60%, с несформированной моторикой – примерно 30–35%. То есть мы не делаем того, что должны делать, и делаем то, что делать не должны.
Уже приводился пример с буквами – это то, что нужно делать до школы. Ребенок, у которого сформировано зрительно-пространственное восприятие и произвольная регуляция деятельности (то есть концентрация на задании хотя бы на минуту), зачитает, даже если ему не разрешать. Не может не зачитать. Буквы и слова вокруг – он не в лесу. Но эти функции должны быть сформированы, без них можно говорить все, что угодно: «все буквы знает, а читать не хочет», «ленивый», «не старается», «не может». Попробуйте пойти другим путем: развивайте внимание и память.
Конечно, для того чтобы было хорошее внимание, у ребенка должны быть сформированы механизмы произвольной регуляции деятельности. Эти механизмы формируются, должна вас огорчить, годам к девяти. Но ребенок приходит в школу гораздо раньше. Это значит, что мы должны не его заставлять, а организовать учебный процесс так, чтобы эффективно использовать те три минуты внимания, когда он может сконцентрироваться.
То же самое – о рабочей памяти. Предложение из пяти слов ребенок, как правило, удержать в памяти не может. А если у него условие задачи, в которой сразу три действия? И вот приводят такого ребенка в третьем классе к нам с диагнозом «отсутствие математического мышления».
При чем здесь мышление? Он в рабочей памяти инструкцию, условие задачи не держит. А посмотрите условие действия или задание по русскому языку и попробуйте с первого раза удержать все в памяти!
Я много раз на уроках наблюдала, что времени, которое отводится для письменного задания, хватает только на то, чтобы не торопясь выписать буквы. Такая интенсификация, быстрый темп работы в классе убивают все возможности ребенка, все его способности и мотивацию.

Мышление. Нет задания, которое бы не развивало мышление ребенка, потому что он должен думать, что сделает, как сделает, что получилось, как получилось, каким путем пойти. Это и есть процесс мышления.

Организация произвольной деятельности. Я назову компоненты организации деятельности, которые должны быть сформированы к моменту прихода в школу:

· Восприятие инструкции с первого раза (для этого необходимо хорошее развитие речи).

· Умение планировать свою деятельность, а не работать методом проб и ошибок, хаотично (а чаще всего так и бывает). Учить этому можно на самом элементарном: четыре кубика и картинка – «сложи кубики по картинке». Инструкция, планирование, время работы без отвлечений должны занимать около 3 минут (а не 20!). Может быть, к концу второго или третьего класса будет 10, не больше. Даже взрослый человек не работает 20 минут без отвлечений.

· Умение внести коррекцию по ходу деятельности, то есть умение следить за своей деятельностью, исправить ошибку. И тогда встает вопрос: почему мы снижаем оценки за исправленные ошибки? Дети в процессе обучения только учатся оценивать свои ошибки, учатся их исправлять – почему же мы снижаем оценку?

· Умение попросить помощи. В первом классе они у нас бессловесные, не решаются сказать: «Я не знаю, мне непонятно». Если же кто-то и скажет два раза: «Я все равно не понял», – то все вы знаете, что он может услышать. А уж если ребенок говорит это родителям – те выражения не выбирают. Родителям надо объяснить, что дошкольник имеет право не только задать вопрос, но и попросить о помощи, но его необходимо этому учить.

Очень важным компонентом, определяющим готовность ребенка к обучению, является физическое и моторное развитие. Ребенок должен двигаться и быть на воздухе достаточное количество времени. Иначе мы от гипокинезии не избавимся. Это очень важно, поэтому мы не случайно предлагаем проводить два занятия по 20 минут, а после них – часовую динамическую паузу. Это гарантированный час движений на воздухе. Состояние здоровья – это то, чем должны заниматься в основном родители, но жизнь ребенка в детском саду, в группах подготовки к школе должна быть организована так, чтобы сохранить и укрепить его здоровье.


Марьяна БЕЗРУКИХ,
директор Института возрастной физиологии РАО

Проблемы обучения и возрастные особенности детей младшего школьного возраста

Обучение ребенка в начальной школе – чрезвычайно сложный процесс и один из наиболее сложных периодов в жизни ребенка не только в социальном, психологическом, но и в физиологическом плане. Начало обучения изменяет жизнь ребенка. Это новые условия жизни, новые контакты, новые требования, принципиально новый вид деятельности, значительные интеллектуальные и эмоциональные нагрузки и … постоянное ежедневное в течение 10 – 11 лет функциональное напряжение, а нередко и перенапряжение. В школе и за школьными уроками дети проводят до 70% времени бодрствования, на фоне и под влиянием учебных нагрузок растет ребенок, идет формирование его организма. И от того, насколько эти нагрузки соответствуют возрастным возможностям детского организма, от того, какую "физиологическую цену" платит организм за интенсивный и длительный учебный процесс, зависит физическое и психическое здоровье детей.

Можно ли сделать процесс обучения педагогически эффективным и физиологически безопасным, безболезненным, не сказывающимся отрицательно на росте и развитии детей, или это невозможно – и ребенок обречен на перегрузки, перенапряжение, нарушения здоровья? Ответ на этот вопрос однозначен и прост: "Да, возможно". Возможно, если вся организация учебного процесса будет строиться с учетом возрастных особенностей ребенка, но позволит учитывать и его индивидуальные особенности. Для этого необходимы:

· рациональная организация учебного процесса (урок, учебный день, неделя и каждый год обучения) с учетом возрастных особенностей организации деятельности, внимания, способности работать не отвлекаясь, работоспособности, утомляемости и т.п.;

· соответствие методик и технологий обучения возрастным и функциональным возможностям учащихся, особенно при использовании компьютерных технологий;

· адекватность школьных требований (и прежде всего, всех требований педагога) психофизиологическим возможностям и индивидуальным особенностям учащихся.

Есть много дополнительных условий, не всегда зависящих от педагога, но выполнение трех перечисленных зависит только от его знания, желания и ответственности.

В процессе обучения имеет значение любая мелочь, вернее, при обучении мелочей нет. Значимо все – темп речи учителя, ее громкость, взгляд, интонация, четкость задания и требования, время, которое дается для выполнения задания, и то, как учитель оценивает работу ребенка, и многое, многое другое. Дело в том, что любая учебная деятельность связана со значительным функциональным напряжением всех систем организма.

Примеры неадекватности требований, несоответствия методик и нерациональной организации учебного процесса знакомы каждому педагогу, но иногда он их не замечает, считает несущественными и порой npocтo не знает, что можно и нужно работать по-другому. Вот только один пример – контроль скорости чтения. Учитель с секундомером – яркий пример знака опасности (по типу дорожных знаков). Сколько детей чувствуют себя несостоятельными, неуспешными, сколько волнуются до заикания (на запинки в речи никто и внимания не обращает), сколько родителей заставляли и заставляют своих детей читать, читать, читать – быстрее, быстрее, быстрее, сколько недовольных успехами ругали, наказывали, усугубляя школьные неудачи! Требование высокой скорости чтения на начальных этапах обучения не соответствует ни возрастным возможностям большинства детей, ни психофизиологическим закономерностям формирования навыка чтения. Больше того, скорость, как ведущая задача формирования навыка, играет злую шутку с ребенком, и все чаще мы сталкиваемся с ситуацией, когда школьник читает быстро, но плохo понимает прочитанное. Отчего? Чрезмерное увеличение скорости на начальном этапе формирования навыка заставляет ребенка быстрее переводить взгляд, но механизмы зрительного восприятия и зрительной дифференцировки еще несовершенны, взгляд убегает, а слово не прочитано, и приходится угадывать. Специальная запись движений глаз при таком чтении показала, что взгляд многократно убегает и возвращается, что делает и без того сложный процесс чтения еще более сложным и утомительным. При этом снижается и скорость чтения, и восприятие текста. Бывает и так, что уже хорошо читавший ребенок начинает запинаться, угадывать, плохо понимать то, что изучали (несоответствие методики). Собственное ощущение неудачи, недовольство и укоры взрослых (неадекватность требований) приводят к состоянию постоянной тревоги и ожиданию следующей неудачи. А это плохие помощники в деятельности ребенка. И без того сложная деятельность может стать невозможной. Конечно, истерический психоз, когда ребенок |"не видит" текст, не может читать, – редкий вариант, но и такое бывает.

Значит, не нужно проверять скорость чтения? Ну почему же, можно, но ... не на начальных этапах формирования навыка (уж не в 1-м классе – точно). Можно, если не считать, что скорость – главный показатель качества формирования навыка, и понимая, что у каждого ребенка свой ритм деятельности, речи, письма. Сравнивать можно скорость чтения у одного и того же ученика, например, в начале и в конце года, зная, что скорость чтения не может быть одинаковой (одинаково высокой у всех детей). Можно, если знать, что скорость чтения вслух (выразительного, артикулированного) не должна быть больше 80–90 слов в минуту (это достижение начальной школы), так как большая скорость создает огромное напряжение артикуляционных мышц, а главное, снижает эффективность восприятия информации. Тогда для чего читать быстрее? Сразу же возникает вопрос – для чего в 3–4-м классе чтение вслух? Может, стоит учить (!) читать "про себя"? Но это следующая тема.

 



























Дата: 2018-12-28, просмотров: 23.