Горбовки, далее Темники, Лыкорево, Блясино
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Рассказывает Анастасия Сергеевна Тиханова (в девичестве Сергеева), 1914 г.р.Воспоминания записаны в 1996 г. В.Г.Ивановой.

«Я, Анастасия Сергеевна Тиханова, родилась в 1914 г., в «филипповы заговины». Точного числа не помню, а по паспорту считалась рожденной в июле. В семье нас было трое детей: брат Федя 1912 г., я с 1914г. и сестра Маруся с 1922г. Отца звали Сергей Аркадьевич Сергеев. Он работал сначала в своем хозяйстве, а потом в колхозе, куда сдал своих двух коров, двух лошадей и упряжь в общее хозяйство. Умер отец в 1935 году в возрасте 51 года от болезни.

Маму звали Пелагея Ефимовна. Семья жила в д. Горбовки. Тогда деревня была большая, где-то домов 15.Росло все хорошо, рядом был лес, за километр речка. Возле дома находился колодец. В саду росли яблони, сливы, перед домом - большой клен.

С раннего возраста умела делать все: косить, бороновать на лошадях. Бригадир хвалил за то, что лучше всех девок косила. В 1935 году меня записали в колхоз, где я работала куда пошлют - по наряду. А в 1937г. вышла замуж за Андреева Михаила Андреевича, 1918 г.р. Он жил на хуторе Темники в трех километрах от Горбовок. Там находился лесной кордон, жили лесники. Познакомились мы с ним в гостях у родственников. Моя тетя была замужем за его дядей. Дядя Андрей нас познакомил и поженил. Образование наше было такое: я закончила три класса Масловской школы, а Михаил - два класса Перлицкой.

К тому времени отец Михаила уже умер. Семья состояла из матери, Михаила и сестры его Ольги 1915г. р. День свадьбы был назначен заранее. Сваты приехали на лошадях. Мне исполнилось 23 года. После свадьбы я переехала в Темники. Здесь родилась моя дочь Тася в 1938г. Мы оба с мужем работали в колхозе, он был трактористом, а с маленькой дочерью сидела свекровь.

Весной 1939 г. стали переселять жителей с хуторов. Наша семья переехала в д. Лыкорево, где уже было около 15 домов. Сами построили дом около реки. Уже осенью 1939г. дом был готов. Мужу подоспело время идти в армию, но дали отсрочку, потому что дочь еще была маленькая. А взяли его на службу 7 февраля 1940 г. сроком на два года.

Вначале он писал регулярно. Служба проходила в г. Слуцке в Белоруссии. Муж служил в кавалерии, ухаживал за лошадьми. Писал, что часто приходилось, сидя на лошади, наблюдать за обстановкой.

Но тут началась война. Вначале он писал, что война скоро закончится, хотя в бою пуля не разбирает. Если до войны в месяц от него приходило три письма в месяц, то вскоре после начала – ни одной весточки. Нам тоже пришлось тяжело. Мы с семьей остались дома. Оккупанты много домов в деревне сожгли, но наш оставили. Только нас из него выселили латыши, которые служили у немцев. Я с дочерью жила у тети Ириши, а свекровь - у других хозяев. Мне разрешено было ходить в свой хлев доить корову. Спасибо ей, нашей кормилице, помогла вырастить ребенка. А еще выжили благодаря мешку муки - мама из Латвии пуд муки привезла. Добавляли льняные пелы в нее, просеивали, мочили в теплую воду и пекли лепешки. Спасала еще своя картошка. Плохого немцы нам ничего они не делали, только молока просили. Через некоторое время староста снова разрешил нам перейти в свой дом.

В 1944г. я получила известие, что мой муж пропал без вести. Вообще в деревню Лыкорево с войны вернулись двое: Петя и Вася Гавриловы. Моя подруга Шура сказала мне потом, что сосед Мишка сидел вместе с моим мужем в плену за границей во Франции в концлагере. Сосед предложил ему бежать, но муж отказался: ты - старый, тебе ничего не будет... Сосед уже вернулся, отсидел где-то, но живой, а муж пропал без вести.

Но я все равно ждала, что он вернется домой. Как увидела бы его, так в ноги ему упала бы.

А после войны пришлось все делать самой: в колхозе надо было 300 трудодней выработать,56 рублей за мужа я получала пенсию. И сеяла,и косила, и на сортировке работала. Даже крышу в своем доме сама крыла. Бригадир кричал – свалишься - а я все равно продолжала крыть.

Дочь ходила в начальную школу в Перлицу, а потом в семилетнюю школу в Мамоны. Закончила ее в году и поехала учиться дальше на повара в г. Торопец. А я уже одна переселилась в д. Горбовки. В Лыкареве дом затопляло водой, когда река разливалась так, что лед плыл около углов. Колхоз помог мне, и на лошадях за один день перевезли всю постройку и хлев. Брат Федя помог дом поставить, а я временно жила в семье у брата. Свекровь умерла в 1951г. Хоронила ее сама. Гроб везла на быке, потому что лошадей не было. Всю дорогу я боялась, как бы бык не сорвался и не убежал в реку пить. А в 1956г. дом свой поставили. Усадьба оказалась хорошая и огород тоже. Когда дом поставили, я плакала и Богу молилась за это.

В то время работал у нас трактористом Тиханов Тимофей Тихонович. Мне шел тогда 47-й год, ему было немного больше. Первая жена его оказалась пьяницей, он бросил ее и остался один. Ему хвалили меня как хорошую работницу, а я увидела, что он непьющий и спокойный был. В 1958 г. мы расписались, и он перешел жить ко мне. Его избу мы перевезли ко мне, завели корову, двух свиней, овцу. И снова строились, нанимали плотников, сделали еще калитку. В 1959 г. решили перейти в деревню Блясино, потому что в Горбовках остался один житель. Переехали в Блясино где-то в 1961г., перевезли всю постройку.

Место нам отвел архитектор. Мы хотели поселиться напротив Лыссовских, но это было бы к лесу. Поэтому нам отвели место на берегу реки. Там мы построились почти первые. Брат Федя перешел в Блясино почти разом с нами. Ему дали дом на две семьи от совхоза: для него и дочери.

Я уже не могла работать в колхозе, потому что сердце стало болеть. А старика на работу далеко гоняли. Мой Тимофей Тихонович тоже на войне ранен был. На ноге раны всю жизнь не заживали, так и мучился всю жизнь. Но, несмотря на это, председатель за него одного десятих (десятерых) давал. Ни от какой работы он не отказывался, не пил, не боялись ему деньги доверить.

Ну вот, дед на работу уйдет, а я по дому прибираюсь. Всегда и до последнего держали корову, а еще поросенка и кур.

Вспоминаю, как лучше всего жили в годах 60-70-х. А в другие времена очень тяжело было. До войны надо было выполнить все поставки: яйца, мясо, шерсть. Если нет своего - купи, но поставь. А на трудодни ничего не давали. После войны тоже голодно было. Спасало свое зерно: рожь, жито.

Т.Т.Тихонов, второй мой муж, умер в 1993 г. И я переехала в деревню Станкеево к дочери. На два лета меня привозили в свой дом, но потом его продали. Теперь рада тому, что живу не у чужих людей, есть родная дочь».

Дата: 2019-02-02, просмотров: 498.