Ж. Возражения антинорманистов
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Пожалуй, до недавнего времени лишь Д. И. Иловайский, ярый сторонник южного происхождения Руси, выступал с доказательствами невозможности подобного хождения.

«Между Днепром и Ловатью лежит поперечный бассейн Западной Двины; следовательно, надобно было перейти два волока. Притом гораздо короче был другой путь из Варяг в Греки, по Западной Двине; а Волхов и Нева представляли длинный крюк. Мы сомневаемся, чтобы лодки, поднимавшиеся из Балтийского моря по Двине или Волхову, действительно перетаскивались потом волоком до Днепра. Гораздо естественнее предположить, что торговцы должны были везти свои товары по этим волокам на телегах или, что вероятнее, зимой на санях и, достигши Днепра, пересаживались в лодки, которые они нанимали или покупали у туземцев» , – пишет он[27].

И дальше развивает свою мысль, опираясь на известия Константина Багрянородного о плавании русских караванов в Чёрное море. По словам византийского императора, обитатели приднепровских областей в течение зимы рубили лодки-однодеревки. Весной, во время разлива вод, они сплавляли их в Днепр к Киеву. Здесь торговцы покупали лодки, оснащали их и снаряжали караваны. Из Константина Багрянородного мы знаем, с какими усилиями эти караваны проходили сквозь Днепровские пороги.

«Но замечательно, что об их обратном плавании мы ничего не знаем» , – отмечает Иловайский. И у него рождается вопрос: каким образом купцы проходили против течения Днепра? Отмечает историк и то, что скандинавские саги, столь много рассказывающие о жизни и деятельности норманнов, совершенно молчат об их плавании по Днепру и его порогам. Точно так же молчат о том и западные летописцы. «Адам Бременский замечает, что путь из Швеции в Византию по Русской земле был мало посещаем по причине варварских народов, и что ему предпочитали плавание по Средиземному морю» , – указывает Иловайский. Но всему этому очень далеко до серьёзной доказательной базы.

С некой промежуточной версией выступал ещё в XVIII веке Татищев. Он существование пути из варяг в греки признавал, но не то чтобы в водном варианте. Вот что об этом сказано в примечаниях ко второй части его «Истории Российской»:

«Хотя между Днепром и рекой Золотой, или Ловатью, указывает волок или переезд сухим путём, однако ж сие имеет быть у верховий тех рек, где, кроме малых лодок, употреблять не можно, и волок сей не близок; к тому же Ловать летом имеет перекаты великие, что может Нестору недовольно известно было» [28].

Правда, далее «первый русский историк» начинает перечислять древних писателей, которые, кроме Нестора, тоже упоминали о езде через Русь в Грецию и в Индию. Сперва следует ссылка на главу 1 Помпония Меля, который в книге III, гл. 5 «из Корнелии Непота сказывает, что Метеллю Целеру некоторое количество индиан от короля швабского, взятых на море близ устья Ельбы, прислано было» . Это не сильно, что говорит о пути «индиан», но, как указывает Татищев, Страленберг в своём труде утверждает: они приехали через Русь. И хотя Страленберг указывает путь по Печере и вокруг Скандинавии, но, полагает отечественный историк, удобнее это сделать из земель Волжской Болгарии вверх по Волге в Новогородскую землю и дальше Балтийским морем.

Продолжим цитирование: «Лешер, Литература келтическая сказывает, что русы через море Балтийское до рождества Христова ездили. Гельмольд, гл. 1, сказывает, что северные народы морем Балтийским и через скифские народы в Грецию плавают; но Кранций, книга 2, гл. 17 и 20, сказывает, что во время Гельмольдово и Грецию Русью, а Русь Грецию именовали, приводя слова Адама Бременского, кн. 2, гл. 13: Хиве (Киев), руссов стольный град, преизрядное греков украшение; равное же видится и Библиотека шведская, часть I, страница 14, о езде в судах в Грецию упоминает. Байер показывает езду оную Двиною и Днепром, гл. 17, н. 57, а некоторые море Балтийское с Меотисом соединённым полагали, гл. 17, н. 58; но лучше можно разуметь, что водою в Гардарики, а оттуда сухим путём и Днепром снова водою до Греции, как в Прологе ноября 30 написано, что между Волотью, или Ловотъю, и Днепром есть волок, чрез который Андрей землёю перешёл, или, вероятнее, что Русь Грециею разумели» [29].

То есть историк вроде бы и ссылается на древних авторов относительно того, что через Русь на юг ездили, но, с другой стороны, указывает: ездить по воде тут трудно. Легче тот кусок пути, который между Волховом и Днепром, проделать по земле. И вообще древние-де Грецию с Русью не очень-то разделяли.

Несколько получше обстоят дела у историков-антинорманистов последнего времени. Как о первом из них, можно говорить об упоминавшемся Бернштейне-Когане. Будучи не историком, а историческим географом, он в своих рассуждениях был всё же свободнее. А потому мог отметить: по поводу торгового и транспортного значения пути «"из варяг в греки" раздаются иногда и скептические голоса, указывающие на то, что значение этого пути, как транзитного и торгового, ничем не доказано» [30]. Далее он указывает: про шведов-торговцев в Константинополе ничего не известно. Что же касается контактов с Русью, то в Швеции зафиксировано только четыре вещи, создание которых можно отнести ко времени до крещения Руси. Вот после – да. В Киеве начали делать ювелирные украшения по византийским образцам, и их в Скандинавии находят много. В обратную же сторону могло идти разве что железо.

Больше того, по Бернштейну-Когану, не было до XII века и особых торговых отношений между Новгородом и Киевом! Позже – были. Например, в 1137 году, когда новгородцы поссорились с киевским князем, они не смогли закупать хлеб ни в Смоленске, ни в Полоцке, а потому в городе наступил голод. А в 1161 году Ростислав Мстиславович, узнав, что в Новгороде притесняют его сына Святослава, похватал в Киеве новгородских купцов.

В общем, он считал, что никакого торгового пути по Волхову – Ловати – Днепру не было. Может быть, кто-то иногда и ходил, но никак не регулярно. Скорее, если и возились товары, то из Киева они шли до Смоленска. А оттуда иногда возили в Новгород, а иногда (значительно чаще) к Балтийскому морю по Двине. И назад – то же самое. По Бернштейну-Когану, даже и «политического» пути из варяг в греки не было. То есть, скандинавские воины-наёмники сначала приходили на Русь, проводили там некоторое время в Новгороде, потом перекочёвывали в Киев, а уж оттуда опять-таки после определённой задержки двигались дальше на Константинополь. Исследователь цитирует, к примеру, Сагу о Колскеге: «В Дании принял крещение, но не поселился там окончательно, а пошёл на восток в Гардарики и провёл там одну зиму. Вскоре он оттуда отправился в Константинополь и начал там служить наёмником» [31].

Из новых историков можно сослаться, к примеру, на того же А. Л. Никитина или С. Э. Цветкова. Первый даже одну из глав в своих «Основаниях…» назвал «Путь «из варяг в греки» и легенда об апостоле Андрее».

«При рассмотрении… вопроса о пути "из варяг в греки" по Днепру обнаруживается не только полное отсутствие свидетельств, подтверждающих его существование, но и ряд фактов, прямо говорящих о его мифичности» , – пишет историк[32].

Первым таким свидетельством является, по мнению Никитина, упоминавшийся уже мной географический экскурс, вклинившийся в текст прямо за описанием «пути», который указывает выход из Оковского леса (т.е. леса, из которого вытекают реки Ока, Днепр, Западная Двина и Волга) в «море Варяжское» не по Ловати, а по Западной Двине. Это, по его словам, весьма существенно, потому что между речными системами Днепра и Ловати лежат два труднопроходимых водораздела, обособляющих верховья Западной Двины. Путь же с Каспия по Оке и на Двину отмечен многочисленными находками восточных серебряных монет VIII – IX веков, отсутствующими на Ловати, точно так же, как на протяжении всего течения Днепра византийские монеты отмечены только редкими и случайными находками.

«Не менее существенен и тот факт, что по сравнению с двинским направлением протяжённость маршрута с верховьев Днепра через Новгород и Ладогу увеличивается более чем в пять (!) раз» , – указывает Никитин[33].

А Сергей Эдуардович Цветков ссыпается больше на археологические материалы: «Не в силах подтвердить реальность Волховско-Днепровского пути и археология. В. Я. Петрухин формулирует её выводы следующим образом: "По данным археологии, в IX в. основным международным торговым маршрутом Восточной Европы был путь к Чёрному морю по Дону, а не Днепру. С рубежа VIII и IX вв. и до XI в. по этому пути из стран Арабского халифата в Восточную Европу, Скандинавию и страны Балтики почти непрерывным потоком движутся тысячи серебряных монет – дирхемов. Они оседают в кладах на тех поселениях, где велась торговля и жили купцы. Такие клады IX в. известны на Оке, в верховьях Волги… по Волхову вплоть до Ладоги (у Нестора – «озеро Нево»), но их нет на Днепре"» [34].

Византийский археологический материал также не подтверждает, по утверждению Цветкова, существования Волховско-Днепровского пути. Самые ранние византийские сосуды в культурных наслоениях Новгорода относятся к XI веку (притом что подобные им изделия не найдены ни в Киеве, ни в других крупных городах Руси), а византийские монеты IX – X веков – редкость даже на берегах Днепра. В то же время только в Прикамье (на Балтийско-Волжском торговом пути) археологами найдено около 300 византийских монет.

«Само месторасположение новгородских поселений не ориентировано на связи с Днепром. За Руссой к югу (на Днепр) нет крупных поселений, зато к юго-востоку (Балтийско-Волжский торговый путь) выросли Новый Торг и Волок Ламский» [35].

И всё же все аспекты вопроса никто из антинорманистов рассмотреть не собрался. В отличие от их противников. Хотя и те не очень старались. По сути, есть только одна специальная работа (Брима) да пара исследований помельче. Так что придётся заполнять пробелы.

 

Игра по карте

 

При этом будем последовательны и для начала, если наши предшественники искали маршрут пути с севера на юг по картам, продолжим эти игры. Перед вами выдержка их карты «Восточные славяне в конце первого тысячелетия н.э.» из книги классика славяноведения начала XX века чеха Любора Нидерле[36] (см. карту 3). Голову даю на отсечение, что хотя бы раз её видел любой историк, занимающийся вопросами Древней Руси.

 

 

Карта 3. Восточные славяне в конце первого тысячелетия н. э. Составил Л. Нидерле

 

Теперь закройте глаза, постарайтесь на миг выбросить из головы то, что в неё долго вбивали, а потом снова посмотрите на карту водных путей Восточной Европы. И скажите: как бы вы сами поплыли с Готланда (где археологи фиксируют множество древних торговых поселений) или из районов нынешнего Стокгольма (там находились первые городские центры Швеции – Упсала и Бирка) в Чёрное море?

Думаю, мы придём к одному и тому же заключению. Самое простое – по Висле и Бугу с волоками в Припять и далее по Днепру. Ну, из Стокгольма, может быть, ещё по Западной Двине и упомянутой уже Каспле или ряду других рек (Витьбе, Лукомле - Друти) – в Днепр. А уж чтобы забраться в Финский залив и Ладогу… Это как раз тот самый маршрут из Москвы в Петербург через Архангельск. Кстати, и по расстоянию получается похоже.

Правда, среди историков принято говорить о том, что древние предпочитали плавать вдоль берегов, а не пересекать открытое море. Так-де безопаснее. Но это речь людей, никогда не плававших по морям на парусных (да и гребных) судах. Моряки, как один, твердят обратное: морскому судну (а, думаю, никто не будет возражать, что скандинавские суда были морскими!) опаснее всего у берега, где его подстерегают мели, скалы и внезапно налетающие из-за какого-нибудь мыса шквалы. Да и волны на прибрежных отмелях становятся выше и круче. Поскольку мне в студенческие годы довелось заниматься яхтингом, ходить по Балтике до крайней западной точки вод тогдашнего СССР и попадать в крепкие шторма, не могу не согласиться.

Наконец, такой немаловажный аргумент: у берега гораздо легче нарваться на пиратствующих местных жителей. По тем временам не ограбить проплывающее мимо судно даже как-то неудобно считалось. Бывали времена, пираты просто прерывали сообщение между материком и той же Скандинавией, к примеру. Из-за этого, между прочим, первое крещение Швеции сорвалось. «Апостола Севера» монаха Анскария в 829 году просто-напросто по пути туда ограбили пираты, забрав все дары, которые император Людовик Благочестивый посылал конунгу шведов Бьерну. И церковную утварь отобрали. Зная менталитет, как теперь модно говорить, язычников, можно с уверенностью сказать: если бы богатые дары добрались до Бирки, конунг не спихнул бы проповедника на попечение одному из своих приближённых. Сам бы поддержал миссионеров. И тогда через двадцать лет не пришлось бы начинать всё сначала. А так: кому нужен бог, не сумевший защитить своего посланника? И в Швеции крестился мало кто, а через несколько лет христиан вообще погромили.

Но мы не об истории церкви говорим, о мореплавании. Так, вот, у берега разбойничали вовсю, и далеко не одни скандинавы. Очень отличались этим славяне с Рюгена, курши, эсты. Мимо финских берегов, если верить сагам, скандинавы тоже предпочитали пройти побыстрее (если, конечно, не затевали изначально эти берега грабить). Финны ещё и злыми колдунами считались. Так что прибрежное плавание было для древних занятием очень нежелательным!

Кроме того, плыть из Швеции на север Руси, огибая весь Ботнический залив, да потом ещё петляя по шхерам Финского, – это извините. А если напрямик, морская часть пути от Бирки до устья Невы получится раза в полтора длиннее, чем до устья Двины. А с Готланда до Гданьска так и вообще раза в два ближе. Так что аргумент, простите, не работает.

Хочу обратить внимание на одно обстоятельство. В устье Вислы стоит древнейший Гданьск. В верховьях Буга (вернее, на его крупном притоке Муховце) – Брест, древнее Берестье, упоминающееся в летописях уже во времена правления первых киевских князей (в 1019 году в него бежит будто бы потерпевший поражение от Ярослава Святополк). На противоположном конце системы Буг-Припять – Туров, столь же старинный (один из городов, имеющих легенду о происхождении княжеской власти не от Рюрика). Это метки, маркирующие один из вариантов пути. По Двине всё не так чётко, и всё же на месте нынешней Риги ливское поселение Икескола было до появления там немцев в конце XII века. А о древности Полоцка и Смоленска (а уж тем более предшествовавшего последнему Гнездово), а также Витебска, Лукомля, Друцка и говорить смешно. Во всех этих местах раскопаны городища IX века, то есть даже более древние, чем в Турове и Бресте.

Вот на каноническом пути всё по-другому. Ближайшие к началу речной части пути древние городские центры – Ладога и Любша – от устья Невы отстоят почти на полторы сотни километров. А на Ловати в местах, приближающихся к гипотетическим волокам, ничего подобного просто нет. Вернее, на одном конце есть хотя бы Усвятск (Въсвячь) на одноимённом озере у истоков Усвячи, упомянутый в летописях под 1021 годом, во времена Ярослава Мудрого (как раз тогда, когда, по уверению самих сторонников существования пути из варяг в греки, путь этот уже почти затух). А вот на другом – только Великие Луки в среднем течении (первое летописное упоминание – в 1167 году). Даже Старая Русса, город, явно достаточно древний (кое-кто считает его старше Новгорода), стоит не на Ловати, а на Полисте, с Ловатью сливающейся значительно ниже.

Вот и получается загадка: с одной стороны, историки уверяют нас, что путь из варяг в греки проходил там, где его указывает летописец, с другой – совершенно не понятно, с какой стати он там проходил?

Попробуем разобраться. Для этого нам нужно ответить на четыре основных вопроса:

1. Есть ли, кроме упомянутого места, в Повести временных лет ещё хотя бы одно описание торгового (или уж хотя бы военного) маршрута из Новгорода на Днепр по Ловати?

2. Существуют ли археологические находки, позволяющие на основе своего распределения однозначно проследить существование пути?

3. Возможно ли прохождение данного маршрута раннесредневековыми судами, исходя из географических, гидрологических и климатических особенностей местности и характеристик самих судов?

4. Было ли, собственно говоря, чем торговать по этому маршруту?

Ну и в заключение посмотреть: есть ли какие-нибудь свидетельства о других маршрутах из Балтийского в Чёрное море и не являются ли они более надёжными?

Думаю, именно в такой последовательности, поскольку отрицательный ответ на расположенные выше вопросы ещё не говорит о полной невозможности существования пути. А вот если мы не найдём ни свидетельств, ни возможности, ни причины существования пути из варяг в греки по каноническому маршруту… Ну что ж, тогда одним историческим мифом станет меньше.

 

 

ЧТО ГОВОРЯТ ИСТОЧНИКИ?

 

В сущности, всю главу можно было бы уложить в одно предложение: «В. А. Брим, автор единственного до сих пор специального исследования данной проблемы, признал, что «весь путь из варяг в греки нигде в литературе того времени не описан» . Вот только единственное издание его работы, вышедшее в «Известиях» Академии наук в 1931 году[37], найти можно разве что в двух крупнейших библиотеках страны, в Москве и Питере. А верить мне на слово читатель не обязан. Поэтому разберём этот вопрос сами.

 

А. Русские летописи

 

Для начала вспомним, что русских летописных источников, независимых в первой своей части от Повести временных лет (ПВЛ – гипотетически выделенное историками после исследования всех летописей произведение будто бы XII века), практически нет. Есть Новгородская I летопись (НПЛ), которая до смерти Игоря (традиционно – 945 год) излагает многое по-своему, но всё же и она для древнейшего периода демонстрирует некоторое влияние ПВЛ (или более ранней летописи, лёгшей в основу как ПВЛ, так и НПЛ). Есть ещё так называемая Иоакимовская летопись, которую цитировал В. Н. Татищев (и которой никто, кроме него, не видел), но её существование гипотетично. А в Ипатьевской, Лаврентьевской и так далее летописях расхождений в описании интересующих нас событий IX-X веков мало. Так что продолжим работу по той же Лаврентьевской летописи.

 

Дата: 2018-12-28, просмотров: 329.