Доказывание по делам, связанным с неосновательным обогащением
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

В соответствии со ст. 971 ГК лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 978 ГК, в которой указано, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное. В пункте 1 ст. 978 ГК, речь идет о невозможности возврата неосновательного обогащения для случая, когда досрочное исполнение обязательства допускается либо законодательством, либо договором, либо вытекает из существа самого обязательства. Если обязательство было исполнено досрочно, а затем должник, поняв, что он мог обязательство досрочно и не исполнять, потребовал возврата исполненного как неосновательного обогащения, то в данном случае, такое требование не подлежит исполнению. Объясняется это тем, что неосновательное обогащение определяется законодателем как имущество, приобретенное или сбереженное лицом без установленных на то законодательством или сделкой оснований. В случае же, изложенном в пункте 1 ст. 978 ГК Республики Беларусь, досрочное исполнение опирается на правовое основание.

Следовательно, при отсутствии правового основания для исполнения обязательства досрочно, пункт 1 ст. 978 ГК Республики Беларусь применению не подлежит. (иное толкование указанных отношений «приводит к «поощрению» законодателем» ненадлежащего исполнения обязательств участниками гражданского оборота, что естественно нельзя представить со стороны законодателя);

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности. Лишение обязательства исковой защиты вследствие истечения срока исковой давности не прекращает обязательство, а лишь «обессиливает» его путем исключения возможности принудительной защиты. Обязательство, тем не менее, продолжает существовать и может быть исполнено добровольно.

Указанный вывод подтверждается и правилом, сформулированным в ст. 200 ГК, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Следовательно, если такого заявления не последует, суд может вынести решение о принудительном исполнении обязательства и по истечении срока исковой давности.

Не исполнив обязательство путем передачи следуемого кредитору, должник сам оказывается в положении неосновательно обогатившегося, в то время как на стороне кредитора налицо умаление его имущественной сферы;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, суммы по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки. Из выплат, причитающихся работнику при увольнении, наниматель вправе удержать не более 20% суммы. Если размер задолженности превышает 20% заработной платы, то сумма превышения погашается работником добровольно либо наниматель взыскивает ее в порядке гражданского судопроизводства как неосновательное обогащение. Однако последнее представляется затруднительным, так как в силу пункта 3 ст. 978 ГК Республики Беларусь заработная плата и другие платежи, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки не подлежат возврату как неосновательное обогащение. Следовательно, указанные денежные средства не могут быть взысканы с работника, на лицевой счет которого они перечислены;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. На основании указанной правовой нормы можно сделать вывод, что, если одна из сторон докажет, что, другая сторона не могла не знать об обстоятельствах, являющихся основаниями признания, например, договора аренды недействительным или незаключенным, последняя не вправе требовать возврата неосновательного обогащения.

Необходимо обратить здесь внимание на то, что в пункте 17 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27 апреля 2011 г. № 30 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами положений Гражданского кодекса Республики Беларусь о неосновательном обогащении» указано, что «Статья 978 ГК содержит исчерпывающий перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату.

Так, основываются на сделке и не могут влечь последствий, предусмотренных статьей 971 ГК, передача имущества во исполнение обязательства до наступления срока его исполнения, если в самом обязательстве не указано иное (статья 296 ГК), а также передача имущества во исполнение обязательства по истечению срока исковой давности. В первом случае обязанность должна быть исполнена позднее, а в другом - она без законных оснований не была исполнена ранее.

Исходя из пункта 4 статьи 978 ГК передача денежных средств или иного имущества, произведенная добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью, не влечет возникновение обязательств из неосновательного обогащения.

Бремя доказывания отсутствия между сторонами спора обязательств либо передачи имущества в благотворительных целях несет приобретатель. Вместе с тем при рассмотрении таких требований следует выяснять действительную волю лица, передавшего имущество, оценивая все сопутствующие таким действиям обстоятельства (например, наличие ошибки в действиях; переговоры и переписку сторон; установившуюся в отношениях сторон практику и последующее их поведение)».

Следует отметить, что правовые предписания об обязательствах вследствие неосновательного обогащения получили закрепление в главе 59 ГК (ст. 971 - 978). При этом, правила, предусмотренные гл. 59 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Кроме того, Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, рассмотрев материалы изучения и обобщения судебной практики по спорам, вытекающим из обязательств вследствие неосновательного обогащения, в целях формирования единых подходов в вопросах применения законодательства при рассмотрении споров данной категории принял постановление от 27 апреля 2011 г. № 30 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами положений Гражданского кодекса Республики Беларусь о неосновательном обогащении» (далее - Постановление Президиума ВХС № 30).

Согласно ст. 972 ГК, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные главой 59 данного Кодекса, подлежат применению также к требованиям:

1) о возврате исполненного по недействительной сделке;

2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;

3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;

4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Согласно пункту 2 Постановления Президиума ВХС № 30 при рассмотрении споров о неосновательном обогащении хозяйственным судам следует исходить из того, что обязательства вследствие неосновательного обогащения являются гражданско-правовыми, регулируются главой 59 ГК Республики Беларусь, вытекающие из них требования носят вспомогательный характер по отношению к гражданско-правовым требованиям специального характера. В связи с этим применение норм о неосновательном обогащении возможно лишь в случаях, когда отсутствуют основания для предъявления иных (специальных) гражданско-правовых требований о защите нарушенного права (вещно-правового, обязательственно-правового и т.п.).

Пунктом 3 Постановления Президиума ВХС № 30 предусмотрено, что неосновательное обогащение охватывает как неосновательное приобретение (приращение), так и неосновательное сбережение денежных средств, иных материальных ценностей.

Неосновательное сбережение имеет место, когда приобретатель сберег часть своих средств, которые должен был израсходовать, а затраты понесло другое лицо (потерпевший). Таким образом, на неосновательное обогащение (сбережение) могут быть начислены проценты за пользование чужими денежными средствами в случаях, когда обогащение имеет денежный характер.

В то же время, в соответствии с пунктом 1 ст. 311 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Согласно пункту 4 Постановления Президиума ВХС № 30, исходя из смысла ст. 971, 972 ГК по требованиям о взыскании неосновательного обогащения, истец должен доказать факт получения (сбережения) за его счет ответчиком имущества, а также отсутствие для этого установленных законодательством или сделкой оснований и размер неосновательного обогащения.

Президиум ВХС в пункте 5 названного Постановления разъяснил следующее: «Проверяя основание исковых требований (фактические обстоятельства, на которых они основаны), хозяйственным судам следует иметь в виду, что обязательства вследствие неосновательного обогащения могут возникнуть как из действий приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц, так и явиться следствием события, произошедшего помимо их воли.

Возникновение обязательств вследствие неосновательного обогащения может быть обусловлено действиями приобретателя имущества (например, получение взыскателем взыскания одновременно от нескольких солидарных должников; пользование чужим имуществом), самого потерпевшего (повторная оплата уже оплаченного товара; исполнение обязательства третьему лицу; передача имущества в отсутствие обязательств без намерения его дарения), третьих лиц (уплата долга должником первоначальному кредитору при наличии соответствующего законодательству договора уступки требования по данному обязательству новому кредитору; ошибочное перечисление денежных средств банком ненадлежащему получателю)».

В соответствии с пунктом 6 Постановления Президиума ВХС № 30, если до расторжения договора одна сторона исполнила свои обязательства, но не получила встречного эквивалентного предоставления, расторжение договора по инициативе любой из сторон не лишает сторону, осуществившую исполнение, права обратиться с иском о взыскании неосновательного обогащения по правилам гл. 59 ГК, при условии что обязанность предоставления встречного обязательства прекращается одновременно с прекращением договора.

Хотелось бы в этой связи обратить внимание на то, что если договор не позволяет определить ни количество товара по каждому ассортиментному признаку, ни общее количество товара, договор будет считаться незаключенным (ст. 402, 435 ГК). В связи с отсутствием договорных отношений покупатель не вправе будет требовать от поставщика исполнения предусмотренных таким договором обязанностей, в том числе поставки товара даже в случае перечисления предоплаты. Перечисленная поставщику предоплата подлежит возврату как неосновательное обогащение (пункт 1 ст. 971 ГК, часть первая пункта 6 Постановления Президиума ВХС № 30).

В качестве материально-правового требования (предмета) иска следует рассматривать истребование (взыскание) имущества, неосновательно приобретенного (сбереженного) ответчиком, в размере, указанном истцом. В этой связи, если в ходе рассмотрения дела истец, предъявивший первоначально требование, например, о взыскании с ответчика основного долга согласно условиям договора, в порядке статьи 63 ХПК заявляет ходатайство об изменении основания иска и просит взыскать сумму неосновательного обогащения, имеет место одновременное изменение предмета и основания заявленных требований (часть первая статьи 63 ХПК). В этом случае хозяйственному суду на основании статей 63, 180 ХПК следует отказать в удовлетворении ходатайства и рассматривать спор по существу исходя из заявленных истцом требований в установленном ХПК порядке (пункт 7 Постановления Президиума ВХС № 30).

При недействительности сделки по общему правилу применяются последствия, установленные пунктом 2 ст. 168 ГК.

Непосредственно нормы главы 59 ГК о возврате неосновательно приобретенного имущества применяются при недействительности односторонней сделки.

Последствия недействительности двусторонней или многосторонней сделки в виде взыскания суммы неосновательного обогащения наступают в случаях, когда предоставленное сторонами друг другу по сделке имущество не эквивалентно, а также в случае наличия дополнительных последствий недействительности сделки, помимо последствий, установленных пунктом 2 статьи 168 ГК (часть третья пункта 8 Постановления Президиума ВХС № 30).

Нормы о неосновательном обогащении не применяются в отношении взыскания полученного по ничтожной сделке в доход государства (ст. 170 и 180 ГК).

Иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения рассматриваются по правилам главы 59 ГК, когда отсутствуют основания для предъявления иска в соответствии со статьями 282 - 283 ГК (например, имущество не является индивидуально-определенной вещью либо отсутствует в натуре или не может быть использовано по назначению ввиду его полного износа; имущество выбыло не помимо воли собственника) (пункт 9 Постановления Президиума ВХС № 30).

Президиум ВХС в пункте 10 указанного Постановления разъяснил, что правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (то есть выходящим за пределы предусмотренного обязательства), если иное не предусмотрено соглашением сторон или актом законодательства.

К таким случаям могут быть отнесены:

- ошибочное исполнение истцом обязательства (двойная оплата);

- получение ответчиком имущества сверх объема, предусмотренного договором (переплата за поставленный товар, установление факта завышения объема выполненных работ, неправомерное неустановление понижающего коэффициента при определении ставки арендной платы, оплата платежей, не предусмотренных договором, но связанных с ним);

- исполнение истцом обязательства по договору и прекращение обязательства другой стороны по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон (издание акта законодательства).

Необходимо обратить внимание на то, что имущество составляющее неосновательное обогащение, возвращается в натуре, если оно имеется в наличии. При этом в резолютивной части решения в соответствии со ст. 194ХПК следует указывать стоимость имущества, которая должна быть взыскана с ответчика, если при исполнении решения присужденное имущество не окажется в наличии.

Если в ходе рассмотрения спора будет установлено, что имущество утрачено, экономический суд может принять решение о взыскании действительной стоимости такого имущества при наличии соответствующего ходатайства истца, заявленного в соответствии со статьей 63 ХПК. При этом под действительной стоимостью следует понимать стоимость имущества на момент его неосновательного приобретения, которая должна быть подтверждена первичными учетными документами или иными доказательствами.

В качестве примерного перечня доказательств по делам данной категории могут выступать:

- документы, свидетельствующие о том, что имущество ранее принадлежало истцу на праве собственности (счета, чеки, ведомости, акты, справки, регистрационные удостоверения и др.);

- доказательства, подтверждающие, что чужое имущество было приобретено или сбережено ответчиком в результате:

а) стихийного бедствия (сводки гидрометеослужбы, акты, заключения, письменные показания очевидцев и др.);

б) в результате использования чужого имущества, которое стало неотделимым от других объектов приобретателя (использование при строительстве складского помещения чужих строительных материалов и др.);

в) действий самого потерпевшего, в частности, уплаты не причитающегося с него платежа либо уплаты в большем размере, чем с него причитается; ошибочного признания им долга или расходов, которые должны нести другие лица (платежные поручения, кассовые ордера и иные документы);

г) в результате действий третьих лиц, которые привели к неосновательному приобретению: повторная поставка продукции; повторный перевод денежных средств (платежные поручения, накладные, другие документы).

- доказательства, подтверждающие стоимость неосновательно приобретенного или сбереженного имущества.

Хозяйственным (экономическим) судам следует учитывать, что в случае частичной утраты имущества или иного уменьшения его стоимости потерпевший имеет также право на возмещение убытков, вызванных изменением стоимости имущества (пункт 1 статьи 974 ГК).

При наличии соответствующего иска он подлежит удовлетворению независимо от формы вины ответчика, если имеются достоверные доказательства о том, что он знал или должен был знать о неосновательности приобретения, но продолжал пользоваться (владеть) имуществом. Если ухудшение имущества произошло в период, когда ответчик не знал о неосновательности приобретения, его ответственность наступает лишь в случае наличия в его действиях умысла или грубой неосторожности (пункт 12 Постановления Президиума ВХС № 30).

Необходимо учитывать, что улучшение имущества или увеличение его стоимости вследствие проведения улучшений до того, как приобретатель узнал о неосновательности обогащения, свидетельствуют о возникновении у потерпевшего обязательств в соответствии с нормами главы 59 ГК. При этом приобретатель должен доказать необходимость произведенных улучшений для сохранения имущества, а также добросовестность его приобретения. В случае, если имущество приобретено вследствие противоправных действий и его улучшение произведено приобретателем после того, как ему стало известно о неосновательности приобретения, отсутствуют основания для возмещения стоимости неотделимых улучшений такого имущества. Отделимые улучшения приобретатель вправе оставить за собой.

Необходимо обратить внимание на то, что согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 23 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21 января 2004 г. № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» - при рассмотрении споров, возникающих в связи с неосновательным обогащением одного лица за счет другого лица (глава 59 ГК), хозяйственным судам следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом 2 статьи 976 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 366 ГК) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

В тех случаях, когда денежные средства передаются приобретателю в безналичной форме (путем зачисления их на его банковский счет), следует исходить из того, что приобретатель должен узнать о необоснованном получении средств с момента зачисления их на счет.

При представлении приобретателем доказательств, свидетельствующих о невозможности установления факта ошибочного зачисления по переданным ему данным, обязанность уплаты процентов возлагается на него с момента, когда он мог получить сведения об ошибочном получении средств.

На основании пункта 3 статьи 972 ГК положения о возмещении потерпевшему неполученных доходов (статья 976 ГК) применяются и в отношении требований одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного по этому обязательству, в частности, при повторной или излишней оплате товара, работ, услуг и т.д.

Под доходами, подлежащими возмещению в соответствии с пунктом 1 статьи 976 ГК, следует понимать все полученные или возможные к получению доходы приобретателя от неосновательно приобретенного (сбереженного) имущества. При этом следует отличать возможные к получению доходы приобретателя от убытков потерпевшего.

Бремя доказывания получения доходов и их размер несет истец.

Хозяйственным судам следует учитывать, что возмещению подлежат только доходы, полученные с момента, когда приобретатель (ответчик) узнал или должен был узнать о неосновательном обогащении (пункт 14 Постановления Президиума ВХС № 30).

Кроме того, Президиум ВХС в указанном постановлении (пункт 15) разъяснил, что затраты, связанные с содержанием и сохранением имущества (например, затраты на его текущий ремонт, на обеспечение его пожарной безопасности), подлежат возмещению приобретателю, если он докажет их необходимость.

Возмещению подлежат затраты, произведенные за тот же период, за который приобретатель обязан возвратить извлеченные из имущества доходы.

Затраты подлежат возмещению также в том случае, если доходы не были получены приобретателем.

 

5. Доказывание по спорам, связанным с заключением, изменением и расторжением договоров

В ГК Республики Беларусь общим положениям о договоре, заключению, изменению и расторжению договора посвящены главы 27 - 29 (ст. 390 - 423).

В целях обеспечения правильного и единообразного применения хозяйственными (экономическими) судами, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями норм Гражданского кодекса Республики Беларусь, вступившего в силу с 1 июля 1999 г., о заключении, изменении и расторжении договоров Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь принял постановление от 16 декабря 1999 г. № 16, «О применении норм Гражданского кодекса Республики Беларусь, регулирующих заключение, изменение и расторжение договоров» (далее - Постановление № 16), действующее с изменениямии дополнениями.

Следует обратить внимание на то, что договором согласно пункту 1 ст. 390 ГК признается соглашение двух или более лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В свою очередь Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в части второй пункта 1 Постановления № 16 указал - «Обратить внимание на то, что порядок заключения, изменения и расторжения договоров по отдельным видам обязательств (купля-продажа, аренда, подряд, перевозка, страхование и др.), помимо соответствующих норм Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК), регламентируется также другими законодательными и иными нормативными правовыми актами, указанными в статье 3 ГК. При этом следует учитывать иерархическую соподчиненность нормативных актов, изложенную в статье 3 ГК, а также руководствоваться правилом о том, что нормы общей части ГК применяются, если иные правила не установлены нормами ГК об отдельных видах договоров и другими актами законодательства». Кроме того, в части третьей пункта 1 этого же Постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь сказано, что частью второй пункта 2 статьи 3 ГК установлено, что в случае расхождения декрета или указа Президента Республики Беларусь с ГК или другим законом ГК или другой закон имеют верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом. Поэтому декрет или указ Президента Республики Беларусь, изданные не в связи с предоставленными законом полномочиями на их издание и имеющие расхождения с ГК или другим законом, должны применяться хозяйственными судами как акты более высокой юридической силы по отношению к ГК или другому закону независимо от даты вступления в силу указа или декрета.

Тем не менее, договор является согласно ст. 7 ГК одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей у участников гражданских отношений. В этой связи каждый договор должен отвечать требованиям ст. 2 и 391 ГК (принцип свободы договора); пункта 3 ст. 155 ГК (наличие согласованной воли сторон для заключения договора); ст. 161, 162, 164, 165 ГК (соблюдение соответствующей формы); ст. 392 ГК (соответствие договора законодательству); ст. 402 ГК (согласование сторонами договора всех его существенных условий).

В соответствии с частью третьей пункта 2 Постановления № 16, согласно подпункту 1 части первой ст. 162 ГК сделки (за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения, и сделок, указанных в пунктах 2 и 3 ст. 160 ГК), заключаемые юридическими лицами между собой и с гражданами, должны совершаться в простой письменной форме. При этом необходимо иметь в виду, что в соответствии с пунктом 2 ст. 404 ГК договор в письменной форме может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Вместе с тем в силу части пятой пункта 2 Постановления № 16, в тех случаях, когда для заключения определенных видов договоров требуется составление одного документа, подписанного сторонами (например, часть 1 статьи 521, пункт 1 статьи 531, часть 1 статьи 622, пункт 1 статьи 629 ГК), осуществление иных действий, перечисленных в пункте 2 ст. 404 ГК, не свидетельствует о соблюдении формы договора его участниками.

Нотариальному удостоверению подлежат договоры об ипотеке, о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (пункт 2 статьи 320 ГК); об уступке требования или о переводе долга, основанных на сделке, совершенной в нотариальной форме (статьи 360 и 362 ГК) (часть шестая пункта 2 Постановления № 16).

В силу части второй пункта 1 статьи 404 ГК, если законодательством для данного вида договора не требуется нотариальной формы, но стороны договорились заключить его в такой форме, то договор считается заключенным с момента придания ему нотариальной формы (часть седьмая пункта 2 Постановления № 16).

Согласно разъяснениям, приведенным в части девятой пункта 2 Постановления № 16, а также в соответствии с пунктом 3 ст. 9 Закона «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» государственной регистрации подлежат договоры, которые являются или могут стать основанием возникновения, перехода, прекращения подлежащих государственной регистрации прав и ограничений (обременений) прав на недвижимое имущество. Такие договоры считаются заключенными не с момента государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, а с момента государственной регистрации договора.

Пленум Высшего Хозяйственного Суда также разъяснил, что исходя из содержания пункта 1 ст. 165 и пункта 3 ст. 166 ГК государственная регистрация сделки с недвижимым имуществом является обязательным условием ее совершения, но не элементом ее формы (часть десятая пункта 2 Постановления № 16).

В соответствии с пунктом 3 ст. 166 ГК если договор, требующий государственной регистрации, совершен в требуемой форме, но одна из сторон уклоняется от его государственной регистрации, то по требованию другой стороны решение о государственной регистрации договора выносится судом. В таком случае договор регистрируется в соответствии с решением суда. Тем не менее это не влияет на момент заключения договора, потому что и в случаях регистрации в соответствии с решением суда договор считается заключенным только с момента государственной регистрации.

Как разъяснено в части одиннадцатой пункта 2 Постановления № 16, согласно части третьей пункта 1 ст. 161 ГК законодательством, соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и др.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не определены, то применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (пункт 1 ст. 163 ГК), а именно: стороны лишаются права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, что, однако, не лишает их права приводить письменные и другие доказательства, не являющиеся свидетельскими показаниями. Более того, пункт 1 ст. 163 ГК должен применяться и в других случаях несоблюдения простой письменной формы сделки, например, если на договоре отсутствуют подписи сторон (часть двенадцатая пункта 2 Постановления № 16).

В соответствии со статьей 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными, необходимыми или обязательными являются: условие о предмете договора (наименование передаваемого товара, выполняемой работы, оказываемой услуги и т.п.); иные условия (цена, сроки исполнения, количество, местонахождение имущества, его состав, пределы использования имущества и др.), которые могут быть отнесены к существенным в случаях, если они:

- названы в качестве таковых в законодательстве для договоров данного вида (например, наименование и количество товара для договора купли-продажи (статья 425 ГК) или цена товара, порядок, сроки и размеры платежей по договору купли-продажи в кредит с условием о рассрочке платежа (статья 459 ГК) и пр.);

- определены как существенные самими сторонами при заключении договора или по заявлению одной из сторон и при этом между сторонами достигнуто соглашение;

- вытекают из сущности договора данного вида.

При рассмотрении хозяйственным судом спора, вытекающего из договора, согласование существенных условий которого не нашло своего подтверждения, суд на основании соответствующей нормы закона, не позволяющей считать подобный договор заключенным, должен указать на данное обстоятельство в мотивировочной части судебного решения (пункт 3 Постановления № 16).

Необходимо учитывать, что согласно ст. 408 ГК акцептом (ответом о согласии на заключение договора) могут быть признаны не только выраженный в письменной или иной форме ответ лица, которому адресована оферта (предложение о заключении договора), но и его действия по выполнению указанных в оферте существенных условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.д.). При этом достаточно, чтобы эти действия были направлены и на частичное выполнение этих условий, но обязательно в срок, установленный оферентом для акцепта. Данный порядок акцептования оферты применим, если иное не предусмотрено законодательством или не указано в оферте.

Согласно пункту 3 ст. 159 ГК и пункту 2 ст. 408 ГК лишь в случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон, молчание может быть признано выражением воли акцептанта заключить договор с оферентом. Оферта с момента получения ее адресатом, если иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, связывает оферента с его предложением в течение срока, необходимого для получения акцепта. До истечения указанного срока оферент не вправе заключать договор с третьим лицом, если это сделает невозможным заключение договора с акцептантом, но может в это же время сделать предложение третьему лицу о заключении с ним договора при условии отказа лица, получившего оферту. Заключение оферентом договора с третьим лицом к моменту получения акцепта, делающее невозможным исполнение договора с акцептантом, может повлечь ответственность оферента перед акцептантом за нарушение обязательств.

Однако экономическим судам также следует учитывать положения ст. 406 ГК, предусматривающей, что полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для ее акцепта, если иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, в которой оно было сделано.

Необходимо учитывать, что согласно ст. 411 ГК, когда в письменной оферте не определен срок для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, до окончания срока, установленного законодательством, а если такой срок не установлен, - в течение нормально необходимого для этого времени.

Когда оферта сделана устно без указания срока для акцепта, договор считается заключенным, если другая сторона немедленно заявила об ее акцепте.

Нормально необходимое для получения ответа время определяется применительно к каждому конкретному случаю и складывается не только из времени на пересылку предложения и ответа с учетом способа связи (почта, телеграф и т.п.), но и времени, достаточного для изучения предложения (часть вторая пункта 5 Постановления № 16).

При рассмотрении споров, вытекающих из договорных отношений, когда одна из сторон не сообщила в письменном виде о своем согласии заключить договор, хозяйственный суд должен выяснить, вступили или нет стороны в фактические договорные отношения. При этом принимаются во внимание как письменные документы (обмен письмами, телеграммами, телефонограммами и т.п.), так и действия сторон, свидетельствующие о принятии или отклонении предложения заключить договор (например, оцениваются предшествующие сделке переговоры, другие действия).

Если в результате оценки собранных по делу доказательств хозяйственный суд придет к выводу, что стороны намеревались заключить договор на предложенных одной из сторон условиях, являющихся существенными, и фактически это намерение было ими выполнено, само по себе ненаправление письменного ответа на предложение заключить договор не может служить основанием считать договор не заключенным (пункт 6 Постановления № 16).

В части четвертой пункта 7 Постановления № 16 разъяснено следующее:

«Хозяйственным судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 298 ГК договор может предусматривать оплату вытекающего из него денежного обязательства в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах ("специальных правах заимствования" и др.). В этом случае подлежащая оплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон».

Следует иметь ввиду, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством, а расчеты при его исполнении производятся сторонами по цене, установленной по соглашению сторон с соблюдением норм законодательства. Исключение составляют цены (тарифы и т.п.), устанавливаемые или регулируемые государством (пункт 1 ст. 392, пункт 1 ст. 394 ГК, пункт 8 Постановления № 16).

Необходимо обратить внимание на то, что Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в пункте 9 Постановления № 16 указал, что преддоговорные споры, когда условия договора определяются в соответствии с решением хозяйственного суда, возможны лишь в случаях, предусмотренных статьями 415 и 416 ГК, при уклонении стороны от заключения договора, для которой в соответствии с законодательством заключение такого договора обязательно, а также по соглашению сторон.

Споры о заключении договоров подразделяются на споры о понуждении к заключению договоров и споры о разногласиях по условиям договоров. Разрешение этих споров хозяйственным судом возможно в тех случаях, когда актом законодательства установлена обязанность одной из сторон заключить договор, а споры о разногласиях по договору - в тех случаях, когда они переданы на разрешение хозяйственного суда в порядке, предусмотренном статьей 415 ГК, либо в силу соглашения сторон.

В частности, заключение договора обязательно в случаях:

- заключения публичного договора (статья 396 ГК);

- заключения основного договора, предусмотренного предварительным договором (статья 399 ГК);

- заключения договора с лицом, выигравшим торги (статьи 417, 418 ГК);

- заключения договора поставки товаров для государственных нужд (статья 499 ГК);

- в других случаях, предусмотренных законодательством.

Разновидностью исков о понуждении к заключению договора являются иски о переводе на истца прав и обязанностей какой-либо из сторон по заключенному с нарушением его преимущественного права договору (пункт 3 статьи 253, пункт 1 статьи 592 ГК).

Согласно пункту 4 статьи 415 ГК, если сторона, для которой в соответствии с ГК и иными актами законодательства заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. При этом следует иметь в виду, что такое исковое требование может относиться не только ко всему договору в целом, но и к отдельным его условиям. К исковому заявлению истец обязан приложить проект договора, о понуждении к заключению которого предъявлен иск.

Установленный в статье 415 ГК тридцатидневный срок не ограничивает возможность заинтересованной стороны на передачу разногласий по договору в хозяйственный суд. Разногласия, переданные в хозяйственный суд по истечении указанного срока, если контрагент не возражает против судебного разбирательства, должны быть рассмотрены судом по существу.

Если сторона, для которой заключение договора обязательно, передала разногласия по договору на рассмотрение хозяйственного суда, а контрагент по данному договору представил суду свои предложения по условиям договора, то в этом случае хозяйственный суд должен исходить из того, что спор передан на его рассмотрение по соглашению сторон.

Хозяйственный суд, принимая решение о понуждении стороны заключить договор, указывает в решении формулировки конкретных его условий, в отношении которых разрешается спор, либо утверждает их в редакции, предложенной истцом, если эти предложения соответствуют законодательству. Договор считается заключенным с момента вступления решения хозяйственного суда в законную силу, если решением не установлено иное, после чего стороны не обязаны дополнительно заключать договор путем составления и подписания одного документа.

При разрешении дел данной категории хозяйственные суды должны учитывать, что в соответствии со статьей 415 ГК с иском о понуждении к заключению договора вправе обратиться лишь контрагент обязанной стороны, сама же обязанная сторона лишена такого права.

 

На заметку: Статья 415. Заключение договора в обязательном порядке   1. В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом и иными актами законодательства для стороны, которой направлена оферта (проект договора), заключение договора обязательно, эта сторона должна направить другой стороне извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора) в течение тридцати дней со дня получения оферты. Сторона, направившая оферту и получившая от стороны, для которой заключение договора обязательно, извещение об ее акцепте на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора), вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда в течение тридцати дней со дня получения такого извещения либо истечения срока для акцепта. 2. В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом и иными актами законодательства заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение тридцати дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, эта сторона обязана в течение тридцати дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий. При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда. 3. Правила о сроках, предусмотренные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, применяются, если другие сроки не установлены законодательством или не согласованы сторонами. 4. Если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом и иными актами законодательства заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки. Статья 416. Преддоговорные споры   В случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 415 настоящего Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

Соглашение сторон о передаче преддоговорного спора на рассмотрение хозяйственного суда может быть изложено в условиях оферты, на которую получен акцепт, или в составленном сторонами отдельном документе, а также если это прямо вытекает из переписки сторон.

При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в срок, указанный в части первой пункта 2 статьи 415 ГК, сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение хозяйственного суда в случаях, когда в соответствии с ГК и иными актами законодательства заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора).

Условия договора, возникшие разногласия по которым не будут урегулированы сторонами в судебном порядке, считаются не согласованными.

При рассмотрении преддоговорных споров по отдельным условиям договоров хозяйственные суды должны проверять договоры в целом на предмет их соответствия законодательству, предлагая сторонам до вынесения решения устранить имеющиеся противоречия законодательству в других условиях договора. Если такое предложение суда не будет выполнено сторонами, то иск о понуждении заключить договор оставляется без удовлетворения, так как суд не вправе утверждать договор в редакции, противоречащей законодательству (пункт 10 Постановления № 16).

В пункте 11 Постановления № 16 содержится разъяснение, согласно которому при рассмотрении дел о заключении, изменении, расторжении договоров хозяйственным судам необходимо строго следовать указаниям закона в отношении статуса лиц, намеревающихся вступить или вступивших в договорные правоотношения.

Представительства и филиалы не являются юридическими лицами, их руководители назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности (пункт 3 статьи 51 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Следует иметь в виду, что соответствующие полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть удостоверены доверенностью и не могут основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического лица, положении о филиале (представительстве).

При разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем филиала (представительства) от имени филиала и на основании выданной ему доверенности, следует выяснять, имелись ли у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующие полномочия, выраженные в доверенности. Сделки, совершенные руководителем филиала (представительства) при наличии таких полномочий, следует считать совершенными от имени юридического лица.

Руководитель филиала (представительства) вправе передоверить совершение действий, на которые он уполномочен доверенностью, другому лицу с соблюдением правил, предусмотренных статьей 188 ГК.

Таким образом, руководитель филиала (представительства) вправе заключать соответствующие договоры от имени юридического лица в случае наличия соответствующих полномочий, выраженных в доверенности, а также вправе при наличии указанных полномочий передавать их по доверенности иным лицам (представителям).

Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в пункте 12 названного Постановления отметил, что в соответствии со статьей 183 ГК представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Он не может также совершать сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства. Поэтому, например, представитель предприятия не может заключать от имени предприятия, представителем которого он является, договор с самим собой, а также с другим предприятием, представителем которого он одновременно является.

Однако следует учитывать, что одновременное коммерческое представительство разных сторон в сделке допускается с согласия этих сторон и в других случаях, предусмотренных законодательством (статья 185 ГК).

 

 

На заметку: Статья 185. Коммерческое представительство   1. Коммерческим представителем является лицо, постоянно и самостоятельно представительствующее от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности. 2. Одновременно коммерческое представительство разных сторон в сделке допускается с согласия этих сторон и в других случаях, предусмотренных законодательством. При этом коммерческий представитель обязан исполнять данное ему поручение с заботливостью обычного предпринимателя. Коммерческий представитель вправе требовать уплаты обусловленного вознаграждения и возмещения, понесенных им при исполнении поручения издержек от сторон договора в равных долях, если иное не предусмотрено соглашением между ними. 3. Коммерческое представительство осуществляется на основании договора, заключенного в письменной форме и содержащего указания на полномочия представителя, а при отсутствии таких указаний - также и доверенности. Коммерческий представитель обязан сохранять в тайне ставшие ему известными сведения о торговых сделках и после исполнения данного ему поручения. 4. Особенности коммерческого представительства в отдельных сферах предпринимательской деятельности устанавливаются законодательством.

Хотелось бы обратить внимание на то, что в соответствии с разъяснением, содержащимся в пункте 13 Постановления № 16, для заключения договора полным товариществом, ведение дел которого осуществляется совместно его участниками, требуется согласие всех участников.

Заключению договора участником полного товарищества, ведение дел которого поручено другим (одному или нескольким) его участникам, должно предшествовать получение соответствующей доверенности от участника (участников), ведущего (ведущих) дела товарищества (статья 69 ГК). При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку (пункт 1 статьи 184 ГК).

Это же правило распространяется на вкладчиков в коммандитном товариществе (статья 83 ГК).

В соответствии с пунктом 1 ст. 341 ГК по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Согласно пункту 14 Постановления № 16 форма договора поручительства должна соответствовать требованиям статьи 342 ГК. Он должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение такой формы влечет недействительность такого договора (статья 342 ГК). При отсутствии в договоре поручительства условий, позволяющих определить, за исполнение какого обязательства дано поручительство, договор поручительства следует считать незаключенным. При этом в Постановлении № 16 указано, что хозяйственные (экономические) суды не должны выяснять характер отношений между поручителем и должником, а также вопрос о том, в силу каких причин поручитель согласился отвечать за конкретного должника, поскольку для ответственности поручителя перед кредитором эти обстоятельства значения не имеют.

Ст. 392 ГК Республики Беларусь закрепляет приоритет законодательства над договором, причем как действующего в момент заключения договора, так и вводимого в действие после заключения. Пункт 2 статьи 392 ГК устанавливает, что если после заключения и до прекращения действия договора принят акт законодательства, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора должны быть приведены в соответствие с законодательством, если иное не предусмотрено законодательством.

Если сторонами соответствующие изменения в договор не будут внесены, то хозяйственный суд по иску заинтересованной стороны своим решением утверждает необходимые изменения в договор с момента вступления в силу акта законодательства, устанавливающего обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора (часть вторая пункта 15 Постановления № 16).

Правило пункта 3 статьи 423 ГК о том, что при расторжении или изменении договора в судебном порядке обязательства считаются прекращенными или измененными с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении или изменении договора, не распространяется на случаи рассмотрения хозяйственным судом споров о расторжении или изменении договоров в связи с принятием в период их действия актов законодательства, устанавливающих обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении этих договоров.

При отсутствии обращений в хозяйственный суд и невнесении изменений в договор самими сторонами взамен противоречащему законодательству условию договора сторонами должна применяться соответствующая норма законодательства с момента введения ее в силу, если эта норма не является диспозитивной, применяемой постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (часть вторая пункта 3 статьи 391 ГК) (части третья, четвертая пункта 15 Постановления № 16).

ГК Республики Беларусь содержит основания для изменения и расторжения договора. При этом совокупный анализ норм ст. 420 и 423 ГК свидетельствует о том, что изменение (исключение) части условий договора при неизменности других является изменением договора, а не его частичным расторжением. При расторжении договора все взаимоотношения сторон прекращаются, при изменении - только в измененной части, а обязательства сторон продолжают действовать в измененном виде.

При этом следует помнить о том, что в случаях, предусмотренных законодательством, сторона вправе отказаться от исполнения всего или части договора. При таких обстоятельствах договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Если при рассмотрении дела об изменении, расторжении договора экономический суд установит, что договор не заключен, расторгнут по соглашению сторон либо вследствие реализации одной из сторон в случаях, установленных актами законодательства или договором, права на односторонний отказ от договора либо договор прекращен вследствие истечения срока его действия, то суд согласно пункту 16 Постановления № 16 выносит решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований об изменении или расторжении договора.

Изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК и иными актами законодательства или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению экономического суда, в том числе при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, влекущее для другой стороны такой ущерб, в результате которого она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В случаях расторжения или изменения договора обязательства считаются прекращенными или измененными с момента достижения соглашения сторон об изменении или расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения сторон или характера изменения договора, а при расторжении или изменении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении или изменении договора.

Довольно часто подобные ситуации возникают при неисполнении одной из сторон условий договора, уже исполненного второй стороной. В таких случаях вторая сторона вправе отказаться от договора или потребовать изменения договора в части не исполненных первой стороной обязательств со взысканием убытков.

Хотелось бы вместе с тем обратить внимание на то, что в пункте 17 Постановления № 16 дано разъяснение следующего содержания: «При рассмотрении споров об изменении или расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств (статья 421 ГК) хозяйственные суды должны учитывать, что договором существенное изменение обстоятельств может быть исключено из оснований для его изменения или расторжения, а также что само существо договора может не позволить отнести существенное изменение обстоятельств к основанию для его изменения или расторжения.

Кроме того, хозяйственным судам следует иметь в виду, что если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с этими существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут (изменен) лишь при наличии одновременно ряда условий, перечисленных в подпунктах 1 - 4 пункта 2 статьи 421 ГК.

Рассмотрение указанных споров хозяйственными судами должно осуществляться с учетом требований пункта 4 статьи 421 ГК, которым установлено, что изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях».

Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в пункте 18 Постановления № 16 также разъяснил, что в решении по спору о понуждении к заключению договора или о разногласиях по договору одновременно может быть разрешено заявленное требование о возмещении убытков. В том случае, если необоснованное уклонение одной из сторон от обязательного заключения договора, а также существенное нарушение договора, послужившее основанием для его изменения или расторжения, причинило другой стороне убытки, они подлежат взысканию согласно статьям 415 и 423 ГК.

В частях первой - третьей пункта 19 Постановления № 16 указано, что согласно пункту 3 статьи 420 ГК одностороннее изменение договора, односторонний отказ от исполнения договора полностью или в части допускаются только в случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон.

В частности, односторонний отказ от исполнения договора предусмотрен подпунктом 1 пункта 2 статьи 445 ГК, подпунктом 1 статьи 493 ГК, подпунктом 4 статьи 669 ГК, подпунктом 3 статьи 670 ГК, подпунктом 2 статьи 672 ГК, подпунктом 3 статьи 676 ГК.

Правомерность одностороннего изменения договора, одностороннего отказа от договора, осуществленных одной из сторон, может быть предметом оценки хозяйственного суда при рассмотрении иных вытекающих из этого договора требований (например, требований о понуждении к реальному исполнению договора, о взыскании штрафных санкций и возмещении убытков за неисполнение, ненадлежащее исполнение договора и т.д.).

Н.А.Жданович в своей статье «Плата (компенсация) за односторонний отказ от исполнения договора» ([Электронный ресурс] // ИБ "КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск" / ООО "ЮрСпектр". - Минск, 2016) отмечает, что при отсутствии в законодательстве для определенного вида договора соответствующих норм о возможности одностороннего отказа от исполнения договора стороны могут в самом договоре предусмотреть право одностороннего отказа от его исполнения на любых приемлемых для них условиях, которые могут быть не обусловлены его нарушением (немотивированный односторонний отказ от договора)/

Это мнение указанного автора подтверждается нормой части четвертой пункта 19 Постановления № 16. Здесь Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь разъяснил, что достигнутое между сторонами договора соглашение, допускающее односторонний отказ от его исполнения (если возможность такого отказа не предусмотрена актом законодательства для данного вида договора), должно содержаться в договоре и может быть не обусловлено его нарушением.

Согласно части пятой пункта 19 Постановления № 16 при отсутствии в договоре прямого указания на возможность одностороннего отказа от его исполнения действия стороны, направленные на прекращение договорных правоотношений посредством заявления об их одностороннем расторжении, следует расценивать как требование, реализация которого согласно пункту 2 ст. 420 ГК допускается лишь в судебном порядке.

При оценке договора, содержащего указание на возможность его одностороннего расторжения, когда на это ссылается сторона в обоснование правомерности своего отказа от исполнения договора, хозяйственным судам следует исходить из действительной воли сторон, сформированной как при заключении договора, так и при реализации права на односторонний отказ от него, а также из толкования договора по правилам статьи 401 ГК, принимая во внимание предшествующие договору переговоры и переписку сторон, установившуюся во взаимоотношениях сторон практику делового оборота (часть шестая пункта 19 Постановления № 16).

Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в части седьмой пункта 19 указанного Постановления разъяснил, что в тех случаях, если в соответствии с законодательством одностороннее изменение договора, односторонний отказ от договора возможны лишь при наличии определенных условий (например, в соответствии с пунктом 2 статьи 736 ГК исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков), одностороннее изменение договора, односторонний отказ от договора могут быть осуществлены заинтересованным лицом с соблюдением данных определенных условий.

Как следует из содержания частей восьмой и десятой пункта 19 Постановления № 16, для одностороннего изменения договора, одностороннего отказа от исполнения договора достаточно уведомления об этом другой стороны. Согласия другой стороны на изменение, расторжение договора, а также обращения с соответствующим требованием в хозяйственный суд в таких случаях не требуется. Договор считается измененным или расторгнутым с момента получения другой стороной соответствующего уведомления либо по истечении срока предупреждения, установленного законодательством, если иной срок не установлен уведомлением, соглашением сторон либо законодательством.

Если односторонний отказ производится на основании нормы, установленной законодательством для отдельных видов договоров, уведомление должно быть письменным. В иных случаях также рекомендуется письменная форма уведомления, поскольку она позволяет подтвердить волеизъявление составившей его стороны. Условие о письменной форме уведомления стороны могут закрепить в договоре. Вместе с тем законодательством не запрещена и устная форма. Однако, прибегнув к ней, подтвердить в случае спора факт реализации права на односторонний отказ будет затруднительно. В свою очередь, в части девятой пункта 19 Постановления № 16 содержится разъяснение следующего содержания: «При расторжении договора в порядке норм об отдельных видах договоров отказ от договора должен быть оформлен в письменной форме».

Дата: 2018-12-21, просмотров: 145.