СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Пройдя достаточно длительный путь развития, социология стала наукой, задача которой — изу­чение постоянно изменяющегося общества. Социо­логические исследования выявляют модели и за­кономерности различных социальных связей и, опираясь на эти общие модели и закономерности, пытаются показать (а иногда и предсказать), по­чему определенные явления и события происходят именно в это время и в этом месте.

Многие социологические работы дескриптивны, описательны, они показывают внешние свойства со­циальных действий и событий — вербально и по­средством цифр. Результатом таких описательных исследований являются обычно гипотезы, касающие­ся различных социальных явлений. Эти гипотезы используются в последующих исследованиях, для выявления каузальных связей и разработки теорий.

Так, описаны модели социальных ценностей и социальных изменений; отклоняющегося пове­дения и семейной жизни. Выявлена взаимосвязь между социальным классом и воспитательными це­лями, между структурой организации и системой информации, средой проживания и семейными формами, технологией и стилем руководства.

Перечисленные зависимости представляют собой простые социологические объекты, но в действи­тельности социолог сталкивается с весьма много­гранными взаимосвязанными социальными процес­сами.

Первостепенные объекты социологического ис­следования — общности людей и имеющиеся в них социальные структуры и процессы, развитие и из­менение этих структур и процессов. Социолог ин­тересуется моделями и закономерностями социаль­ного мира (Baldridge, 1980).

Социальные факты (этот термин употреблялся Дюркгеймом) являются, как правило, более широ­кими и многосторонними, чем в обыденном миро­восприятии. К социальным фактам относятся, на­пример, бюрократия, перенаселение, преступность, безработица и мн. др. Такие факты возможно изу­чать только в совокупности всех общественных явлений, связанных с ними и вовлеченными в их среду. (Например, социальный факт «преступ­ность»: экономические, психологические, пси­хические причины, образовательный ценз, нали­чие—отсутствие и качество мест досуга, алкоголизм, генетика и др.)

Уже из этих примеров видно, что социологию можно считать сложной наукой, поскольку: а) пред­мет ее исследования чрезвычайно многообразен, б) она рассматривает многопеременные причинные связи в сфере общества и культуры, в) она сталкивается с различными моделями изменяющихся со­циальных проблем. ,

Социология базируется на фактах и оперирует теориями, т. е. социология эмпирична и теоретич­на. В этом смысле ее можно считать «консерватив­ной» наукой. Радикальной же она является пото­му, что не оставляет ничего вне поля исследования, ни одна сфера человеческой деятельности для нее не свята и не табуирована. Общественное мнение обязательно учитывается социологией, но она под­ходит к нему — критично.

Социология имеет свои специальные подходы и методы, ее основная цель — развитие социоло­гической теории. Социологическая точка зрения по-новому отражает мир и человеческий опыт.

Социология объективна в том смысле, что полу­ченные при исследованиях социологов знания мо­гут проверяться жизненной практикой других лю­дей. Объективность науки часто понимается как свобода от ценностей. Люди связаны с различны­ми ценностями, но исследователи стремятся по воз­можности избежать такой связанности, т. е. быть объективными или по крайней мере изложить свои исходные позиции ясно и непредвзято, так, чтобы читатель смог сам видеть возможные ценностные связи. Веберу принесла известность его дифферен­циация эмпирического познания и оценки. Этот вопрос является дискуссионным и в настоящее вре­мя, и даже выражаются сомнения в возможности наличия в социальных науках свободных от цен­ностей высказываний вообще.

4. 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВА­НИЯ

Социолог использует в своих исследованиях ин­формацию, приобретенную различными способами. Он должен обращаться к своим наблюдениям, до­гадке или здравому смыслу, но собственно науч­ных знаний он может достичь только с помощью обоснованной методологии исследования. Под ме­тодологией понимается система различных правил, принципов и мер, управляющих научным исследо­ванием.

Наряду со своей собственной методологией со­циология руководствуется также следующими об­щими критериями научного исследования.

— Систематичность при проведении наблюде­ний, обработке материала и рассмотрении резуль­татов.

— Всеобъемлемость: исследователь стремится выявить общие закономерности, инвариантности, а не довольствуется описанием однократных и еди­ничных случаев. Чем более всеобъемлюще объяс­нение какого-либо явления, тем вероятнее прогно­зирование его проявления.

— Точность в измерении признаков, а также в ис­пользовании и определении понятий. От методов и результатов измерения требуются надежность и валидность.

— Требование простоты, т.е. экономичности на­учного исследования. Стремление к достижению це­лей с возможно малым количеством основных по­нятий и связей. Результаты исследования должны быть четки и определенны.

— Объективность. Детальное и точное изложе­ние вопроса даст возможность проверять и контро­лировать исследование.

— Публичность. Опубликование результатов ис­следования, возможность открытой критики.

Методология социологии определяет способы и методы сбора социологического материала для получения (обобщенно говоря) ответов на вопро­сы, почему те или иные явления и события происхо­дят в определенное время и в определенном месте. Методология указывает, какие именно методы ис­следования можно и рекомендуется применять в каждом случае. Социологические вопросы — это такие вопросы, на которые можно ответить с помо­щью наблюдаемых или подтверждаемых фактов.

Самыми распространенными из методов сбора информации для социологического исследования являются эксперимент, опрос и интервью, наблю­дение, а также использование статистики и доку­ментов.

Эксперимент. Ситуация эксперимента позволя­ет в специально контролируемых условиях изучать воздействие исследуемой переменной в эксперимен­тальной группе. Для выяснения воздействия про­водится замер до и после эксперимента в опреде­ленных ситуациях как в экспериментальной, так и в контрольной группах. При составлении экспери­ментальных и контрольных групп стремятся, за исключением экспериментальной переменной, к воз­можно большой одинаковости.

При социологическом исследовании часто труд­но создать контролируемую экспериментальную си­туацию, поэтому необходимо прибегать к различ­ным ситуациям, похожим на экспериментальную обстановку. Из таких, пожалуй, самым распрост­раненным является использование данных «ex post facto», т. е. на основании уже происшедших фак­тов составляются экспериментальные и контрольные группы, причем выводы делаются только после со­бытий, имеющих значение с точки зрения изучае­мого вопроса.

Опрос и интервью. Опрос и интервью называют­ся методом «survey». Это — общее освещение воп­роса, после чего данные подвергаются статистичес­ким обобщениям. Опросы являются, может быть, самыми частотными методами сбора информации, особенно с тех пор, как они стали распространять­ся, кроме социологии, и в других областях науки. Почтовые опросы позволяют удобно и с относи­тельно маленькими экономическими затратами дой­ти до большого количества респондентов, но этот метод имеет также многие недостатки. Для опро­сов подходят лучше всего сжатые анкеты.

Интервью дает, благодаря своей многосторон­ности, хорошие исходные положения для весьма основательного исследования социального поведе­ния, различных общественных отношений, мнений и т. п. Успешность интервью во многом зависит от формулировки вопросов, от интервьюера, опраши­ваемого лица и ситуации интервью и, разумеется, также от актуальности изучаемой проблемы для опрашиваемого. Интервью является весьма резуль­тативным, но методологически сложным методом сбора информации.

Методы опроса и интервью включают в себя мно­го различных вариантов. Такими являются, в част­ности, групповые опросы и телефонные интервью, которые пригодны в определенных случаях.

Наблюдение. Социологу часто приходится в сво­их исследованиях прибегать к наблюдению для до­полнения и уточнения информации, полученной с помощью других методов. Причем само наблюде­ние также представляет собой метод сбора инфор­мации, так как путем участвующего (включенно­го) и неучаствующего (невключенного) наблюдения можно систематически и надежно собирать сведе­ния о явлениях, к которым другие методы не под­ходят. В качестве примера участвующего наблю­дения можно привести исследование тюремной общности, проведенное И. Галтунгом, который сам находился в тюрьме как пацифист; неучаствующе­го наблюдения — исследование К. Брууна о нормах и обычаях употребления алкогольных напитков (не сделавшее автора поклонником Вакха).

Статистика и документы. Разные виды статис­тики предоставляют многосторонние возможности для социологических исследований. В официаль­ной и неофициальной статистике собрана инфор­мация об обществе и общественных явлениях в та­кой мере, что в них можно найти материалы для рассмотрения самых разнообразных проблем.

Различные газеты и журналы, теле- и радио­программы, кинофильмы, книги и письменные ма­териалы вообще — прекрасные исходные пункты для рассмотрения многих социальных явлений и проблем методом разбора содержания. Распростра­ненный в настоящее время дискурсионный анализ также успешно используется для интерпретации социальных отношений и социальных явлений. Статистика и документы в значительной степени обеспечивают объективность и научность социоло­гических исследований.

Выборка. Объект социологического исследо­вания бывает настолько широк, что практически невозможно проводить исследования этого объек­та в целом, исследуя каждую единицу опреде­ленной генеральной совокупности. Единственной альтернативой остается делать выводы на основе выборочной совокупности, репрезентирующей генеральную совокупность. С помощью различ­ных методов выборки, разработанных статисти­кой, из генеральной совокупности выбирается не­кая часть оптимальных параметров (т. е. отбор), которая и подвергается исследованию и изучению. Полученные таким образом результаты позволя­ют делать выводы о генеральной совокупности в целом.

К самым распространенным методам выборки относятся вероятностная выборка с помощью слу­чайных чисел и систематическая выборка с равным интервалом чисел. Когда генеральная совокупность состоит из различных групп, пожалуй, наиболее удобно использовать раздельную выборку, причем отбор берется из каждой группы. В исследованиях, охватывающих всю страну, возможно применять групповую выборку, в которой объекты исследо­вания сначала разделяются на группы, из которых берутся отборы. Например, когда генеральной со­вокупностью являются ученики 1-4 классов сель­ских общин, отбираются сначала изучаемые общи­ны, потом школы, классы и, наконец, ученики. Такой метод называется четырехступенчатой груп­повой выборкой.

Модель исследования. Ниже представляется в виде резюме ход эмпирического исследования шаг за шагом. Даются те общие линии, которыми (с неко­торыми их варьированиями) руководствуются ис­следователи:

1. Постановка проблемы. Естественно, что проб­лема исследования является его исходным пунктом и сущностью.

2. Ознакомление с ранее опубликованными ис­следованиями и литературой на данную тему.

3. Выдвижение гипотезы. Проблема исследова­ния должна подвергаться экспериментированию и проверке. Для этого требуется пригодное к проверке утверждение, которое на первых порах определяет взаимосвязь переменных. Итак, гипотеза — это научно обоснованное предположение по существу исследуемой проблемы.

4. Выбор метода сбора информации и анализа данных.

5. Сбор информации.

6. Обработка материала, анализ результатов. Собственно исследовательская работа: соединение, классификация, сравнение и статистическая про­верка информации, составление таблиц по полу­ченным данным и т. п. для проверки, опроверже­ния или подтверждения выдвинутой гипотезы и для нахождения ответов на поставленные вопросы.

7. Выводы. Представление результатов иссле­дования, указание находок и упущений, невы­ясненных пунктов, оценка выполнения задачи исследования, обоснование теоретического и прак­тического значения полученных результатов; опре­деление в первом приближении перспективных исследований, вытекающих из результатов данного, и т. п. Названные вопросы должны излагаться в публикуемом рапорте исследования.

Выше рассматривались преимущественно коли­чественные методы, т. е. методы, основанные на различных измерениях. Наряду с ними в социоло­гических исследованиях применяются также мето­ды, которые могут быть названы качественными, использующие так называемые «мягкие» материа­лы (напр, документы, дневники, письма). В них возможно использовать сложные статистические ре­шения, но прежде всего различные методы интер­претации, умозаключения и философскую трактов­ку. Все это связано с языковым выражением.

Современное социологическое исследование яв­ляется полиметодическим, т. е. оно использует од­новременно различные способы и методы для реше­ния проблем и обеспечения возможно большей надежности результатов.

Социологическое исследование представляет со­бой, упрощенно говоря, поиск ответов на пробле­мы, избранные самим исследователем или задан­ные ему.

ТЕОРИЯ

Цель социологического исследования — выявить, описать и объяснить закономерности социальных процессов, отношений, явлений, как и в любой науке дать удовлетворительное объяснение всему, что требует объяснения. Такое объяснение можно считать социологической теорией. Согласно Э. Хану (Erich Hahn, 1968), о теории можно говорить тог­да, когда имеются: 1) научный уровень знания или исследования и 2) систематически организованная терминология.

В самом широком значении к «теории» отно­сится все, что является формальным или отвле­ченным в противоположность эмпирическому. С по­мощью корректной социологической теории можно объяснить поведение человека, обусловленное преж­де всего влиянием окружающей среды, социальных ожиданий и социальной структуры.

Хотя теория отражает сущность рассматривае­мого объекта, при этом ее как таковую, в чистом виде, нельзя наблюдать в действительности. Напри­мер, положение о том, что члены общества разде­ляются на социальные слои — не теория, а эмпи­рический факт или знание. Однако объяснение глубинных причин этого деления представляет со­бой уже социологическую теорию.

Социологическая теория — это теория о соци­альных явлениях или обществе. На основе научной социологической теории можно делать определен­ные прогнозы о состоянии общества и возможных социальных событиях. Более частной составляю­щей теории являются «понятия».

Забегая вперед, отметим, что теоретические поня­тия выражают нечто отвлеченное и являются при этом противоположностью эмпирического факта, который конкретен и наблюдаем. Типичными социологическими понятиями являются, например, группа, норма, роль и статус (подробно см. гл. 5). Можно выделить несколько типов социологичес­ких теорий.

— Объясняющая теория выявляет и изучает со­циальные причины существующих в обществе яв­лений.

— Прогнозирующая теория стремится прогнози­ровать будущее на основе знаний о существующих в обществе тенденциях.

— Классифицирующая теория является в боль­шей степени описывающей, чем объясняющей или прогнозирующей, она представляет собой выявле­ние наиболее отвлеченных существенных призна­ков явления. Например, «идеальный тип» Вебера может служить примером такой теории.

— Функциональная теория относится к класси­фицирующим теориям. Она классифицирует и ин­терпретирует явления и их последствия. Функцио­нальная теория показывает причинно-следственные взаимосвязи различных частей системы и воздей­ствие каждой части на целое.

Вместо функциональной теории исследователи могут употреблять термин «функциональный ана­лиз», который можно считать синонимом функцио­нальной теории, или термин «системная теория», когда подчеркивается значение целого. Многие исследователи отмечали, что общественные науки пока не имеют систематического подхода, существу­ют только методы исследования и ряд обобщений, и те на относительно невысоком уровне. Примени­тельно к этому Роберт Мертон (1968) использовал выражение «теория среднего уровня». Некоторые исследователи сопоставляют теорию с парадигмой, которая понимается как образ мышления или на­правление науки (Wiswede, 1991).

Несмотря на критику, направленную на теорию, возможно использовать понятие теории особенно тогда, когда с его помощью можно получать полез­ную информацию о социальных взаимосвязях. Те­ория имеет тесную связь с изучаемой действитель­ностью. Теория является парадигмой или моделью действительности. Социологическая теория бази­руется на отношениях факторов, переменных, по­нятий. «Грамотная», корректная социологическая теория не должна являться чем-то оторванным от действительности, самоцелью, а должна быть спосо­бом к открытию новых взаимосвязей и закономер­ностей.

Ниже приводится схема процесса научной рабо­ты по Уолтеру Л. Уоллису (Walter L. Wallace, 1969), в которой рассматриваются разработка тео­рии и ее применение в исследовании. Уоллис счи­тает социологию безусловно научной дисциплиной и выделяет в ней, согласно данной схеме, пять об­ластей, которые коррелируют друг с другом.

В качестве примера используем анализ Дюрк-гейма о самоубийстве. Он исходит из наблюдений о людях, которые покончили с собой самоубий­ством. Эти наблюдения дают некоторые эмпири­ческие обобщения типа «среди протестантов более высокая частотность самоубийств, чем среди като­ликов».

Следующий уровень знания зависит от ответов на вопросы:

1. Каково значение принадлежности к тому или иному вероисповеданию в том особом случае, ког­да речь идет о частотности самоубийств?

2. Можно вообще частотность самоубийств счи­тать каким-то особым случаем?

Эти вопросы, вместе взятые, затрагивают явле­ние, требующее объяснения (суицид), и явление, которое объясняет (вероисповедание). При этом возможно по индукции «поднять» эмпирическое обобщение выше первоначальной формы и вслед­ствие этого увеличить используемую научную ин­формацию. Принадлежность к какому-либо веро­исповеданию, т. е. объясняющее явление, можно обобщать с помощью той или иной степени интегра­ции. Самоубийство же как объясняемое явление — лишь одно из выражений так называемой дезор­ганизации, т. е. функционального расстройства общества, или ослабления предсказуемости. С по­мощью этих более Широких понятий названное эм­пирическое обобщение можно представить в виде следующей теории: «Состояние личной дезоргани­зации варьируется обратно пропорционально сте­пени социальной интеграции».

Вышесказанное можно наглядно показать с по­мощью схемы, расположенной на с. 85. Из нее вид­но, что в эмпирических обобщениях речь идет об отношении между двумя переменными (а — 1), но на уровне теории обращается внимание на взаим­ную связь теоретических понятий (А — Б).

На следующем этапе можно проверить теорию. Исходя из теории, путем логической дедукции вы­двигаются гипотезы. Согласно данной теории, неза­мужние женщины и неженатые мужчины социаль­но менее интегрированы, чем замужние и женатые.

По этой причине первые имеют более высокую частотность самоубийств, чем последние. Эта гипо­теза проверяется с помощью собираемых наблюде­ний, после чего делаются эмпирические обобщения, и, наконец, гипотеза включается путем логической индукции в теорию.

Разработку теории, с одной стороны, и ее при­менение — с другой, можно изложить по Уоллису (1971) в следующем виде: в стадии разработки тео­рии важны наблюдения, полученные в процессе исследования, а в стадии применения теории важны объекты приложения. При наблюдении и выводах необходимо учитывать положения теории. Теория помогает направить исследование на рассмотрение существенных вопросов.

После проверки гипотезы она считается дока­занной и служит основой логических заключений, ведущих к теории.

Как выше уже отмечалось, разработка социоло­гической теории и эмпирическое исследование находятся в отношениях взаимовлияния. Валидность и обобщаемость результатов исследования напря­мую зависит от этого взаимодействия.

 

ЛИТЕРАТУРА

Asplund Johan (red.). Sociologiska teorier. Studi-er i sociologins historia. (Социологические теории. Исследования в истории социологии). Stockholm, 1967.

Baldridge Victor J. Sociology: A Critical Appro­ach to Power, Conflict and Change. Johan Wiley and Sons, New York, 1980.

Bourdieu Pierre. Kultursociologiska texter. (Тек­сты по социологии культуры). Salamander, Stock­holm, 1986.

Дюркгейм Эмиль. Метод в социологии // Эмиль Дюркгейм. Социология. М., 1995.

Eskola Antti. Sosiologian tutkimusmenetelmat 1 (Методы исследования социологии, 1). WSOY, 1981.

Fichter Joseph H. Sociology. Second edition. The University of Chicago Press, Chicago, 1971.

Хан Эрих. Исторический материализм и марк­систская социология. М., 1971.

Jyrinki Erkki. Kysely ja haastattelu tutkimuk-sessa (Опрос и интервью в исследовании). Hame-enlinna, 1974.

Kloss Robert Marsh & Ron E. Roberts & Dean S. Dorn. Sociology with a Human Face. Sociology as if people mattered. The C. V. Mosby Company, Saint Louis, 1976.

Liedes Matti & Pentti Manninen. Otantame-netelmut (Методы выборки). Оу Gaudeamus Ab, Helsinki, 1974.

Merton Robert. Social Theory and Social Struc­ture. New York, 1968.

Mills Wright C. Sosiologinen mielikuvitus (Социо­логическое воображение) . Gaudeamus, Helsinki, 1982.

Robertson lan. Sociology. Worth Publishers Inc., New York, 1977.

Sariola Sakari. Sosiaalitutkimuksen menetelmat (Методы социального исследования). WSOY, Por-voo, 1956.

Stinchcombe Arthur L. Constructing Social Theo­ries. New York, 1968.

Valkonen Tapani. Haastattelu, ja kyselyaineiston analyysi sosiaalitutkimuksessa (Анализ материалов опроса и интервью в социальном исследовании). Hameenlinna, 1974.

Wallace Walter L. Sociological Theory. An In­troduction. Chicago, 1969.

Wallace Walter L. The Logic of Science in So­ciology. Aldine. Atherton. Chicago, 1971.

Warren Carol A. B. (ed.). Sociology, Change and Continuity. The Dorsey Press, Homewood, Illinois, 1977.

Wiswede Gunther. Soziologie. Verlag Moderne Industrie. Landsberg am Lech, 1991.

 

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ СОЦИОЛОГИИ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ

Каждая область науки имеет свои основные по­нятия, с помощью которых она описывает свой объект исследования, упорядочивает рассматрива­емые явления и информирует о выводах. Это каса­ется, естественно, и социологии, которая имеет свой специфический понятийный аппарат, отделяющий ее от других областей науки.

Социологическое понятие абстрактно в том отно­шении, что не соотносится с действительностью не­посредственно. Это значит, что понятие полностью никогда не идентично тем явлениям, которые оно именует. Например, понятие «группа» может озна­чать самые разные группы, если оно не будет чет­ко определено или ограничено. С другой стороны, само понятие уже содержит существенные призна­ки объекта («группы»), хотя непосредственно и не указывает, какая именно группа имеется в виду.

Социологическая терминология (т. е. названия социологических понятий) включает в себя соб­ственно социологические термины (которыми опе­рирует социологическая теория), термины, заим­ствованные из других областей науки, а также слова общелитературного, обиходного языка. Как наука, изучающая человека и общество, социология долж­на, естественно, применять многие понятия и выражения, которые употребляются в обиходной жизни. Использование этих понятий в исследовательской работе разумно и полезно, если они могут выпол­нять функции собственно научных понятий, а имен­но функцию типизации, классификации и описа­ния явлений, а также выявления связей между переменными. Дефиниции, взятые из обиходного языка, должны обладать устойчивостью и контро­лируемостью, чтобы функционировать как науч­ные понятия.

Рассматриваемые в этой главе основные поня­тия социологии обычно представлены в социологи­ческих словарях и существенны с точки зрения предмета исследования. Выбор понятий сделан на основании их универсальности или тесной взаимо­связи. Разделение соответствует классификации двадцати ключевых понятий Теодора Каплова (Theodor Caplow, 1971).

1. Социальная система

2. Функция

3. Интеграция

4. Группа

5. Организация.

6. Общество

7. Культура

8. Институт

9. Ценность

10. Отношение.

11. Норма

12. Отклонение

13. Социальное взаимодействие.

14. Роль

15. Социализация

16. Конфликт.

17. Социальное положение, статус.

18. Социальная стратификация.

19. Социальная мобильность.

20. Власть

Как видим, вверх вынесены универсальные по­нятия, из которых выведены все остальные. На­пример, из «социального взаимодействия» выво­дится «конфликт» или «социальное положение» (часть, частное из общего). «Культура» и «социаль­ное положение» отличаются от других понятий ряда большей универсальностью.

Кроме названных понятий, будут рассматривать­ся также другие социологические понятия, кото­рые могут иметь центральное значение в какой-либо специальной отрасли социологии.

Следует отметить, что социологические понятия изменяются и развиваются по мере развития социо­логических исследований и разработки теории.

 

СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА

Наличие социальной системы можно констатиро­вать в том случае, если имеется группа людей, дейст­вующих и взаимовлияющих, причем существующие отношения являются довольно устойчивыми и дли­тельными. Социальная система представляет со­бой совокупность, которая больше суммы ее составляющих. В ней возникают определенные закономерности, новые свойства, предполагающие рассмотрение частей вместе с целым, а не отдель­но от него. При этом индивид рассматривается как член социальной системы, и его поведение интер­претируется именно с этой позиции.

Нация, команда или семья — социальные систе­мы, и эти столь различные образования объединяются одним понятием в силу существующих в них доволь­но постоянных взаимоотношений. Например, Органи­зация Объединенных Наций является социальной сис­темой, в которой разные государства и народы мира находятся во взаимоотношениях устойчивого типа.

Социальная система имеет определенную внут­реннюю структуру и утвердившиеся отношения с другими системами. Если доминирует внутренняя структура, то результатом может быть «закрытая система», что, в свою очередь, может мешать или препятствовать адаптации системы к окружающей среде и ее изменениям. Преимуществом же «откры­той системы» является ее способность гибко реаги­ровать на новые ситуации и происходящие в среде изменения благодаря тесным и открытым отноше­ниям системы с окружающей средой.

В тесной связи с социальной системой находит­ся мир символов, в частности, язык, идеи, религия и т. д., а также собственно индивиды, каждый со сво­ей личностью и системой потребностей. Все это обра­зует ту «осмысленность», при наличии которой толь­ко и может функционировать социальная система.

Так, Парсонс (1968) особенно подчеркивал нали­чие общего фактора «осмысленности» как основы действия. Социальное действие индивида осмыс­ленно, потому что мотивировано той системой норм и ценностей, которые предлагает культура данной социальной системы. Социальная, культурная и лич­ностная системы в силу взаимовлияния образуют, таким образом, одно целое, имеющее свои цели и средства для действия.

По концепции Парсонса (1951) определяются че­тыре основных действия, особенно важных для любой социальной системы, если она стремится обеспечить самосохранение. Они представляют со­бой вопросы, требующие или перспективного или немедленного решения.

На практике приобретение ресурсов опирается на труд и хозяйственную деятельность (адаптация), достижение целей зависит от способа принятия ре­шений, законодательства и общего модуса действий, характерного для данной социальной системы. Социальная сплоченность, связанная с интеграци­ей, усиливается в результате социального общежи­тия, в частности, соседства, различных обществ и социальных общностей. Семья, школа и церковь заботятся о непрерывности системы.

Системную теорию Парсонса можно считать об­щей теорией, поскольку она применяется к описа­нию различных социальных систем. Действия, со­гласно модели AGIL (по употребляемым Парсонсом понятиям Adaptation, Goal Attainment, Integration и Latency), реализуются через разные соответству­ющие подсистемы. Экономические, политические, социальные и культурные подсистемы занимаются вопросами обеспечения сохранения социальной сис­темы.

Парсонса можно считать структуралистом-функ­ционалистом, для которого социальная система представляет собой прежде всего систему действий. Из других известных представителей функциональ­ного подхода назовем антрополога Бронислава Малиновского (Bronislaw Malinowski) и этносоцио-лога Альфреда Радклиффа-Броуна (Alfred Rad-cliffe-Brown).

Многие исследователи подчеркивают в первую очередь структуру и значение различных структур в анализе социальной системы. Структурализм является таким методом исследования, в котором социальная система и ее явления рассматрива­ются как структурные совокупности, а развитие и действие в социальной системе — как отноше­ние между этими совокупностями или их состав­ляющими. К наиболее известным представителям структурализма относятся среди прочих француз­ские социальный антрополог Клод Леви-Стросс (Claude Levi-Strauss) и философ Луи Альтюссер (Louis Althusser). Маркса также считали структу­ралистом.

Социальная система — это организованное це­лое, части которого находятся в отношениях вза­имозависимости в том смысле, что изменение в ка­кой-то части приводит к изменениям в других частях системы. Выше мы упоминали Спенсера, который сравнивал социальную систему с орга­низмом. Сопоставление социальной системы с орга­низмом показывает, как трудно иногда отличить друг от друга структуру и действие. Социальная система, как система взаимодействий, является таким образом структурной и функциональной совокупностью.

Функция

функция (лат. functio) означает действие, на­значение или влияние, в математике — перемен­ную величину, значение которой зависит от значе­ния другой величины. В социологии под функцией понимается исполнение, совершение, воздействие или известное следствие социального действия в структуре, когда это действие совершается для достижения или изменения определенного положе­ния социальной системы. Иначе говоря, в социо­логии понятие функции означает те воздействия, которые части социальной системы оказывают на нее с точки зрения сохранения или желаемого из­менения системы. Под функцией подразумевается таким образом действие, имеющее какую-то цель или назначение.

Части социальной системы могут оказывать на целое также и такие воздействия, которые вов­се не поддерживают систему и не способствуют ее функционированию. Такие следствия, к которым 'не стремились и которых не желали, называются дисфункциями (disfunction). Одно и то же мероприя­тие может быть как функциональным, так и дис­функциональным; некоторые мероприятия не име­ют обязательно ни того, ни другого воздействия. Например, новый закон для улучшения социальных условий явно имеет желаемые и предполагаемые следствия; при этом он является функциональным с точки зрения целого. Но закон может одновре­менно оставлять некоторые группы вне своих пре­делов или уменьшать их льготы, в этом случае ре­зультат является дисфункциональным.

Мертон (1968) определял явные функции (manifest functions) и скрытые (латентные) функции (latent functions), из которых первые — осознанны, а вто­рые — неожиданны, а иногда даже и не осознаны.

Ниже (Asp, 1984) приведены в качестве приме­ров социальные последствия строительства водоемов. Проект строительства водоема, например, с целью получения гидроэнергии является с точки зрения общества целесообразным и осознанным действием, с которым связаны, однако, и такие «мешающие» скрытые воздействия, которые в целом не ожида­лись или по какой-то причине недостаточно учи­тывались.

Например, проект гидроэнергетического строительства водоема сопровождается различными далеко идущими последствиями, из которых одни непосредственно видны и осознаны уже на стадии проектирования, а другие — не осознаны, а часто и не желательны.

Повышение благосостояния, связанное с обеспе­чением общества электроэнергией, самоочевидно уже на стадии проекта и специально не дискутиру­ется; на основе этого критерия и начинаются соб­ственно строительные работы, несмотря на то что и проектантам и строителям хорошо известны «ме­шающие» воздействия строительства водоема, в частности, изменения в ландшафте, в течении вод, а также различные социальные проблемы. Кроме этого возникают и последствия, которые трудно было предусмотреть. Потеря постоянного места жительства, разрыв социальных связей, экономи­ческие проблемы и чувство бессилия против бюро­кратии вызывают дискомфорт, отчуждение и даже болезни, представляющие собой скрытые следствия, которые проявятся, возможно, только через мно­гие годы, но которые оказывают весьма негатив­ное воздействие и на психическое и на физическое состояние человека.

Различение функций и дисфункций, а также явных и скрытых функций постоянно должно быть в поле зрения исследователя. Следует прибавить, что выявление скрытых воздействий требует обычно долговременного изучения вопроса с охватом зна­чительных промежутков времени.

Интеграция

Под понятием «интеграция» подразумевается совмещение частей социальной системы таким обра­зом, чтобы система образовала единое целое. Име­ется в виду унификация ценностных структур или образцов поведения, существование общих целей или усиление единства.

Например, по отношению к странам Европей­ского сообщества можно с полным основанием гово­рить об интеграции, так как главной целью явля­ется образование соединенных штатов Европы.

Комплексность и многоплановость научных ис­следований позволяет видеть интеграцию наук, ко­торая является противоположной тенденцией диф­ференциации и специализации наук.

Выше (гл. 4. 3. Теория) рассматривались наблю­дения Дюркгейма, касающиеся самоубийства, по которым количество самоубийств уменьшается при повышении степени интеграции. Интеграция пони­мается в этом случае как наличие взаимных контак­тов, социального взаимовлияния, единства и контро­ля, в общем — как социальные связи. В этом смысле близкими к интеграции понятиями являются, в част­ности, понятия социальной сплоченности и соци­альной притягательности.

Социальная сплоченность (cohesiveness} означа­ет внутреннее единство частей целого, добровольную социальную связь членов и достигнутую с помощью этой связи способность противостоять внешним воз­действиям и давлениям. Наиболее наглядный при­мер — социальная сплоченность семьи.

Социальная притягательность (attraction} — это тяготение к другому человеку или группе. Соци­альная притягательность возникает по различным побудительным причинам, в частности, из-за привя­занности, социальных контактов или стремления получить выгоду. От внутренней притягательности группы зависит ее социальная сплоченность.

То или иное государство может добиваться член­ства в Европейском сообществе для того, чтобы наи­лучшим образом обеспечить развитие своей эконо­мики в дальнейшем. В таком случае Европейское сообщество обладает притягательностью по отноше­нию к данному государству. По принятии в члены сообщества государство должно акцептировать и ос­воить общие цели и практику сообщества. Происхо­дит процесс интеграции. Возможно, что члены со­общества будут чувствовать социальное единство в такой мере, что можно будет говорить также о со­циальной сплоченности сообщества.

5. 2. 3. группа

Группа представляет собой систему, состоящую из людей, которые находятся между собой в отноше­ниях взаимодействия и среди которых существуют чувство единства и взаимосвязанность как результат некоторых общих действий. Другими ее крите­риями являются размер, персональные свойства членов, место, устойчивость и т.д.

Согласно Петеру Р. Хофштеттеру (Peter R. Hof-statter, 1959), группу можно считать в высокой сте­пени интегрированной: 1) когда она имеет относи­тельно больше внутренних контактов, чем внешних, и 2) когда она характеризуется четкой специали­зацией ролей и четким разделением задач. На осно­ве этих факторов можно представить процесс фор­мирования группы в виде следующей схемы:

Толпа народа, в которой имеются некие контакты между людьми, но нет специализации ролей (например, дифференциации лидерства), называ­ется массой. Соответственно если нет межличност­ных контактов, а только специализация ролей, речь идет о бюрократии. Группа расположена между этими крайними случаями, и ее можно определить следующим образом: группа является социальной системой, в которой существуют взаимные контак­ты между членами и которой присуща четкая спе­циализация по ролям. Например, подобным обра­зом можно определить такую группу, как семья.

И в обиходной речи, и в социологической теории понятие «группы» очень неоднозначно. Особенно в обиходной речи под «группой» понимают раз­личные социальные образования. Полагаем, что приведенные выше определения «группы» дают до­вольно четкие критерии именно «группы». Следует однако учитывать, что детальное определение ка­кого-либо понятия иногда ограничивает его общее употребление. Выше представленные определения группы изложены в весьма общей форме.

Ранее были введены понятия первичной и вто­ричной группы (см. гл. 2. 3.). Кроме этого, выде­ляются также членские и референтные группы (membership and reference groups}. Членская груп­па представляет собой в соответствии со своим наз­ванием такую группу, в которой субъект пребы­вает, членом которой он является и где его можно встречать, зная о его принадлежности именно к этой группе. К понятию «референтной группы» относятся:

1. Группа, которая служит в качестве объекта сравнения или эталона при оценке собственного по­ложения, т. е. «эталонная группа».

2. Группа, ценности и отношения, позиции и взгля­ды которой усваиваются индивидом, т. е. «группа идентификации», или «якорная группа».

3. Группа, членом которой индивид стремится стать и со стороны которой индивид желает быть принятым, т. е. «целевая группа».

Членские и референтные группы оказывают зна­чительное влияние на поведение человека. Поэто­му при изучении поведения исследователь должен учитывать также управляющее значение различных групповых связей.

И действительное и основанное на идентифика­ции членство индивида в какой-либо группе полу­чает выражение в одинаковости, конформизме его поведения. Если индивид ведет себя вопреки ожида­ниям группы, то другие члены группы стараются корректировать его отклоняющееся поведение. Та­ким образом, давление со стороны группы поддер­живает одинаковость поведения. Поскольку инди­вид является одновременно членом многих групп, он участвует в деятельности одной группы только какой-то «частью» своей личности. При этом зна­чение различных групп для индивида и влияние этих групп на него неодинаковы.

Как уже говорилось, значение первичных групп исключительно велико для каждого человека. В этих группах усваивается основное представление о формах человеческого общежития и о необходи­мости принимать во внимание окружающих людей. Обобщенно говоря, посредством членства в каких-либо группах индивидом усваиваются требова­ния, предъявляемые ему со стороны более широкой общности или даже всего общества, т. е. в груп­пах происходит процесс социализации, в резуль­тате которого человек превращается в члена об­щества.

Естественно, что социология зачастую должна рассматривать индивида и его положение и значе­ние в различных социальных связях. Но пожалуй, более типичным подходом можно считать направ­ление социологического исследования лишь на групповой уровень, в частности, на взаимоотноше­ния и поведение групп. При этом необходимо об­ращать внимание на те основные факторы, кото­рые регулируют эти отношения и поведение. Цели и средства каждой группы могут, со своей сторо­ны, влиять на основные формы межгрупповых от­ношений (Allardt & Littunen, 1961). В случае нали­чия общих целей количество используемых средств регулирует возникновение конкуренции или сотруд­ничества. При возможности выбора из различных средств сотрудничество вероятнее конкуренции. Соответственно при стремлении к разным целям малое количество средств вызывает взаимные про­тиворечия, а большое количество средств укреп­ляет взаимную независимость.

Следует подчеркнуть, что связи воздействия в социальных отношениях редко так просты, как выше описывалось. Реальные ситуации различ­ных социальных взаимодействий гораздо более раз­нообразны, они являются результатом одновремен­ного влияния множества различных факторов.

Организация

Однозначное определение понятия «организа­ции» сложно, так как оно весьма многоаспектно и очень употребимо в самых различных ситуаци­ях. Понятие «организация» включает в себя две' составляющие — дифференциация, «расчлене­ние», и объединение и координация одновременно. В классической теории управления (напр. Etzioni, 1977) понятие организации сопряжено с разделе­нием труда. При этом разделение труда характе­ризуется как форма координации производства; трудящиеся должны знать, чем занимаются их коллеги, и согласовывать свою деятельность с их работой. На основе вышесказанного организацию можно определить как социальную систему, в ко­торой субъекты, осознающие свою принадлежность к данной системе, действуют для достижения об­щей цели.

Организации являются результатом целевого ра­ционального мышления и регулируемого сотруд­ничества. Им присущи следующие признаки:

— они образованы осознанно и целенаправлен­но для достижения определенной цели или назна­чения;

— в них существует продуманно созданный и об­щеобязательный порядок или структура;

— с их помощью активность членов организа­ции и используемые ими средства должны обеспе­чить достижение цели.

Организация в некотором смысле слова — ин­струмент для достижения цели. Интересно при этом, что определенная цель, преследуемая организаци­ей, не обязательно совпадает с целями участвую­щих в ее деятельности людей. Поэтому организация вынуждена создавать различные системы стимули­рования и награждения, с помощью которых она вовлекает индивидов в действие для достижения общей цели.

Дифференциация задач и связанная с ней коор­динация влияют на структуру и форму организации. Чем более развита специализация, тем многосто­роннее и сложнее будут административные функ­ции организации, ее планирование, координация, мотивирование и т.д., тем многограннее будет структура организации. По своей структуре органи­зации чаще всего похожи на пирамиду, в которой задачи дифференцированы на нескольких уровнях.

Кроме горизонтального разделения труда, в орга­низации всегда имеются также координация, ру­ководство и различные специализации по верти­кальной линии.

Основоположник социологического исследования организации М. Вебер (1947) рассматривал ее как систему власти и разрабатывал теоретические осно­вы управления, оптимальные для организации как таковой. По его мнению, требованиям специализи­рованной и многогранной организации наилучшим образом отвечает бюрократическая система.

Преимущества бюрократии проявляются наибо­лее ярко тогда, когда ей (бюрократии) при исполне­нии служебных обязанностей в возможно большей мере удается исключить все личные, иррациональ­ные и эмоциальные элементы. В соответствии с этим бюрократии присущи:

— рациональность;

— надежность;

— экономичность и эффективность;

— безличность;

— специальные и рутинные задачи;

— нейтральность;

— иерархичность;

— законность правил действия;

— централизация власти.

Бюрократическая система управления рациональ­на и способствует достижению целей организации. Ее можно назвать «официальной организацией».

Согласно Амитаи Этциони (Amitai Etzioni, 1977), официальная организация включает в себя разделе­ние задач и власти, а также установленные работо­дателем правила поведения членов организации.

Наряду с официальной организацией в каждой организации образуется также неофициальная орга­низация, которая основывается на взаимоотноше­ниях и личном выборе членов общности и которая характеризуется социальной самостоятельностью. Неофициальная организация оказывает значитель­ное воздействие на официальную и стремится изме­нять существующие в последней отношения по своему желанию. Организацию можно считать тем более эффективной, чем положительнее отклик, получа­емый официальной стороной от неофициальной.

Наибольшее внимание официальной и неофици­альной организациям уделяется в научных иссле­дованиях, посвященных различным проблемам, аспектам трудовой деятельности людей.

Общество

Общество является самой крупной группой, к ко­торой принадлежит индивид. Под «обществом» по­нимается самовосполняющаяся устойчивая соци­альная система, которая состоит из людей разного возраста и пола и образует экономические, полити­ческие и культурные совокупности. Можно говорить о финском обществе, западном обществе и т. д.

Четкое определение этого понятия весьма трудно и его употребление очень разнообразно.

По Рене Кенигу (Rene Konig, 1958), под общест­вом можно понимать: 1) различный тип образа жиз­ни; 2) образованные народами единства или 3) ос­нованные на договорах экономические и идейные объединения; 4) целостное общество, т.е. широкое социальное образование, совокупность различных социальных единиц. Кроме этого, понятие «обще­ство» употребляется: 5) при описании определен­ной исторической формы социальной жизни, напр, «буржуазное общество» и 6) как синоним «соци­альный», «социум», когда речь идет о взаимоотно­шениях индивидов и основанных на этих отноше­ниях структурах и социальных процессах.

Робертсон (1977) определяет общество как груп­пу индивидов, которые живут на одной территории, находятся в отношениях взаимовлияния и имеют общую культуру. Это определение содержит неко­торые существенные черты понятия «общество» («культура» и «территория»), которые следует однако понимать в широком смысле.

Рудхард Столлберг (Rudhard Stollberg, 1983) считает основной задачей социологии изучение об­щества. Предметы социологии — социальные явле­ния и процессы. При этом общество понимается как совокупность социальных отношений и как все проявления человеческой жизни вплоть до досуга и жилищных условий, а также как социальные группы и взаимоотношения индивидов. Таким об­разом, «общество» является очень широким поня­тием, которое можно определить как систему или совокупность социальных явлений.

Можно считать, что социальные отношения про­являются и реализуются в человеческой деятельно­сти. Поэтому одним предметом социологии являет­ся исследование этой деятельности. Второй предмет социологии — социальная структура общества, его деление на социальные группы, классы, професси­ональные группы и т. д. То есть на абстрактном уровне общество — это структура и функция.

Щепаньски (1970) употребляет понятие «общест­венная жизнь», под которым он понимает все яв­ления, обусловленные взаимодействием индивидов и общностей, находящихся на определенной огра­ниченной территории. Основными факторами общественной жизни он считает биологические, территориальные, демографические, экономические и культурные факторы.

ЛИТЕРАТУРА

Allardt,Erik ja Yrjd Littunen. Sosiologia (Социо­логия). WSOY, Porvoo, 1961.

Asp Erkki. Yksilon ja yhteiskunnan tarpeet ja odotukset vesiasioissa (Потребности и ожидания индивида и общества в вопросах гидростроитель­ства) // Vesitalous, 1/1984.

Caplow Theodore. Elementary Sociology. Pren­tice, Hall, Inc. Englewood Cliffs, New Jersey, 1971.

Дюркгейм Эмиль. Самоубийство: социологичес­кое исследование. М., 1995.

Etzioni Amitai. Nykyajan organisaatiot (Совре­менные организации). Helsinki, 1977.

Hartfiel Gunther. Worterbuch der Soziologie. Kro­ner Verlag, Stuttgart, 1976.

Hofstatter Peter R. Einfuhrung in die Sozial-psychologie. Stuttgart, 1959.

Koli Paavo. Organisaatio ja johtajuus (Органи­зация и лидерство). WSOY, Porvoo, 1960.

Korte Hermann. Einfuhrung in die Geschichte der Soziologie. Leske; Budrich, Opladen, 1992.

Korte Hermann und Bernhard Schafers (hrsg.). Einfuhrung in Hauptbegriffe der Soziologie. Leske; Budrich, Opladen, 1992.

Konig Rene (hrsg.). Soziologie. Fischer Bucherei, Frankfurt am Main, 1958.

Lee David & Howard Newby. The Problem of Sociology. Hutchinson, Essex, 1983.

Merton Robert. Social Theory and Social Struc­ture. Glencoe, Illinois, 1968.

Parsons Talcott. Toward a General Theory of Action. Harvard University Press, Cambridge, 1951.

Parsons Talcott. Sociological Theory and Modern Society. New York, 1968.

Robertson lan. Sociology. Worth Publishers, Inc., New York, 1977.

Stollberg Rudhard. Warum und wozu Soziologie? Dietz Verlag, Berlin, 1983.

Щепанъски Ян. Элементарные понятия социо­логии. М., 1969.

Weber Max. The Theory of Social and Economic Organization. William Hodge, London, 1947.

Wiswede Gunther. Soziologie. 2. Aufl. Verlag Moderne Industrie, Landsberg am Lech, 1991.

КУЛЬТУРА

Первоначальное значение слова «культура» (лат. cultura) — возделывание, обрабатывание. Обычно под культурой понимается все то, что не само по себе возникает из природы, а сделано человеком. Согласно Эрику Алману (Erik Ahlman, 1913), куль­тура представляет собой систему возрастающих ценностных образований и состояний, созданных сознательной деятельностью человека в обществе и передающихся от поколения к поколению.

Культура составляет, таким образом, такую часть окружающей среды, соответствия которой не имеет­ся у диких животных. Предпосылки возникновения культуры — человеческие потребности и требова­ния социальной жизни. Культуру как социологи­ческое понятие можно определить, например, по Эдварду Б. Тайлору (Edward В. Tylor, 1913), как многогранное целое, которое заключает в себе зна­ния, верования, моральные воззрения, законы, традиции и другие навыки и обычаи, усвоенные человеком как членом общества.

Принято различать мировую культуру и куль­туру какой-либо меньшей общности. Каждой общ­ностью созданы модели, нормы и ценности, кото­рые управляют поведением ее членов. Эти модели, нормы и ценности накладывают отпечаток на каж­дую общность. Метафорически говоря, этот отпе­чаток и называется существующей в обществе куль­турой. Так, Вилхо А. Койранен (Vilho A. Koiranen, 1966), изучая жизнь финских иммигрантов в Шве­ции, определял их, финскую, культуру, как пере­ходящую из поколения в поколение совокупность человеческого поведения, языка, обычаев и ценнос­тей, существующую в данной ограниченной финской общности, символы и значения которой известны членам этой общности.

Далее, культуру принято разделять на духовную и материальную. Однако эти понятия нельзя рас­сматривать как противоположные явления; мате­риальные предметы как продуманные создания являются продуктами той же культуры, что и по­ведение или управляющие поведением модели, нор­мы и ценности. Итак, культура — это состояние или степень материального и духовного развития, достигнутого в течение длительного времени, со всеми вытекающими из этого явлениями.

Можно говорить о «нарастающей» культуре, ког­да возникает больше новых элементов, чем исчезает старых. Рост или «аккумуляция» культуры проис­ходит за счет конкретных открытий и изобретений (в широком смысле слова), а также за счет диф­фузии (diffusion), т. е. распространения культур­ных черт с одной территории на другую, с соответ­ствующей адаптацией к новым условиям.

Рост культуры проявляется более явно в мате­риальной сфере, чем в духовной. Рост количества знаний, связанный с возрастанием культуры, труд­нее поддается «исчислению», чем количество неких материальных объектов. Очевидно, что различные социальные, территориальные и демографические факторы могут способствовать или мешать росту культуры.

Культурные черты и модели распространяются с различной скоростью; наиболее быстро распрост­раняются материальные черты, потом внешнее по­ведение и наиболее медленно — ценности.

Рост культуры путем изобретений или диффузии обусловливает обычно также и качественное изме­нение культуры. Социальный спрос способствует изобретательской деятельности: необходимо найти новые решения проблем. Социальный престиж, со своей стороны, стимулирует применение изобрете­ний в обществе. Например, разработка и введение в эксплуатацию машин, которые облегчают и ин­тенсифицируют работу, изменили решающим об­разом также социальное поведение человека и со­циальную структуру общества. Обобщенно говоря, изменение технологии вызывает изменения в не­которых социальных институтах и обычаях. Сама же технология означает, по Джону Гелбрейту (John Galbraith, 1968), систематическое применение науч­ных или других упорядоченных знаний в практи­ческих целях.

Можно предположить, что культура изменяется при изменении ее объективного состояния, соци­альной структуры общества или технологии. Из­менение культуры происходит обычно медленнее, чем социальные изменения, под которыми подра­зумеваются прежде всего перемены в структуре и функционировании социальной системы. Это про­исходит потому, что элементы культуры интегри­рованы во внутренние потребности большинства членов группы, причем и сами личности подверга­ются изменениям (Sanford, 1966). Между индиви­дом и культурой происходит взаимовлияние, вслед­ствие чего продукт культуры содержит элементы и от общей культуры и от личности индивида. Зато социальная система и общество включают в себя некоторые отличные от культуры факторы, и поэто­му они могут изменяться независимо друг от дру­га. Обычно все-таки они определенным образом взаимосвязаны.

Изменениям культуры могут содействовать оп­ределенные общественные акции. Например, воз­можно достичь неких преобразований с помощью законодательства. Даже влиятельные лица, находящиеся в ключевых позициях, могут влиять на культурный процесс, как позитивно, так и нега­тивно. Также давление масс (напр, профсоюзных объединений) и известность вопроса играют в этом отношении важную роль.

Значение межкультурных контактов в изменении культуры изучалось уже в 1850-х годах. Социальная антропология позднее уделяла особое внимание вли­янию культуры «белых» на культуру индейцев и негров. Такое явление было названо аккулътура-цией (acculturation), единодушное определение ко­торой было достигнуто в начале 1930-х годов.

Аккультурация — это процесс взаимовлияния культур, в котором одна социальная система вос­принимает свойства какой-либо другой социальной системы (Herskovits, 1951). Согласно Алфреду Кре-беру (Alfred Kroeber, 1948), аккультурация заклю­чает в себе те изменения, которые обусловлены влиянием одной культуры на другую, в результате чего формируется некая «одинаковость» обеих культур. На практике аккультурация означает мед­ленную ассимиляцию культуры меньшинства с глав­ной или господствующей культурой.

Для четкого различения понятий следует отме­тить, что, по мнению исследователей, аккультура­ция является только одной стороной изменения культуры, а ассимиляция — иногда одной фазой, но чаще всего результатом аккультурации. Исследова­тели подчеркивают, что в процессе аккультурации межкультурные различия как на индивидуальном, так и на групповом уровнях уменьшаются, созда­вая при этом предпосылки для ассимиляции.

Далее, необходимо отличать аккультурацию от диффузии, которая касается лишь элементов и час­тей культуры, тогда как аккультурация относится к культурам в целом. В отличие от диффузии ак­культурация является всеобъемлющим процессом.

Результатом аккультурации как процесса может быть восприятие новых культурных элементов, полная ассимиляция или, наоборот, отвержение новых влияний и вследствие этого защита и идеа­лизация собственной оригинальной культуры (па-tivism).

Институт

Каждое общество стремится обеспечить своим членам защиту и предложить им удовлетворяющий их образ жизни. Этими вопросами занимаются раз­личные социальные институты. Социальный инсти­тут существует для выполнения основных задач общества, например, для достижения ценностных целей культуры. Так, функция семьи — заботиться о новых членах общества и обучать их традициям культуры.

Экономические институты обеспечивают приоб­ретение материальных ресурсов и приспособление к физической среде. Религиозные и политические институты способствуют сосуществованию людей. Школьные, семейные и досуговые институты иг­рают множество различных ролей, направленных на стимулирование жизненной активности, и в ко­нечном итоге на воспроизводство индивидов.

Приведенные примеры показывают, что общест­во удовлетворяет свои основные потребности с по­мощью социальных институтов. Социальный ин­ститут можно определить как весьма устойчивую модель действия, связанную с той или иной основ­ной потребностью общества, регулируемую опреде­ленными нормами и отражающую определенное социальное взаимовлияние. Социальные институ­ты обеспечивают, таким образом, упорядоченность и предсказуемость социальной жизни; социальный институт представляет собой систему действий, которая регулирует поведение членов общества или группы (Douglas, 1973).

Щепаньски (1970) перечисляет следущие четы­ре функции социальных институтов:

1. Они делают возможным удовлетворение раз­личных потребностей.

2. Они регулируют действия индивидов в рам­ках социальных отношений, т. е. обеспечивают вы­полнение желаемых действий и подавление неже­лательного поведения.

3. Они обеспечивают непрерывность обществен­ной жизни, в том числе и при изменениях в соста­ве членов общества.

4. Они соединяют стремления, действия и отно­шения индивидов, т. е. содействуют социальной сплоченности и тем самым предотвращают противо­общественные акции.

Перечисленные функции выполняются адми­нистративными, политическими, культурными и другими учреждениями, обеспечивающими удов­летворение потребностей способами, которые регу­лируются принципами общежития.

Несмотря на то что каждый институт выполняет свою основную задачу, он имеет кроме этого также побочные задачи, самым различным образом участ­вуя в общественной жизни и воздействуя на нее. Семья — наглядный пример такого многосторон­него влияющего фактора.

Для Дюркгейма социология означала науку ин­ститутов. Ядро института — различные формы регу­лируемой совместной деятельности индивидов. При межличностной обыденной коммуникации существу­ют свои формы институтов, например, этикет обще­ния, разные жанры бесед. То же самое касается выражений, употребляемых в процессе совместной работы (сделка, обмен), в спортивных играх, в тор­жественных ритуалах (венчание и богослужение). Примеры можно привести из всех сфер жизни. Ин­ституты — это компоненты реальной жизни в опре­деленные промежутки времени, в определенных (типичных) ситуациях, в определенных обществах и локусах. Они — элементы живой культуры.

Например, такой институт, как венчание или свадьба, — совокупность элементов четырех па­раметров:

1. Идея института: таинство брака.

2. Личностная основа института, роли: невеста, жених, священник.

3. Правила и нормы института: ритуальные речи, вопросы, ответы; гости.

4. Материальная сторона института: празднич­ное помещение, одежда, еда и напитки.

Институт имеет чрезвычайно важное значение для общества, социальной группы и индивида. На­пример, бракосочетание соблюдает повторяющиеся, неизменяющиеся обычаи и соединяет при этом лю­дей, имущество и образы действия принятым общ­ностью способом. Связанные с этим требования не­прерывности традиции и уважения гарантируют надежность, порядок и устойчивость. Общественное значение институтов проявляется в том, что они (напр, свадьба) укрепляют чувство единства людей, а также, с христианской точки зрения, культурный и социальный идентитет.

С точки зрения индивида, «свадебный институт» означает возникновение осмысленной связи реаль­ности и действий, причем происходит совпадение собственных ожиданий с ожиданиями окружающих людей об образцах действия и поведения. И индивид, и окружающие люди знают, каковы права, обязан­ности или возможности, созданные бракосочетанием.

С течением времени институты и их значение изменяются. «Свадебный институт» также может подвергаться изменениям, например, в результате секуляризации, рационализации, демократиза­ции и индивидуализации общества. Но институ­ты не обязательно отменяются, они могут получать новые формы.

Резюмируя, можно сказать, что институты управ­ляют человеческим поведением и стабилизируют его.

Ценность

Ценность — приобретенное, усвоенное из опыта обобщенное и стабильное понятие о том, что явля­ется желательным; это — тенденция выбора и кри­терий постановки целей и результатов действия.

Ценность — это «этические приказы», управля­ющие действиями людей; это — экспликация того, какой смысл и какое значение люди придают сво­им действиям.

В различных определениях понятия «ценность» среди прочих есть следующие:

1. Ценность как знание, на основе которого ин­дивид оценивает какое-либо событие или объект дей­ствительности, при том что до этого у него не было собственного опыта, касающегося этого события или объекта.

2. Ценность как некое «положение вещей», к которому стремятся. В таком случае ценность включает в себя нужды, потребности, привязан­ности, желания, ожидания и вообще тенденцию выбора.

3. Ценность как действие отражает ситуацию, в которой действие для достижения определенной цели само по себе является важным, ценностным. Ценность при этом служит еще и оценочным кри­терием цели и результата.

4. Ценностное переживание касается сферы эмо­ций и выражает эмоциональные состояния, связан­ные с усвоением различных ценностей.

Следовательно, ценности — это понятия, кото­рыми пытаются назвать и объединить целую сово­купность явлений, состояний и целей, достойных того, чтобы к ним стремиться. Ценности «настраи­вают» людей и направляют их поведение.

Таким образом, ценности — определяющий фак­тор в ориентации поведения и формировании по­зиции индивидов. Ценности являются важной час­тью культуры, достигнутой обществом.

Ценность — мерило, с помощью которого инди­вид может оценить значение социального действия и его позитивные и негативные последствия. Исхо­дя из этого, он может сделать также выводы о том, действует ли, думает ли и чувствует ли он сам «пра­вильно». Так, исключительное поведение может быть определено и оценено только на фоне тради­ционных нормативов, основанных на ценностях данного общества.

Каждое общество имеет четко определенные главные ценности, с которыми члены этого обще­ства в целом согласны. В одном обществе и в одно время могут тем не менее функционировать и «ужи­ваться» противоречащие друг другу или конкури­рующие между собой ценности. Общество, которо­му это свойственно, называют многоценностным, или плюралистическим.

В аграрном обществе во многом преобладало культурное и социальное единство: людей объеди­няли общие ценности и нормы. Вместе со струк­турным, социальным и культурным разобщением общества появились параллельные и самостоятель­ные системы ценностей. Противоречия интересов и ценностей обострились настолько, что вылились в программы политических партий. Для индивида многое изменилось: вместо прежней единичной ори­ентации, жестко диктуемой обществом, приходит возможность выбора.

В плюралистическом обществе ни один соци­альный институт не имеет настолько сильного влияния, чтобы он один мог формировать гомоген­ное и цельное мировоззрение. Раньше церковь име­ла такой авторитетный статус. Сегодня имеется множество источников ценностей, которыми (цен­ностями) руководствуются люди, осуществляя свою деятельность.

Как правило, исследователи стремятся к ката­логизации объектов изучения, это касается и ценностей: были предприняты попытки создания ко­нечных списков ценностей, но так как почти любая вещь может служить ценностью, такие списки теря­ют смысл. Несмотря на это, мы все-таки приводим здесь, как пример, классификацию ценностей Э. Алмана (Е. Ahlman).

— К эстетическим ценностям могут быть от­несены красота природы, плоды творческой дея­тельности человека — например искусство.

— Этические ценности связаны с моралью. Мо­раль, говоря наиболее обобщенно, это «водораз­дел» между добром и злом.

— К теоретическим, или ментальным, ценнос­тям можно причислить достоверность, а также понятия теории и системы, на которых зиждется любая наука.

— Такие ощущения, как приятный вкус и запах, сексуальное чувство и состояние любого удоволь­ствия, достойны того, чтобы считать их гедоничес­кими ценностями.

— Витальными ценностями являются здоровье, ощущение силы, чувство удачи и т.д.

— Религиозные ценности по существу ирраци­ональны и не поддаются научной экспликации.

Ценности, которыми руководствуется индивид, определяют его поведение в случае выбора, ими же определяется и постановка целей. Ценности — это абстракции на фоне целей, конкретизирующие цели и притязания в планы действий и, наконец, в конкретные действия.

Ценности — это, следовательно, такие феноме­ны, которые представляются людям чрезвычайно важными, и ориентируясь на которые, они действу­ют, принимают решения и делают выбор. Ценнос­ти не равнозначны, они организуются по степени важности в определенный порядок, который назы­вается системой ценностей. Система ценностей регу­лирует и направляет выбор между разными моделя­ми и альтернативами поведения.

В связи с ценностями принято говорить также о самоценностях и посреднических ценностях. Самоценности, или конечные ценности, представ­ляют собой конечные цели — это такие абсолюты, как доброта, правда, красота, справедливость или даже святость. Посреднические ценности — сред­ства для достижения самоценностей. Так, спорт, или какие-либо занятия, развлечения могут быть достаточны и интересны сами по себе; но в особых случаях, предписанные, например, в качестве те­рапии, представляют собой лишь посреднические ценности для достижения других — здоровья, вы­ведения из депрессии и т. п.

Позиция

Позиция означает устоявшуюся тенденцию реагировать определенным образом в определен­ных ситуациях, это — устойчивое, предсказуемое и привычное отношение к определенным объектам действительности. Позиция включает в себя три типа компонентов: ментальные, или когнитивные; эмоциальные, или аффективные; бихевиористичес-кие, или поведенческие.

Константность позиции и ее устойчивость по от­ношению к переменам опирается как раз на эти составляющие части. Так как позиция означает тен­денцию реагировать, речь идет об укоренившемся, глубоко личностном свойстве, не столь легко под­дающемся трансформациям. Нестабильность пози­ции, частое ее изменение, это тоже позиция — кон­формизм, или лицемерие, или прегибкость. Кроме того, позиция, безусловно, связана с ценностями, так как индивид формирует свою позицию, руковод­ствуясь тем, что представляется ему ценным, а от­сюда, более широко, прослеживается связь позиции с культурой вообще, так как ценностные притяза­ния определяются культурным уровнем индивида: каков культурный уровень индивида (ив целом — какова его личность) — таковы и ценности, како­вы ценности — такова и позиция.

Позиции относительно некоторых вещей весьма кристаллизованы, зато относительно других вещей этого не наблюдается: эти вещи не воспринимают­ся настолько важными, чтобы по отношению к ним был бы выработан определенный образ отношения. Поэтому позиции последнего типа довольно легко трансформируются. Они не воспринимаются как личные, затрагивающие интересы личности, поэтому и отношение к ним менее заинтересованное, более индифферентное. Зато кристаллизованные позиции чрезвычайно стабильны и поддаются изменениям с трудом, т. к. они важны не только для социума в целом, но и для личности как таковой, а все лич­ностное весьма устойчиво.

Исходя из определения позиции, ее изменение означает изменение наклонности реагирования ин­дивида. Изменение может происходить или в струк­туре, или в содержании позиции. При исследова­нии позиции внимание главным образом уделяется изменениям в ее содержании, однако стоит иссле­довать позиции в полной совокупности их свойств. Социологи иногда пользуются терминами «струк­тура» и «содержание» позиции, полагая под пер­вым некую регламентацию реагирования — рамки, а под вторым — реальное наполнение, т. е. само реагирование. Например, отношение индивида к ре­лигии тесно связано с ценностями, т.е. воспитание и прочие факторы могут влиять на содержание.

Милтон Рокич (Milton Rokeach, 1973) счита­ет, что ценности и позиции, а также в этом же ря­ду и такие ненаучные факторы, как поверья, обра­зуют функционально интегрированную систему. Перемены в любой части системы влияют на целое и приводят к изменению поведения. По его опреде­лению, позиция — относительно стабильная система идей и поверий, касающаяся объекта или ситуации, которая определяет тип реагирования индивида. Рокич приписывает поверьям те же самые компо­ненты: когнитивность, эффективность и бихевио-ристичность, которые выше были определены как компоненты позиции.

Позиции, таким образом, по М. Рокичу, связаны или с ценностями, или с поверьями. Изменение позиции происходит в результате изменения цен­ностей или поверий.

В определении и установлении позиций использу­ются разные методы. Один из них, часто используе­мый, — это метод опроса, при котором респонденты должны реагировать на предлагаемые утверждения. В зависимости от их реакции определяются их по­зиции. В определении позиций обычно обращается внимание на их частотность, силу и стабильность, что изображено на прилагаемом графике.

Легче всего изменить позиции, находящиеся в точ­ках А и В, которые не интенсивны по силе и, сле­довательно, по стабильности. Стабильные и сильные позиции могут стать взглядами, мнениями, убежде­ниями, предрассудками и стереотипами, касающи­мися различных сфер или проблем.

Норма

Норма — правило поведения, которое принято какой-то социальной группой и которое данная группа контролирует санкциями. Наиболее очевид­ные нормы: этические, эстетические и правовые. Нормы определяют, как надо или необходимо по­ступать, более широко — каким должен быть че­ловек как член социума. Нормы представлены в различных запретах и разрешениях, приказах и призывах, просьбах и рекомендациях.

Само понятие нормы предполагает единообраз­ное поведение людей, так как «нормативное» пове­дение направляется общими ценностями и оценками. Наличие норм проявляется как социальное дав­ление, требующее определенного поведения. Если правила поведения, требуемые социальным давле­нием, нарушаются, следует социальная санкция. Санкция может быть как наказанием или мерой принуждения, например за нарушения закона, так и поощрением, в том случае, если отклонение от нормы было в позитивную сторону.

У. Самнер (W. Sumner) различает в нормах моральные обычаи, законы и народные обычаи. Мо­ральные обычаи можно считать результатом тра­диции, и большинство одобряет их. Они не вызы­вают сомнений, пока не столкнутся с отличными от них моральными обычаями другого общества или общности. Народные обычаи трудно отделить от мо­ральных, и их часто рассматривают как одно и то же. Законы -- это нормы поведения, утвержденные законодательством.

Единообразное поведение — следствие принуди­тельности существующих норм. Чем более рас­плывчаты нормы, касающиеся поведения, тем по­ведение более индивидуально. Есть непреложные нормы, соблюдение которых делает человека чле­ном социума. Если он отвергает эти нормы (на­пример «не убий»), он классифицируется как «от­клоняющийся» индивид, но и здесь по разным культурам и типам обществ нет единых норм.

Соблюдение же других, не столь обязательных норм, нивелирует индивидуальность. Такие нормы, как обычаи' и даже мода, также регламентируют про­явление индивидуальности. Соотношение индиви­дуального и общего — специальная социологичес­кая проблема.

Э. Дюркгейм (Е. Durkheim) внес в социологию понятие «аномия», что, по его определению, озна­чает ненормативное состояние в обществе или груп­пе, возникающее тогда, когда желания и ожидания людей превышают реальные возможности их осу­ществления и когда между ценностными целями и разрешенными методами существует противоре­чие. Аномия касается культуры и структурных свойств общества в целом, а не частных человечес­ких свойств.

Аномия — это состояние, при котором общест­во не может дать индивиду регулирующих норм, или же состояние, при котором в обществе вообще не существует норм относительно некоторых вещей. Наиболее типично возникновение аномии в связи с социальными переменами. Аномия, как правило, свидетельствует о дефиците порядка и контроля на уровне общества. Ее сопровождает и явление «от­чуждения», положение, при котором индивид не способен влиять на какие-либо решения, принима­емые властями и касающиеся его самого. Отчуж­дение свидетельствует о тех трудностях, которые встречаются индивиду на пути самореализации.

В реальной жизни существуют официальные и неофициальные нормы. При этом под неофици­альными нормами имеются в виду нигде не установ­ленные правила поведения, которые приняты, так сказать, молчаливым согласием и считаются само собой разумеющимися. Например, дружба предпо­лагает определенные, в общем довольно жесткие, правила взаимного поведения; это неписаные пра­вила, но их нарушение «карается» не менее стро­го, чем нарушение неких официальных норм, — потерей дружбы, лишением друга. Даже такое «со­циальное взаимодействие» как любовь, несмотря на большую трансцендентность, чем дружба, имеет, как правило, свои нормы и законы. Любая нор­ма — официальная или неофициальная — всегда обязывает. Наряду с нормами поведение индивида регулируется также убеждениями и принципами, например религиозными убеждениями и полити­ческими принципами.

Отклонение

Отклонение — это поведение, выходящее за рамки нормы. То есть «отклоняющийся человек» не соблюдает нормы социальной системы, и систе­ма реагирует на это принудительными контроли­рующими мерами. Отклонение, как уже говори­лось выше, бывает и в позитивную сторону, и тогда за такое поведение следует также санкция, конечно, в виде поощрения. Внимание исследователей все-таки чаще обращено на негативное поведение, по­скольку такое поведение создает проблемы для об­щества. Существенно, что отклонение — это то, что общество в данный момент считает отклонени­ем, т. е. это в большой степени социальная догово­ренность (М. Лайне, 1991).

Понятию «отклонение» дано множество опреде­лений, которые тем не менее все можно свести в две группы (А. Тио, 1978): гуманитарную и на­учную.

По мнению Алекса Тио (Alex Thio), привер­женцы научной концепции считают отклонение от «нормального» поведения объективным, присущим человеческой натуре, естественным. Однако откло­ненное поведение хоть и естественно, но ненорма­тивно, оно угрожает равновесному состоянию со­циума и после превышения определенной границы причиняет расстройство, дезинтеграцию. Тогда на него устремляется интегрирующая сила социаль­ного контроля.

По гуманитарной же концепции, отклонение — это явление, порожденное обществом, и, как тако­вое, не имеет внутренних объективных свойств. Социальные группы сами создают правила, нару­шителей которых клеймят как «отклоняющихся». Понятно, что отклонение вызывает негативное вза­имодействие между теми, кто совершает поступок, и теми, кто реагирует на него.

Отклонение существовало во все времена, во всех классах общества. Следовательно, отклонение — хоть и негативное, но обычное явление в обществе. Социология интересуется отклонением с точки зре­ния социального равновесия и даже гармонии, а так­же в плане того, что считалось в разное время «не­нормальным» и какие санкции применялись в этих случаях.

Преступность, душевная болезнь, травматизм, сексуальные отклонения, фанатическое увлечение азартными денежными играми, злоупотребление ал­когольными напитками и др. — отклонения. Срав­нение разных культур показывает, что одни и те же действия одобряемы в одних обществах и не допус­тимы в других. Так, например «коммуникабель­ное» поведение и современная одежда, а также «открытое» лицо европейской (а тем более амери­канской женщины) недопустимы в традиционных мусульманских странах. Однако тенденция нового времени — толерантность, т. е. терпимость общества к различным, в том числе противоположным, яв­лениям, что вызывает новое отношение к «откло­нению» как к феномену.

Поведение, противоречащее правовым нормам, легко определяется как отклонение, в определенных ситуациях — даже как преступление, и соответ­ственно санкционируется. Однако нередко нахо­дятся разные толкования такого поведения и фак­торы, затрудняющие однозначное его определение.

Например в Польше, в уличном движении, допус­кается при правом повороте езда на красный свет, если это не мешает остальным водителям, в то вре­мя как в Финляндии езда на красный свет всегда считается нарушением правила, за которым следует штраф. Общеизвестно, что в разных штатах США одно и то же криминальное преступление приводит к разным формам и срокам наказания (например, изнасилование).

Русским читателям хорошо известно, что валют­ные операции, производимые частными лицами, в со­циалистической системе Советского Союза счита­лись тягчайшим преступлением («вплоть до высшей меры наказания»), что трудно даже представить современному поколению, не заставшему это время.

Социальное отклонение, расовое, религиозное, криминальное и другие приводят к «заклеймению», отчего «отклоняющийся» получает тотальный идентитет, который нередко сопровождает его всю жизнь.

При изучении отклоняющегося поведения со­циологи пользуются понятием «дезорганизация». Наличие в обществе отклоняющегося поведения означает несостоятельность системы норм и ролей обеспечить и проконтролировать социально одоб­ренное поведение. Дезорганизацию можно понимать как процесс, в котором установленный порядок и привычные действия неустойчивы, «колеблются». Это особое состояние смятения в обществе и неспособность к конструктивной деятельности, за кото­рым вскорости следует дефицит координированного и единого поведения.

Дезорганизацией личности называют состояние, при котором индивид не способен вести себя соци­ально принятым образом. Нередко это причиняет страдания самому индивиду. Другие же «отклоняю­щиеся» индивиды являются в большей степени проблемой для общества, чем для себя. Социальная дезорганизация — это нарушенное состояние со­циальной группы или социума, или дефицит иден­тичности.

ЛИТЕРАТУРА

Ahlman Erik. Kulttuurin perustekijoita, Jyvaskyla., 1939.

Douglas Jack D.(ed.). Introduction to Sociology. Situations and Structures. The Free Press, New York, 1973.

Дюркгейм Эмиль. Самоубийство. М., 1996.

Galbraith John. Uusi yhteiskunta. Kirjayhtyma, Rauma, 1968.

Gukenbiehl Hermann. Institution und Organi­sation. In: Korte Hermann & Bernhard Schafers (Hrsg.): Emfiihrung in Hauptbegriffe der Soziologie. Leske; Budrich, Opladen, 1992.

Herskovits Melville. Man and His Works. New York, 1951.

Koiranen VilhoA. Suomalaisten siirtolaisten sula-utuminen Ruotsissa. Helsinki, 1966.

Kroeber Alfred. Anthropology. New York, 1948.

Laine Matti: Johdatus kriminologiaan ja poik-keavuuden sosiologiaan Tietosanoma, Helsinki, 1991.

Rokeach Milton. The Nature of Human Values. New York, 1973.

Sanford Neil. Self and Society. Atherton Press, New York, 1966.

Thio Alex. Deviant Behavior. Houghton Mifflin Company, USA, 1978.

Т'айлор Эдвард. Первобытная культура. М., 1989.

Wiswede Gunther. Soziologie. Verlag Moderne Industrie, Landsberg am Lech, 1991.

 

СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

Социальное взаимодействие является одним из основных объектов исследования в социологии. Социальное взаимодействие обусловлено непосред­ственными контактами между людьми. Это процесс, в рамках которого индивиды оказывают влияние на поступки и образ мыслей друг друга.

Социальное взаимодействие осуществляется в со­циальных ситуациях. Любые контакты индивидов, какой бы личный характер они не носили, в широ­ком понимании — социальны, т. к. результаты кон­тактов индивидов не безразличны для состояния общества в целом; собственно, этими результатами и определяется в большей степени его, общества, состояние.

Взаимодействие — это определенная система дей­ствий одной стороны по отношению к другой и на­оборот. Цель этих действий — каким-либо обра­зом повлиять на поведение другой стороны, которая в свою очередь отвечает тем же, иначе это не было бы взаимодействием. Взаимодействие — это реаль­ное содержание жизни группы, основа всех груп­повых явлений и процессов. Взаимодействие меж­ду индивидами — это один из способов проявления функционирования общества, результат этих вза­имодействий — общество.

Одна из моделей взаимодействия между инди­видами — социальный обмен. В социальном поле как бы обмениваются поведением. Поведенческие события содержат определенные ценности, которые обеспечивают участникам социального взаимодей­ствия выигрыш или проигрыш в достижении желае­мых материальных целей или желаемого статуса. В разобщенном обществе люди обменивают между собой результаты своего труда и вступают таким образом в оживленный социальный обмен.

Имея в виду выигрышный социальный обмен, люди с удовольствием вступают в контакт с теми индивидами или группами, которые могут оказать­ся полезными в достижении их целей. По теории социального обмена влечение к человеку или груп­пе возрастает в той мере, в какой это способствует достижению цели. Важным мотивом взаимодействия может также служить феномен социальной сопоста­вимости: человек пытается анализировать и оцени­вать свои способности и успехи по сравнению с дру­гими. Мотивами взаимодействия, естественно, могут быть и влечение и симпатия к другому (Г. Висведе, 1991) (G. Wiswede).

Для социального обмена хорошие предпосылки создает компетентность, которая означает владение ресурсами, т. е. силовыми запасами. В этом аспек­те взаимодействие можно понимать как социальную способность, определяемую социальным интеллек­том и социальной компетентностью. Наблюдение си­туации и реагирование — важная составная часть взаимодействия: анализ предшествующей ситуации определяет последующие этапы продвижения в про­цессе взаимодействия (Г. Висведе, 1991).

Наиболее явная форма социального взаимодей­ствия — это коммуникация с помощью общественно принятой системы символов. Одна из важнейших систем символов, которая обеспечивает возможность общения, — это, конечно, язык. Есть мнение, что люди не реагируют на поступки и деяния друг друга как таковые, а лишь на их значение (А. Эскола, 1982) (A. Eskola), так же человек в ходе коммуника­ции взвешивает высказывания собеседника, касаю­щиеся его собственной деятельности, качеств и т. п., и расценивает их в свете своих ожиданий. Слово — это материальный знак, имеющий определенное ментальное содержание, на которое, собственно говоря, и реагирует реципиенс (т. е. воспринима­ющий это слово), реагирует, воспринимая и «де­шифруя» этот материальный знак. Слово как яр­лык привязано к своему содержанию, к тому, что оно называет условно. Иначе были бы невоз­можны разные номинации (например, «стол» и «table») для одного и того же предмета. Эти соот­ношения глубоко и полно описаны в лингвисти­ческой теории номинации.

Поступок, действие в общем-то также имеют как внешнюю сторону, так и внутреннюю, содержатель­ную. Если бы интенции и их акциональное оформ­ление всегда совпадали, не было бы лицемерных поступков и нелогичного поведения. Так, например, негативное действие — нанесение удара — может иметь и однозначно негативное содержание (в дра­ке мужчин — агрессия, озлобленность и т. и.) и в то же время может быть вызвано таким чувством как ревность, которая, как известно, является «обо­ротной стороной любви» и не представляет собой «в чистом виде» ненависть или агрессивность. Ре­акция, решения и поступки индивида во многом за­висят от сформированных им самим, а также вос­принятых от собеседника значений. Социальное взаимодействие — один из самых существенных ас­пектов социального поведения и, как было упомя­нуто выше, настолько многосторонне, что с трудом определяется однозначно.

Некоторые социологи используют вместо понятия «взаимодействие» термин «коммуникация», понимая коммуникацию шире, чем только как ситуацию «face to face» (лицом к лицу). Однако условились счи­тать, что в понятии «коммуникация» наиболее ва­жен объект коммуникации, т. е. то, о чем говорят, в то время, как в понятии «взаимодействие» на перед­нем плане — социальное отношение участников, т. е. «кто есть кто» (Р. Бонсак, 1992) (R. Bohnsack).

Роль

Роль — это модель или тип поведения, ожидае­мые в социальной группе от людей, занимающих разные позиции. Можно также сказать, что роль — это совокупность ожиданий, прав и обязательств, направленных на человека как обладателя опреде­ленной социальной позиции.

У каждого человека широкая сеть социальных отношений. Часть из них временные, часть — дол­госрочные и важные, В сети социальных отношений у каждого —• определенная социальная позиция, на которую устремлены ожидания и которой при­сущи устоявшиеся права и обязательства. Облада­тель позиции вынужден вести себя сообразно этим ожиданиям, правам и обязательствам, исполнять требуемую ими роль.

Роль довольно стабильна: человек меняется, но его социальная роль остается. «Исполнению» coциальной роли обучаются в процессе социализации, ориентируясь на те ожидания, которые выставля­ет социум. Роль можно понимать как «ответ» на совокупность ожиданий, устремленных на челове­ка в обществе. Этот «ответ» детерминирован его позицией, профессией, должностью, полом и дру­гими факторами.

Роль ставит своему исполнителю поведенческие пределы. Если поведение, свойственное данной роли, не выходит за эти пределы, то оно удовлетво­ряет и индивида и его окружение, т. е. отвечает требуемым нормам. У разных ролей все-таки разные пределы дозволенности, и в каждой роли есть спе­цифические ситуации этой «дозволенности». Диа­пазон этой ролевой свободы может быть больший или меньший, строгость соблюдения «ролевых» правил слабее или сильнее — так называемая дихо­томия роли. Например, актеру или представителю другой творческой профессии позволительно мно­гое, чего не позволяется священнику. Также чем выше у индивида социальное положение, тем по­зволительнее ему «необычное поведение». Латин­ское слово «персона» означает и личность, и мас­ку, и роль. Античные актеры, меняя маску, меняли одновременно роль, настроение — в общем, лич­ность персонажа. Широко известна метафора: жизнь — театр, человек в ней — актер. Понятие роли ввиду его большой обобщительной силы рас­пространилось и в социологические науки.

Выполнение роли требует определенного сози­дательного подхода. Интерпретация и реализация роли во многом определяется личностью индиви­да. Иногда важные роли преобразуют личность, которая, по существу, является интеграцией всех ролей, усвоенных индивидом (лат. nobles oblige — положение обязывает).

В соотношении «роль и личность» легко пойти по прямому пути и утверждать, что эти понятия взаимозависимы: сильная личность меняет харак­тер социальной роли, а роли преобразуют личность. Но проекция на реальные примеры показывает, что это соотношение сложнее.

Возьмем какую-либо социальную роль, напри­мер роль мачехи. В рутинном представлении, под­держанном литературой (особенно фольклором), эта роль довольно негативная: грубая, бездушная, не любящая детей мужа и т. д. Но вот в эту роль попадает чуткая, добрая, справедливая и т. п. жен­щина, и что же — социальная роль мачехи в общест­венном сознании меняется? Социальная роль ма­чехи действительно изменилась, но не потому, что личность некой мачехи была вопреки ожиданиям очень хороша, а потому, что изменилась обществен­ная мораль, система брака, экономические усло­вия. Например, огромное количество современных мачех — ровесницы своим пасынкам и падчерицам (кстати, слова «пасынок» и «падчерица» почти вышли из употребления в речевом узусе, заменившись составными типа «дочь моего мужа», «сын моей жены»), где иерархические отношения смеш­ны, повысился образовательный и культурный ценз «мачех», изменилась социально-экономическая база семьи, и «чужие дети» редко попадают в экономи­ческую зависимость от мачехи и т. д.

Думается также, что даже самая «неожиданная» личность в роли, например президента большой страны, не может изменить тот набор компонентов этой социальной роли (так сказать, «профессиограмму президента»), которой в идеале должен со­ответствовать человек, претендующий на эту роль.

Каждый индивид осуществляет много разных ро­лей. Едва выйдя из дома (а точнее, уже и дома), человек попадает в круговорот социальных ролей. Например в течение дня: покупатель, пешеход, водитель, отец, директор — один и тот же человек. Если к одной роли направлены противоречивые ожидания, или же если разные роли одного челове­ка противоречивы, то рождается конфликт ролей. Например преступник, социально опасная личность в то же время может быть преданным и заботли­вым отцом.

Специализация в одной определенной роли имеет даже экономический смысл — особенно в плане рас­пределения труда — так как очевидно, что один человек не может справиться с разнообразными тре­бованиями и «заданиями», предъявляемыми ему обществом. Поэтому каждый человек специализируется все больше в определенных задачах или наборе задач. С социологической точки зрения распределение труда и деятельности в обществе имеет ролевую основу. Наличие социальных ролей в обществе и их параметров — это еще и способ контроля за деятельностью и поведением членов общества.

Социализация

Под социализацией имеют в виду то взаимодей­ствие поколений, в результате которого от одного поколения к другому передается созданная и накоп­ленная к этому времени культура. Культура пони­мается здесь широко, как совокупность тех достиже­ний и обретений, которыми руководствовались предшествующие поколения для решения проблем, жизненно важных для существования человека.

Социализация — это тот путь, который прохо­дит биологическое существо, чтобы стать зрелым членом общества. Социализация — это одно из ос­новополагающих понятий в общественных науках, опирающееся на соотношение «индивид» и «обще­ство» (X. Браун, 1976) (Н. Brown).

Социализация — это путь становления личнос­ти и одновременно гарантия непрерывности соци­ума. Система символических привычек и действий, свойственных той или иной культуре, передается через социализацию от поколения к поколению.

Социализацией в широком смысле можно счи­тать все то усвоенное, выученное и воспринятое, в результате чего индивид на разных этапах своей жизни может осуществлять ролевые ожидания, направленные на него. В этом смысле социализа­ция продолжается в течение всей жизни; особенно важен период роста, из-за стремительности изме­нений.

В узком смысле социализация — это процесс усвоения и присвоения, в результате которого чело­век получает и присваивает основополагающие цен­ности социума и нормы той культуры, в которой он живет.

Социализация является объектом исследования многих наук: психологии, социальной психологии, педагогики, социологии и антропологии.

Так, психология рассматривает процесс социа­лизации на уровне индивида. Общество же, в ко­торое человек, так сказать, социализируется, ис­следованию практически не подлежит. Одно из направлений психологии, основанное 3. Фрей­дом, — психоанализ — особое внимание уделяет изучению эмоциональной жизни ребенка. Отноше­ния между ребенком и родителями рассматриваются как важнейшее условие развития личности ребен­ка и в целом как центральный фактор социализа­ции вообще, т. е. адаптации личности к социуму.

Социология рассматривает социализацию широко:

1. Проблемы социализации личности в конкрет­ном обществе и возможные пути решения этих проб­лем.

2. Специфика групп и институтов общества, за­тронутых процессом социализации, будь то «инсти­тут брака» или любой коллектив: от детского сада до штата учреждения или завода.

3. Ценности, нормы и поведенческие привычки, передающиеся в процессе социализации от одного поколения к другому.

Антропология и, особенно, смежная с социоло­гией наука — социальная антропология — изуча­ют социализацию в своем аспекте, сравнивая со­циализацию людей в разной жизненной среде, опираясь на сопоставление и различие культур.

В сфере общественных наук особый интерес к процессу социализации проявляют функциона­листы, т. е. приверженцы функционалистического направления. Они задаются вопросом: каким обра­зом общество выживает, сохраняет свою цельность. По функционалистической теории социализации (напр. Э. Дюркгейм и Т. Парсонс) общество выжи­вает с помощью институционированных норм и тех общепризнанных ценностей, которые усваиваются как раз в процессе социализации (А. Рэнбю, 1986) (A. Ronnby). По той же теории, помехи социаль­ной системы проистекают из отклоненного поведе­ния индивидов, что свидетельствует о недостатках в цепи передачи норм социализации. Общество,

в котором социализация и социальный контроль не функциональны, проявляет признаки упадка и разрушения. С/щиальная адаптация индивида происходит только через социализацию. Иными словами — смысл социализации и есть социальная адаптация.

Самая ранняя социализация происходит, как правило, в сфере семьи и процессе воспитания, позже возрастает внешнее влияние. В процессе со­циализации индивид формирует собственное пред­ставление об обществе и усваивает поведенческие стереотипы, принятые в обществе для данной си­туации.

Конфликт

Понятием «социальный конфликт» объединяются те ситуации, в которых интересы индивидов не сов­падают, и, защищая эти интересы, они сталкивают­ся друг с другом. Конфликты встречаются на всех возможных уровнях, начиная с ролевого конфлик­та индивида до международного государственного конфликта.

Промышленный конфликт — это драматическое расхождение в интересах между двумя важнейшими сторонами индустриального общества — капиталом и рабочей силой. Промышленный конфликт — это отражение социальных институтов, классовых от­ношений и политики индустриального общества.

Многие считают конфликт необходимой движущей силой перемен.

С помощью политической демократии и различ­ного типа договоров промышленные конфликты можно регулировать или предотвращать.

Социальные конфликты имеют как позитивные, так и негативные последствия. Позитивные среди прочего следующие:

1. Социальный конфликт укрепляет взаимную связь внутри конфликтующих сторон.

2. Выявляет ожидания и цели конфликтующих групп.

3. Уменьшает индивидуальные отклонения и ано­мию в группах (т. к. вступившая в конфликт груп­па должна быть едина).

4. Усиливает тенденцию созидания и желание обновления.

К негативным влияниям конфликта можно при­числить следующие:

1. Социальный конфликт упрощает и схемати­зирует решения в том случае, если конфликтующие стороны хотят найти компромисс. Когда люди до конца не понимают друг друга, они легко прибе­гают к упрощениям, чтобы не углублять конфликт.

2. Социальный конфликт инкриминирует груп­пе отклоняющееся поведение часто по одному част­ному случаю. Например, если в каком-то конфликте в Швеции был замешан хоть один финн, то его поступок обобщается и инкриминируется финнам вообще. Или группы, отличающиеся по какому-то признаку от основного населения, чаще и «легче» обвиняются обществом, при этом нередко основани­ем служит частный случай.

3. Социальный конфликт затрудняет поддержа­ние порядка и устойчивости (Р. Лоури & Р. Ран-кин, 1972) (R. Lowry & R. Rankin).

В социологии существуют различные теории со­стояния общества. Одни подчеркивают динамичес­кий характер общества и конфликты, связанные с этим, другие акцентируют стабильность и стрем­ление к равновесию. Первая трактовка являет со­бой конфликтную модель состояния общества, вто­рая — равновесную модель.

Представители структурно-функционалистичес-кого учения (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс и др.), от­носящиеся скорее к сторонникам равновесия, счи­тают, что общественная жизнь не прерывается, так как общество владеет методами и имеет структу­ры, с помощью которых оно выполняет присущие ему функции и удовлетворяет предъявляемые ему ожидания и потребности.

Теоретики конфликта, например Ралф Дарен-дорф (1957) (Ralf Darendorf), подчеркивают, что в большинстве обществ постоянно происходят раз­личные конфликты, особенно конфликты интере­сов. Динамичность общества означает, что в нем постоянно происходят изменения и одновременно с изменениями — конфликты и разногласия. Конфликтные ситуации могут быть объединены в сле­дующие группы:

— региональные,

— национальные,

— расовые,

— религиозные,

— производственные.

Многие исследователи сходятся на том, что кон­фликт предохраняет социальные системы от око­стенения, требуя изобретений новшеств и созидательности. По их мнению, например, европейская культура уже перестала бы существовать, не будь классовых противоречий и социальных конфликтов.

По этой теории конфликты необходимы социаль­ной системе для обновления энергии и возрождения творческих сил. Экономическое, техническое и со­циальное развитие рождалось в противоречиях и подталкивалось ими.

СОЦИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

При описании роли упоминалась «сеть со­циальных отношений», в которой каждый человек имеет определенную социальную позицию. По опре­делению Кари Лампикоски (1972) (Kari Lam-pikoski), «социальная позиция, поситио, отображает позицию определенного социального индивида, единицы, группы индивидов или класса в системе социальных отношений».

Социальную позицию часто отождествляют с по­нятием «статус». Это все-таки не одно и то же, так как статус определяется общественным мнением об индивиде и оценкой его «со стороны», т. е. ста­тус — более субъективная категория, чем позиция. Сопоставлением социальных позиций в определен­ном ранговом диапазоне определяется то, что мо­жет быть названо рангом позиции. Таким образом, статус можно определить как «ранговое содержа­ние» индивида (К. Лампикоски, 1972). Например, мэр города — это социальная позиция, разумеет­ся, очень высокая, предполагающая высокий уро­вень образованности, организаторские способнос­ти, знание этикета и многое другое. Если человек, занимающий эту социальную позицию, отвечает предъявляемым к нему требованиям, он, естествен­но, пользуется уважением социума, его престиж — значителен и социальный статус — заслуженно высок.

Социальный статус определяет место индивида на ступенях социальной системы в ранговом по­рядке (ср. Э. Гидденс, 1990) (A. Giddens).

В одном аспекте понятие социальной позиции довольно близко к понятию роли — когда оно вы­ражает позицию индивида; например, социальную позицию детей или супругов, и с той и с другой связаны входящие в нее четко определенные пра­ва и обязанности. В течение жизни социальная по­зиция индивида естественно меняется, прежде всего по демографическим причинам: рождения, брака или смерти (Д. Вике, 1979) (D. Weeks).

Второе значение «статуса» определил и развил М. Вебер: статус связан с устройством общества, он неотделимая составная часть общества. Вебер разделяет представление К. Маркса об экономичес­ких отношениях как об основе классового расслое­ния, но он считает, что эти понятия не охватывают две другие важные дименсии — статус и власть. Вебер отличает классовые слои, страты, от статуса: классовый слой определяется на экономической ос­нове, а статус — через позитивное или негативное социальное оценивание.

Часто статус видят как последствие классовой позиции. Действительно, классовая позиция и ста­тус часто совпадают, но не всегда. По Веберу, клас­совая позиция в большей степени связана с произ­водством, статус — с потреблением. Например, для некоторых людей существенно, в каких магазинах они покупают товары и продукты, какой фирмы эти товары; этот фактор они считают актуальным для престижа, характеризующим и подчеркиваю­щим их статус. В классовом отношении при этом они могут занимать различное место в обществе: служащие, фермеры, бизнесмены и др.

У членов статусной группы и одинаковая пози­ция по социальной оценке. Статусные группы — это социумы, члены которых ведут похожий образ жизни и придерживаются похожих норм. Они создают и охраняют традиционные нравы. Данные социумы могут быть весьма ограниченными и, как крайний случай, закрытыми (Н. Смелзер, 1973) (N. Smelser).

Общество иерархически разделяется на различ­ные статусные позиции, имеющие больший или меньший престиж, большие или меньшие привиле­гии. Б. Тэрнер (1988) (В. Turner) подчеркивает, что статусная позиция индивида определяется в обществе многими комплексными параметрами. Если эти параметры одного уровня, можно гово­рить о кристаллизованном статусе. Например, некий «мафиози», имеющий большое богатство и уважение определенных кругов, не пользуется сим­патией социума ввиду «подозрительных» нрав­ственных принципов и часто низкого культурного уровня. В этом случае нельзя говорить о «кристал­лизованном» статусе.

Б. Тэрнер различает два типа статуса: «исходно присущий» статус и достигнутый статус. Первый основывается на таких факторах, на которые ин­дивид влиять не может: раса, пол, возраст. Второй приобретается индивидом через определенные фак­торы, например (и в большей степени) через об­разование. В современном обществе все большее значение приобретают достигнутые статусы. Этому способствует и законодательство. Так, законо­дательно закреплено соответствие определенных должностей определенному образованию, законодательно же поддерживаются профессиональные притязания женщин и т.д. С понятиями социальной позиции и статуса тес­но связаны и понятия социальной стратификации, мобильности и власти.

Социальная стратификация

Люди очень редко социально равны, при более строгом подходе практически не равны никогда. Они являются частью многофакторного процесса, кото­рый создает и поддерживает разные модели поведе­ния и даже речи. Эти модели и проявляются через неравенство: одни — более почитаемы, авторитетны, сильны и состоятельны, другие уступают по всем этим параметрам. В социальные структуры как бы «встроены» эти материальные и психологические разноценности, на основе которых люди так отли­чаются друг от друга и занимают высшие или низ­шие ценностные или ранговые позиции. Ранговая система существует повсеместно, и она общеизвестна. Неравенство — результат социальной стратифика­ции общества. Можно даже сказать, что страти­фикация — это и есть структурное неравенство — иерархическое группирование членов общества. Всег­да существовало разделение на «бедных» и «бога­тых» , на привилегированных и лишенных привиле­гий, на почитаемых и гонимых. В обществе, видимо, никогда не будет равного распределения благ и возможностей. Различия в распределении жизненных возможностей создают стратификацию.

Социальная стратификация имеет различные формы в зависимости от исторического времени и конкретного общества.

Энтони Гидденс (1990) (Anthony Giddens) разли­чает четыре основных типа стратифицированного общества: рабство, каста, сословие и класс.

Рабство, как известно, было предельной фор­мой неравенства, при которой одни владели други­ми буквально как своей собственностью. Правда, и рабство было неоднородно в зависимости от перио­да или культуры: в одном случае раб находился практически вне закона, в другом же случае выпол­нял более «почетные» функции слуги или даже солдата.

Разделение на касты особенно характерно для Индии, однако по различным регионам формы ка­стовости различны. Как правило, границы между кастами очень резкие, практически исключающие какую-либо социальную миграцию. Каста связана с индуизмом, и с учением о «переселении души». Надежда на то, что в «следующей» жизни его каста «повысится», помогает индивиду смириться с низ­кой кастой в текущей жизни. За пределами Индии подобные ограничения касаются рас, что объясняют стремлением сохранить «чистоту расы».

Сословность — черта европейского феодализма. Феодальное сословие основывалось на дифференциации различных обязанностей и прав членов со­циума. Многие привилегии были узаконены. Самое высокое сословие составляли аристократы и вель­можи. К следующему сословию принадлежало ду­ховенство, у которого был более низкий статус, но много заметных привилегий. К третьему сосло­вию принадлежали свободные крестьяне, чиновни­ки не дворянского происхождения, купцы и ремес­ленники.

Границы между сословиями не были такими рез­кими, как в кастовой системе, и социальное пере­движение из сословия в сословие было в какой-то мере возможным.

Класс не детерминирован вероисповеданием или каким-либо законом; принадлежность к классу не зависит также от наследственной позиции, оп­ределяемой законом или нравственной практикой. Класс — более открытый тип стратификации, чем другие, и классовые границы не столь строги и кате­горичны. Поэтому социальное передвижение из од­ного класса в другой не только возможно, но на практике и обычно. Принадлежность к классу во многом зависит от самого индивида, так как связана с его профессией и материальным уровнем, иму­щественным цензом и приобщенностью или непри­общенностью к ключевым контролирующим пози­циям в обществе. Таким образом, класс можно определить как группирование людей на основе рас­пределения между ними материальных ресурсов и обусловленного этим распределением образа жизни. В западном индустриальном обществе различают, как правило, четыре класса. Высший класс объединяет работодателей, директоров и во­обще людей, которые или владеют производствен­ными силами или контролируют их, что определя­ет их собственный очень высокий имущественный ценз, проще говоря — богатство. В средний класс входят служащие («белые воротнички») и квали­фицированные рабочие. К рабочему классу при­надлежат рабочие ( «синие воротнички») и ремес­ленники, и к крестьянам — сельскохозяйственное население.

Класс как форма стратификации — главный объект интереса многих исследований. К. Маркс считал, что классовая структура индустриального общества — залог развития и перемен. Класс в тео­рии К. Маркса базируется на материальной осно­ве и на распределении труда. Изменяя эту мате­риальную основу, или базис, можно изменить и общество в целом. При всей своей значимости классовая система в историческом аспекте — это все-таки только одно из проявлений социальной стратификации.

Существует несколько теорий стратификации, по-разному интерпретирующих типы общества и сущность неравенства. Одни исследователи одо­бряют общественное неравенство как «правильное» и даже необходимое, другие осуждают его как несправедливое и не имеющее права на существо­вание. Первая позиция — консервативна, так как поддерживает то, что уже существует; вторая — ра­дикальна, так как отрицает уже существующее в каждом обществе неравенство и утверждает ра­венство как идеал.

Консервативная концепция имеет глубокие исто­рические корни — индусские воззрения на естест­венность неравенства, учение Аристотеля, оправ­дывающее институт рабства, позже — утверждения социал-дарвинистов о том, что эволютивный отбор позволяет способным преуспевать в жизни лучше, чем менее способным. По такому взгляду, неравен­ство социальных позиций отражает естественное природное различие между людьми.

Радикальная концепция, напротив, подчеркива­ет, что неравенство «неправильно» и не неизбежно. Еще в работах Дж. Локка и Ж.-Ж. Руссо (J. Locke, J.-J. Rousseau) подвергалась критике точка зрения о «естественности» неравенства. Специальное зна­чение в этом отношении имеют труды К. Маркса, в которых причинам социального неравенства уде­ляется особенное внимание.

Согласно функциональной теории, стратифика­ция — это следствие потребностей общества, а не индивида. В каждом обществе существуют позиции, которые наиболее важны для общества в целом и которые требуют от претендентов на эти позиции больших способностей и опыта. Для гарантии, что эти важные для всего общества позиции будут за­няты достойными людьми, необходимо и оправдан­но неравенство в распределении таких социальных знаков, как зарплата, статус и власть.

Теоретики конфликта рассматривают общество не как функционально интегрированную систему, а как арену конкуренции различных групп, где власть имеет решающее значение в распределении социальных премий, а также излишков, принадле­жащих обществу. Ссылаясь на человеческую нату­ру, утверждают, что человеку свойственно бороть­ся за произведенный излишек, и те, кто имеет власть, имеют возможность получить большую его долю. К тому же чем больше излишков, тем чаще употребляется социальная власть для их распреде­ления. При этом некая группа получает большую долю произведенных в обществе предметов потреб­ления, чем другие. Это и является основным меха­низмом социальных привилегий: владение долей излишка и контроль над ней. Привилегия, следо­вательно, — атрибут власти.

Социальная мобильность

Мобильность в широком понимании — это пе­ремещение индивидов или групп с одного места в другое или из одного общественного класса в дру­гой, так же как и перемещение ценностей и това­ров. Понятие региональной мобильности включает в себя внутреннюю миграцию, эмиграцию и им­миграцию. Внутренняя миграция, так же как и оба типа переселения — эмиграция и иммиграция, со­держит компоненты социальной мобильности.

Главные формы социальной мобильности — го­ризонтальная и вертикальная мобильность. Пер­вая означает, например, переселение из одного горо­да в другой или переход на новую работу, когда перемещение не связано с переходом на неравно­правную, по сравнению с предыдущей, социальную позицию. Вертикальная мобильность означает пе­ремещение индивида с одной социальной позиции на другую или из одного класса в другой.

Социальная мобильность может означать или со­циальное повышение, или социальное понижение, например, перемены в течение жизни одного поколе­ния или перемещение индивида из одного общест­венного класса в другой. Социологов интересует также, каков тип мобильности между поколениями или при сравнении социальной позиции родителей и детей.

В связи с социальной мобильностью надо учиты­вать степень открытости общества или общественного класса. За исключением отдельных социальных сис­тем, типа кастового общества, социальная открытость всегда имела место.

Социальная мобильность существует в обществе, разделенном на классы и страты. Люди группируют­ся, на основе социальных различий или, прямо говоря, неравенства. Но этот же процесс предпо­лагает и возможность перемещения людей через эти разделяющие границы (Нобле, 1979) (Noble). Конечно, мобильность не происходит сама по себе и вне связи с другими социальными феноменами: что-то способствует ей, что-то препятсвует, что-то является ее последствием.

Социальное неравенство, разное отношение к об­ладанию экономическими ресурсами, разная сте­пень общественного престижа и политической влас­ти — первостепенные стимулы или соответственно препятствия (при их негативной характеристике) для перемещения человека с одного слоя на другой. Важен также такой, зависящий от обстановки фак­тор, как изменения в относительном «объеме» сло­ев. Происходящие изменения в мобильности необ­ходимо каким-то образом связывать с изменениями в соотношении слоев. На современном этапе самый низкий слой уменьшается, так как уровень образо­вания все время повышается.

Интересна и значительна роль семьи в классо­вом, стратифицированном обществе. Семью обычно считали такой социальной единицей, через кото­рую индивид находит свое место в классовой струк­туре. Если ребенок осваивает профессию родите­лей, он остается в общественном классе, к которому он принадлежит вместе с родителями, и наслед­ственная профессия семьи, с одной стороны, осво­бождая его от многих проблем, с другой стороны, начинает ограничивать его мобильность в классо­вой структуре (Дж. МэкКи, 1969) (J. МсКее). Во всех обществах мобильность ограничивалась, так сказать, «социальным наследованием». В тради­ционном аграрном обществе именно традиции и на­следование играли центральную роль.

Хотя индустриальное общество не предопре­деляет и не гарантирует, что сын наследует соци­альную роль отца, но оно также и не устраняет социальное наследование как важный фактор, определяющий положение человека в классовой структуре. В капиталистическом обществе насле­дование имущества может гарантировать профес­сию и классовую позицию. То, чего однажды в кон­куренции достигли родители, передается потомкам вне конкуренции, как наследие (Дж. Б. МэкКи, 1969).

Если же семья не может передать следующему поколению имущество, она старается максимали-зировать социальные возможности своих детей. В этом случае необходимой предпосылкой для про­движения по социальной лестнице, т.е. социальной мобильности, является образование. Особенно се­мьи среднего класса ищут наиболее перспектив­ные и прагматические профессии для своих детей и соответствующее этим профессиям образование, стараются внушить им идею о преуспевающем че­ловеке, добившемся всего своим трудом, и разны­ми другими путями повышают социальную мобильность и жизнестойкость своих детей. Такой демогра­фический фактор, как уменьшение количества де­тей в семье, также повышает социальные возмож­ности уже имеющихся детей.

Люди высокого социального статуса, даже в том случае, если не ставят своей специальной целью по­вышение социальной мобильности детей, непроиз­вольно способствуют этому своим образом жизни, тем уровнем культуры, в которой воспитываются дети, а также через свои позиционные и ценност­ные модели. Люди, лишенные в детстве такой при­вилегии, должны позже в своей жизни усвоить культурные ценности, характеризующие тот образ жизни, на который они претендуют.

Современные индустриальные общества — «от­крыты», в них много мобильности, и статус индиви­да зависит больше от его собственных способнос­тей и достижений, чем от его контактов и протекции (А. Хиф, A. Heath).

Власть

Власть обычно понимают как возможность конт­ролировать поведение нижестоящих. В этом подходе акцентируется идея: власть — это контроль.

Другая трактовка: власть — элита, небольшая группа, имеющая доступ к авторитарным и контро­лирующим позициям и монополизирующая приви­легию принятия решений. В этой трактовке власть — это возможность принятия решений. Когда гово­рят, что некто имеет власть, подразумевают, что он имеет доступ к принятию решений или, по край­ней мере, влияние на принятие решений. Власть всегда связывали с авторитетом, который означает право принимать решения и контролировать.

Власть иногда рассматривалась как почти ма­териальный объект обладания, наравне, например, с товаром. Согласно такому представлению, в об­ществе существует некое определенное и ограни­ченное количество власти, и если одной группе ее достается на сколько-то больше, следовательно, дру­гие столько же теряют.

М. Вебер показал, что в стабильных общест­венных системах легитимитет авторитета, предо­ставление ему права, является традиционным, ле­гально-рациональным, опирающимся на законы, конституции или привилегии.

Властью пользуются не только те стороны, ко­торым это присуще по положению и согласно зако­ну (принятие решений и осуществление контроля), но и те, кто оказывают на них влияние и давление. Структуры власти, позиция элиты, место и роль в обществе влиятельных людей, способных при­нимать важные решения, являются объектом ис­следования многих ученых. Даже в ситуации, ког­да система авторитетов — слаба, а структура оказывания влияния — сильна, все равно пользо­вание властью требует легитимации авторитетов.

Если этого нет, решения власть имущих могут вос­приниматься как система принуждения. Легити­митет должен быть не только основан, но и обо­снован, иначе власть будет казаться в глазах людей насилием и принуждением.

Необходимо, чтобы всем было очевидно, что ре­шения принимаются теми, кто имеет на это право и владеет символами авторитета. Остальные участ­ники процесса принятия решения оказывают влия­ние и давление. Влияние, по мнению Дж. Б. МэкКи (J. В. МсКее) (1969), — это выражение требова­ния быть учтенным, услышанным, требования вни­мания к легитимным позициям и интересам пред­ставляемой группы. Давление — это форсированное влияние на людей, принимающих решения, иног­да с применением угроз им лично, их карьере, их окружению. Какая-то политическая группа может оказывать давление, угрожая также отказом под­держки или передачей поддержки оппозиции. По этой трактовке, власть — это сочетание влияния, давления и авторитета для принятия, легитимации и осуществлении решения.

Правительства и партии представляют собой организованную и легитимную структуру, имеющую право принимать решения. Хорошим противовесом концентрированной власти, и как крайний слу­чай — тоталитаризму, является плюральное обще­ство, в котором существует несколько источников власти помимо государства и в котором возможно соединение разных групп в разных сочетаниях — в конфликтных ситуациях и в борьбе за те или иные цели.

В истинно демократическом обществе, в общест­ве, в котором у всех его членов есть возможность разными путями влиять на принятие решения, должны существовать посреднические политичес­кие организации, предлагающие гражданам свобод­ное членство и дающие им возможность участво­вать в политической конкуренции, претендовать на должности и получать их.

Любая социальная ценность или общий интерес делают возможным объединение людей и позволяют им в случае надобности оказывать давление на авто­ритеты. Добровольные гражданские организации, такие как торговые палаты, профсоюзы, даже орга­низации пенсионеров и т. д. («параполитические») могут быть значительными источниками власти.

Наиболее существенной чертой демократической системы (лат. demos — народ, kratos — власть) является выборность. Это значит, что люди, прини­мающие решения и наделенные властью, изби­раются голосованием. Несмотря на этот демо­кратический принцип, и в этом случае рождается и развивается элита власти, контролирующая «демос», избравший ее. Гаэтано Моска (1858-1941)(Gaetano Mosca) писал, что каждым об­ществом всегда и везде правил контролирующий социальный класс. Такой правящий класс легализует свою власть опираясь на ценности, акту­альные для данной культуры; считалось, что короли правят по воле Бога, а президенты, избранные на выборах, — по воле народа.

В. Парето (V. Pareto) также считал наличие пра­вящего класса само собой разумеющимся. Он посвя­тил свои исследования выборности и сменяемости элиты, так сказать, «обороту элиты». Он рассмат­ривал значение открытых и закрытых элит. По В. Парето, никакая элита не имеет монополии на ум и способности, однако для поддержания стабиль­ности политического процесса и гарантии «здоро­вого» руководства необходимо, чтобы элита могла получать все лучшее — талантливое и творческое — извне. Элита всегда склонна к закрытости и никогда не уступает достигнутых привилегий.

Интересен вопрос о соотношении элиты и арис­тократии. Если исходить из традиционного опреде­ления аристократии как «родовой знати», то едва ли это явление так уж актуально для современного общества. Хотя, как известно, слово «аристократ» давно получило переносное значение как выраже­ние чего-то высшего, утонченного, рафинированно­го: ср. «аристократ духа», «он настоящий аристо­крат», «она просто аристократка» («настоящий» — как раз и значит «не настоящий по происхожде­нию», т. е. выглядящий как аристократ). В прямом значении «аристократия» — это потомки родовой знати (в России — русских дворян), а в переносном — люди любой социальной группы, отвечаю­щие столь высоким моральным, а иногда и просто поведенческим критериям.

Что касается элиты, то, как уже было сказано выше, существует концепция множества элит: поли­тическая, экономическая, административная, воен­ная, религиозная, научная, культурная. Понятно, что в современном обществе не только потомки «родовой знати» имеют шанс попасть в элиту. Хотя в прошлом столетии это было именно так: доступ к образованию, к вершинам искусства, вообще к ду­ховным достижениям обеспечивал и вход в элиту.

В целом же вопрос о соотношении аристократии и элиты может быть отдельным объектом социоло­гического исследования.

Роберт Майкле (1986) (Robert Michels) пока­зал, что руководство необходимо каждой группе, которая организуется для коллективной деятель­ности, так как всегда возникает необходимость распределения труда с тем, чтобы функции, пред­полагающие особые умения и знания, были бы по­ручены от имени группы наиболее компетентным ее членам. В этом процессе и возникают роли ру­ководителей.

Руководители специализируются на выполнении таких обязанностей, о которых другие знают очень мало, и это умение, а со временем и опыт, выделяют этих членов общества. Концентрация в руках ру­ководителей больших обязанностей, но и больших же прав, таких, которых нет у других членов об­щества, приводит к такому явлению, как «власть немногих» (олигархии), действия которых уже практически неподконтрольны.

Социум способствует укреплению олигархии, негласно соглашаясь с тем, что распределение тру­да и специализация социальных ролей в индуст­риальном современном обществе неизбежны, отсюда как следствие — неизбежность растущей власти руководителей.

Денис Вронг (1979) (Denis Wrong) определяет власть как возможность и способность для опреде­ленных личностей оказывать намеренное и ожи­даемое влияние на других членов общества. Это близко к определению М. Вебера, в котором отме­чается возможность одного человека или некото­рых людей осуществлять свою волю в социальной деятельности, несмотря даже на сопротивление других участников этой деятельности. Упоминание «сопротивления» говорит о том, что власть — это принуждение или даже возможность налагать на­казание. По мнению Д. Вронга, понятие «власть» неоднородно, оно включает в себя насилие, мани­пуляции, убеждение и авторитет.

 

ЛИТЕРАТУРА

Bohnsack Ralf. Interaktion und Kornmunikation. In: Korte Hermann & Schdfers Bernhard (hrsg.).

Einfuhrung in Hauptbegriffe der Soziologie. Leske; Budrich, Opladen, 1992.

Brown Hedy. Socialization. The Social Learning Theory Approach. The Open University Press, 1976.

Eskola Antti. Vuorovaikutus, muutos, merkitys. Tammi, Helsinki, 1982.

Dahrendorf Ralf. Soziale Klassen und Klassen-konflikt in der Industriellen Gesellschaft. Stuttgart, 1958.

Гидденс Энтони. Социология. Челябинск, 1991.

Heath Anthony. Social Mobility. William Collins Sons & Co Ltd, Glasgow, 1981.

Lampikoski Kari. Ammattiyhdistys ja ammat-tikunnan status. Turku, 1972.

Lowry Ritchie & Robert Rankin. Sociology. Social Science and Social Concern. Charles Scribner's Sons, New York, 1972.

McKee James B. Introduction to Sociology. Holt, Rinehart and Winston Inc., USA, 1969.

Michels Robert. Puoluelaitos nykyajan demo-kratiassa. WSOY, Porvoo, 1986.

Mosca Gaetano. The Ruling Class. McGraw-Hill Book Company Inc., New York, 1939.

Pareto Vilfredo. The Rise and Fall of the Elites. An Application of Sociological Theory. Totowa, New Jersey, 1968.

Ronnby Alf'. Sosiaalityon perustelut. Otava, Keu-ruu, 1986.

Смелзер Нейл. Социология. М., 1994. .,

Turner В. S. Status. Open Universtity Press, 1988.

Weeks David R. A Glossary of Sociological Con­cepts. The Open University Press, 1972.

Wrong Denis. Power. Its forms, bases and uses. Oxford, 1979.

 

ПЕРЕМЕНА И ЕЕ ТОЛКОВАНИЯ

В обществе постоянно происходят перемены, как социальные, так и культурные. Социальная пере­мена означает процесс, в ходе которого наблюда­ются значительные изменения структуры и деятель­ности какой-то социальной системы. В результате возникают новые группы, а следовательно, и но­вый тип взаимодействия.

Понятие «социальная перемена» не совпадает с понятиями «социальное развитие» и «прогресс», так как в эти последние входит оценочный ком­понент, в то время как в понятии «социальная пе­ремена» его нет. Социальная перемена порождает социологические проблемы, связанные с необхо­димостью адаптации.

ТЕОРИЯ ОТСТАВАНИЯ КУЛЬТУРЫ

Вильям Ф. Огберн (William Ogburn, 1886-1959) доказал, что первостепенным стимулятором со­циально-культурной перемены в индустриальных странах является техника. Техника, по его мнению, развивается по своим законам. Она, как будто не­зависимая, переменная величина, постоянные ва­риации которой в ходе технического прогресса порождают напряжение и длительные процессы приспособления в других секторах общества.-Одна­ко в целом в обществе существует гипотетическое

состояние равновесия, которое определяется в каж­дый момент по соответствующему этому моменту состоянию техники.

Так как техническое развитие постоянно и быстро идет вперед, может случиться так, что занимающий более длительное время процесс адаптации в дру­гих областях не достигает соответствующего уров­ня к этому моменту. Поэтому можно говорить об «отставании культуры» в сравнении с техникой. Например, правила и нормы уличного движения входят в практику, как правило, гораздо позже, чем возникает новая обстановка движения, опре­деляемая новым уровнем техники.

Исключительно интересно соотношение морали, этики и технического прогресса. Например, едва ли можно «обвинять» Жолио и Марию Кюри, от­крывших радиоактивность, в создании на основе этого открытия атомной бомбы («отцом» которой, как известно, считается Р. Оппенгеймер). Без боль­шой натяжки можно предположить, что вряд ли эти ученые остановили бы свои эксперименты, если бы даже могли предвидеть, к каким трагическим последствиям приведет их открытие в будущем. Научную мысль, технический прогресс остановить невозможно, и дело этики и морали, т. е. «культу­ры» вообще, использовать технические достиже­ния позитивно.

Схема на с. 174 в упрощенном виде изображает это соотношение. Изменение технического уровня

происходит к моменту Т-1, а культурные ценности и нормы достигают соответствующего изменения только к моменту Т-2. Между этими моментами остается маргинальный период, состояние без норм или время нестабильности. Это создает большие проблемы для общества, которое не имеет в этот период ясных ориентиров в своей деятельности.

Теория «культурного отставания», предложен­ная В. Огберном, показывает, что культурные цен­ности и нормы меняются несравненно медленнее, чем совершается технический прогресс. Однако и техника не существует вне общества как нечто совсем не зависящее от него или стоящее над ним (ср. идею «технократии»). Процесс адаптации меж­ду обществом и техникой — двусторонний.

Существенные социальные изменения как в тех­нике, так и в культуре — ментальной сфере — приводят к изменению типа общества в целом.

Дата: 2018-09-13, просмотров: 289.