Мы умели и отдыхать. Праздники в деревне

Действительно, жители Фёдорово умели и отдыхать, не все же с утра до вечера пахать.

Летом самым главным праздником была Троица.

Народ собирался в центре деревни, у клуба. На улице народу было тьма – тьмущая, как цветов в поле.

Гармонисты и балалаечники наигрывали на своих инструментах, мы уже называли братьев гармонистов, их был целый оркестр – Вадик, Владимир и Виктор – сыновья Смирнова Ивана Евсеевича. На русской гармони играл Степан Тимофеевич Смирнов. А этот инструмент самый премудрый: растягиваешь меха в одну сторону – один звук, в другую – уже другой.

Был еще один гармонист, который жил в доме Терехи – Смирнов Василий Иванович, он уехал в Оханский район и там веселил народ.

А как люди танцевали русские народные танцы – «Кадриль» и «Ланце»? Сейчас так никто не станцует, да и нам 80-90 летним бабкам и старикам это уже будет не под силу.

На танцы в центре деревни выходили десятки пар в красивой одежде: на девушках были дубасы, на юношах и мужчинах костюмы – троечки и картузы.

А танец «Кадриль» состоял из 12 колен и каждая мелодия звучала по разному: « Светит месяц», «Камаринская», «Ох вы, сени, мои сени»…

Собравшись в огромный круг, люди пели круговые песни: и грустные, и веселые.

По-над речкой расстилается туман,

Росы чистые упали на траву,

Я надену свой бордовый сарафан,

Я малины красной ягоды сорву.

 

Молодая, да красивая пройдусь,

Не затронут нас ни горе, ни беда,

Я своей работой лавною горжусь,

Я – ударница колхозного труда!

 

Да, гордились мы своей работой, а многих ударников колхозных возили в Москву, на ВДНХ (выставка достижений народного хозяйства). И привозили от туда федоровцы, таракановцы и левинцы большие и малые серебряные медали (золотые-то давали кубанцам, да ставропольцам ), отрезы на костюмы и платья, подарки всей родне.

Отмечали жители окрестных деревень и религиозный праздник Воздвиженье, он был в конце сентября – 27-го числа.

Тысячи людей собирались на лугах возле Бути – реки, торговля приезжала из Б. Сосновы, Тараканово, Острожки, Дуброво.

С утра до вечера звучали песни, люди снова танцевали, а пили тогда совсем не так, как сейчас – по 1-2 стопочки.

Зимой отмечали Рождество Христово, весной – Пасху и Масленицу, во время последней катались на лошадях, качались на огромных качелях, что были у огромных деревьев.

Богатые мужики запрягали своих рысаков, сбруя на них блестела, как золото, на ногах у коней были белые чулочки, в дугах серебристо звенели колокольцы с Валдая и Кировской области.

Отмечались у нас и советские праздники: Первое мая, День Победы, очередная годовщина Октябрьской революции.

К последнему празднику, когда заканчивались все работы в поле, всей деревней стряпали пельмени, специалисты варили добрую бражку, председатель к празднику привозил из райцентра бочку пива, а оно было не чета нашему, его не разбавляли техническим спиртом, настаивали на пивзаводе по 2-3 месяца.

Да и вино-то сейчас, говорят, бодяжат из порошка, это не вино, а пойло для чумазых свиней, и они его пить не будут.

Рыбаки на Бути

Река Буть, наша чистая красавица, выручала народ и в голодные года, и в урожайные. Ловили рыбу ведрами на всю улицу.

Ставили сети – недодки, морды, верши, ловили рыбу удочками, особенно пацаны.

Хорошими рыбаками были Смирновы свет – Павловичи: Дмитрий, Иван, Николай, Михаил. Иногда они перегораживали Буть специально с помощью жердей, лапника, а в центре, у небольшого слива, ставили ловушки.

Ребятишки ловили рыбу и с помощью ботала – пугали ее, ниже по течению ставили саки.

За большой рыбой ездили на Очер – завод, так раньше назывался г. Очер, там в пруду водились лещи, щуки, а у нас в Бути рыба была поменьше – сорога, окунь, да харюзья – красавцы.

За рыбкой ездили и на Сиву, в которую впадала наша речка Буть.

 

Еще два слова о колдунах

Мы уже рассказывали о доброй колдунье – народной целительнице старушке Фекле Смирновой. Она лечила практически все болезни, была и бабкой – повитухой, то есть принимала роды.

Ее приглашали на самые тяжелые роды, а так женщины рожали сами, иногда даже во время работы в поле или у себя в бане.

А в соседних Зубанах жил злой колдун – «Сеня Чирок» - Нохрин Семен Иванович. Он мог навести порчу на людей или животных, и человек или корова тяжело заболевали.

После всех мытарств люди шли к нему на поклон, несли ему деньги или продукты, он же и снимал порчу.

Одного из таких колдунов в другой деревне накормили его же говном, и он прекратил свои опыты над людьми. Бывала в жизни и такое.

А в Б. Соснове жили колдуны, которые могли «заморозить» свадьбу, либо еще какое-то торжество. Идет свадебный поезд из десятка лошадей, вдруг кони встают, как вкопанные, их никто не может сдвинуть с места. Опять же только колдун – ведун может расколдовать процессию.

(от автора: о таких колдунах вы можете узнать из первого тома книги «Сива – матушка река», где рассказывается о деревне Сапоги частинские).

Мельницы и ключи

На Сиве – реке, длина которой свыше 200 верст, было более 20 прудов и десятка три мельниц.

Были мельницы и на Бути – реке.

Так примерно в версте от Фёдорово у д. Подкино была водяная мельница. Звук ее вращающегося колеса раздавался в тиши на много сотен метров. Мельником на ней работал дед по прозвищу Гуря, строение так и называлось – Гурина мельница.

Под бухалом, куда с колеса стекала вода, был глубокий омут.

Рассказывают, что в этом омуте жила русалка – Лешачиха. Ночью при свете луны она сидела на склоненном к реке дереве и расчесывала свои длинные волосы.

При появлении людей русалка бросалась в воду, поднимая кучу брызг. Сходите к этому месту, может и вам повезет увидеть Лешачиху, а может и самого Лешего повстречаете в лесу.

Ключи у Фёдорово текли со старой мельницы, была, очевидно, на реке Буть и такая. Родники брали свое начало из под большой горы, что располагалась за старой мельницей.

На мельницы везли зерно со всех окрестных деревень, здесь были длинные очереди, люди иногда ждали своего часа по 10-12 часов. В этих очередях и обсуждались последние новости.

А на Сиве - реке в некоторых деревнях было по две мельницы.

 

Дата: 2018-12-21, просмотров: 162.