Собрание бедноты от 22 января 1930 г

Из глубины веков

Деревня Фёдорово, по мнению краеведа из г. Перми Евгения Шумилова, кстати также наполовину оханца, образовалась в 1748г. как»починок на р. Буть Фёдоров». Названа в честь Фёдора Ивановича, фамилия которого за давностью лет уже забылась, жил он здесь в первой половине XIX века. Возможно это был первый Смирнов.

В 1869 г. в Фёдорово было 54 двора с 290 жителями: здесь проживало 133 мужчины и 157 женщин.

К 1909 году в Фёдорово насчитывалось 63 двора, здесь проживало 350 человек, 178 мужчин и 172 женщины (вместе с поч. Зубаны). Фёдорово тогда относилось к Таракановскому обществу.

В начале 30-х годов прошлого века в деревне было 74 двора, несмотря на Гражданскую войну и разруху деревня еще крепко стояла на ногах.

По переписи 1933 г., а ее итоги сохранились в архиве администрации Б. Сосновского района, в Фёдорово проживало 226 человек, 92 мужчины и 136 женщин.

К началу 60-х годов в деревне осталось 167 жителей (1963г.), сорок лет назад – к середине семидесятых деревня практически умерла, хотя дома в ней еще оставались.

Наши экскурсоводы

Нашими гидами в путешествии по улицам Фёдорова будут жительница Тараканово Смирнова Вера Васильевна, 1932 г. рождения и супруги Смирновы из Закамска: Леонид Афанасьевич, 1924 г.р. и Таисия Степановна, 1923 г.р., а так же Кайгородова Анна Григорьевна из с. Юрково. Своими воспоминаниями о верховьях Бути поделилась и Мария Афанасьевна Вдовина, 1916 г.р., жительница Тараканово и Смирнова Парасковья Ивановна, 1918 г.р.

При составлении материалов использовались также похозяйственные книги сельского совета по д. Фёдорово за 1935-37 гг., они кстати хранятся в архиве администрации района.

Автор также использовал материалы архива новейшей истории Пермского края, откуда почерпнул данные о раскулачивании.

Итак, начинаем наше путешествие с верхнего конца деревни.

Верхняя часть Фёдорово

1. В первом доме верхнего конца слева, если идти со стороны Б.­Сосновы, жила семья Смирнова Степана Тимофеевича, 1903 г.рождения . Степан Тимофеевич был красивым мужчиной высокого роста, до войны трудился в колхозе трактористом, был также весельчаком – гармонистом. Пожилые земляки, которых осталось совсем не много, до сих пор вспоминают, как он пел любимую песня «Кирпичики», играл на гармошке. Жаль, что Степан Смирнов сложил свою голову на войне, защищая родное Фёдорово.

Женой его была Павла Терентьевна, 1908года рождения, подстать мужу: высокая и здоровая женщина, она трудилась в колхозе, после гибели мужа  уехала в город к детям.

Их дети: Руфина (1928 г.р.), Валентина (1933 г.р.) и Фаина, они также уехали в Пермь, но часто приезжали на родину предков.

Дом Смирновых был большим, с хозяйственными постройками, в последствии в конюшнях колхоз выращивал свиней.

Вместе с младшими Смирновыми проживала мать главы хозяйства Аксинья Ивановна, 1876 года рождения.

2. Чуть ниже, напротив, стояло четыре амбара, обшитых досками, очевидно, они были построены еще до революции, в них хранилось тогда общественное зерно на случай неурожая, засухи, пожара (от автора: таких амбаров в крае остались единицы, один из них находится в с. Воробьи Нытвенского района, это уже музейный экспонат).

3. В следующем доме жила Смирнова Наталья Ивановна, 1909 г.р., рядовая колхозница, полная, небольшого роста женщина. Ее муж, Иван Степанович Смирнов, 1907 г. рождения, погиб на фронте, до войны он трудился в колхозе трактористом.

Их сын Иван женился на Марии, уехал в Б. Соснову, у них двое детей: дочь Людмила и сын Алексей.

4. В третьем доме проживала Бажутина Екатерина Арсентьевна, 1898 года рождения, это была богатая вдова. Ее дом был большим, пятистенкой, он был обшит, покрыт дранкой, построен еще в 1890 г., а хлев и сарай в 1893 г.

Первым мужем Екатерины был Смирнов Степан Романович, здоровый мужчина, высокого роста. Он неожиданно заболел и умер, оставив жене большое хозяйство с лошадью.

Вторым мужем Екатерины стал Бажутин Василий. Их первого сына Николая, 1925 года рождения, называли в деревне фантазером – сказочником за то, что он придумывал различные сказки – небылицы. Он жил в Фёдорово с приятной женщиной Ниной, детей у них не было, но жили они не в дому матери, а в небольшой избушке.

В 1930 году Екатерина родила сына Виктора, до последнего времени он жил в пос. Майский Краснокамского района.

Там же живет и его сестра Валентина,1939 года рождения, полненькая, кругленькая женщина.

5. В следующем доме также жила вдова – Смирнова Пелагея Ивановна, 1885 года рождения, неграмотная, беднячка, как явствует из похозяйственной книги.

Муж ее, Александр Смирнов, как вспоминают старожилы, погиб еще в Первую мировую войну, сражаясь с германцами.

Пелагея Ивановна долгие годы трудилась на ферме, а затем варила обеды механизаторам. Ее звали Пелагея – Саниха, очевидно, по имени мужа.

Ее дочери – Таисия (Тая), Антонида и Мария уехали в Пермь, трудились на предприятиях областного центра.

Рядом с домом Пелагеи располагался конный двор, а справа деревенское кладбище, где нашли свой последний приют сотни жителей Фёдорово.

6. В пятом доме жила семья Белканова Александра Ларионовича, это был старичок среднего роста.

Свою жену – Юшкину Марию Дмитриевну он привез из Москвы, где служил в армии. Это была красивая и интеллигентная женщина, удивительно, как она, будучи в столице, согласилась жить в уральской глуши.

Их старший сын Юшкин Степан Александрович погиб на полях Великой отечественной войны, внук Николай живет в Осе.

Дочерей также разбросала жизнь: Мария живет в Очере, Раиса – в Б. Соснове, Римма – в с. Тойкино.

Дом их в Фёдорово был небольшим: по два окна на дорогу и в поле.

7. Напротив, через дорогу, также жила вдова – Смирнова Мария Васильевна, 1891 года рождения, и ее муж ­ Василий Смирнов погиб в годы Первой мировой войны (от автора: в 2014 г. исполняется 100 лет со дня этого события, о котором мы многого не знаем, вот и появились участники Первой мировой. А в г. Оханске мы нашли могилу кавалера четырех Георгиевских крестов – штабс-капитана Скворцова Федора Лукьяновича, узнали имена восьми оханцев, которых привезли с фронта и похоронили рядом с Успенским собором. Узнали мы также имена 16 австрийцев, чехов, итальянцев и венгров, которые умерли в Оханске от ран и болезней, это были военнопленные. Воинам Российской и Австро-Венгерской империи будут установлены памятники в виде православного и католического крестов).

Старшей их дочерью была Лидия Васильевна, 1911 года рождения, затем у Марии Васильевны еще родились Александр (1924 г.р.) и Михаил (1930 г.р.), мы просим читателей сообщить о их судьбе, может, откликнутся дети и внуки.

8. В шестом доме слева жила семья Смирнова Прокопия Хрисановича, в годы Гражданской войны он служил в Красной армии, это был здоровенный мужчина. Он иногда рассказывал, что белые во время боя захватили его в плен, избивали, а затем запрягли в телегу и заставляли везти груз. Вот такие здоровяки жили в Фёдорово!

Женой его была Наталья из д. Ромаши Очерского района, она была бездетной, жили вдвоем.

После их смерти в небольшом домике проживала семья Смирновых – Василия и Веры Васильевны.

9. В домике справа ютилась семья братьев Баскаковых, старожилы помнят лишь их отчество – Ларионовичи. Их дети впоследствии уехали в г. Верещагино. Пускай отзовутся и они.

10. В маленькой избушке слева проживала семья Смирнова Александра Арсентьевича (Артемовича),1900 года рождения, грамотного, бедняка. Он был мужчиной среднего телосложения, высокий. Перед войной он трудился бригадиром и погиб на полях сражений.

Его жена, Анастасия Васильевна, 1901 года рождения, родом из д. Чебаки, была худенькой и высокой женщиной. Настасьюшка умерла в годы войны, будучи беременной, с огромным животом, очевидно, погиб и ее ребенок.

Их сыновья Александр и Анатолий (последний 1926 г.р.) погибля в годы войны холостяками.

Зато остались в живых две дочери: Валентина Александровна, вышла замуж в с. Левино за Седусова Леонида Васильевича, у них несколько детей.

Юлия Александровна (1932 г.р.) вышла замуж за офицера и последнее время жила в Перми рядом с колхозным рынком.

Избушка родителей в Фёдорово была построена в 1923, а амбар остался еще с 1906 г.

В этом же домике ютилась и их тетка – Чегодаева Дарья Яковлевна,1871 г.р. и ее родственница Зоя Ивановна, 1913 г.р.

11. Следующий дом по левой стороне улице принадлежал Вдовину Матвею Васильевичу.

Старожилы деревни считают, что он был раскулачен. В книгах сельсовета за 1935,1937 гг. мы нашли некоторые сведения об этой семье, хотя земляки их забыли.

Главой семьи записана Вдовина Анна Васильевна, 1869 г.р., середнячка.

С ней жили якобы сестра Мария Васильевна, 1880 г.р., сын Николай Васильевич,1922 г.р. (жил в Закамске), Матвей Васильевич Вдовин,1872 г.р. – просто член семьи.

Здесь же сноха – Вдовина Мария Ивановна, 1872 г.р.

Хозяйственные постройки – дом, хлев, амбар, баня были построены в  1903-06 гг.

12. Справа от Вдовиных жили три сестры-сиротки: Александра, Анна и Васса, уроженки Фёдорово, детей у них не было, фамилия их забыта за давностью лет. Все они разъехались, одна из них в пос. Павловский.

13. Девятый с левой стороны дом был огромным, в нем когда-то жил богатый крестьянин Смирнов Михаил Андреевич. После раскулачивания в доме этом располагались колхозные ясли, в конце 30-х годов прошлого века он сгорел, ребятишек успела вывести из яслей воспитательница.

14. В небольшом домишке справа жила семья Смирнова Петра Ивановича,1882г.р., бедняка. Это был здоровенный дед с седой бородой, он умер уже после войны.

Подстать ему такой же здоровой была и его жена – Аграфена Андреевна, 1887 г.р., взятая им в жены из с. Левино.

У этой пары было четверо детей

Мария Петровна, 1916 г.р., жила в Тараканово, вышла замуж в Б. Соснову.

Клавдия Петровна, 1921 г.р., также жила в Тараканово, трудилась разнорабочей, вышла замуж за Пономарева Анатолия.

Иван Петрович, 1922 г.р. пал смертью храбрых во время Великой Отечественной войны.

Мария Петровна, 1916 г.р. до последних лет приезжала в родные места, ее увезли в Пермь сыновья Николай и Владимир.

15. Лоханин Павел Иванович, 1907 г.р. середняк – глава следующего крестьянского двора, его дом был десятым по счету слева, если въезжать в Фёдорово со стороны райцентра.

Рядом с маленьким домом долго стояли срубы, которые Павел не успел достроить.

Первая его жена Екатерина Андреевна, 1908 г.р., умерла, он жил со второй, но имя его уже забылось, отдельные вспомнили, что это была Александра из д. Чапуры. Сам Павел был здоровым мужчиной, позднее он переехал в Пермь, работал там в милиции и погиб на боевом посту (от автора: некоторые старожила называли его Григорием).

Дочь Павла Анна нашла своего суженного в Тараканово и уехала с ним в г. Пермь. Вторая дочь Клавдия, 1926 г.р. жила где-то за Б. Сосновой.

16. В домике справа размещалась семья Смирнова Василия Антоновича, 1895 г.р., грамотного. середняка. этот здоровый мужчина до войны трудился в колхозе бригадиром, затем уехал в с. Черновское.

Женой его была Евдокия Петровна, 1904 г.р., уроженка Фёдорово, не уступающая мужу по внешности.

Их сын Николай Васильевич, 1922 г.р., был весь в отца и мать, высоким и здоровенным парнем. Был еще один сын, 1925 г.р., но его имя забылось.

У Василия и Евдокии было и две дочери: Глафира и Клавдия, последняя родилась в 1929 г., о их судьбе односельчанам ничего не известно. Откликнитесь, земляки.

17. Следующий, одиннадцатый дом слева занимала семья Лоханина Ивана, в списках жителей Фёдорово мы его не нашли. Забылось и имя жены. А вот детей у Ивана было трое: Михаил (некоторые считают, что он погиб в войну), Федор и Галина, последние якобы жили и работали в пос. Павловский Очерского района. Предполагаю, что Лоханины переселились в Федорово из Лоханят.

18. Соседом Лоханиных справа был Смирнов Иван Леонтьевич, в списках сельсовета мы его не нашли, возможно, он выехал из деревни до 1935 г.

Старожилы вспоминают, что он жил с женой Акулиной Петровной в маленьком домике на 2 окна, детей у них не было, оба они работали в колхозе. Иван Леонтьевич, как и большинство мужчин деревни, был здоровым мужчиной.

А после них в доме этом стала жить Смирнова Пелагея, любительница вести праздную жизнь, подробности мы опустим.

19. Семья Смирнова Григория Антоновича занимала по левой стороне двенадцатый дом. Женой его записана Анна Михайловна, а по словам земляков это была Александра из-за д. Ромаши (некоторые называют ее Раисой из д. Чапуры. Вот и разберись).

У Григория, якобы, было трое детей: сыновья Николай, Михаил и красивая девушка Александра, которая живет где-то возле Перми.

И не удивительно, что у нас возникла путаница.

В Фёдорово жила еще одна семья – Смирнова Григория, но Максимовича, 1915 г.р., его женой была Евдокия Васильевна, ее отцом был уроженец Фёдорово Филипов Василий Самойлович.

20. Следующая семья, по словам старожилов, снова из числа раскулаченных, ее глава – Смирнов Леонтий Никитич, 1872 г.р. его с женой, одногодкой Лукией Степановной якобы в начале 30-х годов выселили из Фёдорово. Они имели большой обшитый дом -­ пятистенку, конюшню, амбары, молотилку и т.д. Все это отобрали и передали колхозу. В их большом и просторном доме разместили ясли и столовую.

У Смирновых было трое детей: дочери Валентина и Мария, которые после долгих скитаний стали жить в Перми, Валентина Леонтьевна даже приезжала на свою малую Родину, хотела купить в Фёдорово домик, но деревня уже развалилась.

А сын Смирновых – Николай Леонтьевич был верующим и работал в одной из церквей областного центра.

Большой дом Смирновых впоследствии продали Таракановой Александре Яковлевне и Петру Тимофеевичу, и они жили в нем.  

Александра Яковлевна, 1913 г.р., женщина-красавица, высокого роста, вышла замуж за Тараканова Михаила Захаровича, 1911 г.р. Он высватал ее из д. Чебаки, а сам погиб во время монгольской войны (от автора: по воспоминанию старожилов, мы нашли еще одну жертву войны 1938-39 гг., находится наш земляк в песках Монголии у р. Халхин-Гол или у оз. Хасан возле Владивостока. А это могут узнать наши последователи – краеведы).

У Александры Яковлевны якобы три дочери:

- Нина, вдова, жила в Тараканово;

- Галина с мужем жили в Екатеринбурге;

- Аня с мужем живут в г. Перми.

21. Следующего главу семьи односельчане звали Тереха, это был Смирнов Терентий Фёдорович, женой его была Анфиса, их во время коллективизации также раскулачили, а Терентия Федоровича якобы выслали на север Урала.

У них был большой дом – пятистенка, много хозпостроек, скот.

У Терентия был брат, имя его уже забылось, из-за старости его оставили в деревне.

22. Справа от этих Смирновых проживала Смирнова Матрена Ильинична, ее звали в деревне Матрёна Илюхина. Это была боевая и сварливая женщина, она даже выгнала из дома своего мужа за то, что он не подчинялся ей. Вот и дочь Анна уехала от матери в г. Пермь когда подросла.

Небольшой дом Матрёны Илюхиной стоял почти посередине деревни. Ребятишки в отместку за ее плохой характер, гоняя на санках и досках с полатей с горы, въезжали бабке в ворота и огородный забор, а она с руганью гонялась за ними.

Середина деревни

23. В центре Фёдорово стоял большой дом, в котором проживала вдова Смирнова Василиса (Васса) Константиновна, 1864 г.р., беднячка. Ее дом был пятнадцатым по счету с левой стороны. Сама она была женщиной среднего роста, худощавой. Муж ее по воспоминаниям земляков также погиб в Первую мировую войну (от автора: о потерях Русской армии в войне с Германией и Австро-Венгрией в 1914-17 гг. можно узнать в приложении к газете «Русский инвалид», данные нужно искать в заголовке Пермская губерния, Оханский уезд, затем в разделе волостные центры возле Б. Сосновы).

У Вассы (ее еще звали Васиха) было две дочери: Анна, 1909 г.р. и Пелагея, 1903 г.р., муж одной из них Смирнов Василий погиб в Великую Отечественную войну. Пелагея воспитывала мальчика Анатолия Звездина, отец которого жил в Юрково, а мать – в городе.

24. В следующем доме ютился Смирнов Ермолай Иванович, 1869 г.р., здоровый дед высокого роста с седой бородой.

В противоположность деду его жена Пелагея Ивановна, 1869 г.р., была женщиной небольшого роста.

Их дочь Александра Ермолаевна вышла замуж за Смирнова Александра Фёдоровича, он также погиб в Отечественную войну, Александра умерла в Тараканово.

Вторая дочь Надежда вышла замуж за Подкина Василия, и он погиб в войну.

У Ермолая и Пелагеи был еще сын Александр, 1924 г.р., он участник боев с фашизмом, вернулся домой и умер от ран в д. Фёдорово, женой его была учительница, имя которой земляки забыли. Второй их сын Алексей трудился в Верещагино.

К 1937 г. Ермолай Иванович Смирнов жил в деревне уже один, год его рождения указан не 1869, а 1879. В похозяйственной книге также записано, что его дом и хлев построены в 1878 г.

25. Справа проживал также дед седой с бородой – Смирнов Антон Степанович, 1869 г.р., грамотный, середняк. Он также был мужчиной высокого роста, очень набожный и верующий человек. В доме Антона Смирнова было много икон и церковных книг, которые он читал односельчанам.

Первая жена его умерла рано, вторично он женился на Марии Васильевне, 1890 г.р., уроженке д. Бугры, что подле Тараканово. Она, как и ее муж, была женщиной высокого роста.

Сын Антона Степановича Иван Смирнов женился на Клавдии Алексеевне из д. Зубаны, детей у них не было, Иван же геройски погиб на полях сражений (по некоторым данным он погиб в Монгольскую, но это нужно проверить).

Второй сын Григорий Антонович, 1911 г.р., высватал девушку – красавицу Раису Арефьеву в д. Чапуры и уехал в областной центр.

К 1937 г. старшие Смирновы уже жили одни в доме с постройками, которые были возведены в 1909-19 гг.

Некоторые старожилы считают, что у них было еще двое сыновей: Василий и Иосиф – свет Антоновичи, но о их семьях мы также расскажем. Василий погиб в Великую Отечественную войну.

26. Смирнов Иосиф Антонович, 1898 г.р., жил с семьей в доме напротив хозяйства отца, его женой была Ольга Савватеевна, 1899 г.р. Дом их был самым старым в Фёдорово, построен еще в 1840 г., а хозяйственные постройки в начале XX века.

У этих Смирновых было две дочери: Тамара (1924 г.р.) и Римма (1938 г.р.). возможно кто-то расскажет о их судьбе.

27. В восемнадцатом по счету доме слева квартировала семья Смирнова Ивана Ульяновича, вскоре он с женой Пелагеей из д. Зубаны уехал в Курганскую область, г. Далматово.

Их сын Михаил жил в г. Перми.

А дочь Смирнова Раиса Ивановна участвовала в Великой Отечественной, после войны жила в Перми, замуж так и не вышла (от автора: возможно ее, как и часть других жителей Фёдорово, которых мы называем в повествовании, нет в «Книге Памяти»: ради поиска таких людей и следует записывать воспоминания старожилов об исчезнувших деревнях).

28. Жители дома справа также пострадали от раскулачивания во время коллективизации. Это семья Смирнова Кондратия Захаровича, ему принадлежали в Фёдорово два дома : летний и зимовка. В хозяйстве, как вспоминают пожилые люди, были: лошади, коровы, мелкий скот, молотилка, сеялка, плуги, бороны, жатка.

Женой Кондратия была Евдокия из д. Чебаки.

Смирнов Кондратий Захарович смог распродать свое хозяйство и уехал куда глаза глядят. Евдокиюшка осталась в деревне без средств к существованию, скитаясь по соседям.

Их сын Александр Смирнов якобы погиб в годы Первой мировой.

29. В девятнадцатом доме слева жили отец с сыном: Смирнов Павел Романович, 1863 г.р. и Смирнов Иван Павлович, 1891 г.р. их сельсовет причислял к беднякам (по другим данным их семьи жили по соседству). Дедушка был худенький, бойкий, он вил из мочала сенные кошели, возил их на лошадке в г. Очер, получая за такую работу денежку. Кстати, советская власть таких «предпринимателей» и отлавливала, заставляла их платить налоги, были случаи, что они за торговлю отправлялись на севера, куда Макар телят не гонял. Седобородый дед умер в 1938 г.

Жена его, Анастасия Алексеевна, 1863 г.р., уроженка с. Тараканово (ее девичья фамилия – Боронникова), высокая и здоровая женщина, трудилась в колхозе, не покладая рук.

Однажды во время работы на току (на сложной молотилке), ее затянуло в «Очерку» и перемолотило кости. Такие трагедии случались на селе часто.

 Сын их Дмитрий Павлович Смирнов, 1903 г.р., погиб в войну. Перед этим он женился на Раисе Федоровне из д. Неживые, но детей у них не было, они приняли на воспитание Владислава, который жил в пос. Павловский.

У стариков Смирновых был еще один сын Николай, но он умер, став уже взрослым.

А Смирнов Иван Павлович, 1891 г.р., как и отец под стать был очень бойким, даже возглавлял комплексную бригаду. После смерти жены Аграфены Карповны (по другим данным Хрисановны) он женился второй раз на Клавдии Семеновне Неживых и уехал к ней в д. Неживые. Там он и умер в 1966 г.

У Ивана Павловича Смирнова и Аграфены было несколько детей.

Александра Ивановна родилась в 1914 г., жила в Тараканово, работала на почте, умерла в 2003 г. муж ее – Коротаев Александр Васильевич, уроженец д. Коротаево. Их сын Николай Александрович Коротаев работал журналистом в Советской Гавани, на Дальнем Востоке, там и умер. Жена его Валентина из Челябинска, у них дочь Елена.

Вторая дочь – Прасковья Ивановна родилась в 1918 г., она жила в пос. Павловский, в годы войны лудила посуду и изготовляла боеприпасы. Ее муж – Смирнов Григорий Максимович, 1915 г.р., уроженец д. Фёдорово, в годы войны дошел до Берлина, был фронтовым водителем, он умер в клубе с. Левино. Григорий и Прасковья воспитали двух сыновей.

Анна Ивановна, третья дочь, 1923 г.р., уехала за племянником в Советскую Гавань, получив образование в Челябинске, на Дальнем Востоке она работала специалистом по школам в райкоме и районо. Муж ее, Павел, родом из Москвы.

Далее мы поворачиваем в проулок на д. Зубаны.

Проулок к деревне Зубаны

30. На углу проулка жила семья Филипова Василия Самойловича, 1890 г.р., это был двадцатый дом слева. Василий был представительным и строгим мужчиной, с усами. На войну его уже не призвали с учетом возраста. Жена его Зинаида Ивановна, 1896 г.р., была родом из Оханского района, высокого роста, мощная женщина, она болела, как и Крупская, базедовой болезнью, на горле у нее был большой зоб.

Василий Самойлович долгие годы работал кузнецом, молотобойцем у него в кузнице с 14 лет трудился Смирнов Леонид Афанасьевич, летом их молотки выбивали красивые мелодии, как колокола в церкви, и ребятишки десятками стекались к кузнице.

Василий Самойлович с Зинаидой Ивановной воспитали восемь детей, она носила звание «Мать – героиня». Вот эти дети.

1). Михаил Васильевич родился в 1917 г, работал в колхозе, во время лесозаготовок порвал портрет Сталина в газете и был арестован органами НКВД. Вернулся из застенок, снова стал работать в колхозе, женился на Анастасии, у них трое детей: Аркадий и Евдокия уже умерли, в Перми живет Клавдия. Давно уже нет и их родителей. Царствие им Небесное.

2). Евдокия Васильевна вышла замуж за украинца, жила в Перми, умерла в середине 2000-х.

3). Николай Васильевич, 1918 г.р., стал офицером, участвовал в Великой Отечественной, погиб смертью храбрых. Его жена Галина Селиванова (по другим данным Силина) из пос. Павловский осталась с дочерью Людмилой в Москве.

4). Александр Васильевич, 1921 г.р., умер в с. Левино из-за дружбы с «зеленым змием».

5). Ольга, 1924 г.р., жила возле Перми, уже умерла.

6). Клавдия, 1928 г.р., так же уехала в город, работала на производстве, сейчас уже на небесах.

7).   Рафаил  также жил в областном центре.

8). Валентина Васильевна, 1932 г.р. живет возле Перми и каждое лето старается приехать в Тараканово, приезжает и в родное Фёдорово. Некоторые старожилы называют еще внуков – Клавдию (1935 г.р.) и Михаила (1936 г.р.).

А мать их, Зинаида Ивановна, пошла к сыну в гости в с. Левино, споткнулась, упала и умерла. Слава Богу, что не мучилась долгие годы. Дом, хлев и сени, где жили Филиповы, были построены в 1886 г.

31. Практически в центре Фёдорово стояла православная часовня. Ее стены из теса были покрыты белой краской, на часовне были небольшие луковица и колоколенка, на последней висели бронзовые колокола. Их малиновый звон был слышен в окрестных деревнях и даже в с. Тараканово.

А в Тараканово была православная церковь, которая сгорела во время страшного пожара. Но об этом особый сказ, когда речь пойдёт о Тараканово.

Часовенка, но поменьше, стояла и в соседней д. Зубаны.

Всеми религиозными делами в деревне занимался дед – вдовец Филипов Корнила Григорьевич, дядя Филипова В. С., о котором мы рассказывали выше.

В его избушке было много икон и церковных книг на старославянском языке, который он мог читать только один. К нему вечером приходили верующие, завешав окна шторами, они истово молились.

А в Б. Соснове создали Союз воинствующих безбожников, агитаторы ВКП(б) и РК ЛСКМ читали лекции на антирелигиозные темы, ставили спектакли против попов, райкомовцы контролировали службы в церкви, отлавливали комсомольцев и партийцев, что крестили детей.

Колокольный звон с конца 20-х годов поставили под запрет, к середине 30-х годов были закрыты почти все церкви и часовни района.

В с. Острожка Оханского района, к примеру, с огромной колокольни был скинут 7-ми тонный колокол, от удара о землю раздался такой грохот, что его было слышно за 15-20 верст.

А в глухом Фёдорово люди собирались на моленья и в годы великих испытаний – в период Великой Отечественной.

Партийные активисты рыскали возле церквей в Левино, Бурдино, Б. Сосновы, зная, что церковь в Тараканово сгорела давно, на часовню в Фёдорово они махнули рукой. Но и эту часовню впоследствии убрали.

Церковный староста Смирнов Савватий Иванович на великие праздники приглашал священников из соседних сёл, где они еще служили.

А в годы Великой Отечественной Сталин дал указание вернуть оставшихся в живых священников из тюрем и лагерей. Во многих районах области открылись церкви, правда, очень не многочисленные.

В 30-е годы еще стояли кресты в полях и на высоких горах, так такой крест долго стоял в Зубанах на угоре, за Фёдорово. В поле по дороге на Б. Соснову также стоял православный крест, крестик был и в д. Чапуры.

32. В следующем доме снова жила семья Смирновых – Афанасия Емельяновича (1898 г.р.) и Фёклы Егоровны (1899 г.р.). Их дом-пятистенка стоял практически в центре деревни. Сельсовет считал эту семью бедняцкой.

Глава семьи был мужчиной среднего роста, жена его наоборот была высокой женщиной, склонной к полноте, она – уроженка с. Тараканово.

Афанасий Емельянович был призван на фронт, геройски воевал, будучи раненым, попал в плен, бежал, снова воевал и в одном из боев пропал без вести.

Примечательно то, что по семейному преданию брат Феклы Егоровны погиб в 1905 г. во время восстания моряков на броненосце «Потемкин», он входил в состав руководства этим восстанием.

В 1922 году в семье родилась Мария, она в молодости работала в хозяйстве, вышла замуж в с. Левино за Левина Василия Егоровича. Как и мать, Мария Афанасьевна, была высокой и статной женщиной.

Семью эту преследовал какой-то злой рок.

Однажды дом Левиных ночью загорелся, Мария успела выскочить в окно, думая, что дети с мужем уже на улице. Однако во время пожара сгорел их сын Василий, который спал на печи.

Второго их сына Владимира зарезали хулиганы в Левино.

Их дочь Александра живет в Нальчике.

Непростым был боевой и трудовой путь Смирнова Леонида Афанасьевича, 1924 г.р.

В армию он был призван в августе 1942 г. из Кизела, когда учился в Москве, занимался изучением миномета «Катюша», эти батареи входили в состав Резерва Ставки Верховного.

Затем сержант Смирнов Л. А. участвовал в боях под Курском, Орлом и Прохоровкой, были моменты, когда гвардейские минометы «Катюша» били по немецким танкам прямой наводкой.

В составе Белорусского и Украинского фронтов Леонид Смирнов прошел тысячи верст огненных дорог, был дважды ранен, контужен.

За мужество и героизм он был награжден двумя высшими солдатскими медалями «За отвагу», орденом Отечественной войны, юбилейными медалями.

Вернувшись с войны, Смирнов Л. А. отыскал себе невесту в Новой Шамье – Мотыреву Таисью Степановну, 1923 г.р., секретаря Березовского сельсовета. Они вырастили и воспитали трех замечательных сыновей.

Я был несколько лет назад в Закамске в гостях у Смирновых, благодарен им за хлеб и соль. Именно они рассказали мне много е о жизни Фёдорово, открыли немало новых и интересных страниц о жизни этой деревни.

Родителями Таисьи Степановны были Мотыревы Степан Константинович (1901 г.р.) и Павла Михайловна (1907 г.р.), Степан Мотырев скончался от ран в госпитале г. Пензы 13.02.1942 г. А у его отца было 7 детей.

В 1927 г. у старших Смирновых родился сын Николай . он женился на учительнице Александре Петровне Пустосмеховой из д. Старики. Они жили в г. Очере. И у этой пары четверо детей, все они вышли в люди.

В 1929 г. родилась дочь Александра Афанасьевна, она живет с мужем в Закамске, воспитывает уже внуков.

1938 г. принес старшим Смирновым еще одну дочь – Людмилу.

Вот такие крепкие семьи были и есть у фёдоровских Смирновых!

33. А справа вновь справное жилье – двухэтажный дом с пристроем, принадлежащий богатому крестьянину Смирнову Ивану Федоровичу, 1871 г.р. К 1935 г. он именуется середняком.

Богатства его уже пошли прахом: амбары и конюшни пусты, лошади и коровы его в первые годы существования колхоза подохли с голода, свиньи, овцы и куры давно съедены, товары из магазина, что был на первом этаже растащены по домам бедняков, а в его огромном доме разместилась школа. Дом этот, ворота и клеть были построены в 1850 г.

В начальной школе четыре класса: занятия в 1-3, 2-4 классах вели два учителя.

В школу ходили ученики из деревень Фёдорово, Зубаны, Подкино, Коротаево, Чапуры и Чебаки.

А что же с семьей раскулаченных Смирновых?

Подвергся репрессиям он и его сын Иван, а Павла оставили в покое.

Вот такими были судьбы тёзок, одного из них – богатого, именовали Иван Первый, а второго – Иван Второй.

А многие из членов семьи раскулаченных трудились на северах до 1947 года, только через два года после войны им разрешили вернуться в родные места, откуда выселили.

Да, в этой семье еще была внучка Анастасия, 1923 г.р., но о ее судьбе мы, к сожалению, не знаем ничего.

Откликнись, Настюшка, может дадут знать о себе ее дети и внуки.

(от автора: мы действительно ждем от родственников и близких воспоминаний, фотографий, чтобы дополнить наш рассказ о судьбах людей, ведь книга – третий том «Сивы – матушки реки» выйдет в конце 2014 года. Пишите в архив или библиотеку с. Б. Соснова, для Ширинкина А. В.).

34. Непростой была судьба и у Смирнова Якова Емельяновича, его жены и детей. Их дом также стоял в центре деревни.

Сам Яков Емельянович погиб в годы Первой мировой.

Его жена Анастасия Антоновна, 1885 г.р., жила в небольшой избушке в центре Фёдорово.

Она трудилась в колхозе с момента его образования (1931 г.) и воспитывала без мужа двоих детей: сына Егора и дочь Августу. Благо последняя не бросила мать и жила с ней в Фёдорово, зарабатывая трудом. Здесь они обе и умерли. И им Царство Небесное, бедолагам.

А Егора Яковлевича Смирнова и его жену Дуню из Малой Сосновы увезла дочь Анна в Пермь, здесь они и доживали свой век.

35. В центральной же части Фёдорово стоял дом Смирнова Петра Егоровича, 1894 г.р., его также считали середняком.

Только середняков Советская власть также недолюбливала, иные из них также попали под раскулачивание и сосланы в леса под Чердынь и Соликамск. Прочитайте мою книгу «Мы твои сыновья, Россия» о раскулачивании на территории Оханского района, книга эта есть в библиотеке Б. Сосновы и в интернете, на сайте мемориала. Вот только не каждый осилит 400 страниц убористого шрифта.

Я бы мог написать книгу о раскулачивании в соседнем Б. Сосновском районе, но власть предержащих это не интересует.

Извините, что отвлекаюсь от главной темы.

Петр Егорович не стал дожидаться экспериментов Кремля. Продав свой большой дом, он переехал в Оханский район, в с. Дуброво. А семья у него была не маленькой.

Женой его была Анастасия Васильевна, 1894 г.р., эта черноватая и высокая женщина была родом из Посада.

У них было пять детей.

Павел Петрович родился в 1916 г., он работал в Фёдорово трактористом и умер холостяком.

Неизвестна судьба Фёдора, 1919 г.р.

Капитолина Петровна (1925 г.р.) и Лидия Петровна (1930 г.р.) жили с родителями в с. Дуброво.

Николай Петрович, 1926 г.р., трудился в Перми, его дети и внуки приезжают на родину предков.

36. Напротив Смирнова П. Е. жил Смирнов Петр Захарович, 1873 г.р., также середняк, это был крепкий, среднего роста мужчина. Его хозяйство также распотрошила беднота, и его ракулачили, но, Слава Богу, не сослали к черту на кулички. Эти Смирновы сбежали из Фёдорово ночью и скрылись в Перми, жили они на Второй Вышке.

Жена, Ефросинья Ивановна (1873 г.р.), нарожала Петрушеньке четверых детей, троих сыновей и дочь.

Вот их имена: Анна (1911 г.р.), Андрей, Петр, Виктор(1934 г.р.). С ними жила и внучка Юлия,1933 г.р.

37. Практически такая же судьба была и у Смирнова Захара Фёдоровича. И к нему стали приставать бедняки, и он с сыновьями Алексеем и Степаном скрылись из Фёдорово.

В последствии дом этот занял мужик из Тараканово, которого звали Миша-Хрен с матерью Марией Васильевной Смирновой.

38.  В ограде этого большого хозяйства стоял маленький домик, в котором прозябал Смирнов Степан с женой Анной, он умер, а Анна уехала в Татарку. У них был сын Павел Степанович Смирнов, который погиб в войну.

39. В 25-м доме слева, а это был большой дом – пятистенка, жил старенький дед Смирнов Лаврентий Окиньевич, 1860 г.р., односельчане звали его Лавра, Лаврюха.

У него был большой дом – пятистенка, в нем размещалась правление колхоза. В большой комнате заседал председатель колхоза, а в маленькой работники бухгалтерии.

А дедушка Лаврентий доживал свой век в маленькой избушке - зимовке.

С дедом жила его внучка – Наталья, 1917 г.р., матерью ее была Анна, сноха Лаврентия Окиньевнича, она погибла на лесозаготовках, погиб на поле боя в Отечественную войну и его сын, имя его забыто, его нужно искать в метрических книга Таракановской, либо Юрковской церквей. Фамилия его – Смирнов, отчество – Лаврентьевич.

Возможно, мы отыщем еще одного участника Великой Отечественной, нужно заглянуть и в документы военкомата.

40. Смирнова Наталья Романовна, 1905 г.р., жила неподалеку в маленьком домике, это была боевая, полная, среднего роста женщина, она относилась к бедной части населения деревни, происходила из местных.

Ее дочь Анна Николаевна, женщина небольшого роста, всю свою сознательную жизнь проработала в колхозе счетоводом, замуж она не выходила. Правда, она вырастила сына Валерия, который уехал в Пермь и умер несколько лет назад.

У Натальи Романовны была еще одна дочь – Александра, но она уехала из деревни и жила в областном центре.

41. В двадцать шестом доме слева, который тоже был огромным, жил некогда богатый крестьянин Смирнов Яков, отчество не могли вспомнить старожилы, но утверждали, что и его хозяйство раскулачили. Забыто имя и его жены, а вот двоих детей они вспомнили, сына звали Егор, а дочь – Ульяна, она вышла замуж в с. Тараканово за парня по имени Василий. Нам снова потребуется помощь жителей Тараканово, чтобы восполнить и этот пробел в памяти жителей Фёдорово.

Впоследствии, в этом доме жила семья Шардаковых: Василия Александровича (1904 г.р.) и Елизаветы Ивановны (1907 г.р.).

Шардакова В. А. сельсовет отнес к середнякам, он ушел на войну и погиб.

Елизавета Ивановна воспитывала троих детей: Ивана (1924 г.р.), Михаила (1927 г.р.), Зою (1933 г.р.). Иван жил где-то за Свердловском, он умер недавно. С ним жила какая-то Анисия Ивановна, которая, как видно из книги сельсовета, уехала на производство.

(от автора: колхозникам паспорта не выдавали до начала 60-х гг. прошлого века, поэтому вырваться из деревни было очень сложно, сельсовет справки выдавал крайне редко. Чтобы уехать из деревни, нужны были уважительные причины: призыв в армию или на флот, поступление в школу ФЗО или ремесленное училище, девушки имели крайне редкую возможность выйти замуж за городского парня.

Зато похозяйственные книги составлялись строго: каждые 2-3 года, в них записывались все члены колхозного двора, живность, скот до последней курицы, земельный участок и даже то, что садилось в огороде. Все это ценно и сейчас, для краеведов – исследователей).

Заранее прошу у читателей прощения за столь пространные дополнения. Сам я не по наслышке знаю крестьянскую жизнь: с 6 лет я все каникулы работал в колхозе в д. Осиновка Казанского сельсовета Оханского района (возил копны на сенокосе), помогал бабушке с дедушкой в огороде, гонял лошадей на луга, участвовал в уборке урожая. Затем семь лет работал парторгом в Андреевке и Беляевке. Так что впечатлений от колхозной жизни у меня выше крыши.

Продолжим же повествование о судьбе Шардаковых и их дома.

Через стенку от них жил Смирнов Никита Леонтьевич, ранее он также подвергался раскулачиванию.

42. Неподалеку, с правой стороны улицы,  жил его брат – Смирнов Роман Леонтьевич, 1865 г.р., грамотный крестьянин – середняк. Он имел очень хорошую для сельского жителя специальность – портного. Первым его богатством была швейная немецкая машина «Зингер».

Семья его располагалась в двухэтажном доме, мастерская деда была на первом этаже. Роман Леонтьевич мог сшить шубу, пальто, костюм, фуфайку, зарабатывая живые деньги, либо продукты питания.

Единственным его недостатком было то, что он слишком много пил. Это его и подвело.

Ребятишки баловались с огнем, начался сильный пожар и в Фёдорово выгорело почти треть деревни. Сгорел и Роман Леонтьевич. И ему Царство Небесное, бедолаге. Кстати, во время этого пожара сгорели большие дома Лаврюхи и Якова Смирнова.

Женой его была Анна Егоровна, 1868 г.р., сухонькая, среднего роста старушка, уроженка д. Старики, что неподалеку от Верх. Сосновы.

Их старшая дочь Августа Романовна, 1910 г.р., красивая, среднего роста женщина, вышла замуж в с. Тараканово за Кузнецова Александра Дмитриевича, но он погиб на войне. Затем она нашла мужа в Б. Соснове.

Красавица Надежда Романовна, 1913 г.р., нашла своего суженого в Бурдино, им стал лесник Бурдин Григорий Иванович.

Не уступающая старшим сестрам по красоте младшая Апполинария, 1917 г.р., умерла накануне войны в с. Бурдино, у нее было больное сердце.

В 1918 г. в семье родился сын – наследник Никодим, красавец – парень высокого роста, его призвали на фронт, он геройски воевал, писал с фронта письма Смирновой Парасковье, а когда пришел с войны, то женился на Антониде из д. Бурдино.

(от автора: что-то молодые Смирновы облюбовали с. Бурдино. И я когда-то в далекие 70-е гг. прошлого века ходил туда пешком в гости к молодой черноволосой красавице Дине Корляковой из Солодов, мы гуляли с ней по берегам Бути и Сивы, вот и полюбил я ваши края. А когда фельдшер Корлякова укатила на юга, я высватал невесту в Малой Соснове - Нину Куляпину, и мне снова понравилась другая река, впадающая в Сиву – Сосновка. Поэтому, видимо, сам Господь Бог заставляет меня писать книги о Сиве – реке красавице. Только в этом нужна ваша помощь – пишите побольше воспоминаний о родных деревнях, особенно о тех, которые исчезли).

По всему выходит, что хозяйства Смирновых Никиты и Романа свет – Леонтьевичей в начале 30-х гг. прошлого века раскулачили, но сельсовет их самих не высылал, хотя Никиты Леонтьевича в книге сельсовета за 1935, 1937 гг. мы не нашли.

Может быть, кто-то из оставшихся в живых их близких родственников поможет разгадать эту загадку.

43. Двадцать седьмой дом слева занимала семья Смирнова Романа Никитича, о нем в похозяйственной книге нет никакого упоминания. Земляки только вспомнили, что у Романа было два сына: Александр и Иван, а жена его уроженка с. Бурдино.

Снова нужна помощь читателей земляков.

44. Переходим к жителям двадцать восьмого дома слева. Здесь жила семья Смирнова Ивана Степановича, 1907 г.р. Семья эта была совсем небольшой – всего два человека: Иваша, да его жена Наташа.

Смирнова И. С. в народе звали «Ваня Паранин», очевидно, по имени матери, которая носила старинное имя Параня. Это был мужчина среднего роста, до войны он на своем тракторе ХТЗ (в народе его звали Хрен Товарищ Заведешь) пахал и обрабатывал поля.

В годы войны Иван Степанович был призван в армию и погиб.

Наталья Ивановна, 1909 г.р., женщина небольшого роста, полненькая, уроженка с. Тараканово, продолжала трудиться в колхозе, как миллионы вдов, не дождавшись своих половинок.

Впоследствии она переехала в другой домик, что стоял в начале деревни.

45. В большущем доме справа жил Александр, фамилия которого забыта, т.к. много воды утекло в Бути - реке, этого крепкого хозяина также позорили сельсоветчики, и он, собрав маленькие пожитки, ночью ушел в неизвестность. Забыто имя его жены, а вот детей его старожилы вспомнили, это были Раиса и Федор. Через много лет они подали скромную весть, что живут в Перми, трудятся на заводах.

46. Следующий дом слева носил номер 29, его хозяйкой была вдова Смирнова Анна Андреевна, 1882 г.р., мужа у нее уже не было, никто не вспомнил, что с ним случилось.

У вдовы была дочь Зинаида, которая уехала в Пермь.

47. Соседом их справа был Смирнов Григорий Антонович, здоровенный мужчина. Записей о его хозяйстве сельсовет не сохранил, а земляки лишь вспомнили двух его сыновей: Василия и Павла, что уехали в центр области. Мать их умерла рано, поэтому и она забыта.

48. В небольшом домике под номером 30, что слева, жила Смирнова Анастасия Тимофеевна, ее также почему-то не оказалось в похозяйственной книге.

Известно лишь, что дочь ее Клавдия уехала в Очерский район, а Нина – в Оханский, жила в д. Галешник возле с. Дубрво.

 

Нижняя часть Фёдорово

49. Смирнов Иван Федорович, 1880 г.р., был соседом справа, его большой домище стоял на краю деревни. Ивана Федоровича, здоровенного и крепкого деда считали середняком. А главным богатством, что у него осталось, была жена Анна Ивановна, 1881 г.р., она пекла хлеб для колхозников.

Сын их Александр Иванович, 1911 г.р., положил жизнь свою в Отечественную войну, защищая Родину.

Две дочери Александра Ивановича уже в новом тысячелетии ездят в Тараканово и трудятся на земле не покладая рук.

Жена его, Анфиса Николаевна, 1912 г.р., устав ждать мужа и получив похоронку, выходит замуж за Шардакова Ивана Васильевича, рожает ему двух детей: сына Александра и дочь Ольгу, которые живут и трудятся в г. Карпинске на севере Свердловской области.

Сама Анфисушка умерла в 2004 году.

Второй сын старших Смирновых Василий Иванович всю войну трудился на 19-м заводе г. Перми, изготовлял боеприпасы, был на брони, хотя просился на фронт, желая отомстить за смерть брата. Жена его – Винокурова Ольга также приближала День Победы.

Дочь Анфисы от первого брака Нина, 1934 г.р., с Аней и Валентиной трудятся на севере Свердловской области.

 

50. С левой стороны улицы стоял 31-й дом, владельцем которого был Смирнов Константин Аккинтьевич, 1867 г.р. Дед этот, имевший седую бороду, жил справно, имел два дома – летний и зимний. В летнем было две больших комнаты, дед ткал рогожи, а они требовались всем колхозам, поэтому дедушку и не беспокоила Советская власть.

Дом его стоял с краю деревни по дороге на Малахово.

Женой Константина Смирнова была Анна Петровна, 1887 г.р., бабушка небольшого роста, по натуре очень бойкая, она работала в колхозе и умерла после войны. Они воспитывали двоих детей: сына Максима и дочь Надежду. Максим также был женат на Надежде, после его смерти она уехала в с. Левино.

51. В нижней части деревни стоял большой дом Смирнова Александра Федоровича, 1888 г.р., здорового мужчины среднего роста, крепыша, в годы Великой Отечественной войны он пропал без вести.

Подстать хозяину был и его огромный дом: в нем имелась спальня, столовая, несколько комнат, среди хозяйственных построек имелись конюшни, амбары, причем один из амбаров стоял в огороде.

В начале тридцатых годов их лошадей, коров, поросят, овец и кур перевели в колхозные помещения и многие из них подохли с голода, так в первые годы деятельности коллективных хозяйств запаса кормов не было. Мне не раз рассказывали бывшие богатые крестьяне и их дети, как они ночами со слезами на глазах подкармливали своих выездных жеребцов и коров, которых в стойлах подвязывали веревками и вожжами, на ногах они уже стоять не могли.

Так 90-летняя жительница с. Малая Соснова Каракулова Анастасия Алексеевна рассказала о том, как она хоронила с отцом его лошадей на поляне у леса за селом по дороге на Лыково. До сих пор во время сенокоса она смотрит на эту ямку и плачет.

Женой Александра Федоровича была Александра Ермолаевна, женщина высокого роста, уроженка Фёдорово.

После исчезновения мужа на полях сражений она осталась одна с пятью детьми на руках. Каково было таким вдовам?

Вот их дети.

Анна Александровна, 1924 г.р., участница войны, до последнего времени жила в с. Тараканово в доме Данилова Спиридона, муж ее умер в Перми, погиб и ее сын, а второй – Геннадий, летом приезжал в деревню, помогал матери.

Любовь Александровна, 1928 г.р., вышла замуж в с. Тараканово за тракториста Силина Владимира Ивановича, она же умерла в Краснокамске в 2001 г. У них было трое детей: Александр живет в Чайковском с двумя детьми, Николай – на Гайве, у него так же двое детей, Светлана живет в Краснокамске, куда и увезла мать.

Анатолий Александрович родился в 1929 г., он жил в Тараканово, его звали Толя – Сашин, Толя – Маленький за небольшой рост, он работал водителем и чуть возвышался над рулем автомашин. Зато он потрудился на славу в постели: жена Елена принесла ему пятерых, вот их имена: Александр, Анатолий, Лидия, Людмила и Ольга, многие из них живут в краевом центре.

Валентина Александровна, 1930 г.р., вышла замуж за Колесникова Владимира из с. Левино, он умер и она переехала к сыну Павлу. Ранее Валентина Александровна работала на инкубаторной станции, директор которой Петр Иванович повесился на дереве возле села из-за любовницы из Б. Сосновы. Имя и должность её мы не указываем.

Пуская простят меня читатели за такие факты.

И последний сын старших Смирновых Геннадий Александрович, 1933 г.р., уехал в г. Пермь, там и похоронен, у него осталась дочь Татьяна.

Вот таковы судьбы людские.

52. На бугорке нижней части деревни стоял красивый и большой дом Смирнова Федора Тимофеевича, 1887 г.р., которого сельсовет отнес к категории бедняков.

Односельчане звали его Федюня – Тимин, по имени отца Тимофея, этот полноватый среднего роста мужчина работал в бригаде.

Впоследствии дом Федюни развалился и никто больше на этом месте не строился.

Его жена – красавица Марфа Васильевна, 1892 г.р., уроженка с. Левино, по внешности была похожа на мужа: такая же полненькая, но чуть повыше, женщины считали ее аккуратной и чистоплотной, она родила муженьку семерых детей.

Их старший сын Николай Федорович родился в 1914 г., он – участник войны,  был небольшого роста, коренастый, работал трактористом, механизаторы дали ему кличку «Поршень».

Жена его Александра Федоровна Смирнова, уроженка Фёдорово, по внешнему виду была полностью противоположностью мужу, высокой женщиной. Впоследствии она работала зав. почтой в с. Тараканово.

Они вырастили и воспитали троих сыновей: Валентина, Николая и Юрия.

Валентин после армии уехал на целину и жил в пос. Солнце.

Николай работал журналистом в Очере, затем уехал на Дальний Восток и умер в Советской Гавани.

Юрий остался на родине, работал сварщиком в Тараканово, с женой Лидией Дмитриевной воспитал двух сыновей.

О судьбе Евдокии Федоровны, 1918 г.р., и её сестры Анна нам ничего не известно.

А вот брат их – Смирнов Алексей Федорович, 1924 г.р., ушел на Великую Отечественную войну холостяком и геройски погиб.

Василий Федорович Смирнов родился в 1927 г., женился на землячке Анне Александровне из Фёдорово. В годы войны она служила в армии.

В 1929 г. у них родился последний сын – Геннадий Федорович, он вырос в высокого и худощавого парня, он уехал в дальние края и о его судьбе односельчанам также ничего не известно.

53. Большая семья была и у Смирнова Ивана Ивановича, 1890 г.р., он так же жил в нижней части деревни, уехал из Фёдорово сразу после 1935 г., дом его развалился и никто уже на этом месте не строился.

Сам Иван Иваныч был крепышом: плотным и здоровым мужчиной, среднего роста.

Афанасия Гордеевна, 1893 г.р., наоборот была высокой женщиной, все односельчане удивлялись, что она свистела, как Соловей-разбойник. Она родилась в Тараканово, а отец ее – Гордей, был уроженцем д. Бугры.

Детей их мы просто перечислим, вот они: Михаил (1919 г.р.), Андрей (1922 г.р.), Василий (1926 г.р.), Ольга (1931 г.р.), с ними же жила какая-то Евдокия(1865 г.р.), очевидно, мать кого-то из родителей.

Смирнов Л. А. вспоминал, что Смирнов Михаил Иванович, красивый парень, учился на лётчика, а брат его, Андрей Иванович, умер лет 20 назад, он, кстати, иногда приезжал в Тараканово.

54. Придется вновь возвратиться к центру деревни.

Здесь стоял огромный восьмистенный дом с серединной, принадлежавший Смирнову Ивану Евсеевичу, 1901 г.р., коренастому, плотному, выше среднего роста мужчине, он признавался середняком, это середина между бедным и кулаком.

На фронт его не взяли из-за судимости. Иван Евсеевич собрал на поле несколько килограммов колосков с зерном, принес их домой, чтобы употребить в пищу, был в ту пору голодный год.

По Закону «О десяти колосках», как его звали в народе в начале 30-х годов прошлого века, самый справедливый и гуманный в мире суд отвалил крестьянину несколько лет лагерей. Такие уж были времена в те годы.

За деревней Фёдорово к Посаду на угоре есть Иваново поле в честь Ивана Евсеевича Смирнова.

Женой его была Мария Тимофеевна, 1907 г.р., худощавая женщина высокого роста, она работала в колхозной бригаде.

Пока муж был в заключении, она вместе с родителями Ивана, Евсеем Никифоровичем и Натальей Максимовной, 1871 г.р.поднимала на ноги своих детей, их внуков.

А это было четыре сына, все они были красивыми парнями, все впоследствии, стали гармонистами и весельчаками на праздниках односельчан, вот их имена: Анатолий (1917 г.р.), Владимир, Василий и Владислав. Владимир в последствии жил в Б. Соснове, в с. Тараканово он высватал красивую и высокую медичку с севера – Людмилу Васильевну, она затем работала в ЦРБ.

В армии Владимир Смирнов служил вместе с Николаем Смирновым, земляком, в Витебске и Белгороде после войны.

Василий и Владислав стали учителями, окончив педучилище.

В другой книге записан еще и Виктор (1920 г.р.). в этой же семье жили и родители главы крестьянского двора: Евсей Никифорович (1858 г.р.) и Наталия Матвеевна (1859 г.р.), возможно отчество Андрея и Ивана Евстафьевич, а не Евеевич.

55. В конце деревни, в маленьком доме по дороге в Малахово, жила Смирнова Матрена Тимофеевна, 1883 г.р., муж ее Смирнов Василий Тимофеевич погиб во время войны. У них две дочери: Настасья уехала в д. Галешник возле Дубровы, а Анна – в с. Дуброво Оханского района.

56. С краю нижнего конца стоял дом Смирнова Василия Яковлевича, 1903 г.р. Этот высокого роста мужчина также погиб во время войны.

Мария Васильевна, 1901 г.р., родилась в Б. Соснове, это была аккуратная, среднего роста женщина.

Их дочь Анна Васильевна, 1926 г.р., сошлась с переселенцем Дедух Иваном Степановичем, у них несколько детей.

Нина вышла замуж за Смирнова Виктора Николаевича и живет в Очере, они помогают дочери Наталье воспитывать внука.

Валентина избрала своим суженным Нохрина Виктора Александровича из Зубанов, они воспитывают своих детей и внуков в Закамске.

Николай Васильевич, 1930 г.р. жил в Тараканово, он нашел свою невесту в с. Левино, ей стала Клавдия Константиновна, у этой пары три сына, нам назвали лишь двух – Владимира и Виктора.

Еще один сын старших Смирновых – Михаил, которого звали «Миша – Хрен» жил в Тараканово у р. Буть.

Его сын Сергей живет в этом же селе на угоре, вместе с женой Ольгой Геннадьевной он воспитывает двух сыновей: Александра и Артема. Дай-то Бог и им кучу детей и внуков!

57. За ложком стоял большой дом Смирнова Петра Григорьевича, 1905 г.р., высокого, худощавого, долгоносого мужчины, по отцу его называли «Петька – Гришин». Раньше он жил в Зубанах, на горе.

Его жена Татьяна Федоровна, 1909 г.р., родилась и умерла в с. Малая Соснова. В этом же селе живут их сын Валентин, работавший шофёром и дочь Анна, а также второй сын Михаил.

А вот о судьбе третьего сына – Анатолия Петровича, 1933 г.р., нам ничего неизвестно.

58. Жительницей Фёдорово была также Смирнова Фекла Титовна, 1895 г.р., сухонькая черноволосая старушка. В другой книге её отчество - Яковлевна.

О судьбе мужа нам ничего неизвестно, возможно, его звали Яков, так как дочерью Феклы указана Смирнова Елизавета Яковлевна, 1905 г.р.

Далее в списке членов семьи идет Смирнова Александра Спиридоновна, 1863 г.р., очевидно, мать хозяйки.

В книге также записаны еще два человека: внучка Роза Васильевна, 1930 г.р. и какой-то Николай Григорьевич, так же родившийся в 1930 г.

Все-таки Фекла Смирнова, указанная здесь, имела отчество Яковлевна. А вот и ее тезка с другим отчеством.

59. В похозяйственной книге сельсовета за 1935 г. записана Смирнова Фекла Титовна, 1869 г.р., небольшого роста, сухощавая старушка. Она прославилась на всю округу, как знахарка, то есть народная целительница.

Леонид Афонасьевич Смирнов, 1924 г.р., вспомнил, как Фекла Титовна лечила его, мальчишку. Она отпаивала его, шестилетнего пацана, растворами из редьки, капусты, свеклы и хрена, держа в руках икону с изображением какого-то святого, читала молитву-заговор. Затем по ее совету мальчика завернули в шубу и положили на ночь спать. А спал он ни много – ни мало, а трое суток кряду. После такого лечения вся простуда куда-то исчезла.

(от автора: такие народные целительницы были практически в каждой деревне. Так в г. Оханске в 50-60 гг. прошлого века жила бабка Ивановна возле почты. Она могла вправлять любой вывих, при сложных переломах без всякого рентгена складывала косточки, наложив лубок и повязку, и кости эти срастались быстрее, чем в хирургическом отделении больницы, лечила она и все внутренние болезни с помощью молитв и святой воды. Кстати, родина Ивановны – Сива-река.

Я вспоминаю такого «врача» из д. Осиновка Казанского сельсовета, что в семи верстах от Оханска.

Однажды она вправила мне кривой палец, после падения с моста, во второй раз с помощью своего языка Абрамовна вытащила из глаза остатки репья, которые спрятались за веком.

Царствие Небесное этим народным целительницам! Наверно, они и на том свете лечат людей).

Местные власти старались таких целительниц в тюрьму, но их планы, Слава Богу, не осуществились.

Однако мы чуть отклонились. Пора вернуться на грешную Фёдоровскую землю.

Старожилы вспомнили, что мужа ее звали Тимофей, но его к середине 30-х годов уже не было в живых.

А сын их – Смирнов Михаил Тимофеевич, 1914 г.р., погиб на полях сражений Великой Отечественной.

С матерью в деревне жил второй сын Василий, его Бог обидел разумом.

60. В поле за деревней стоял дом Смирнова Василия Степановича, 1910 г.р., высокого, здорового мужчины, работавшего трактористом, он также погиб в годы войны.

С ним жила красавица – сестра Анна Степановна, 1913 г.р., кудрявая женщина, которая вышла замуж в одну из деревень за Б. Сосновой.

Эх, достать бы фотографию этой красавицы для нашей книги!

Здесь же проживала и мать их – Парасковья Петровна, родившаяся в далеком 1866 г.

Их семье дали дом одного из раскулаченных крестьян, и они перед войной переселись в Фёдорово, оставив в поле избушку на курьих ножках.

61. В большом доме деревни жила семья Смирнова Александра Ивановича, 1880 г.р., худощавого деда небольшого роста, очень аккуратного и культурного, он до войны несколько лет работал председателем колхоза. За эту аккуратность и внимание к людям труда его и избрали председателем правления хозяйства.

Анна Ивановна, 1882 г.р., была его женой.

Судьбу их старшей дочери Валентины, 1912 г.р., мы не знаем.

А вот Александр Александрович Смирнов, 1923 г.р., долгие годы работал в колхозе счетоводом, у него не было одной руки.

62. Бригадиром хозяйства трудился Смирнов Петр Титович, 1908 г.р., это был мужчина высокого роста, худощавый, его звали «Петька Титов», значит отцом его был Тит Смирнов.

Работа бригадира из нелегких. В семь часов утра он обходил всю деревню и будил колхозников, которые любили поспать. Сразу же он ставил в известность, где должны трудиться люди.

Затем была разнарядка, нужно было побывать в кабинете председателя, обсудить задачи дня. Затем нужно объехать все участки работы (сенокос, ферма, зерноток, гряды, где росли помидоры и огурцы и т.д.). К вечеру нужно было принять работу, обмерить стога и т.д. А когда же работать дома, в своем огороде? На это часто даже не хватало времени.

Домашние дела легли на плечи Евдокии Лаврентьены, 1908 г.р., его жены, также худощавой женщины, но небольшого роста, она была родиной с Посада, трудилась в бригаде, а умерла уже в Тараканово. По мужу ее звали «Дуня – Петиха».

Муж ее Смирнов Петр Титович пал смертью храбрых в бою с фашистскими захватчиками за нашу социалистическую родину, как сообщалось в похоронке.

И пришлось Евдокии Лаврентьевне одной растить и воспитывать четверых ребятишек: Владимира (1929 г.р.), он жил в Очере, Леонида (с. Б. Соснова), дочь Александру (с. М. Соснова), и Любовь (1933 г.р.), где она нам не известно.

Винегрет из всех концов

В истории краеведения бывает и такое, я так устал от поездок по старожилам и архивам , что перепутал концы, и эти жители с номера 63 неизвестно где жили - толи внизу, толи вверху, толи с краю… вообщем, не знаю. Помогите разобраться, люди добрые.

63. Смирнов Василий Евсеевич, 1898 г.р., был, очевидно, родственником предшествующего Евсеевича, сельсовет посчитал его середняком. И действительно, по телосложению он был крепышом, человеком среднего роста, похожим на крепкий белый гриб. Судьба сохранила его и в годы испытаний: он вернулся живым с Великой Отечественной войны, но умер в больнице областного центра.

Жена его – Александра Ульяновна, 1886 г.р., родилась в Фёдорово, она была женщиной высокого роста (от автора: меня всегда удивляло, за что высокие женщины любят маленьких мужчин, и один «малыш» раскрыл этот секрет: он сказал, что у маленьких мужиков вся сила ушла в корень, что спрятался между ног, и он совсем не маленький…).

К сожалению, детей у этих Смирновых не было, и Василий Евсеевич был верен своей избраннице и не шатался по сторонам, Дон-Жуанов в деревнях было немного.

Правда, этим Смирновым достался большой дом, это был подарок хозяйке от ее брата – Ивана Ульяновича.

Предполагаю, что такой красивый дом должен был стоять в центре Фёдорово, давайте поспорим на бутылку коньяка, я ошибаюсь редко.

64. Совсем рядом с домом Ульяновичей жила Смирнова Ольга Савватеевна, 1899 г.р., здоровая женщина, настоящая труженица. Почему она записана главой хозяйства, а ее мужа не оказалось в списках 1935 г., мне не понятно.

А ведь он у нее был, и мы отыскали его в памяти односельчан – это Смирнов Иосиф Антонович, более того, выше среднего роста мужчина являлся первым большевиком Фёдорово (так раньше называли коммунистов, членов ВКП (б)) и даже бригадиром, даже участником войны.

Сельсоветчики в 1935 г. забыли и про детей, записав только Тамару Иосифовну, родившуюся в 1923 г., она также участвовала в Великой Отечественной войне и умерла после войны (от автора: краеведам Б. Сосновы, прочитавшим наше повествование, нужно проверить «Книгу Памяти», думаю, что мы открыли для них только в одном Фёдорово несколько новых имен забытых воинов).

Мужем Тамары Иосифовны был житель Малахово Бояршинов Алексей.

В памяти народной остались Александр (жил в Б. Соснове), Людмила (там же), Рита (Тараканово), Татьяна (Очер), Фаина (Тараканово).

Таким образом, у Иосифа Антоновича и Ольги Савватеевны было шесть детей. Молодцы, нам бы с них брать пример, глядишь и возродилась бы Россия!

65. Предполагаю, что отцом Ольги был Смирнов Савватий Иванович, 1866 г.р., которого мы уже немножко вспоминали, этот высокий и худой дедушка и был церковным старостой.

Дом его был большим и красивым, обшит тесом, думаю и ему было место в центре деревни.

Когда в районе зорили церкви, дед, узнав об этом, ночами добирался до этих мест и с помощью местных жителей увозил домой ценное имущество: огромные иконы, кресты, лампады, все это он складывал в маленькую комнату своего дома и закрывал на ключ. Вот только сохранилось или нет до наших дней это добро, неизвестно.

Большевики и комсомольцы расправлялись с церковной утварью по своему: иконы рубили топором, сжигали в кострах, бронзу и медь отправляли во «вторчермет», а золото, серебро и драгоценные камни уходили под усиленной охраной в Москву.

Правда властители Кремля почти все эти богатства прадавали за границу под видом борьбы с голодом. Так мы и потеряли не один десяток тысяч произведений искусства, которые сейчас хранятся в частных коллекциях Запада.

А вы думаете, что американские «Фордзоны» в начале 20-х гг. прошлого века задаром трудились на полях возле с. Тойкино? Нет, конечно. И за эту «помощь» Кремль заплатил звонкой монетой.

Однако мы отвлеклись от главной цели.

Добавим, что самые ярые активисты, громившие храмы и иконы, вскоре предстали перед Богом, о их печальной судьбе вы можете узнать из моих первых двух книг «Сива – матушка река».

Женой Савватия Ивановича была Мария Андреевна, также родившаяся в 1866 г., эта полная, небольшого роста женщина работала в колхозе.

Односельчане вспомнили и их детей.

Николай Савватеевич жил в Фёдорово, он умер, его женой была Александра Григорьевна из Юрково.

Анна Савватеевна, 1907 г.р. была замужем за Смирновым Григорием Егоровичем, 1902 г.р.

Сын, Григория, Владислав, 1928 г.р., жил в Верещагино, он был гармонистом. Боюсь, что сделали ошибку. Возможно, что отчество их Савватиевич, а не Савватеевич.

66. Мы чуть не забыли родственника Василия Евсеевича Смирнова, о котором рассказывали накануне (№64).

Его брат Смирнов Андрей Евсеевич, 1904 г.р., мужчина среднего роста, был когда-то председателем колхоза и участвовал в Великой Отечественной (от автора: возможно в Тараканово или Левино сохранились биографии воинов, рассказы о их боевом пути, нужно дополнить этими материалами мое краткое повествование, книга от этого будет более интересной. Еще раз напоминаю, что материалы эти и фотографии нужно выслать в Б. Соснову – в библиотеку или архив, а девчата передадут мне, либо сами включат в текст книги).

Первой женой Андрея Евсеевича была Афанасия Гурьянова, 1905 г.р., у них совместная дочь Мария.

А вот второй его женой стала Анна Ивановна, 1915 г.р., уроженка д. Зубаны, как и муж, она обладала средним ростом.

Мария Андреевна родилась в 1925 г., она жила в Перми, имела дачу в Тараканово. От первого мужа (Исхаков Василий) она родила Александра и Татьяну.

Затем Мария вышла замуж за Чеботнова Александра Николаевича из соседнего Посада и родила сына Максима, который жил в Москве.

Был у Андрея Евсеевича и сын Иван, 1926 г.р., который жил в Орле.

С ними в Фёдорово также проживала одна из самых старых жительниц – некто Вдовина Гурия (Гудия), отчество ее не разобрать, она родилась в далеком 1859 г.

67. Одним из жителей исчезнувшей деревни был Смирнов Михаил Александрович, 1907 г.р., как отмечал сельсовет, грамотный мужчина. К сожалению, старожилы ничего не рассказали об этой семье, и у нас получился пробел.

Мы знаем лишь, что у него была жена Анна Степановна, 1906 г.р., и два сына: Борис (1930 г.р.) и Виктор, последний даже не был записан в похозяйственную книгу в 1935 г.

68. Очень немного данных и о семье Смирнова Ивана Антоновича, 1908 г.р. Леонид Афанасьевич Смирнов из Закамска вспомнил, что Иван был красивым, высоким парнем, работал в колхозе, но погиб в Монголии во время конфликта с Японией в 1939 г. Кстати, в районных библиотеках есть «Книга Памяти» о жертвах и этой войны, загляните туда.

Жену свою Иван Антонович высватал в Зубанах, это была высокая и симпатичная Клавдия Алексеевна, 1907 г.р., детей у них, очевидно, не было.

После гибели мужа Клавдия вышла замуж второй раз и уехала в д. Пономари Оханского района.

69. В Фёдорово жили и одиночки, ими были Вдовина Анастасия Васильевна, 1870 г.р.

70.  Смирнова Евдокия Федоровна, что была постарше первой на два года. Последняя это родственница Смирнова Николая Ивановича.

Старушки жили в маленьких домиках, вели скромный образ жизни, возможно, кто-то и их вспомнит добрым словом и сообщит нам добрую весточку о их детях, либо о них самих. Мы надеемся на это.

А вот и еще одна одинокая женщина деревни - Смирнова Зинаида Ивановна, 1915 г.р.

71. Не маленькой была семья у Смирнова Федора Тимофеевича, 1889 г.р., здорового мужчины, обладавшего средним ростом.

Марфа Васильевна, 1891 г.р., нарожала ему до конца 20-х годов прошлого века пятерых, вот они: Николай (1914 г.р.), Евдокия (1918 г.р.), Анна (1924 г.р.), Александр (1925 г.р.), Валентина (1927 г.р.). в другой книге записан еще и Геннадий (1930 г.р.).

К сожалению, нам неизвестна судьба и этих жителей деревни.

72. Это же можно сказать и о семье Смирнова Александра Федоровича, 1897 г.р. Александрушка – свет – Ефремовна, что была на год старше мужа и ему принесла в подоле пятерых: Анну (1922 г.р.), Любовь (1924 г.р.), Анатолия (1929 г.р.), Валентину (1930 г.р.), Геннадия (1933 г.р.).

Мы снова чуть – чуть не ошиблись. Оказывается у Александра Федоровича и Александры Еремеевны (в одной из книг она была Ефремовна) не пять детей, а семеро по лавкам.

В книге за 1937 г. указаны еще двое: Милитина (1937 г.р.) и Леонид (1940 г.р.).

Такие добавки в количестве детей могут быть и у остальных жителей Фёдорово. Известен случай, что у одного из крестьян дореволюционной России было более 50 детей, правда жен у него также было чуть меньше десятка.

Господи, это целый гарем!

Таким образом, мы рассказали почти о 80 семьях деревни Фёдорово, которые жили на берегах р. Буть к середине 30-х годов прошлого века.

Думаем, что к началу сороковых – роковых их стало еще больше. Только после Великой Отечественной войны количество населения деревни , окружающих починков и деревушек резко сократилось по нескольким причинам.

 Во-первых, не одна сотня жителей Таракановского, Юрковского Левинского сельсоветов, куда в разное время относились жители верховий Сивы, пала на полях сражений.

Во-вторых, сотни молодых людей из этих сельсоветов были отправлены принудительно (да, Пермь требовала направлять определенное количество, попробуй не выполнить эти контрольные цифры) в школы ФЗО (фабрично - заводского обучения), ремесленные училища (их называли ремеслухи).

В-третьих, много молодых людей шли на производство: на Очерский и Павловский заводы, предприятия г. Перми, Краснокамска и т.д.

В-четвертых, парни, которых призывали в армию, зачастую не возвращались в свои родные места, зная не понаслышке, что там нужно трудиться без всяких выходных, особенно с весны до поздней осени.

В-пятых, в 60-70 – е гг. в деревню стали отправлять сотни рабочих от подшефных  предприятий городов Прикамья, парни и девчата находили свои половинки на селе и увозили их в город, некоторые из них оставались в деревнях.

В-шестых: в начале 60-х годов Никита Хрущев, руководитель КПСС, объявил о строительстве агрогородов, и народ из  мелких населенных пунктов стали сселять на центральные усадьбы. Снова исчезли в нашей области тысячи деревень.

А перед началом Великой Отечественной, в 1940 г. ЦК ВКП (б) приняло специальное постановление о переселении людей из хуторов и починков, считая, что в них живут единоличники, которые должны стать настоящими крестьянами.

Всё это привело к тому, что по всей нашей необъятной родине – СССР было уничтожено 816 тысяч(!!!) деревень, хуторов и починков.

Фёдорово не сдавалось, выдержало все тяжелые испытания, но и эта деревня к началу 70-х годов прошлого века была обескровлена.

Мы забыли еще указать, что серьезный урон сельскому хозяйству нанесло раскулачивание. Вы наверное обратили внимание на то, что более десяти крепких крестьянских хозяйств Фёдорово было разорено, у богатых крестьян и некоторых середняков отобрали скот и весь инвентарь, а отдельных вообще выселили. По численности скота на конец 20-х гг. мы пришли в стране лишь к 1960 г.

В краевом архиве я видел списки сотен раскулаченных крестьян Б. Сосновского района, которых в течении нескольких дней выселяли с насиженных мест. Их нужно было лелеять, давать им посильные задания, и они со своими семьями накормили бы пол страны, как до революции кормили Европу. Начинающим колхозам соперники были не нужны, поэтому с настоящими хлеборобами власть расправилась жестоко.

В архивах г. Перми я нашел несколько дел по раскулачиванию в Таракановском, Левинском сельсоветах.

Вот некоторые данные из них.

Дела на кулаков Фёдорово

Кое-что о жизни колхозной

Мы уже рассказывали о том, что в деревнях было много колхозов.

Так колхоз в Фёдорово носил имя легендарного красного командира Семена Буденного.

В Зубанах был колхоз им. Кирова, а в Тараканово – «Красный пахарь».

Председателями колхоза в Фёдорово были Смирнов Николай Иванович, и некто Бушуев из-за Б. Сосновы.

Почти в каждой деревне были конные дворы, фермы, причем выращивали не только коров и телят, но и овец и птиц.

Во время сенокоса в поля выходили сотни тружеников, обкашивали вручную все лога и полянки, а на больших площадях стрекотали конные косилки.

Десятки ребятишек на лошадках возили копны, девушки и женщины с граблями в руках подскребали сено, накладывали волокуши, мужчины метали сено в большие зароды.

На зародах до войны стоял седой дед Смирнов Савватий Иванович, никто лучше его не мог укладывать сено, чтобы его не промочили дожди.

Также бережно укладывали в стога и снопы с зерном, чтобы там не пробрались  мыши, а зимой эти снопы свозили на ток, где обмолачивали зерно.

На работу в поле ехали в чистой одежде, с белыми платочками на головах, с песнями, также с песнями и возвращались с полей в 10-11 часов вечера.

Женские бригады овощеводов выращивали помидоры, огурцы, капусту, садили большие поля картошки. Причем овощи вызревали без всякой пленки.

А сейчас огурцы нам везут из Индии и Китая по 2-3 месяца в трюмах кораблей, а картошка для России растет в Египте и Польше.

Тьфу на вас, окаянные, загубили село.

Е. Б. Н. обещал, что фермер накормит Россию, да и фермерство загубили наши чиновники. На весь Б. Сосновский район осталось десяток фермеров, да и тех душат налогами.

Какая-то баба из правительства края решила выращивать вокруг Перми розы и страусов, вот и пускай выращивает их под своим подолом.

И к власти в Б. Соснове приходят то женщины предпенсионного возраста, то мужчины с югов, а где же наши мужики? Одна из таких «народных избранниц» отсиживала свой последний срок в кабинете, да покуривала.

Залили бодяжной водкой и пивом всю Россию – матушку, завалили американцы нас сигаретной отравой, не дай Бог, закидают еще ракетами и бомбами, как Югославию.

Слава богу, Путин вспомнил про армию и флот и начал перевооружение.

Такие вот грустные мысли навеяли мне ветераны войны и труда.

Хватит о грустном, давайте о веселом.

Рыбаки на Бути

Река Буть, наша чистая красавица, выручала народ и в голодные года, и в урожайные. Ловили рыбу ведрами на всю улицу.

Ставили сети – недодки, морды, верши, ловили рыбу удочками, особенно пацаны.

Хорошими рыбаками были Смирновы свет – Павловичи: Дмитрий, Иван, Николай, Михаил. Иногда они перегораживали Буть специально с помощью жердей, лапника, а в центре, у небольшого слива, ставили ловушки.

Ребятишки ловили рыбу и с помощью ботала – пугали ее, ниже по течению ставили саки.

За большой рыбой ездили на Очер – завод, так раньше назывался г. Очер, там в пруду водились лещи, щуки, а у нас в Бути рыба была поменьше – сорога, окунь, да харюзья – красавцы.

За рыбкой ездили и на Сиву, в которую впадала наша речка Буть.

 

Еще два слова о колдунах

Мы уже рассказывали о доброй колдунье – народной целительнице старушке Фекле Смирновой. Она лечила практически все болезни, была и бабкой – повитухой, то есть принимала роды.

Ее приглашали на самые тяжелые роды, а так женщины рожали сами, иногда даже во время работы в поле или у себя в бане.

А в соседних Зубанах жил злой колдун – «Сеня Чирок» - Нохрин Семен Иванович. Он мог навести порчу на людей или животных, и человек или корова тяжело заболевали.

После всех мытарств люди шли к нему на поклон, несли ему деньги или продукты, он же и снимал порчу.

Одного из таких колдунов в другой деревне накормили его же говном, и он прекратил свои опыты над людьми. Бывала в жизни и такое.

А в Б. Соснове жили колдуны, которые могли «заморозить» свадьбу, либо еще какое-то торжество. Идет свадебный поезд из десятка лошадей, вдруг кони встают, как вкопанные, их никто не может сдвинуть с места. Опять же только колдун – ведун может расколдовать процессию.

(от автора: о таких колдунах вы можете узнать из первого тома книги «Сива – матушка река», где рассказывается о деревне Сапоги частинские).

Мельницы и ключи

На Сиве – реке, длина которой свыше 200 верст, было более 20 прудов и десятка три мельниц.

Были мельницы и на Бути – реке.

Так примерно в версте от Фёдорово у д. Подкино была водяная мельница. Звук ее вращающегося колеса раздавался в тиши на много сотен метров. Мельником на ней работал дед по прозвищу Гуря, строение так и называлось – Гурина мельница.

Под бухалом, куда с колеса стекала вода, был глубокий омут.

Рассказывают, что в этом омуте жила русалка – Лешачиха. Ночью при свете луны она сидела на склоненном к реке дереве и расчесывала свои длинные волосы.

При появлении людей русалка бросалась в воду, поднимая кучу брызг. Сходите к этому месту, может и вам повезет увидеть Лешачиху, а может и самого Лешего повстречаете в лесу.

Ключи у Фёдорово текли со старой мельницы, была, очевидно, на реке Буть и такая. Родники брали свое начало из под большой горы, что располагалась за старой мельницей.

На мельницы везли зерно со всех окрестных деревень, здесь были длинные очереди, люди иногда ждали своего часа по 10-12 часов. В этих очередях и обсуждались последние новости.

А на Сиве - реке в некоторых деревнях было по две мельницы.

 

Из глубины веков

Деревня Фёдорово, по мнению краеведа из г. Перми Евгения Шумилова, кстати также наполовину оханца, образовалась в 1748г. как»починок на р. Буть Фёдоров». Названа в честь Фёдора Ивановича, фамилия которого за давностью лет уже забылась, жил он здесь в первой половине XIX века. Возможно это был первый Смирнов.

В 1869 г. в Фёдорово было 54 двора с 290 жителями: здесь проживало 133 мужчины и 157 женщин.

К 1909 году в Фёдорово насчитывалось 63 двора, здесь проживало 350 человек, 178 мужчин и 172 женщины (вместе с поч. Зубаны). Фёдорово тогда относилось к Таракановскому обществу.

В начале 30-х годов прошлого века в деревне было 74 двора, несмотря на Гражданскую войну и разруху деревня еще крепко стояла на ногах.

По переписи 1933 г., а ее итоги сохранились в архиве администрации Б. Сосновского района, в Фёдорово проживало 226 человек, 92 мужчины и 136 женщин.

К началу 60-х годов в деревне осталось 167 жителей (1963г.), сорок лет назад – к середине семидесятых деревня практически умерла, хотя дома в ней еще оставались.

Наши экскурсоводы

Нашими гидами в путешествии по улицам Фёдорова будут жительница Тараканово Смирнова Вера Васильевна, 1932 г. рождения и супруги Смирновы из Закамска: Леонид Афанасьевич, 1924 г.р. и Таисия Степановна, 1923 г.р., а так же Кайгородова Анна Григорьевна из с. Юрково. Своими воспоминаниями о верховьях Бути поделилась и Мария Афанасьевна Вдовина, 1916 г.р., жительница Тараканово и Смирнова Парасковья Ивановна, 1918 г.р.

При составлении материалов использовались также похозяйственные книги сельского совета по д. Фёдорово за 1935-37 гг., они кстати хранятся в архиве администрации района.

Автор также использовал материалы архива новейшей истории Пермского края, откуда почерпнул данные о раскулачивании.

Итак, начинаем наше путешествие с верхнего конца деревни.

Верхняя часть Фёдорово

1. В первом доме верхнего конца слева, если идти со стороны Б.­Сосновы, жила семья Смирнова Степана Тимофеевича, 1903 г.рождения . Степан Тимофеевич был красивым мужчиной высокого роста, до войны трудился в колхозе трактористом, был также весельчаком – гармонистом. Пожилые земляки, которых осталось совсем не много, до сих пор вспоминают, как он пел любимую песня «Кирпичики», играл на гармошке. Жаль, что Степан Смирнов сложил свою голову на войне, защищая родное Фёдорово.

Женой его была Павла Терентьевна, 1908года рождения, подстать мужу: высокая и здоровая женщина, она трудилась в колхозе, после гибели мужа  уехала в город к детям.

Их дети: Руфина (1928 г.р.), Валентина (1933 г.р.) и Фаина, они также уехали в Пермь, но часто приезжали на родину предков.

Дом Смирновых был большим, с хозяйственными постройками, в последствии в конюшнях колхоз выращивал свиней.

Вместе с младшими Смирновыми проживала мать главы хозяйства Аксинья Ивановна, 1876 года рождения.

2. Чуть ниже, напротив, стояло четыре амбара, обшитых досками, очевидно, они были построены еще до революции, в них хранилось тогда общественное зерно на случай неурожая, засухи, пожара (от автора: таких амбаров в крае остались единицы, один из них находится в с. Воробьи Нытвенского района, это уже музейный экспонат).

3. В следующем доме жила Смирнова Наталья Ивановна, 1909 г.р., рядовая колхозница, полная, небольшого роста женщина. Ее муж, Иван Степанович Смирнов, 1907 г. рождения, погиб на фронте, до войны он трудился в колхозе трактористом.

Их сын Иван женился на Марии, уехал в Б. Соснову, у них двое детей: дочь Людмила и сын Алексей.

4. В третьем доме проживала Бажутина Екатерина Арсентьевна, 1898 года рождения, это была богатая вдова. Ее дом был большим, пятистенкой, он был обшит, покрыт дранкой, построен еще в 1890 г., а хлев и сарай в 1893 г.

Первым мужем Екатерины был Смирнов Степан Романович, здоровый мужчина, высокого роста. Он неожиданно заболел и умер, оставив жене большое хозяйство с лошадью.

Вторым мужем Екатерины стал Бажутин Василий. Их первого сына Николая, 1925 года рождения, называли в деревне фантазером – сказочником за то, что он придумывал различные сказки – небылицы. Он жил в Фёдорово с приятной женщиной Ниной, детей у них не было, но жили они не в дому матери, а в небольшой избушке.

В 1930 году Екатерина родила сына Виктора, до последнего времени он жил в пос. Майский Краснокамского района.

Там же живет и его сестра Валентина,1939 года рождения, полненькая, кругленькая женщина.

5. В следующем доме также жила вдова – Смирнова Пелагея Ивановна, 1885 года рождения, неграмотная, беднячка, как явствует из похозяйственной книги.

Муж ее, Александр Смирнов, как вспоминают старожилы, погиб еще в Первую мировую войну, сражаясь с германцами.

Пелагея Ивановна долгие годы трудилась на ферме, а затем варила обеды механизаторам. Ее звали Пелагея – Саниха, очевидно, по имени мужа.

Ее дочери – Таисия (Тая), Антонида и Мария уехали в Пермь, трудились на предприятиях областного центра.

Рядом с домом Пелагеи располагался конный двор, а справа деревенское кладбище, где нашли свой последний приют сотни жителей Фёдорово.

6. В пятом доме жила семья Белканова Александра Ларионовича, это был старичок среднего роста.

Свою жену – Юшкину Марию Дмитриевну он привез из Москвы, где служил в армии. Это была красивая и интеллигентная женщина, удивительно, как она, будучи в столице, согласилась жить в уральской глуши.

Их старший сын Юшкин Степан Александрович погиб на полях Великой отечественной войны, внук Николай живет в Осе.

Дочерей также разбросала жизнь: Мария живет в Очере, Раиса – в Б. Соснове, Римма – в с. Тойкино.

Дом их в Фёдорово был небольшим: по два окна на дорогу и в поле.

7. Напротив, через дорогу, также жила вдова – Смирнова Мария Васильевна, 1891 года рождения, и ее муж ­ Василий Смирнов погиб в годы Первой мировой войны (от автора: в 2014 г. исполняется 100 лет со дня этого события, о котором мы многого не знаем, вот и появились участники Первой мировой. А в г. Оханске мы нашли могилу кавалера четырех Георгиевских крестов – штабс-капитана Скворцова Федора Лукьяновича, узнали имена восьми оханцев, которых привезли с фронта и похоронили рядом с Успенским собором. Узнали мы также имена 16 австрийцев, чехов, итальянцев и венгров, которые умерли в Оханске от ран и болезней, это были военнопленные. Воинам Российской и Австро-Венгерской империи будут установлены памятники в виде православного и католического крестов).

Старшей их дочерью была Лидия Васильевна, 1911 года рождения, затем у Марии Васильевны еще родились Александр (1924 г.р.) и Михаил (1930 г.р.), мы просим читателей сообщить о их судьбе, может, откликнутся дети и внуки.

8. В шестом доме слева жила семья Смирнова Прокопия Хрисановича, в годы Гражданской войны он служил в Красной армии, это был здоровенный мужчина. Он иногда рассказывал, что белые во время боя захватили его в плен, избивали, а затем запрягли в телегу и заставляли везти груз. Вот такие здоровяки жили в Фёдорово!

Женой его была Наталья из д. Ромаши Очерского района, она была бездетной, жили вдвоем.

После их смерти в небольшом домике проживала семья Смирновых – Василия и Веры Васильевны.

9. В домике справа ютилась семья братьев Баскаковых, старожилы помнят лишь их отчество – Ларионовичи. Их дети впоследствии уехали в г. Верещагино. Пускай отзовутся и они.

10. В маленькой избушке слева проживала семья Смирнова Александра Арсентьевича (Артемовича),1900 года рождения, грамотного, бедняка. Он был мужчиной среднего телосложения, высокий. Перед войной он трудился бригадиром и погиб на полях сражений.

Его жена, Анастасия Васильевна, 1901 года рождения, родом из д. Чебаки, была худенькой и высокой женщиной. Настасьюшка умерла в годы войны, будучи беременной, с огромным животом, очевидно, погиб и ее ребенок.

Их сыновья Александр и Анатолий (последний 1926 г.р.) погибля в годы войны холостяками.

Зато остались в живых две дочери: Валентина Александровна, вышла замуж в с. Левино за Седусова Леонида Васильевича, у них несколько детей.

Юлия Александровна (1932 г.р.) вышла замуж за офицера и последнее время жила в Перми рядом с колхозным рынком.

Избушка родителей в Фёдорово была построена в 1923, а амбар остался еще с 1906 г.

В этом же домике ютилась и их тетка – Чегодаева Дарья Яковлевна,1871 г.р. и ее родственница Зоя Ивановна, 1913 г.р.

11. Следующий дом по левой стороне улице принадлежал Вдовину Матвею Васильевичу.

Старожилы деревни считают, что он был раскулачен. В книгах сельсовета за 1935,1937 гг. мы нашли некоторые сведения об этой семье, хотя земляки их забыли.

Главой семьи записана Вдовина Анна Васильевна, 1869 г.р., середнячка.

С ней жили якобы сестра Мария Васильевна, 1880 г.р., сын Николай Васильевич,1922 г.р. (жил в Закамске), Матвей Васильевич Вдовин,1872 г.р. – просто член семьи.

Здесь же сноха – Вдовина Мария Ивановна, 1872 г.р.

Хозяйственные постройки – дом, хлев, амбар, баня были построены в  1903-06 гг.

12. Справа от Вдовиных жили три сестры-сиротки: Александра, Анна и Васса, уроженки Фёдорово, детей у них не было, фамилия их забыта за давностью лет. Все они разъехались, одна из них в пос. Павловский.

13. Девятый с левой стороны дом был огромным, в нем когда-то жил богатый крестьянин Смирнов Михаил Андреевич. После раскулачивания в доме этом располагались колхозные ясли, в конце 30-х годов прошлого века он сгорел, ребятишек успела вывести из яслей воспитательница.

14. В небольшом домишке справа жила семья Смирнова Петра Ивановича,1882г.р., бедняка. Это был здоровенный дед с седой бородой, он умер уже после войны.

Подстать ему такой же здоровой была и его жена – Аграфена Андреевна, 1887 г.р., взятая им в жены из с. Левино.

У этой пары было четверо детей

Мария Петровна, 1916 г.р., жила в Тараканово, вышла замуж в Б. Соснову.

Клавдия Петровна, 1921 г.р., также жила в Тараканово, трудилась разнорабочей, вышла замуж за Пономарева Анатолия.

Иван Петрович, 1922 г.р. пал смертью храбрых во время Великой Отечественной войны.

Мария Петровна, 1916 г.р. до последних лет приезжала в родные места, ее увезли в Пермь сыновья Николай и Владимир.

15. Лоханин Павел Иванович, 1907 г.р. середняк – глава следующего крестьянского двора, его дом был десятым по счету слева, если въезжать в Фёдорово со стороны райцентра.

Рядом с маленьким домом долго стояли срубы, которые Павел не успел достроить.

Первая его жена Екатерина Андреевна, 1908 г.р., умерла, он жил со второй, но имя его уже забылось, отдельные вспомнили, что это была Александра из д. Чапуры. Сам Павел был здоровым мужчиной, позднее он переехал в Пермь, работал там в милиции и погиб на боевом посту (от автора: некоторые старожила называли его Григорием).

Дочь Павла Анна нашла своего суженного в Тараканово и уехала с ним в г. Пермь. Вторая дочь Клавдия, 1926 г.р. жила где-то за Б. Сосновой.

16. В домике справа размещалась семья Смирнова Василия Антоновича, 1895 г.р., грамотного. середняка. этот здоровый мужчина до войны трудился в колхозе бригадиром, затем уехал в с. Черновское.

Женой его была Евдокия Петровна, 1904 г.р., уроженка Фёдорово, не уступающая мужу по внешности.

Их сын Николай Васильевич, 1922 г.р., был весь в отца и мать, высоким и здоровенным парнем. Был еще один сын, 1925 г.р., но его имя забылось.

У Василия и Евдокии было и две дочери: Глафира и Клавдия, последняя родилась в 1929 г., о их судьбе односельчанам ничего не известно. Откликнитесь, земляки.

17. Следующий, одиннадцатый дом слева занимала семья Лоханина Ивана, в списках жителей Фёдорово мы его не нашли. Забылось и имя жены. А вот детей у Ивана было трое: Михаил (некоторые считают, что он погиб в войну), Федор и Галина, последние якобы жили и работали в пос. Павловский Очерского района. Предполагаю, что Лоханины переселились в Федорово из Лоханят.

18. Соседом Лоханиных справа был Смирнов Иван Леонтьевич, в списках сельсовета мы его не нашли, возможно, он выехал из деревни до 1935 г.

Старожилы вспоминают, что он жил с женой Акулиной Петровной в маленьком домике на 2 окна, детей у них не было, оба они работали в колхозе. Иван Леонтьевич, как и большинство мужчин деревни, был здоровым мужчиной.

А после них в доме этом стала жить Смирнова Пелагея, любительница вести праздную жизнь, подробности мы опустим.

19. Семья Смирнова Григория Антоновича занимала по левой стороне двенадцатый дом. Женой его записана Анна Михайловна, а по словам земляков это была Александра из-за д. Ромаши (некоторые называют ее Раисой из д. Чапуры. Вот и разберись).

У Григория, якобы, было трое детей: сыновья Николай, Михаил и красивая девушка Александра, которая живет где-то возле Перми.

И не удивительно, что у нас возникла путаница.

В Фёдорово жила еще одна семья – Смирнова Григория, но Максимовича, 1915 г.р., его женой была Евдокия Васильевна, ее отцом был уроженец Фёдорово Филипов Василий Самойлович.

20. Следующая семья, по словам старожилов, снова из числа раскулаченных, ее глава – Смирнов Леонтий Никитич, 1872 г.р. его с женой, одногодкой Лукией Степановной якобы в начале 30-х годов выселили из Фёдорово. Они имели большой обшитый дом -­ пятистенку, конюшню, амбары, молотилку и т.д. Все это отобрали и передали колхозу. В их большом и просторном доме разместили ясли и столовую.

У Смирновых было трое детей: дочери Валентина и Мария, которые после долгих скитаний стали жить в Перми, Валентина Леонтьевна даже приезжала на свою малую Родину, хотела купить в Фёдорово домик, но деревня уже развалилась.

А сын Смирновых – Николай Леонтьевич был верующим и работал в одной из церквей областного центра.

Большой дом Смирновых впоследствии продали Таракановой Александре Яковлевне и Петру Тимофеевичу, и они жили в нем.  

Александра Яковлевна, 1913 г.р., женщина-красавица, высокого роста, вышла замуж за Тараканова Михаила Захаровича, 1911 г.р. Он высватал ее из д. Чебаки, а сам погиб во время монгольской войны (от автора: по воспоминанию старожилов, мы нашли еще одну жертву войны 1938-39 гг., находится наш земляк в песках Монголии у р. Халхин-Гол или у оз. Хасан возле Владивостока. А это могут узнать наши последователи – краеведы).

У Александры Яковлевны якобы три дочери:

- Нина, вдова, жила в Тараканово;

- Галина с мужем жили в Екатеринбурге;

- Аня с мужем живут в г. Перми.

21. Следующего главу семьи односельчане звали Тереха, это был Смирнов Терентий Фёдорович, женой его была Анфиса, их во время коллективизации также раскулачили, а Терентия Федоровича якобы выслали на север Урала.

У них был большой дом – пятистенка, много хозпостроек, скот.

У Терентия был брат, имя его уже забылось, из-за старости его оставили в деревне.

22. Справа от этих Смирновых проживала Смирнова Матрена Ильинична, ее звали в деревне Матрёна Илюхина. Это была боевая и сварливая женщина, она даже выгнала из дома своего мужа за то, что он не подчинялся ей. Вот и дочь Анна уехала от матери в г. Пермь когда подросла.

Небольшой дом Матрёны Илюхиной стоял почти посередине деревни. Ребятишки в отместку за ее плохой характер, гоняя на санках и досках с полатей с горы, въезжали бабке в ворота и огородный забор, а она с руганью гонялась за ними.

Середина деревни

23. В центре Фёдорово стоял большой дом, в котором проживала вдова Смирнова Василиса (Васса) Константиновна, 1864 г.р., беднячка. Ее дом был пятнадцатым по счету с левой стороны. Сама она была женщиной среднего роста, худощавой. Муж ее по воспоминаниям земляков также погиб в Первую мировую войну (от автора: о потерях Русской армии в войне с Германией и Австро-Венгрией в 1914-17 гг. можно узнать в приложении к газете «Русский инвалид», данные нужно искать в заголовке Пермская губерния, Оханский уезд, затем в разделе волостные центры возле Б. Сосновы).

У Вассы (ее еще звали Васиха) было две дочери: Анна, 1909 г.р. и Пелагея, 1903 г.р., муж одной из них Смирнов Василий погиб в Великую Отечественную войну. Пелагея воспитывала мальчика Анатолия Звездина, отец которого жил в Юрково, а мать – в городе.

24. В следующем доме ютился Смирнов Ермолай Иванович, 1869 г.р., здоровый дед высокого роста с седой бородой.

В противоположность деду его жена Пелагея Ивановна, 1869 г.р., была женщиной небольшого роста.

Их дочь Александра Ермолаевна вышла замуж за Смирнова Александра Фёдоровича, он также погиб в Отечественную войну, Александра умерла в Тараканово.

Вторая дочь Надежда вышла замуж за Подкина Василия, и он погиб в войну.

У Ермолая и Пелагеи был еще сын Александр, 1924 г.р., он участник боев с фашизмом, вернулся домой и умер от ран в д. Фёдорово, женой его была учительница, имя которой земляки забыли. Второй их сын Алексей трудился в Верещагино.

К 1937 г. Ермолай Иванович Смирнов жил в деревне уже один, год его рождения указан не 1869, а 1879. В похозяйственной книге также записано, что его дом и хлев построены в 1878 г.

25. Справа проживал также дед седой с бородой – Смирнов Антон Степанович, 1869 г.р., грамотный, середняк. Он также был мужчиной высокого роста, очень набожный и верующий человек. В доме Антона Смирнова было много икон и церковных книг, которые он читал односельчанам.

Первая жена его умерла рано, вторично он женился на Марии Васильевне, 1890 г.р., уроженке д. Бугры, что подле Тараканово. Она, как и ее муж, была женщиной высокого роста.

Сын Антона Степановича Иван Смирнов женился на Клавдии Алексеевне из д. Зубаны, детей у них не было, Иван же геройски погиб на полях сражений (по некоторым данным он погиб в Монгольскую, но это нужно проверить).

Второй сын Григорий Антонович, 1911 г.р., высватал девушку – красавицу Раису Арефьеву в д. Чапуры и уехал в областной центр.

К 1937 г. старшие Смирновы уже жили одни в доме с постройками, которые были возведены в 1909-19 гг.

Некоторые старожилы считают, что у них было еще двое сыновей: Василий и Иосиф – свет Антоновичи, но о их семьях мы также расскажем. Василий погиб в Великую Отечественную войну.

26. Смирнов Иосиф Антонович, 1898 г.р., жил с семьей в доме напротив хозяйства отца, его женой была Ольга Савватеевна, 1899 г.р. Дом их был самым старым в Фёдорово, построен еще в 1840 г., а хозяйственные постройки в начале XX века.

У этих Смирновых было две дочери: Тамара (1924 г.р.) и Римма (1938 г.р.). возможно кто-то расскажет о их судьбе.

27. В восемнадцатом по счету доме слева квартировала семья Смирнова Ивана Ульяновича, вскоре он с женой Пелагеей из д. Зубаны уехал в Курганскую область, г. Далматово.

Их сын Михаил жил в г. Перми.

А дочь Смирнова Раиса Ивановна участвовала в Великой Отечественной, после войны жила в Перми, замуж так и не вышла (от автора: возможно ее, как и часть других жителей Фёдорово, которых мы называем в повествовании, нет в «Книге Памяти»: ради поиска таких людей и следует записывать воспоминания старожилов об исчезнувших деревнях).

28. Жители дома справа также пострадали от раскулачивания во время коллективизации. Это семья Смирнова Кондратия Захаровича, ему принадлежали в Фёдорово два дома : летний и зимовка. В хозяйстве, как вспоминают пожилые люди, были: лошади, коровы, мелкий скот, молотилка, сеялка, плуги, бороны, жатка.

Женой Кондратия была Евдокия из д. Чебаки.

Смирнов Кондратий Захарович смог распродать свое хозяйство и уехал куда глаза глядят. Евдокиюшка осталась в деревне без средств к существованию, скитаясь по соседям.

Их сын Александр Смирнов якобы погиб в годы Первой мировой.

29. В девятнадцатом доме слева жили отец с сыном: Смирнов Павел Романович, 1863 г.р. и Смирнов Иван Павлович, 1891 г.р. их сельсовет причислял к беднякам (по другим данным их семьи жили по соседству). Дедушка был худенький, бойкий, он вил из мочала сенные кошели, возил их на лошадке в г. Очер, получая за такую работу денежку. Кстати, советская власть таких «предпринимателей» и отлавливала, заставляла их платить налоги, были случаи, что они за торговлю отправлялись на севера, куда Макар телят не гонял. Седобородый дед умер в 1938 г.

Жена его, Анастасия Алексеевна, 1863 г.р., уроженка с. Тараканово (ее девичья фамилия – Боронникова), высокая и здоровая женщина, трудилась в колхозе, не покладая рук.

Однажды во время работы на току (на сложной молотилке), ее затянуло в «Очерку» и перемолотило кости. Такие трагедии случались на селе часто.

 Сын их Дмитрий Павлович Смирнов, 1903 г.р., погиб в войну. Перед этим он женился на Раисе Федоровне из д. Неживые, но детей у них не было, они приняли на воспитание Владислава, который жил в пос. Павловский.

У стариков Смирновых был еще один сын Николай, но он умер, став уже взрослым.

А Смирнов Иван Павлович, 1891 г.р., как и отец под стать был очень бойким, даже возглавлял комплексную бригаду. После смерти жены Аграфены Карповны (по другим данным Хрисановны) он женился второй раз на Клавдии Семеновне Неживых и уехал к ней в д. Неживые. Там он и умер в 1966 г.

У Ивана Павловича Смирнова и Аграфены было несколько детей.

Александра Ивановна родилась в 1914 г., жила в Тараканово, работала на почте, умерла в 2003 г. муж ее – Коротаев Александр Васильевич, уроженец д. Коротаево. Их сын Николай Александрович Коротаев работал журналистом в Советской Гавани, на Дальнем Востоке, там и умер. Жена его Валентина из Челябинска, у них дочь Елена.

Вторая дочь – Прасковья Ивановна родилась в 1918 г., она жила в пос. Павловский, в годы войны лудила посуду и изготовляла боеприпасы. Ее муж – Смирнов Григорий Максимович, 1915 г.р., уроженец д. Фёдорово, в годы войны дошел до Берлина, был фронтовым водителем, он умер в клубе с. Левино. Григорий и Прасковья воспитали двух сыновей.

Анна Ивановна, третья дочь, 1923 г.р., уехала за племянником в Советскую Гавань, получив образование в Челябинске, на Дальнем Востоке она работала специалистом по школам в райкоме и районо. Муж ее, Павел, родом из Москвы.

Далее мы поворачиваем в проулок на д. Зубаны.

Проулок к деревне Зубаны

30. На углу проулка жила семья Филипова Василия Самойловича, 1890 г.р., это был двадцатый дом слева. Василий был представительным и строгим мужчиной, с усами. На войну его уже не призвали с учетом возраста. Жена его Зинаида Ивановна, 1896 г.р., была родом из Оханского района, высокого роста, мощная женщина, она болела, как и Крупская, базедовой болезнью, на горле у нее был большой зоб.

Василий Самойлович долгие годы работал кузнецом, молотобойцем у него в кузнице с 14 лет трудился Смирнов Леонид Афанасьевич, летом их молотки выбивали красивые мелодии, как колокола в церкви, и ребятишки десятками стекались к кузнице.

Василий Самойлович с Зинаидой Ивановной воспитали восемь детей, она носила звание «Мать – героиня». Вот эти дети.

1). Михаил Васильевич родился в 1917 г, работал в колхозе, во время лесозаготовок порвал портрет Сталина в газете и был арестован органами НКВД. Вернулся из застенок, снова стал работать в колхозе, женился на Анастасии, у них трое детей: Аркадий и Евдокия уже умерли, в Перми живет Клавдия. Давно уже нет и их родителей. Царствие им Небесное.

2). Евдокия Васильевна вышла замуж за украинца, жила в Перми, умерла в середине 2000-х.

3). Николай Васильевич, 1918 г.р., стал офицером, участвовал в Великой Отечественной, погиб смертью храбрых. Его жена Галина Селиванова (по другим данным Силина) из пос. Павловский осталась с дочерью Людмилой в Москве.

4). Александр Васильевич, 1921 г.р., умер в с. Левино из-за дружбы с «зеленым змием».

5). Ольга, 1924 г.р., жила возле Перми, уже умерла.

6). Клавдия, 1928 г.р., так же уехала в город, работала на производстве, сейчас уже на небесах.

7).   Рафаил  также жил в областном центре.

8). Валентина Васильевна, 1932 г.р. живет возле Перми и каждое лето старается приехать в Тараканово, приезжает и в родное Фёдорово. Некоторые старожилы называют еще внуков – Клавдию (1935 г.р.) и Михаила (1936 г.р.).

А мать их, Зинаида Ивановна, пошла к сыну в гости в с. Левино, споткнулась, упала и умерла. Слава Богу, что не мучилась долгие годы. Дом, хлев и сени, где жили Филиповы, были построены в 1886 г.

31. Практически в центре Фёдорово стояла православная часовня. Ее стены из теса были покрыты белой краской, на часовне были небольшие луковица и колоколенка, на последней висели бронзовые колокола. Их малиновый звон был слышен в окрестных деревнях и даже в с. Тараканово.

А в Тараканово была православная церковь, которая сгорела во время страшного пожара. Но об этом особый сказ, когда речь пойдёт о Тараканово.

Часовенка, но поменьше, стояла и в соседней д. Зубаны.

Всеми религиозными делами в деревне занимался дед – вдовец Филипов Корнила Григорьевич, дядя Филипова В. С., о котором мы рассказывали выше.

В его избушке было много икон и церковных книг на старославянском языке, который он мог читать только один. К нему вечером приходили верующие, завешав окна шторами, они истово молились.

А в Б. Соснове создали Союз воинствующих безбожников, агитаторы ВКП(б) и РК ЛСКМ читали лекции на антирелигиозные темы, ставили спектакли против попов, райкомовцы контролировали службы в церкви, отлавливали комсомольцев и партийцев, что крестили детей.

Колокольный звон с конца 20-х годов поставили под запрет, к середине 30-х годов были закрыты почти все церкви и часовни района.

В с. Острожка Оханского района, к примеру, с огромной колокольни был скинут 7-ми тонный колокол, от удара о землю раздался такой грохот, что его было слышно за 15-20 верст.

А в глухом Фёдорово люди собирались на моленья и в годы великих испытаний – в период Великой Отечественной.

Партийные активисты рыскали возле церквей в Левино, Бурдино, Б. Сосновы, зная, что церковь в Тараканово сгорела давно, на часовню в Фёдорово они махнули рукой. Но и эту часовню впоследствии убрали.

Церковный староста Смирнов Савватий Иванович на великие праздники приглашал священников из соседних сёл, где они еще служили.

А в годы Великой Отечественной Сталин дал указание вернуть оставшихся в живых священников из тюрем и лагерей. Во многих районах области открылись церкви, правда, очень не многочисленные.

В 30-е годы еще стояли кресты в полях и на высоких горах, так такой крест долго стоял в Зубанах на угоре, за Фёдорово. В поле по дороге на Б. Соснову также стоял православный крест, крестик был и в д. Чапуры.

32. В следующем доме снова жила семья Смирновых – Афанасия Емельяновича (1898 г.р.) и Фёклы Егоровны (1899 г.р.). Их дом-пятистенка стоял практически в центре деревни. Сельсовет считал эту семью бедняцкой.

Глава семьи был мужчиной среднего роста, жена его наоборот была высокой женщиной, склонной к полноте, она – уроженка с. Тараканово.

Афанасий Емельянович был призван на фронт, геройски воевал, будучи раненым, попал в плен, бежал, снова воевал и в одном из боев пропал без вести.

Примечательно то, что по семейному преданию брат Феклы Егоровны погиб в 1905 г. во время восстания моряков на броненосце «Потемкин», он входил в состав руководства этим восстанием.

В 1922 году в семье родилась Мария, она в молодости работала в хозяйстве, вышла замуж в с. Левино за Левина Василия Егоровича. Как и мать, Мария Афанасьевна, была высокой и статной женщиной.

Семью эту преследовал какой-то злой рок.

Однажды дом Левиных ночью загорелся, Мария успела выскочить в окно, думая, что дети с мужем уже на улице. Однако во время пожара сгорел их сын Василий, который спал на печи.

Второго их сына Владимира зарезали хулиганы в Левино.

Их дочь Александра живет в Нальчике.

Непростым был боевой и трудовой путь Смирнова Леонида Афанасьевича, 1924 г.р.

В армию он был призван в августе 1942 г. из Кизела, когда учился в Москве, занимался изучением миномета «Катюша», эти батареи входили в состав Резерва Ставки Верховного.

Затем сержант Смирнов Л. А. участвовал в боях под Курском, Орлом и Прохоровкой, были моменты, когда гвардейские минометы «Катюша» били по немецким танкам прямой наводкой.

В составе Белорусского и Украинского фронтов Леонид Смирнов прошел тысячи верст огненных дорог, был дважды ранен, контужен.

За мужество и героизм он был награжден двумя высшими солдатскими медалями «За отвагу», орденом Отечественной войны, юбилейными медалями.

Вернувшись с войны, Смирнов Л. А. отыскал себе невесту в Новой Шамье – Мотыреву Таисью Степановну, 1923 г.р., секретаря Березовского сельсовета. Они вырастили и воспитали трех замечательных сыновей.

Я был несколько лет назад в Закамске в гостях у Смирновых, благодарен им за хлеб и соль. Именно они рассказали мне много е о жизни Фёдорово, открыли немало новых и интересных страниц о жизни этой деревни.

Родителями Таисьи Степановны были Мотыревы Степан Константинович (1901 г.р.) и Павла Михайловна (1907 г.р.), Степан Мотырев скончался от ран в госпитале г. Пензы 13.02.1942 г. А у его отца было 7 детей.

В 1927 г. у старших Смирновых родился сын Николай . он женился на учительнице Александре Петровне Пустосмеховой из д. Старики. Они жили в г. Очере. И у этой пары четверо детей, все они вышли в люди.

В 1929 г. родилась дочь Александра Афанасьевна, она живет с мужем в Закамске, воспитывает уже внуков.

1938 г. принес старшим Смирновым еще одну дочь – Людмилу.

Вот такие крепкие семьи были и есть у фёдоровских Смирновых!

33. А справа вновь справное жилье – двухэтажный дом с пристроем, принадлежащий богатому крестьянину Смирнову Ивану Федоровичу, 1871 г.р. К 1935 г. он именуется середняком.

Богатства его уже пошли прахом: амбары и конюшни пусты, лошади и коровы его в первые годы существования колхоза подохли с голода, свиньи, овцы и куры давно съедены, товары из магазина, что был на первом этаже растащены по домам бедняков, а в его огромном доме разместилась школа. Дом этот, ворота и клеть были построены в 1850 г.

В начальной школе четыре класса: занятия в 1-3, 2-4 классах вели два учителя.

В школу ходили ученики из деревень Фёдорово, Зубаны, Подкино, Коротаево, Чапуры и Чебаки.

А что же с семьей раскулаченных Смирновых?

Подвергся репрессиям он и его сын Иван, а Павла оставили в покое.

Вот такими были судьбы тёзок, одного из них – богатого, именовали Иван Первый, а второго – Иван Второй.

А многие из членов семьи раскулаченных трудились на северах до 1947 года, только через два года после войны им разрешили вернуться в родные места, откуда выселили.

Да, в этой семье еще была внучка Анастасия, 1923 г.р., но о ее судьбе мы, к сожалению, не знаем ничего.

Откликнись, Настюшка, может дадут знать о себе ее дети и внуки.

(от автора: мы действительно ждем от родственников и близких воспоминаний, фотографий, чтобы дополнить наш рассказ о судьбах людей, ведь книга – третий том «Сивы – матушки реки» выйдет в конце 2014 года. Пишите в архив или библиотеку с. Б. Соснова, для Ширинкина А. В.).

34. Непростой была судьба и у Смирнова Якова Емельяновича, его жены и детей. Их дом также стоял в центре деревни.

Сам Яков Емельянович погиб в годы Первой мировой.

Его жена Анастасия Антоновна, 1885 г.р., жила в небольшой избушке в центре Фёдорово.

Она трудилась в колхозе с момента его образования (1931 г.) и воспитывала без мужа двоих детей: сына Егора и дочь Августу. Благо последняя не бросила мать и жила с ней в Фёдорово, зарабатывая трудом. Здесь они обе и умерли. И им Царство Небесное, бедолагам.

А Егора Яковлевича Смирнова и его жену Дуню из Малой Сосновы увезла дочь Анна в Пермь, здесь они и доживали свой век.

35. В центральной же части Фёдорово стоял дом Смирнова Петра Егоровича, 1894 г.р., его также считали середняком.

Только середняков Советская власть также недолюбливала, иные из них также попали под раскулачивание и сосланы в леса под Чердынь и Соликамск. Прочитайте мою книгу «Мы твои сыновья, Россия» о раскулачивании на территории Оханского района, книга эта есть в библиотеке Б. Сосновы и в интернете, на сайте мемориала. Вот только не каждый осилит 400 страниц убористого шрифта.

Я бы мог написать книгу о раскулачивании в соседнем Б. Сосновском районе, но власть предержащих это не интересует.

Извините, что отвлекаюсь от главной темы.

Петр Егорович не стал дожидаться экспериментов Кремля. Продав свой большой дом, он переехал в Оханский район, в с. Дуброво. А семья у него была не маленькой.

Женой его была Анастасия Васильевна, 1894 г.р., эта черноватая и высокая женщина была родом из Посада.

У них было пять детей.

Павел Петрович родился в 1916 г., он работал в Фёдорово трактористом и умер холостяком.

Неизвестна судьба Фёдора, 1919 г.р.

Капитолина Петровна (1925 г.р.) и Лидия Петровна (1930 г.р.) жили с родителями в с. Дуброво.

Николай Петрович, 1926 г.р., трудился в Перми, его дети и внуки приезжают на родину предков.

36. Напротив Смирнова П. Е. жил Смирнов Петр Захарович, 1873 г.р., также середняк, это был крепкий, среднего роста мужчина. Его хозяйство также распотрошила беднота, и его ракулачили, но, Слава Богу, не сослали к черту на кулички. Эти Смирновы сбежали из Фёдорово ночью и скрылись в Перми, жили они на Второй Вышке.

Жена, Ефросинья Ивановна (1873 г.р.), нарожала Петрушеньке четверых детей, троих сыновей и дочь.

Вот их имена: Анна (1911 г.р.), Андрей, Петр, Виктор(1934 г.р.). С ними жила и внучка Юлия,1933 г.р.

37. Практически такая же судьба была и у Смирнова Захара Фёдоровича. И к нему стали приставать бедняки, и он с сыновьями Алексеем и Степаном скрылись из Фёдорово.

В последствии дом этот занял мужик из Тараканово, которого звали Миша-Хрен с матерью Марией Васильевной Смирновой.

38.  В ограде этого большого хозяйства стоял маленький домик, в котором прозябал Смирнов Степан с женой Анной, он умер, а Анна уехала в Татарку. У них был сын Павел Степанович Смирнов, который погиб в войну.

39. В 25-м доме слева, а это был большой дом – пятистенка, жил старенький дед Смирнов Лаврентий Окиньевич, 1860 г.р., односельчане звали его Лавра, Лаврюха.

У него был большой дом – пятистенка, в нем размещалась правление колхоза. В большой комнате заседал председатель колхоза, а в маленькой работники бухгалтерии.

А дедушка Лаврентий доживал свой век в маленькой избушке - зимовке.

С дедом жила его внучка – Наталья, 1917 г.р., матерью ее была Анна, сноха Лаврентия Окиньевнича, она погибла на лесозаготовках, погиб на поле боя в Отечественную войну и его сын, имя его забыто, его нужно искать в метрических книга Таракановской, либо Юрковской церквей. Фамилия его – Смирнов, отчество – Лаврентьевич.

Возможно, мы отыщем еще одного участника Великой Отечественной, нужно заглянуть и в документы военкомата.

40. Смирнова Наталья Романовна, 1905 г.р., жила неподалеку в маленьком домике, это была боевая, полная, среднего роста женщина, она относилась к бедной части населения деревни, происходила из местных.

Ее дочь Анна Николаевна, женщина небольшого роста, всю свою сознательную жизнь проработала в колхозе счетоводом, замуж она не выходила. Правда, она вырастила сына Валерия, который уехал в Пермь и умер несколько лет назад.

У Натальи Романовны была еще одна дочь – Александра, но она уехала из деревни и жила в областном центре.

41. В двадцать шестом доме слева, который тоже был огромным, жил некогда богатый крестьянин Смирнов Яков, отчество не могли вспомнить старожилы, но утверждали, что и его хозяйство раскулачили. Забыто имя и его жены, а вот двоих детей они вспомнили, сына звали Егор, а дочь – Ульяна, она вышла замуж в с. Тараканово за парня по имени Василий. Нам снова потребуется помощь жителей Тараканово, чтобы восполнить и этот пробел в памяти жителей Фёдорово.

Впоследствии, в этом доме жила семья Шардаковых: Василия Александровича (1904 г.р.) и Елизаветы Ивановны (1907 г.р.).

Шардакова В. А. сельсовет отнес к середнякам, он ушел на войну и погиб.

Елизавета Ивановна воспитывала троих детей: Ивана (1924 г.р.), Михаила (1927 г.р.), Зою (1933 г.р.). Иван жил где-то за Свердловском, он умер недавно. С ним жила какая-то Анисия Ивановна, которая, как видно из книги сельсовета, уехала на производство.

(от автора: колхозникам паспорта не выдавали до начала 60-х гг. прошлого века, поэтому вырваться из деревни было очень сложно, сельсовет справки выдавал крайне редко. Чтобы уехать из деревни, нужны были уважительные причины: призыв в армию или на флот, поступление в школу ФЗО или ремесленное училище, девушки имели крайне редкую возможность выйти замуж за городского парня.

Зато похозяйственные книги составлялись строго: каждые 2-3 года, в них записывались все члены колхозного двора, живность, скот до последней курицы, земельный участок и даже то, что садилось в огороде. Все это ценно и сейчас, для краеведов – исследователей).

Заранее прошу у читателей прощения за столь пространные дополнения. Сам я не по наслышке знаю крестьянскую жизнь: с 6 лет я все каникулы работал в колхозе в д. Осиновка Казанского сельсовета Оханского района (возил копны на сенокосе), помогал бабушке с дедушкой в огороде, гонял лошадей на луга, участвовал в уборке урожая. Затем семь лет работал парторгом в Андреевке и Беляевке. Так что впечатлений от колхозной жизни у меня выше крыши.

Продолжим же повествование о судьбе Шардаковых и их дома.

Через стенку от них жил Смирнов Никита Леонтьевич, ранее он также подвергался раскулачиванию.

42. Неподалеку, с правой стороны улицы,  жил его брат – Смирнов Роман Леонтьевич, 1865 г.р., грамотный крестьянин – середняк. Он имел очень хорошую для сельского жителя специальность – портного. Первым его богатством была швейная немецкая машина «Зингер».

Семья его располагалась в двухэтажном доме, мастерская деда была на первом этаже. Роман Леонтьевич мог сшить шубу, пальто, костюм, фуфайку, зарабатывая живые деньги, либо продукты питания.

Единственным его недостатком было то, что он слишком много пил. Это его и подвело.

Ребятишки баловались с огнем, начался сильный пожар и в Фёдорово выгорело почти треть деревни. Сгорел и Роман Леонтьевич. И ему Царство Небесное, бедолаге. Кстати, во время этого пожара сгорели большие дома Лаврюхи и Якова Смирнова.

Женой его была Анна Егоровна, 1868 г.р., сухонькая, среднего роста старушка, уроженка д. Старики, что неподалеку от Верх. Сосновы.

Их старшая дочь Августа Романовна, 1910 г.р., красивая, среднего роста женщина, вышла замуж в с. Тараканово за Кузнецова Александра Дмитриевича, но он погиб на войне. Затем она нашла мужа в Б. Соснове.

Красавица Надежда Романовна, 1913 г.р., нашла своего суженого в Бурдино, им стал лесник Бурдин Григорий Иванович.

Не уступающая старшим сестрам по красоте младшая Апполинария, 1917 г.р., умерла накануне войны в с. Бурдино, у нее было больное сердце.

В 1918 г. в семье родился сын – наследник Никодим, красавец – парень высокого роста, его призвали на фронт, он геройски воевал, писал с фронта письма Смирновой Парасковье, а когда пришел с войны, то женился на Антониде из д. Бурдино.

(от автора: что-то молодые Смирновы облюбовали с. Бурдино. И я когда-то в далекие 70-е гг. прошлого века ходил туда пешком в гости к молодой черноволосой красавице Дине Корляковой из Солодов, мы гуляли с ней по берегам Бути и Сивы, вот и полюбил я ваши края. А когда фельдшер Корлякова укатила на юга, я высватал невесту в Малой Соснове - Нину Куляпину, и мне снова понравилась другая река, впадающая в Сиву – Сосновка. Поэтому, видимо, сам Господь Бог заставляет меня писать книги о Сиве – реке красавице. Только в этом нужна ваша помощь – пишите побольше воспоминаний о родных деревнях, особенно о тех, которые исчезли).

По всему выходит, что хозяйства Смирновых Никиты и Романа свет – Леонтьевичей в начале 30-х гг. прошлого века раскулачили, но сельсовет их самих не высылал, хотя Никиты Леонтьевича в книге сельсовета за 1935, 1937 гг. мы не нашли.

Может быть, кто-то из оставшихся в живых их близких родственников поможет разгадать эту загадку.

43. Двадцать седьмой дом слева занимала семья Смирнова Романа Никитича, о нем в похозяйственной книге нет никакого упоминания. Земляки только вспомнили, что у Романа было два сына: Александр и Иван, а жена его уроженка с. Бурдино.

Снова нужна помощь читателей земляков.

44. Переходим к жителям двадцать восьмого дома слева. Здесь жила семья Смирнова Ивана Степановича, 1907 г.р. Семья эта была совсем небольшой – всего два человека: Иваша, да его жена Наташа.

Смирнова И. С. в народе звали «Ваня Паранин», очевидно, по имени матери, которая носила старинное имя Параня. Это был мужчина среднего роста, до войны он на своем тракторе ХТЗ (в народе его звали Хрен Товарищ Заведешь) пахал и обрабатывал поля.

В годы войны Иван Степанович был призван в армию и погиб.

Наталья Ивановна, 1909 г.р., женщина небольшого роста, полненькая, уроженка с. Тараканово, продолжала трудиться в колхозе, как миллионы вдов, не дождавшись своих половинок.

Впоследствии она переехала в другой домик, что стоял в начале деревни.

45. В большущем доме справа жил Александр, фамилия которого забыта, т.к. много воды утекло в Бути - реке, этого крепкого хозяина также позорили сельсоветчики, и он, собрав маленькие пожитки, ночью ушел в неизвестность. Забыто имя его жены, а вот детей его старожилы вспомнили, это были Раиса и Федор. Через много лет они подали скромную весть, что живут в Перми, трудятся на заводах.

46. Следующий дом слева носил номер 29, его хозяйкой была вдова Смирнова Анна Андреевна, 1882 г.р., мужа у нее уже не было, никто не вспомнил, что с ним случилось.

У вдовы была дочь Зинаида, которая уехала в Пермь.

47. Соседом их справа был Смирнов Григорий Антонович, здоровенный мужчина. Записей о его хозяйстве сельсовет не сохранил, а земляки лишь вспомнили двух его сыновей: Василия и Павла, что уехали в центр области. Мать их умерла рано, поэтому и она забыта.

48. В небольшом домике под номером 30, что слева, жила Смирнова Анастасия Тимофеевна, ее также почему-то не оказалось в похозяйственной книге.

Известно лишь, что дочь ее Клавдия уехала в Очерский район, а Нина – в Оханский, жила в д. Галешник возле с. Дубрво.

 

Нижняя часть Фёдорово

49. Смирнов Иван Федорович, 1880 г.р., был соседом справа, его большой домище стоял на краю деревни. Ивана Федоровича, здоровенного и крепкого деда считали середняком. А главным богатством, что у него осталось, была жена Анна Ивановна, 1881 г.р., она пекла хлеб для колхозников.

Сын их Александр Иванович, 1911 г.р., положил жизнь свою в Отечественную войну, защищая Родину.

Две дочери Александра Ивановича уже в новом тысячелетии ездят в Тараканово и трудятся на земле не покладая рук.

Жена его, Анфиса Николаевна, 1912 г.р., устав ждать мужа и получив похоронку, выходит замуж за Шардакова Ивана Васильевича, рожает ему двух детей: сына Александра и дочь Ольгу, которые живут и трудятся в г. Карпинске на севере Свердловской области.

Сама Анфисушка умерла в 2004 году.

Второй сын старших Смирновых Василий Иванович всю войну трудился на 19-м заводе г. Перми, изготовлял боеприпасы, был на брони, хотя просился на фронт, желая отомстить за смерть брата. Жена его – Винокурова Ольга также приближала День Победы.

Дочь Анфисы от первого брака Нина, 1934 г.р., с Аней и Валентиной трудятся на севере Свердловской области.

 

50. С левой стороны улицы стоял 31-й дом, владельцем которого был Смирнов Константин Аккинтьевич, 1867 г.р. Дед этот, имевший седую бороду, жил справно, имел два дома – летний и зимний. В летнем было две больших комнаты, дед ткал рогожи, а они требовались всем колхозам, поэтому дедушку и не беспокоила Советская власть.

Дом его стоял с краю деревни по дороге на Малахово.

Женой Константина Смирнова была Анна Петровна, 1887 г.р., бабушка небольшого роста, по натуре очень бойкая, она работала в колхозе и умерла после войны. Они воспитывали двоих детей: сына Максима и дочь Надежду. Максим также был женат на Надежде, после его смерти она уехала в с. Левино.

51. В нижней части деревни стоял большой дом Смирнова Александра Федоровича, 1888 г.р., здорового мужчины среднего роста, крепыша, в годы Великой Отечественной войны он пропал без вести.

Подстать хозяину был и его огромный дом: в нем имелась спальня, столовая, несколько комнат, среди хозяйственных построек имелись конюшни, амбары, причем один из амбаров стоял в огороде.

В начале тридцатых годов их лошадей, коров, поросят, овец и кур перевели в колхозные помещения и многие из них подохли с голода, так в первые годы деятельности коллективных хозяйств запаса кормов не было. Мне не раз рассказывали бывшие богатые крестьяне и их дети, как они ночами со слезами на глазах подкармливали своих выездных жеребцов и коров, которых в стойлах подвязывали веревками и вожжами, на ногах они уже стоять не могли.

Так 90-летняя жительница с. Малая Соснова Каракулова Анастасия Алексеевна рассказала о том, как она хоронила с отцом его лошадей на поляне у леса за селом по дороге на Лыково. До сих пор во время сенокоса она смотрит на эту ямку и плачет.

Женой Александра Федоровича была Александра Ермолаевна, женщина высокого роста, уроженка Фёдорово.

После исчезновения мужа на полях сражений она осталась одна с пятью детьми на руках. Каково было таким вдовам?

Вот их дети.

Анна Александровна, 1924 г.р., участница войны, до последнего времени жила в с. Тараканово в доме Данилова Спиридона, муж ее умер в Перми, погиб и ее сын, а второй – Геннадий, летом приезжал в деревню, помогал матери.

Любовь Александровна, 1928 г.р., вышла замуж в с. Тараканово за тракториста Силина Владимира Ивановича, она же умерла в Краснокамске в 2001 г. У них было трое детей: Александр живет в Чайковском с двумя детьми, Николай – на Гайве, у него так же двое детей, Светлана живет в Краснокамске, куда и увезла мать.

Анатолий Александрович родился в 1929 г., он жил в Тараканово, его звали Толя – Сашин, Толя – Маленький за небольшой рост, он работал водителем и чуть возвышался над рулем автомашин. Зато он потрудился на славу в постели: жена Елена принесла ему пятерых, вот их имена: Александр, Анатолий, Лидия, Людмила и Ольга, многие из них живут в краевом центре.

Валентина Александровна, 1930 г.р., вышла замуж за Колесникова Владимира из с. Левино, он умер и она переехала к сыну Павлу. Ранее Валентина Александровна работала на инкубаторной станции, директор которой Петр Иванович повесился на дереве возле села из-за любовницы из Б. Сосновы. Имя и должность её мы не указываем.

Пуская простят меня читатели за такие факты.

И последний сын старших Смирновых Геннадий Александрович, 1933 г.р., уехал в г. Пермь, там и похоронен, у него осталась дочь Татьяна.

Вот таковы судьбы людские.

52. На бугорке нижней части деревни стоял красивый и большой дом Смирнова Федора Тимофеевича, 1887 г.р., которого сельсовет отнес к категории бедняков.

Односельчане звали его Федюня – Тимин, по имени отца Тимофея, этот полноватый среднего роста мужчина работал в бригаде.

Впоследствии дом Федюни развалился и никто больше на этом месте не строился.

Его жена – красавица Марфа Васильевна, 1892 г.р., уроженка с. Левино, по внешности была похожа на мужа: такая же полненькая, но чуть повыше, женщины считали ее аккуратной и чистоплотной, она родила муженьку семерых детей.

Их старший сын Николай Федорович родился в 1914 г., он – участник войны,  был небольшого роста, коренастый, работал трактористом, механизаторы дали ему кличку «Поршень».

Жена его Александра Федоровна Смирнова, уроженка Фёдорово, по внешнему виду была полностью противоположностью мужу, высокой женщиной. Впоследствии она работала зав. почтой в с. Тараканово.

Они вырастили и воспитали троих сыновей: Валентина, Николая и Юрия.

Валентин после армии уехал на целину и жил в пос. Солнце.

Николай работал журналистом в Очере, затем уехал на Дальний Восток и умер в Советской Гавани.

Юрий остался на родине, работал сварщиком в Тараканово, с женой Лидией Дмитриевной воспитал двух сыновей.

О судьбе Евдокии Федоровны, 1918 г.р., и её сестры Анна нам ничего не известно.

А вот брат их – Смирнов Алексей Федорович, 1924 г.р., ушел на Великую Отечественную войну холостяком и геройски погиб.

Василий Федорович Смирнов родился в 1927 г., женился на землячке Анне Александровне из Фёдорово. В годы войны она служила в армии.

В 1929 г. у них родился последний сын – Геннадий Федорович, он вырос в высокого и худощавого парня, он уехал в дальние края и о его судьбе односельчанам также ничего не известно.

53. Большая семья была и у Смирнова Ивана Ивановича, 1890 г.р., он так же жил в нижней части деревни, уехал из Фёдорово сразу после 1935 г., дом его развалился и никто уже на этом месте не строился.

Сам Иван Иваныч был крепышом: плотным и здоровым мужчиной, среднего роста.

Афанасия Гордеевна, 1893 г.р., наоборот была высокой женщиной, все односельчане удивлялись, что она свистела, как Соловей-разбойник. Она родилась в Тараканово, а отец ее – Гордей, был уроженцем д. Бугры.

Детей их мы просто перечислим, вот они: Михаил (1919 г.р.), Андрей (1922 г.р.), Василий (1926 г.р.), Ольга (1931 г.р.), с ними же жила какая-то Евдокия(1865 г.р.), очевидно, мать кого-то из родителей.

Смирнов Л. А. вспоминал, что Смирнов Михаил Иванович, красивый парень, учился на лётчика, а брат его, Андрей Иванович, умер лет 20 назад, он, кстати, иногда приезжал в Тараканово.

54. Придется вновь возвратиться к центру деревни.

Здесь стоял огромный восьмистенный дом с серединной, принадлежавший Смирнову Ивану Евсеевичу, 1901 г.р., коренастому, плотному, выше среднего роста мужчине, он признавался середняком, это середина между бедным и кулаком.

На фронт его не взяли из-за судимости. Иван Евсеевич собрал на поле несколько килограммов колосков с зерном, принес их домой, чтобы употребить в пищу, был в ту пору голодный год.

По Закону «О десяти колосках», как его звали в народе в начале 30-х годов прошлого века, самый справедливый и гуманный в мире суд отвалил крестьянину несколько лет лагерей. Такие уж были времена в те годы.

За деревней Фёдорово к Посаду на угоре есть Иваново поле в честь Ивана Евсеевича Смирнова.

Женой его была Мария Тимофеевна, 1907 г.р., худощавая женщина высокого роста, она работала в колхозной бригаде.

Пока муж был в заключении, она вместе с родителями Ивана, Евсеем Никифоровичем и Натальей Максимовной, 1871 г.р.поднимала на ноги своих детей, их внуков.

А это было четыре сына, все они были красивыми парнями, все впоследствии, стали гармонистами и весельчаками на праздниках односельчан, вот их имена: Анатолий (1917 г.р.), Владимир, Василий и Владислав. Владимир в последствии жил в Б. Соснове, в с. Тараканово он высватал красивую и высокую медичку с севера – Людмилу Васильевну, она затем работала в ЦРБ.

В армии Владимир Смирнов служил вместе с Николаем Смирновым, земляком, в Витебске и Белгороде после войны.

Василий и Владислав стали учителями, окончив педучилище.

В другой книге записан еще и Виктор (1920 г.р.). в этой же семье жили и родители главы крестьянского двора: Евсей Никифорович (1858 г.р.) и Наталия Матвеевна (1859 г.р.), возможно отчество Андрея и Ивана Евстафьевич, а не Евеевич.

55. В конце деревни, в маленьком доме по дороге в Малахово, жила Смирнова Матрена Тимофеевна, 1883 г.р., муж ее Смирнов Василий Тимофеевич погиб во время войны. У них две дочери: Настасья уехала в д. Галешник возле Дубровы, а Анна – в с. Дуброво Оханского района.

56. С краю нижнего конца стоял дом Смирнова Василия Яковлевича, 1903 г.р. Этот высокого роста мужчина также погиб во время войны.

Мария Васильевна, 1901 г.р., родилась в Б. Соснове, это была аккуратная, среднего роста женщина.

Их дочь Анна Васильевна, 1926 г.р., сошлась с переселенцем Дедух Иваном Степановичем, у них несколько детей.

Нина вышла замуж за Смирнова Виктора Николаевича и живет в Очере, они помогают дочери Наталье воспитывать внука.

Валентина избрала своим суженным Нохрина Виктора Александровича из Зубанов, они воспитывают своих детей и внуков в Закамске.

Николай Васильевич, 1930 г.р. жил в Тараканово, он нашел свою невесту в с. Левино, ей стала Клавдия Константиновна, у этой пары три сына, нам назвали лишь двух – Владимира и Виктора.

Еще один сын старших Смирновых – Михаил, которого звали «Миша – Хрен» жил в Тараканово у р. Буть.

Его сын Сергей живет в этом же селе на угоре, вместе с женой Ольгой Геннадьевной он воспитывает двух сыновей: Александра и Артема. Дай-то Бог и им кучу детей и внуков!

57. За ложком стоял большой дом Смирнова Петра Григорьевича, 1905 г.р., высокого, худощавого, долгоносого мужчины, по отцу его называли «Петька – Гришин». Раньше он жил в Зубанах, на горе.

Его жена Татьяна Федоровна, 1909 г.р., родилась и умерла в с. Малая Соснова. В этом же селе живут их сын Валентин, работавший шофёром и дочь Анна, а также второй сын Михаил.

А вот о судьбе третьего сына – Анатолия Петровича, 1933 г.р., нам ничего неизвестно.

58. Жительницей Фёдорово была также Смирнова Фекла Титовна, 1895 г.р., сухонькая черноволосая старушка. В другой книге её отчество - Яковлевна.

О судьбе мужа нам ничего неизвестно, возможно, его звали Яков, так как дочерью Феклы указана Смирнова Елизавета Яковлевна, 1905 г.р.

Далее в списке членов семьи идет Смирнова Александра Спиридоновна, 1863 г.р., очевидно, мать хозяйки.

В книге также записаны еще два человека: внучка Роза Васильевна, 1930 г.р. и какой-то Николай Григорьевич, так же родившийся в 1930 г.

Все-таки Фекла Смирнова, указанная здесь, имела отчество Яковлевна. А вот и ее тезка с другим отчеством.

59. В похозяйственной книге сельсовета за 1935 г. записана Смирнова Фекла Титовна, 1869 г.р., небольшого роста, сухощавая старушка. Она прославилась на всю округу, как знахарка, то есть народная целительница.

Леонид Афонасьевич Смирнов, 1924 г.р., вспомнил, как Фекла Титовна лечила его, мальчишку. Она отпаивала его, шестилетнего пацана, растворами из редьки, капусты, свеклы и хрена, держа в руках икону с изображением какого-то святого, читала молитву-заговор. Затем по ее совету мальчика завернули в шубу и положили на ночь спать. А спал он ни много – ни мало, а трое суток кряду. После такого лечения вся простуда куда-то исчезла.

(от автора: такие народные целительницы были практически в каждой деревне. Так в г. Оханске в 50-60 гг. прошлого века жила бабка Ивановна возле почты. Она могла вправлять любой вывих, при сложных переломах без всякого рентгена складывала косточки, наложив лубок и повязку, и кости эти срастались быстрее, чем в хирургическом отделении больницы, лечила она и все внутренние болезни с помощью молитв и святой воды. Кстати, родина Ивановны – Сива-река.

Я вспоминаю такого «врача» из д. Осиновка Казанского сельсовета, что в семи верстах от Оханска.

Однажды она вправила мне кривой палец, после падения с моста, во второй раз с помощью своего языка Абрамовна вытащила из глаза остатки репья, которые спрятались за веком.

Царствие Небесное этим народным целительницам! Наверно, они и на том свете лечат людей).

Местные власти старались таких целительниц в тюрьму, но их планы, Слава Богу, не осуществились.

Однако мы чуть отклонились. Пора вернуться на грешную Фёдоровскую землю.

Старожилы вспомнили, что мужа ее звали Тимофей, но его к середине 30-х годов уже не было в живых.

А сын их – Смирнов Михаил Тимофеевич, 1914 г.р., погиб на полях сражений Великой Отечественной.

С матерью в деревне жил второй сын Василий, его Бог обидел разумом.

60. В поле за деревней стоял дом Смирнова Василия Степановича, 1910 г.р., высокого, здорового мужчины, работавшего трактористом, он также погиб в годы войны.

С ним жила красавица – сестра Анна Степановна, 1913 г.р., кудрявая женщина, которая вышла замуж в одну из деревень за Б. Сосновой.

Эх, достать бы фотографию этой красавицы для нашей книги!

Здесь же проживала и мать их – Парасковья Петровна, родившаяся в далеком 1866 г.

Их семье дали дом одного из раскулаченных крестьян, и они перед войной переселись в Фёдорово, оставив в поле избушку на курьих ножках.

61. В большом доме деревни жила семья Смирнова Александра Ивановича, 1880 г.р., худощавого деда небольшого роста, очень аккуратного и культурного, он до войны несколько лет работал председателем колхоза. За эту аккуратность и внимание к людям труда его и избрали председателем правления хозяйства.

Анна Ивановна, 1882 г.р., была его женой.

Судьбу их старшей дочери Валентины, 1912 г.р., мы не знаем.

А вот Александр Александрович Смирнов, 1923 г.р., долгие годы работал в колхозе счетоводом, у него не было одной руки.

62. Бригадиром хозяйства трудился Смирнов Петр Титович, 1908 г.р., это был мужчина высокого роста, худощавый, его звали «Петька Титов», значит отцом его был Тит Смирнов.

Работа бригадира из нелегких. В семь часов утра он обходил всю деревню и будил колхозников, которые любили поспать. Сразу же он ставил в известность, где должны трудиться люди.

Затем была разнарядка, нужно было побывать в кабинете председателя, обсудить задачи дня. Затем нужно объехать все участки работы (сенокос, ферма, зерноток, гряды, где росли помидоры и огурцы и т.д.). К вечеру нужно было принять работу, обмерить стога и т.д. А когда же работать дома, в своем огороде? На это часто даже не хватало времени.

Домашние дела легли на плечи Евдокии Лаврентьены, 1908 г.р., его жены, также худощавой женщины, но небольшого роста, она была родиной с Посада, трудилась в бригаде, а умерла уже в Тараканово. По мужу ее звали «Дуня – Петиха».

Муж ее Смирнов Петр Титович пал смертью храбрых в бою с фашистскими захватчиками за нашу социалистическую родину, как сообщалось в похоронке.

И пришлось Евдокии Лаврентьевне одной растить и воспитывать четверых ребятишек: Владимира (1929 г.р.), он жил в Очере, Леонида (с. Б. Соснова), дочь Александру (с. М. Соснова), и Любовь (1933 г.р.), где она нам не известно.

Винегрет из всех концов

В истории краеведения бывает и такое, я так устал от поездок по старожилам и архивам , что перепутал концы, и эти жители с номера 63 неизвестно где жили - толи внизу, толи вверху, толи с краю… вообщем, не знаю. Помогите разобраться, люди добрые.

63. Смирнов Василий Евсеевич, 1898 г.р., был, очевидно, родственником предшествующего Евсеевича, сельсовет посчитал его середняком. И действительно, по телосложению он был крепышом, человеком среднего роста, похожим на крепкий белый гриб. Судьба сохранила его и в годы испытаний: он вернулся живым с Великой Отечественной войны, но умер в больнице областного центра.

Жена его – Александра Ульяновна, 1886 г.р., родилась в Фёдорово, она была женщиной высокого роста (от автора: меня всегда удивляло, за что высокие женщины любят маленьких мужчин, и один «малыш» раскрыл этот секрет: он сказал, что у маленьких мужиков вся сила ушла в корень, что спрятался между ног, и он совсем не маленький…).

К сожалению, детей у этих Смирновых не было, и Василий Евсеевич был верен своей избраннице и не шатался по сторонам, Дон-Жуанов в деревнях было немного.

Правда, этим Смирновым достался большой дом, это был подарок хозяйке от ее брата – Ивана Ульяновича.

Предполагаю, что такой красивый дом должен был стоять в центре Фёдорово, давайте поспорим на бутылку коньяка, я ошибаюсь редко.

64. Совсем рядом с домом Ульяновичей жила Смирнова Ольга Савватеевна, 1899 г.р., здоровая женщина, настоящая труженица. Почему она записана главой хозяйства, а ее мужа не оказалось в списках 1935 г., мне не понятно.

А ведь он у нее был, и мы отыскали его в памяти односельчан – это Смирнов Иосиф Антонович, более того, выше среднего роста мужчина являлся первым большевиком Фёдорово (так раньше называли коммунистов, членов ВКП (б)) и даже бригадиром, даже участником войны.

Сельсоветчики в 1935 г. забыли и про детей, записав только Тамару Иосифовну, родившуюся в 1923 г., она также участвовала в Великой Отечественной войне и умерла после войны (от автора: краеведам Б. Сосновы, прочитавшим наше повествование, нужно проверить «Книгу Памяти», думаю, что мы открыли для них только в одном Фёдорово несколько новых имен забытых воинов).

Мужем Тамары Иосифовны был житель Малахово Бояршинов Алексей.

В памяти народной остались Александр (жил в Б. Соснове), Людмила (там же), Рита (Тараканово), Татьяна (Очер), Фаина (Тараканово).

Таким образом, у Иосифа Антоновича и Ольги Савватеевны было шесть детей. Молодцы, нам бы с них брать пример, глядишь и возродилась бы Россия!

65. Предполагаю, что отцом Ольги был Смирнов Савватий Иванович, 1866 г.р., которого мы уже немножко вспоминали, этот высокий и худой дедушка и был церковным старостой.

Дом его был большим и красивым, обшит тесом, думаю и ему было место в центре деревни.

Когда в районе зорили церкви, дед, узнав об этом, ночами добирался до этих мест и с помощью местных жителей увозил домой ценное имущество: огромные иконы, кресты, лампады, все это он складывал в маленькую комнату своего дома и закрывал на ключ. Вот только сохранилось или нет до наших дней это добро, неизвестно.

Большевики и комсомольцы расправлялись с церковной утварью по своему: иконы рубили топором, сжигали в кострах, бронзу и медь отправляли во «вторчермет», а золото, серебро и драгоценные камни уходили под усиленной охраной в Москву.

Правда властители Кремля почти все эти богатства прадавали за границу под видом борьбы с голодом. Так мы и потеряли не один десяток тысяч произведений искусства, которые сейчас хранятся в частных коллекциях Запада.

А вы думаете, что американские «Фордзоны» в начале 20-х гг. прошлого века задаром трудились на полях возле с. Тойкино? Нет, конечно. И за эту «помощь» Кремль заплатил звонкой монетой.

Однако мы отвлеклись от главной цели.

Добавим, что самые ярые активисты, громившие храмы и иконы, вскоре предстали перед Богом, о их печальной судьбе вы можете узнать из моих первых двух книг «Сива – матушка река».

Женой Савватия Ивановича была Мария Андреевна, также родившаяся в 1866 г., эта полная, небольшого роста женщина работала в колхозе.

Односельчане вспомнили и их детей.

Николай Савватеевич жил в Фёдорово, он умер, его женой была Александра Григорьевна из Юрково.

Анна Савватеевна, 1907 г.р. была замужем за Смирновым Григорием Егоровичем, 1902 г.р.

Сын, Григория, Владислав, 1928 г.р., жил в Верещагино, он был гармонистом. Боюсь, что сделали ошибку. Возможно, что отчество их Савватиевич, а не Савватеевич.

66. Мы чуть не забыли родственника Василия Евсеевича Смирнова, о котором рассказывали накануне (№64).

Его брат Смирнов Андрей Евсеевич, 1904 г.р., мужчина среднего роста, был когда-то председателем колхоза и участвовал в Великой Отечественной (от автора: возможно в Тараканово или Левино сохранились биографии воинов, рассказы о их боевом пути, нужно дополнить этими материалами мое краткое повествование, книга от этого будет более интересной. Еще раз напоминаю, что материалы эти и фотографии нужно выслать в Б. Соснову – в библиотеку или архив, а девчата передадут мне, либо сами включат в текст книги).

Первой женой Андрея Евсеевича была Афанасия Гурьянова, 1905 г.р., у них совместная дочь Мария.

А вот второй его женой стала Анна Ивановна, 1915 г.р., уроженка д. Зубаны, как и муж, она обладала средним ростом.

Мария Андреевна родилась в 1925 г., она жила в Перми, имела дачу в Тараканово. От первого мужа (Исхаков Василий) она родила Александра и Татьяну.

Затем Мария вышла замуж за Чеботнова Александра Николаевича из соседнего Посада и родила сына Максима, который жил в Москве.

Был у Андрея Евсеевича и сын Иван, 1926 г.р., который жил в Орле.

С ними в Фёдорово также проживала одна из самых старых жительниц – некто Вдовина Гурия (Гудия), отчество ее не разобрать, она родилась в далеком 1859 г.

67. Одним из жителей исчезнувшей деревни был Смирнов Михаил Александрович, 1907 г.р., как отмечал сельсовет, грамотный мужчина. К сожалению, старожилы ничего не рассказали об этой семье, и у нас получился пробел.

Мы знаем лишь, что у него была жена Анна Степановна, 1906 г.р., и два сына: Борис (1930 г.р.) и Виктор, последний даже не был записан в похозяйственную книгу в 1935 г.

68. Очень немного данных и о семье Смирнова Ивана Антоновича, 1908 г.р. Леонид Афанасьевич Смирнов из Закамска вспомнил, что Иван был красивым, высоким парнем, работал в колхозе, но погиб в Монголии во время конфликта с Японией в 1939 г. Кстати, в районных библиотеках есть «Книга Памяти» о жертвах и этой войны, загляните туда.

Жену свою Иван Антонович высватал в Зубанах, это была высокая и симпатичная Клавдия Алексеевна, 1907 г.р., детей у них, очевидно, не было.

После гибели мужа Клавдия вышла замуж второй раз и уехала в д. Пономари Оханского района.

69. В Фёдорово жили и одиночки, ими были Вдовина Анастасия Васильевна, 1870 г.р.

70.  Смирнова Евдокия Федоровна, что была постарше первой на два года. Последняя это родственница Смирнова Николая Ивановича.

Старушки жили в маленьких домиках, вели скромный образ жизни, возможно, кто-то и их вспомнит добрым словом и сообщит нам добрую весточку о их детях, либо о них самих. Мы надеемся на это.

А вот и еще одна одинокая женщина деревни - Смирнова Зинаида Ивановна, 1915 г.р.

71. Не маленькой была семья у Смирнова Федора Тимофеевича, 1889 г.р., здорового мужчины, обладавшего средним ростом.

Марфа Васильевна, 1891 г.р., нарожала ему до конца 20-х годов прошлого века пятерых, вот они: Николай (1914 г.р.), Евдокия (1918 г.р.), Анна (1924 г.р.), Александр (1925 г.р.), Валентина (1927 г.р.). в другой книге записан еще и Геннадий (1930 г.р.).

К сожалению, нам неизвестна судьба и этих жителей деревни.

72. Это же можно сказать и о семье Смирнова Александра Федоровича, 1897 г.р. Александрушка – свет – Ефремовна, что была на год старше мужа и ему принесла в подоле пятерых: Анну (1922 г.р.), Любовь (1924 г.р.), Анатолия (1929 г.р.), Валентину (1930 г.р.), Геннадия (1933 г.р.).

Мы снова чуть – чуть не ошиблись. Оказывается у Александра Федоровича и Александры Еремеевны (в одной из книг она была Ефремовна) не пять детей, а семеро по лавкам.

В книге за 1937 г. указаны еще двое: Милитина (1937 г.р.) и Леонид (1940 г.р.).

Такие добавки в количестве детей могут быть и у остальных жителей Фёдорово. Известен случай, что у одного из крестьян дореволюционной России было более 50 детей, правда жен у него также было чуть меньше десятка.

Господи, это целый гарем!

Таким образом, мы рассказали почти о 80 семьях деревни Фёдорово, которые жили на берегах р. Буть к середине 30-х годов прошлого века.

Думаем, что к началу сороковых – роковых их стало еще больше. Только после Великой Отечественной войны количество населения деревни , окружающих починков и деревушек резко сократилось по нескольким причинам.

 Во-первых, не одна сотня жителей Таракановского, Юрковского Левинского сельсоветов, куда в разное время относились жители верховий Сивы, пала на полях сражений.

Во-вторых, сотни молодых людей из этих сельсоветов были отправлены принудительно (да, Пермь требовала направлять определенное количество, попробуй не выполнить эти контрольные цифры) в школы ФЗО (фабрично - заводского обучения), ремесленные училища (их называли ремеслухи).

В-третьих, много молодых людей шли на производство: на Очерский и Павловский заводы, предприятия г. Перми, Краснокамска и т.д.

В-четвертых, парни, которых призывали в армию, зачастую не возвращались в свои родные места, зная не понаслышке, что там нужно трудиться без всяких выходных, особенно с весны до поздней осени.

В-пятых, в 60-70 – е гг. в деревню стали отправлять сотни рабочих от подшефных  предприятий городов Прикамья, парни и девчата находили свои половинки на селе и увозили их в город, некоторые из них оставались в деревнях.

В-шестых: в начале 60-х годов Никита Хрущев, руководитель КПСС, объявил о строительстве агрогородов, и народ из  мелких населенных пунктов стали сселять на центральные усадьбы. Снова исчезли в нашей области тысячи деревень.

А перед началом Великой Отечественной, в 1940 г. ЦК ВКП (б) приняло специальное постановление о переселении людей из хуторов и починков, считая, что в них живут единоличники, которые должны стать настоящими крестьянами.

Всё это привело к тому, что по всей нашей необъятной родине – СССР было уничтожено 816 тысяч(!!!) деревень, хуторов и починков.

Фёдорово не сдавалось, выдержало все тяжелые испытания, но и эта деревня к началу 70-х годов прошлого века была обескровлена.

Мы забыли еще указать, что серьезный урон сельскому хозяйству нанесло раскулачивание. Вы наверное обратили внимание на то, что более десяти крепких крестьянских хозяйств Фёдорово было разорено, у богатых крестьян и некоторых середняков отобрали скот и весь инвентарь, а отдельных вообще выселили. По численности скота на конец 20-х гг. мы пришли в стране лишь к 1960 г.

В краевом архиве я видел списки сотен раскулаченных крестьян Б. Сосновского района, которых в течении нескольких дней выселяли с насиженных мест. Их нужно было лелеять, давать им посильные задания, и они со своими семьями накормили бы пол страны, как до революции кормили Европу. Начинающим колхозам соперники были не нужны, поэтому с настоящими хлеборобами власть расправилась жестоко.

В архивах г. Перми я нашел несколько дел по раскулачиванию в Таракановском, Левинском сельсоветах.

Вот некоторые данные из них.

Дела на кулаков Фёдорово

Собрание бедноты от 22 января 1930 г.

На собрании бедноты Таракановского сельсовета присутствовало 47 человек. Докладчик Замахаев отметил, что в совете не засыпаны семена.

Собрание постановило:

Считать особо вредным жителя д. Фёдорово Смирнова Ивана Федоровича – I (II, очевидно, был бедняк) и выселить его с конфискацией имущества.

Дата: 2018-12-21, просмотров: 172.